14 ФЗ о судебных приставах

Дата: 26.07.2017

Обобщение судебной практики на тему:

«Проблемные вопросы при рассмотрении дел по спорам, связанным с взысканием убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействий) судебных приставов-исполнителей»

Во исполнение Постановления Президиума Арбитражного суда Астраханской области от 16 января 2017 года № 2 проведено изучение практики по рассмотрению гражданских дел по спорам, связанным с взысканием убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействий) судебных приставов-исполнителей за период 2015 и 2016 гг.

Целью проведения данной работы является выявление вопросов, вызывающих затруднения при рассмотрении судами дел и требующих разъяснения Верховным Судом Российской Федерации, установление единообразия практики рассмотрения споров и правильность применения судом первой инстанции правовых норм при рассмотрении дел о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Основной обязанностью судебного пристава-исполнителя является принудительное исполнение судебных постановлений и решений, вступивших в законную силу. В рамках данной обязанности приставы взыскивают денежные суммы, накладывают арест и изымают имущество, запрещают выезд за пределы РФ, а также осуществляют иные необходимые действия в рамках исполнения судебного акта. Однако порой указанные меры принимаются не в полной мере, несвоевременно или не принимаются совсем, в результате чего взыскателю наносится ущерб.

В соответствии с п. 2, п. 3 ст. 19 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав несет ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Ущерб, причиненный приставом, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Так, в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, т.е. расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ст. ст. 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, убытки (вред), причиненные в результате незаконных действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием за счет соответствующей казны.

Данную норму закрепляет и п. 2 ст. 119 Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» — заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В соответствии с пунктом 1 Положения о Федеральной службе судебных приставов, ФССП России является федеральным органом исполнительной власти по исполнению судебных актов.

Иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России (пункт 3 статьи 125, статья 1071 ГК РФ, подпункт 1 пункта 3 статьи 158 БК РФ).

Неправильное определение истцом ответчика, либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения, либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию, привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган — ФССП России, наделенный полномочиями выступать от имени Российской Федерации в суде по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в пункте 80 Постановления N 50, защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (статья 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации).

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда (абзац второй пункта 82 Постановления Пленума N 50).

В пункте 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 также указано, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

При подаче иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя потерпевшая сторона в соответствии с п. 82 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — Постановление N 50) обязана доказать следующие обстоятельства:

— противоправность действий (бездействия) пристава, т.е. вину причинителя вреда. При этом суд оценивает противоправность действий (бездействия) пристава с учетом обстоятельств, послуживших основанием для таких действий (бездействия);

— факт причинения вреда и его размер;

— причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и наступившими последствиями (причинением вреда);

— отсутствие у должника иного имущества, за счет которого можно удовлетворить требования по исполнительному документу.

Таким образом, лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать весь указанный фактический состав. Отсутствие хотя бы одного из условий ответственности влечет отказ в удовлетворение иска.

В пункте 84 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» разъяснено, что в удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Так, по делу № А06-7914/2014 Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Астраханской области обратилось в арбитражный суд с иском к Управлению федеральной службы судебных приставов по Астраханской области о взыскании убытков в регрессном порядке в сумме 1 600 000 рублей.

Истец, в порядке статьи 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявил ходатайство о замене ненадлежащего ответчика по настоящему делу — Управление федеральной службы судебных приставов по Астраханской области, на надлежащего — Федеральную службу судебных приставов. Судом ходатайство удовлетворено.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 11.02.2015 г. в иске отказано.

Согласно доводам искового заявления судебным приставом-исполнителем при аресте имущества и передаче его на реализацию не были учтены уникальные характеристики объекта (площадь магазина). В связи с чем, по результатам проведения торгов и заключения договора купли — продажи, в регистрации перехода права собственности Исенбаеву Ж.З. было отказано. Решением Харабалинского районного суда от 09.04.2014 г. по делу № 2-236/2014 удовлетворены исковые требования Исенбаева Ж.С. о признании недействительными протокола № 27 от 05.11.2013 г. о результатах торгов по продаже арестованного имущества и договора купли-продажи № 27 от 19.11.2013 г., по продаже магазина и земельного участка, а также взыскании с Территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Астраханской области в его пользу 1 600 000 руб.

