241 УК РФ судебная практика

1. Деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, а равно содержание притонов для занятия проституцией или систематическое предоставление помещений для занятия проституцией —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;

б) с применением насилия или с угрозой его применения;

в) с использованием для занятия проституцией несовершеннолетних, —

наказываются лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с использованием для занятия проституцией лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пятнадцати лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо без такового.

И.С Алихаджиева*

Квалификация посредничества в организации занятия проституцией (ст. 241 УК РФ)

Аннотация. В статье анализируются юридические дефекты нормативного определения ст. 241 УК РФ, предусматривающей ответственность за организацию занятия проституцией. Судебные приговоры по делам рассматриваемого состава преступления демонстрируют разные юридические решения практиками одних и тех же уголовно-правовых ситуаций, связанных с разграничением действий, признаваемых преступными по ст. 241 УК РФ. Главной причиной квалификационных ошибок в применении на практике ст. 241 УК РФ являются размытость и неопределенность ее формулировки, что позволяет субъекту правоприменения толковать диспозицию произвольно, причисляя к деяниям, направленным на организацию занятия проституцией другими лицами, любые действия, опосредованно связанные с проституцией. С целью введения качественного уголовно-правового определения организации занятия проституцией предлагается новая редакция диспозиции ст. 241 УК РФ. Для уточнения юридического определения деяний, составляющих суть организации занятия проституцией, автором исследуется понятие посредничества в организации занятия проституцией, даются характеристика его объективных и субъективных признаков и критерии разграничения от иных видов соучастия. В работе приведены примеры из приговоров по делам, демонстрирующие противоречивые уголовно-правовые оценки тождественных по обстоятельствам совершения посягательств, различное толкование судами посредничества как организационных, исполнительских или пособнических действий. Для единообразного правоприменения положений ст. 241 УК РФ автором сформулирована диспозиция посредничества в организации занятия проституцией как самостоятельного преступления (ст. 241.1 УК РФ) и ее квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки.

Ключевые слова: проституция, организация занятия проституцией, посредничество, пособничество, квалификация, судебная практика.

Вопрос о правовой оценке деяний, составляющих организацию занятия проституцией, является одним из сложных, возникающих не только в теории уголовного права, но и в правоприменительной практике. Анализ приговоров по ст. 241 УК РФ, отмененных либо измененных решением вышестоящей судебной инстанции, позволяет осветить проблемы квалификации организации занятия проституцией. Причиной юридических погрешностей в правоприменении рассматриваемого состава является размытость формулировки, обусловленная тем, что общим, конкретно неопределенным наименованием можно объединить сутенерские действия1, посредничество, пособничество и иные разновидности содействия проституции, а также две другие формы организации занятия проституцией (как ее частные случаи) — содержание притонов и систематическое предоставление помещений для целей проституции2.

2 См.: Бушмин С. Преступления против общественной нравственности: новеллы и изменения в уголовно-правовом регулировании // Уголовное право. 2006. № 5. С. 18.

Квалификация действий с идентичными обстоятельствами совершения преступления, но с разными фигурантами в судебно-следственной практике варьируется. В отношении лиц, участвующих в организации занятия проституцией как вспомогательный персонал (водители, охранники, диспетчеры, администраторы, иные лица) и выполняющих действия по функционированию досугового бизнеса, правоприменитель принимает одно из следующих решений:

1) не признает субъектом по ст. 241 УК при наличии в деянии признаков посредничества;

2) признает пособниками при наличии в деянии признаков соисполнительства;

3) признает соисполнителями при наличии в деянии признаков пособничества.

По причине специфической конструкции диспозиции ст. 241 УК (деяния, направленные на организацию занятия проституцией), а также самой деятельности, которой свойственно разделение функций, на каждом из этапов преступной деятельности соучастник выполняет свою задачу. Ошибки в уяснении уголовно-правовых признаков ст. 241 УК могут быть устранены посредством определения конкретных форм деяний, признаваемых преступными, с выделением из диспо-

*

© Алихаджиева И.С., 2015

Алихаджиева Инна Саламовна — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского института государственного управления и права.

115487, Россия, г. Москва, ул. Садовники, д. 2.

зиции трех самостоятельных преступлении: организация занятия проституцией другим лицом; организация, содержание помещения или его систематическое предоставление для занятия проституцией (с исключением слова «притон» как малоупотребительного, имеющего просторечную окраску); посредничество в занятии проституцией3. Такое разведение деяний по разным составам УК необходимо во избежание путаницы при реализации этой нормы на практике, поскольку в современной редакции она объединила разные виды содействия проституции другого лица, качественно отличающиеся между собой по характеру преступных действий. В этой связи следует криминализировать посредничество в занятии проституцией как конкретную форму социально опасного поведения (вместо расплывчатой формулировки — «деяния, направленные на организацию занятия проституцией») путем его включения в самостоятельную норму УК4.

Для исключения разной квалификации тождественных действий субъекта в теории следует разработать правила отграничения посредничества от других видов группового участия.