При рассмотрении спора судом установлено, что государственная регистрация права собственности Полянской Е.Б. на реконструированный магазин и кадастровый учет указанного объекта недвижимости на момент проведения торгов и заключения сделки не были произведены. Таким образом, ни арбитражному суду при рассмотрении дела № А06-558/2013, ни судебному приставу — исполнителю не были известны сведения об изменении площади нежилого помещения.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что в действиях судебного пристава-исполнителя отсутствует вина. Истец, являясь организатором торгов и стороной договора купли-продажи объектов недвижимости, передавая объекты недвижимости покупателю по акту приема-передачи от 12.11.2013 г. должен был удостовериться, что передается магазин площадью 99 кв.м. Платежными документами подтверждается, что 1 600 000 руб. были возвращены Исенбаеву Ж.З. за счет средств казны Российской Федерации. Удовлетворение требований истца приведет не к возврату выплаченных денежных средств в казну Российской Федерации, а к повторной выплате из казны 1 600 000 руб. и обратному ее зачислению в казну. При этом, должник Полянская Е.Б. остается собственником объекта недвижимости, и долг на сумму 1 600 000 руб. с ее стороны перед кредиторами считается погашенным.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу, что оснований для взыскания убытков за счет казны Российской Федерации в сумме 1 600 000 руб. не имеется.

Данное решение сторонами по делу в апелляционной и кассационной инстанциях не обжаловалось.

По делу № А06-4663/2013 Открытое акционерное общество «Астраханводстрой» обратилось в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России о взыскании убытков в сумме стоимости реализованного имущества в размере 570 000 руб.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 01.06.2015 г., оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2015 г., в иске отказано. Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 04.02.2016 г. принятые по делу судебные акты оставлены без изменения.

Как установлено судом, в рамках сводного исполнительного производства N 49964/11/09/30/СД о взыскании заработной платы с Общества с ограниченной ответственностью «Передвижная механизированная колонная N 33» (далее — ООО «ПМК-33») в пользу взыскателя Шмагина Н.И., судебным приставом-исполнителем Икрянинского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Астраханской области, на основании полученной от Астраханской городской межрайонной инспекции Службы государственного технического надзора Астраханской области от 07.12.2011 г. информации, о том, что спорное имущество с 07.07.2000 принадлежит ООО «ПМК-33» и на основании актов описи и ареста имущества от 26.04.2012, от 18.06.2012, от 22.06.2012, от 26.06.2012 и от 27.06.2012 наложен арест на имущество, в том числе: Скрепер ДЗ-172 г/н АП 6117; Экскаватор ЭО-4111 г/н 30А03397, N 1284, 1989 г.; Прицеп БЭРМЗ-05208 г/н АП 5505 и Прицеп ММЗ-7685 г/н АП 6116, находящиеся по адресу: Астраханская область, с. Икряное, ул. Подгорная, 34.

Судебным приставом спорное имущество оценено и реализовано за 11 500 руб., что подтверждается постановлением от 26.04.2012.

Считая, что Скрепер ДЗ-172 г/н АП 6117; Экскаватор ЭО-4111 г/н 30А03397, N 1284, 1989 г.; Прицеп БЭРМЗ-05208 г/н АП 5505 и Прицеп ММЗ-7685 г/н АП 6116 были изъяты у ОАО «Астраханводстрой» незаконно, истец обратился в суд с настоящим иском.

Суд пришел к выводу, что в силу положений статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела в качестве доказательств отчеты об оценке N С2-062-2012 по определению рыночной стоимости спецтехники от 15.02.2012 г. и от 30.08.2012 г. не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу. Кроме того, истцом не представлено в материалы дела доказательств, подтверждающих тот факт, что у судебного пристава-исполнителя имелась возможность иным способом, предусмотренным законом, определить действительного собственника техники до ее реализации. В имеющихся паспортах самоходных машин и других видов техники в качестве собственника спорной техники указано ООО «ПМК-33». Следовательно, располагая паспортами самоходных машин и других видов машин, пристав-исполнитель не мог поставить под сомнение факт того, что техника не принадлежит ООО «ПМК-33». Доказательства, подтверждающие факт принадлежности спорной техники истцу, отвечающие принципам относимости и допустимости, суду не представлены.

По делу № А06-4000/2016 индивидуальный предприниматель Гвоздкова Наталья Александровна обратилась в Арбитражный суд Астраханской области с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России о взыскании убытков в сумме 1226 руб. 15 коп., причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, в результате списания денежных средств со счета истца.

Как установлено судом, постановлением по делу об административном правонарушении от 24.04.2014 г. мирового судьи СУ N 5 Советского района г. Астрахани по делу N 5-305/14 должностное лицо — предприниматель Гвоздкова Н.А. признана виновной в совершении административного правонарушения по ч. 2 ст. 19.4.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 5000 руб.

В соответствии с постановлением судебного пристава-исполнителя Советского районного отдела службы приставов г. Астрахани УФСС России по Астраханской области от 15.07.2015 г. возбуждено исполнительное производство N 42393/15/30003-ИП в отношении Гвоздковой Н.А.

Из материалов исполнительного производства установлено, что постановление от 15.07.2015 г. о возбуждении исполнительного производства не было направлено должнику судебным приставом-исполнителем в срок, установленный ст. 30 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ.

Материалами дела установлено, что чеком-ордером от 07.10.2014 (операция N 0000000000634030642) истцом был оплачен штраф в сумме 5000 руб. на счет УФК по Астраханской области. Между тем, 17.08.2015 г. судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, то есть, применены меры принудительного исполнения.

Следовательно, указанное постановление вынесено в отсутствие уведомления должника о возбуждении исполнительного производства и до истечения срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа.

В рассматриваемом случае судебным приставом-исполнителем нарушены принципы законности и своевременности совершения исполнительских действий, предусмотренные п. 1, 2 ст. 4 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ, поскольку постановление о возбуждении исполнительного производства не было направлено должнику в установленный законом срок и до истечения срока на добровольное исполнение применены меры принудительного исполнения.

Вместе с тем, после обращения с иском в суд, Советский районный отдел судебных приставов г. Астрахани УФССП по АО направил в адрес ФИНО УМВД г. Астрахани письмо от 07.09.2016 г. N 300021/16 о возврате денежных средств, на счет УФК по Астраханской области (УМВД России по Астраханской области) платежными поручениями N 647186 от 21.01.2016, 396773 от 02.12.2015, 896112 от 10.09.2015, взысканные с Гвоздковой Н.А., в размере 1 226, 16 руб. как ошибочно перечисленные.

Поскольку на момент рассмотрения спора в суде денежные средства были возвращены истцу, оснований для удовлетворения иска у суда не имелось.

Постановлением Двенадцатого Арбитражного Апелляционного суда от 31 января 2017 года решение Арбитражного суда Астраханской области от 12 октября 2016 года по делу № А06-4000/2016 оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.

Положения части 5 статьи 356 КАС, части 4 статьи 321 АПК РФ и части 3 статьи 22 Закона об исполнительном производстве, предоставляющие взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного листа после его возврата, не препятствуют взыскателю, утратившему возможность получить причитающиеся с должника суммы (имущество) в связи с выбытием этого имущества по причине незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, обратиться в суд с иском о возмещении вреда.

Согласно пункту 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

По делу № А06-8659/2015 решением Арбитражного суда Астраханской области от 02.11.2016 г. отказано в удовлетворении исковых требований Каширского Александра Владимировича к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Астраханской области о взыскании убытков в размере 1 890 871 руб., причиненных в результате бездействия в процессе исполнительного производства, возбужденного по исполнительному листу серии АС № 003299915, выданному в рамках дела № А06-906/2011.
Исковые требования рассмотрены судом как заявленные к Российской Федерации, от имени которой выступает главный распорядитель бюджетных средств — Федеральная служба судебных приставов.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2017 г. решение Арбитражного суда Астраханской области от 02.11.2016 г. оставлено без изменения. Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 18.04.2017 г. принятые по делу судебные акты оставлены без изменения.