Семантика слова «посредничество» — это содействие соглашению, сделке между сторонами или помощь в налаживании общения между кем-либо, а «посредник» — лицо, при участии которого ведутся переговоры между сторонами5. В отличие от организации занятия проституцией, посредничество как одна из его многочисленных форм ограничивается способствованием преступной договоренности из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности, облегчающим поиск партнеров, одним из которых является проститутка или потребитель, для вступления в платную половую связь.

3 Такое решение предлагается в литературе и, как показывает исследование, является общепринятой мировой практикой. А.П. Дьяченко до реформы 2003 г. предлагал внести в УК соответствующие изменения и дополнения, влекущие строгую ответственность и наказание, в частности, за сводничество, сутенерство, уделяя при этом внимание охране несовершеннолетних от сексуальных посягательств, от детской проституции, от детской порнографии, в том числе размещенной в Интернете. См.: Дьяченко А.П. Ответственность за сексуальную эксплуатацию женщин и детей // Уголовное право. 2003. № 2. С. 23; Он же. Уголовно-правовая охрана граждан от преступлений в сфере сексуальных отношений: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1993. С. 40; Он же. Уголовно-правовая охрана граждан в сфере сексуальных отношений: учеб. пособие. М.: Академия МВД России, 1995. С. 27; Селезнев М.А. Проституция как антисоциальное явление: учеб.-метод. пособие. М.: Приор, 2002. С. 28.

4 По УК Ирана (ст. 135-138) и Туркменистана (ст. 141) сводничество является самостоятельным преступлением, а в других государствах одной из альтернативных диспозиций (Болгария, Венгрия, Дания, Казахстан, КНР, Таджикистан, Узбекистан, Франция, Эстония). См.: Додонов В. Ответственность за преступления, связанные с проституцией, в современном уголовном праве // Уголовное право. 2007. № 1. С. 104.

5 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь

русского языка. М.: Азъ, 1992. С. 254.

Оперируя гражданско-правовыми категориями, следует отметить, что криминальное посредничество в многосторонней сделке об акте проституции имеется при участии в ней не менее двух сторон, одной из которых является организатор (исполнитель) либо содержатель притона и проститутка, а другой — потребитель. Другим важнейшим критерием, отграничивающим посредника от иных соучастников, является одновременная связь субъекта с двумя участниками контракта, иначе без такого взаимодействия в его деянии вычленяются признаки организационных или исполнительских действий. Если посредник действует в интересах лица, организующего занятие проституцией, содержащего притон или занимающегося ею, он в определенной степени способствует удовлетворению сексуальных потребностей клиента. Выступая в роли связующего звена между организатором, притоносодержателем, проституткой и потребителем, посредник — лишь физический исполнитель договора о проституции, обеспечивающий его информационное и техническое сопровождение (передача условий, денежных средств, координация оказания спланированной коммерческой сексуальной услуги).

Достигнутое соглашение является единым целым, нарушающим одни общественные отношения всеми его участниками. Это правило действует и при условии, когда поведение контрагентов образует самостоятельные составы преступлений, предусмотренные одной или разными статьями Особенной части УК. Например, при осуществлении обязательства по организации занятия проституцией несовершеннолетнего посреднику инкриминируется совокупность деяний (ст. 2401 и 241 УК РФ), в то время как совершенное потребителем квалифицируется по ст. 2401 УК как получение сексуальных услуг несовершеннолетнего. При способствовании достижению договоренности и реализации акта проституции по собственной инициативе в отсутствие поручения иных лиц субъект признается его организатором (исполнителем) или притоносодержателем.

Пособник не может считаться посредником в силу ограниченности функций, присвоенных ему законодателем. Из числа регламентированных уголовным законом в ч. 5 ст. 33 УК РФ способов и средств, образующих пособничество, к посредничеству применимо содействие организации занятию проституцией советами, указаниями, предоставлением информации. Это дало основание ученым-теоретикам толковать посреднические действия лиц, участвующих в обеспечении функционирования притона, не являющихся работниками секс-досуга, организаторами или содержателями притона как пособнические6. Между тем в силу многообразия

проявлений деятельность посредника, сходная по смыслу, назначению и содержанию с пособничеством, не может быть сведена к указанным в законе способам и средствам этого вида соучастия7. По справедливому мнению исследователей, посредничество в совершении преступления не может быть определено как пособничество, поскольку действия посредника не соответствуют ни одному из видов соучастия8, а фигура посредника является самостоятельной9.

Отождествление посредничества с соучастием, на наш взгляд, неприемлемо потому, что роль посредника в организации занятия проституцией не ограничивается интеллектуальным пособничеством (установление контакта между проституткой и потребителем для оказания платных сексуальных услуг), отличается значительностью затрачиваемых усилий, выраженной в объеме совершенных действий.