Судами установлено, что решением Арбитражного суда Астраханской области от 01.06.2011 г. по делу № А06-906/2011 частично удовлетворены исковые требования индивидуального предпринимателя Каширского Александра Владимировича. Суд взыскал с Каширской Татьяны Анатольевны в пользу заявителя 1 013 710 руб. 42 коп., из которых: 982 000 руб. сумма основного долга, 31 710 руб. 42 коп. — проценты за пользование чужими денежными средствами. С Каширской Т.А. взысканы также расходы на оплату услуг адвоката в размере 2000 руб.

Истец, полгая свои права нарушенными и ссылаясь на то, что в результате неправомерных действий (бездействия) сотрудников службы судебных приставов ему причинен материальный ущерб в виде суммы взысканной решением суда в размере 1098169 руб. основного долга и 792 702 руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами, заявитель обратился в суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении иска, суды руководствовались положениями статей 15, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 82 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», и исходили из недоказанности всей совокупности условий, необходимых для привлечения службы судебных приставов к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункт 83 постановления от 17.11.2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества.

По делу А06-8659/2015 Публичное акционерное общество «Совфрахт» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Федеральной службе судебных приставов России, Управлению Федеральной службы судебных приставов по Астраханской области, судебному приставу-исполнителю Межрайонного отдела службы судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов России по Астраханской области Хаджаевой Альфие Якубовне, Министерству финансов России в лице Управления Федерального казначейства по Астраханской области о взыскании убытков в размере 2 750 826,08 руб.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 04.02.2016 г., оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Как установлено судами, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 05.02.2015 г. по делу N А40-142996/2014 с Общества с ограниченной ответственностью «Рейд» в пользу ОАО «Совфрахт» взыскана задолженность в размере 2262522,31 руб., 439600,00 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 12 132,19 руб., а также расходы по оплате госпошлины в размере 36 571,27 руб.

Полагая, что незаконные действия судебного пристава-исполнителя по изъятию арестованного имущества в рамках иного дела № А06-9295/2014 привели к не возврату арестованного имущества истца и невозможности реализации груза в рамках КТМ РФ, что, в свою очередь, вызвало невозможность исполнения требований исполнительного документа по делу N А40-142996/2014 и, следовательно, причинению ущерба взыскателю в размере 2 750 826,08 руб., Общество обратилось в арбитражный суд с настоящими исковыми требованиями.

Суды пришли к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между действиями судебного пристава исполнителя по передаче имущества по исполнительным производствам N 15472/14/30017-ИП в отношении должника ООО «Рейд» и N 15473/14/30017-ИП в отношении должника ОАО «Совфрахт» на основании исполнительных листов, выданных Арбитражным судом Астраханской области по делу N А06-9295/2014, и исполнением судебного акта по делу А40-142996/2014, в связи с чем, отказали в удовлетворении заявленных Обществом требований.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 10.08.2016 г. принятые по делу судебные акты оставлены без изменения.

Проведенное обобщение по результатам рассмотрения дел, связанных с применением законодательства по делам о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) судебного пристава — исполнителя, свидетельствует о том, что в основном практика рассмотрения дел данной категории Арбитражным судом Астраханской области соответствует положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 21.07.2007 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах», Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», Постановлениям Пленумов и Президиумов Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении дел указанной категории судьями выработан единый подход в применении норм права, который соответствует практике применения гражданского законодательства и законов об исполнительном производстве, выраженной в постановлениях Федерального арбитражного суда Поволжского округа и в постановлениях Двенадцатого арбитражного апелляционного суда. Судебные акты, принятые по данной категории дел, являлись предметом рассмотрения в суде апелляционной и кассационной инстанциях и оставлены без изменения.

Судья Арбитражного суда

Последняя редакция Статьи 118 Конституции РФ гласит:

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, арбитражного, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Судебную систему Российской Федерации составляют Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, федеральные суды общей юрисдикции, арбитражные суды, мировые судьи субъектов Российской Федерации. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Комментарий к Ст. 118 КРФ

1. Правосудие — вид государственной деятельности, связанной с разрешением различных споров о действительном или предполагаемом нарушении норм права. Оно осуществляется от имени государства судами путем рассмотрения в судебном заседании гражданских, уголовных и иных дел в установленных законом процессуальных формах при соблюдении порядка, правил и принципов судопроизводства.

Правосудие — коллегиальная деятельность суда или единолично судьи в суде первой инстанции, коллегиальная — в вышестоящих судах и при рассмотрении дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суды, в соответствии со ст. 11 Конституции, олицетворяют судебную власть, являющуюся, в соответствии со ст. 10 Конституции, одной из трех ветвей государственной власти.

В ст. 4 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1) содержание ч. 1 комментируемой статьи конкретизируется положением, согласно которому правосудие осуществляется «только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом». В этой же статье Закона сказано, что в России действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

К федеральным судам относятся: Конституционный Суд РФ; Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

К судам субъектов Федерации относятся конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Федерации.

К осуществлению правосудия в порядке, установленном законом, могут также привлекаться присяжные и арбитражные заседатели.

Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия, если даже в их наименовании фигурирует термин «суд», например «суд чести» или «товарищеский суд».

Важнейшей задачей судов является защита конституционных и иных прав и свобод граждан. На это указывается во многих статьях Конституции. В частности, в ст. 18 указывается, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Этой конституционной норме корреспондирует содержание ст. 46 Конституции, закрепившей неограниченное право на судебную защиту, действующую даже в условиях чрезвычайного положения (см. комм. к ст. 18, 46 и 56).

В годы советской власти суды рассматривались как инструмент, проводник линии партии, действовали по ее указке. Во исполнение партийных решений принимались постановления, директивы и циркуляры высших судебных инстанций и органов юстиции о задачах судов в связи с проведением различных политических кампаний. В этих документах суды ориентировались на усиление борьбы с теми или иными преступлениями, которые, по мнению политического руководства, в данный момент были более опасны, на применение строгих уголовных наказаний. Осуждался либеральный подход, что исключало индивидуализацию наказаний.

От судов требовалось не принятие решений на основе полного, всестороннего и объективного исследования доказательств, а совсем другое — быстрое оформление материалов следствия и немедленное вынесение и исполнение жестоких обвинительных приговоров. Процессуальное законодательство и различного рода инструкции оставляли следствию простор для применения незаконных мер воздействия на обвиняемого, призванных получить от него признание, которое приобрело значение «царицы доказательств». У судов при таких процессуальных «правилах» оставалось мало возможностей для маневра. Конечно, и на этом фоне многие судьи стремились выносить справедливые решения, но в целом условия работы судов этому явно не благоприятствовали.

Суды действовали прежде всего как карательные органы и воспринимались населением именно как таковые. И хотя научная доктрина и пропаганда утверждали, что интересы государства и личности не противопоставимы, а гармонично сочетаются, это было далеко не так. И суд, и другие карательные органы государства выступали не как беспристрастные арбитры, осуществляющие государственную власть, а как инструмент в чужих руках, как орудие партийной политики и партийного давления.

О судебной власти в цивилизованном понимании этого понятия нельзя было говорить и потому, что параллельно с судами действовали многочисленные внесудебные органы, которые жесточайшим образом расправлялись с так называемыми вражескими элементами.

В качестве органов, осуществлявших судебные функции, в разное время действовали ВЧК, ГПУ, ОГПУ, УНКВД, НКВД, МГБ, МВД, прокуратура и ее коллегии, комиссии, особые совещания, «двойки», «тройки» и другие подобные репрессивные органы. Эти внесудебные органы имели полномочия осуждать людей к расстрелу, направлению в лагеря, применять другие жестокие репрессивные меры. Различные административные органы подвергали граждан в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иным ограничениям.

Все это свидетельствует о том, что при формулировании ч. 1 комментируемой статьи был учтен печальный урок истории суда в России. Это подчеркивает значение конституционного требования, чтобы правосудие осуществлялось только судом.

2. Содержащееся в ч. 2 настоящей статьи указание на осуществление судебной власти посредством определенных видов судопроизводства подчеркивает, что деятельность судов, в отличие от всех других органов государственной власти, строго регламентирована процессуальными правилами, определяющими, как должно совершаться каждое действие суда. Судопроизводством является осуществляемое в установленном законом порядке рассмотрение и разрешение дел. Различия в его видах зависят от назначения соответствующего суда и характера рассматриваемых дел.