Специфика содействующей роли посредника в организации занятия проституцией заключается в том, что внешне такие действия могут быть сходны с исполнительством как многократно воспроизводимой деятельностью, частью общей и единой для всех преступной практики. Посредник, с согласия организатора, частично реализует исполнительские обязанности, то есть физическое посредничество (создает условия для исполнения криминальной договоренности), однако он действует в пользу третьих лиц, выступая специфическим инструментом выполнения сделки купли-продажи сексуальной услуги. Иными словами, функции посредника включают среди прочего и пособнические, отличаясь от них повышенной степенью фактического участия в осуществлении преступного намерения. Для верного понимания юридической сути деяния и в целях усиления непротиворечивости правоприменения законодательства следует воспользоваться предложением Н.Г. Кадникова, нормативно закрепив правило о том, «в каком случае участники организованной группы при совершении преступления признаются соисполнителями и несут ответственность в рамках конкретной статьи Особенной части УК. В настоящее время это положение разъясняется в некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и только применительно к хищениям

и убийствам. Такая избирательность граничит с объективным вменением»10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Некоторое уголовно-правовое сходство посредничества устанавливается при сравнении отдельных признаков организационных и подстрекательских действий. Однако в отличие от организатора (притоносодержателя), объединяющего и координирующего совместные преступные действия иных соучастников, осуществляющего контроль и руководство всеми направлениями криминального секс-бизнеса, посредник не проявляет деятельной интенсивности и исполняет отдельные обязанности организатора (притоносодержателя) непосредственно по сделке.

Основной задачей посредника, как правило, является удовлетворение уже имеющихся потребностей договаривающихся. В определенном смысле деятельность посредника лишена самостоятельного значения и может рассматриваться в связи с действиями организатора (притоносодержателя), находясь в причинной связи с наступившим преступным результатом. Судебно-следственной практике известны ситуации, когда посредник склоняет к криминальной договоренности потребителя, инициируя получение им сексуальной услуги, однако его роль в качестве связующего звена превалирует над функцией подстрекателя, которую он может частично выполнять.

Юридическим препятствием для квалификации содействия проституции как посредничества является отсутствие преступного договора с лицами, непосредственно организующими оказание коммерческих секс-услуг. Без предварительной договоренности о содержании, условиях и вознаграждении посреднических действий они не могут квалифицироваться как преступные ввиду неустановления умысла как субъективной составляющей. Аналогичной правовой позиции придерживаются Н.В. Герасимов11 и В. Воронин12, которые считают, что действия лица, вызвавшего или доставившего проститутку к клиенту, ненаказуемо при незаключении соглашения с организаторами или притоносодержателями о способствовании каким-либо образом нелегальной досуговой деятельности. Однако если посреднические действия являют собой частичную реализацию умысла субъекта, состоящего в сговоре с организаторами или притоносодержателями, и

7 См.: Сунгатуллин А.Ю. Понятие посредничества в уголовном праве // Общество и право. 2013. № 3 (45). С. 321.

9 См.: Тумаркина Л.П. Уголовная ответственность за ком-

мерческий подкуп: дис. . канд. юрид. наук. М., 2007. С. 107.

10 Кадников Н.Г. Вопросы совершенствования некоторых норм и институтов Общей части уголовного права. Российской Федерации // Системность в уголовном праве: материалы II Рос. конгресса уголовного права, посвященного 10-летию УК РФ (Москва, 31 мая-1 июня 2007 г.). М.: Велби: Проспект, 2007. С. 165.

11 См.: Герасимов Н.В. Объективная сторона деяний, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами // Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 1. С. 160-163.

12 См.: Воронин В. Ответственность за проституцию // Уголовное право. 2006. № 3. С. 15-16.

согласно ему выполняющего обусловленную роль, они квалифицируются как соисполнитель-ство в деяниях, направленных на организацию занятия проституцией. Такие действия Конвенция ООН о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г. причисляет к преступной эксплуатации проституции13.

Другим критерием разграничения криминального и некриминального посредничества является содействие проституции как систематическому виду деятельности и единичному акту-эпизоду платного полового сношения. Уголовно-правовая оценка поведения субъекта допустима в случаях, когда посредничество предпринимается в отношении занятия проституцией. Ассоциативный ряд, вызываемый термином «занятие», включает определенный период оказания работником сферы досуга коммерческих секс-услуг. Иными словами, термин «занятие», употребляемый в ст. 241 УК РФ, подразумевает платную сексуальную деятельность проститутки в течение какого-то времени, чем и обусловливается знание третьих лиц о проституции как достоверном факте и их субъективное восприятие проститутки как лица, оказывающего специфические услуги. Именно потому персонал сферы обслуживания (ресторана, гостиницы или сауны), разово выполняя поступивший от клиента заказ посредством вызова проститутки, чье занятие коммерческим сексом организовано другим лицом, создавшим условия для этого, осуществляет содействие только разовому акту платного полового акта без признаков посредничества.

Посредничество юридически точно характеризует преступное поведение администраторов и диспетчеров. Снабжая секс