Конституционный Суд посредством конституционного судопроизводства реализует функцию конституционного контроля и рассматривает дела, отнесенные к его ведению статьей 125 Конституции и статьей 3 ФКЗ от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447). Конституционный Суд при осуществлении своих полномочий руководствуется Конституцией и названным ФКЗ.

Гражданское, уголовное и административное судопроизводство осуществляются судами общей юрисдикции, в том числе военными судами, а также мировыми судьями, рассматривающими гражданские, уголовные и административные дела. Соответственно различаются гражданский процессуальный, уголовно-процессуальный и административно-процессуальный порядки производства по делам, закрепляемые в ГПК, УПК и КоАП.

Согласно ст. 22 ГПК о подведомственности гражданских дел судам, суды рассматривают и разрешают: 1) исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений; 2) дела по указанным в ст. 122 настоящего Кодекса требованиям, разрешаемые в порядке приказного производства; 3) дела, возникающие из публичных правоотношений и указанные в ст. 245 настоящего Кодекса; 4) дела особого производства, указанные в ст. 262 настоящего Кодекса; 5) дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов; 6) дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

Из ст. 118 (ч. 3) и 127 Конституции можно вывести, что особой формой судопроизводства, во многом сходной с гражданским, является производство по разрешению экономических споров арбитражными судами. Арбитражные суды являются судебными органами в сфере гражданской юрисдикции, они осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающих в сфере как частных, так и публичных правоотношений.

В соответствии с ч. 3 ст. 128 Конституции полномочия, порядок образования и деятельности арбитражных судов устанавливаются федеральным конституционным законом. К числу таких законов относятся ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» и ФКЗ от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В настоящее время действует Арбитражный процессуальный кодекс 2002 г.

Уголовное судопроизводство регламентируется УПК РФ 2001 г.

Все перечисленное процессуальное законодательство (гражданское, арбитражное, уголовное) относится к исключительному ведению Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции), и поэтому соответствующие правила судопроизводства регламентируются только федеральными законами.

Регулирование административного судопроизводства, в соответствии с п. «к» ст. 72 Конституции, находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. С 1 июля 2002 г. действует Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. (с изм. и доп.).

Важным обстоятельством обеспечения законности в деятельности судов является применение ими законов, конституционность которых не вызывает сомнений. В связи с этим необходимо отметить, что по вопросам, касающимся соответствия Конституции норм процессуального судопроизводства, принято много постановлений Конституционного Суда. Они позволили оперативно защитить права участников судопроизводства и в то же время сыграли неоценимое значение в деле формирования подготавливаемых процессуальных кодексов и других законов, статьи которых теперь будут соответствовать требованиям Конституции.

Каждый из перечисленных в Конституции и Законе видов судопроизводства имеет свои специфические особенности, нередко весьма существенные. Но их главная и общая характеристика состоит в том, что, как указывается в самой комментируемой норме, посредством судопроизводства осуществляется судебная власть.

Сочетание властных полномочий судов, выносящих общеобязательные решения, с обязательными же для всех участников судопроизводства правилами процедуры создает специфику правосудия, представляющего собой особый род деятельности, характерный только для судов. Правосудию во всех видах судопроизводства свойственны определенные общие сущностные черты и принципы. К ним относятся закрепленные в Конституции (ст. 120 и 123) положения о независимости судов и судей, подчинении их только Конституции и закону, об открытом разбирательстве дел в судебных заседаниях с участием заинтересованных сторон на основе состязательности и равноправия (см. комм. к указанным статьям).

3. В Конституции в соответствии с содержанием ч. 3 комментируемой статьи устанавливаются основные положения, относящиеся к построению судебной системы Российской Федерации. Это касается формирования судейского корпуса, полномочий, порядка организации и деятельности судов, и прежде всего Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Эти положения воспроизводятся, конкретизируются и развиваются в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В нем есть нормы, посвященные судебной власти, лицам, полномочным ее осуществлять, единству судебной системы, раскрывается содержание принципов судопроизводства: самостоятельность судов, независимость судей, участие граждан в осуществлении правосудия, равенство всех перед законом и судом, язык судопроизводства и делопроизводства.

Ряд статей указанного ФКЗ посвящен основам статуса судей, порядку создания и упразднения судов, органам судейского сообщества, обеспечения деятельности судов, аппарату суда, порядку введения Закона в действие. В Законе (ст. 11) установлено, что судьями являются лица, наделенные, в соответствии с Конституцией и настоящим Законом, полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.

В развитие ст. 123 (ч. 3) и 32 Конституции в Законе установлено, что к осуществлению правосудия в установленном порядке могут привлекаться как присяжные заседатели, на что прямо указывается в Конституции, так и арбитражные заседатели. Они, таким образом, также осуществляют судебную власть. Указывается на факторы, обеспечивающие единство судебной системы; в их числе: соблюдение всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства, признание общеобязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу, финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета. В Законе воспроизведено конституционное положение о недопустимости создания чрезвычайных судов, что имело место в прошлом. Это положение дополняется правилом о недопустимости создания судов, не предусмотренных данным ФКЗ. При этом в ст. 4 приводится перечень федеральных судов и судов субъектов Федерации (см. комм. к ч. 1). Значительное место в Законе уделяется обеспечению самостоятельности судов и независимости судей.

В Законе развито положение статьи 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, включено правило (ст. 7), по которому суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам и участвующим в процессе сторонам.

Судьи Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда назначаются Советом Федерации по представлению Президента. Судей других федеральных судов назначает Президент в порядке, установленном федеральным законом (см. комм. к ст. 128). Подробно этот порядок регламентирован ФКЗ в «О судебной системе Российской Федерации». Установлено, в частности, что мировые судьи, а также судьи, председатели и заместители председателей конституционных (уставных) судов субъектов Федерации назначаются (избираются) на должность в порядке, установленном законами субъектов Федерации.

Отдельной нормой в названном Законе (ч. 5 ст. 13) сформулировано правило о том, что отбор кандидатов на должности судей осуществляется на конкурсной основе.

В Законе (ст. 12) отмечается, что все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. В то же время подчеркивается, что особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, также и законами субъектов Федерации. В ст. 2 Закона РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; с изм. и доп.) содержится указание о том, что особенности правового положения судей Конституционного Суда определяются федеральным конституционным законом. Таким законом является ФКЗ от 21 июля 1994 г. о Конституционном Суде, гл. 2 которого предусматривает требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи Конституционного Суда, порядок его назначения, срок полномочий, гарантии независимости и неприкосновенности, присягу судьи.

Значительное место в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» уделяется порядку создания и упразднения судов, регламентации полномочий судов судебной системы.

В заключительные положения Закона включены нормы об органах судейского сообщества, обеспечении деятельности судов, о Судебном департаменте при Верховном Суде, об аппарате судов и о финансировании судов, символах государственной власти в судах.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. отмечалось, что проблемы формирования судебной системы в значительной части решены. В то же время Президент предложил ряд новаций в данной сфере: о возможной передаче на федеральный уровень вопросов деятельности мировых судей, что позволит завершить формирование стройной вертикали судебной власти; о сокращении сроков рассмотрения гражданских дел и введении дополнительных мер ответственности за создание препятствий, ведущих к затягиванию судопроизводства; об установлении механизма возмещения ущерба, причиненного гражданам при нарушении их прав на судопроизводство в разумные сроки, на полное и своевременное исполнение судебных решений; о принятии закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и др. Такие изменения предполагают введение ясных и понятных для граждан правил и процедур и призваны в конечном счете способствовать усилению национального механизма применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С 1 января 2020 года вступает в силу Федеральный закон «О службе в органах принудительного исполнения Российской Федерации…» Это новый базовый закон, регулирующий работу судебных приставов.

Ранее ФССП была отнесена к системе федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрено прохождение только федеральной государственной гражданской службы. Вместе с тем на должностных лиц службы судебных приставов возложены полномочия, свойственные правоохранительным органам. Это, в частности, обеспечение установленного порядка деятельности судов; осуществление привода лиц, уклоняющихся от явки по вызову суда; розыск должника, его имущества или розыск ребенка; предупреждение и пресечение преступлений и правонарушений; обеспечение принудительного выдворения иностранных граждан и лиц без гражданства.

Потому новым законом предусматривается отнесение службы в Федеральной службе судебных приставов к государственной службе нового вида – государственная служба в органах принудительного исполнения.

Также законом предусматривается возможность присвоения специальных званий. Отдельная глава посвящена должностям в органах принудительного исполнения. Должности классифицированы по группам, сформулированы общие квалификационные требования, определены права и обязанности, ограничения и запреты. Так, речь идет в том числе о запрете иметь двойное гражданство и применении к сотрудникам ФССП строгих требований антикоррупционного законодательства.

Закон, как пояснял Председатель профильного Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев Пискарев
Василий Иванович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» , призван «повысить  профессиональные требования к людям, которые несут службу в органах принудительного исполнения, и предоставить им необходимый для качественного выполнения служебных задач правовой инструментарий, а также обеспечить соблюдение прав граждан, которые являются участниками исполнительного производства».

Федеральным законом от 30 июня 2016 г. № 224-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» введен новый подход к установлению квалификационных требований к знаниям и умениям, которые необходимы для исполнения должностных обязанностей муниципальным служащим. Данные требования устанавливаются в зависимости от области и вида профессиональной служебной деятельности муниципального служащего его должностной инструкцией (часть 2 статьи 9 Федерального закона от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»). Кроме того, должностной инструкцией муниципального служащего может быть установлено требование к наличию образования по конкретной специальности, направлению подготовки.

В целях оказания методического содействия органам местного самоуправления в создании и обеспечении функционирования на муниципальной службе эффективной системы квалификационных требований Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации подготовлены Методические рекомендации по установлению квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы и организации оценки на соответствие указанным требованиям.

Методические рекомендации содержат набор мер по определению областей и видов профессиональной служебной деятельности, включенных в Перечень областей и видов профессиональной служебной деятельности, в соответствии с которыми муниципальные служащие исполняют должностные обязанности (далее – Перечень), а также по внесению изменений в должностные инструкции муниципальных служащих, направленные на уточнение и детализацию квалификационных требований, наиболее часто встречающиеся из которых включены в Справочник типовых квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы (далее – Справочник).

Перечень и Справочник сформированы Минтрудом России по итогам обобщения предложений субъектов Российской Федерации и их обсуждения с соответствующими референтными группами (представители государственных органов, органов местного самоуправления, эксперты по вопросам государственного и муниципального управления) в период разработки данного Федерального закона.

Справочник является основой для формулирования:

  • типовых квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы, определяемых законом субъекта Российской Федерации в соответствии с классификацией должностей муниципальной службы;
  • квалификационных требований, необходимых для замещения должностей муниципальной службы, устанавливаемых в муниципальных правовых актах и в должностных инструкциях муниципальных служащих.

Использование Справочника государственными органами субъекта Российской Федерации и органами местного самоуправления позволит:

  • реализовать единые подходы к установлению квалификационных требований для замещения должностей государственной гражданской службы и муниципальной службы;
  • скоординировать деятельность субъекта Российской Федерации по разработке типовых квалификационных требований и кадровую работу органов местного самоуправления, связанную с их использованием;
  • повысить качество отбора кадров для замещения должностей муниципальной службы при проведении конкурсов и назначении без конкурса, оценки уровня квалификации муниципальных служащих в ходе аттестации и иных процедур, организации их профессионального развития, формирования кадрового резерва и реализации других кадровых технологий.

Эффективность исполнения муниципальных функций, качество и доступность оказываемых муниципальных услуг зависит от способностей муниципальных служащих профессионально исполнять свои должностные обязанности, что определяется успешностью обучения, опытом работы, уровнем знаний и умений. Повышение профессионализма муниципальных служащих повлечет повышение качества функционирования местного самоуправления, что в итоге положительно отразится на качестве жизни граждан Российской Федерации.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх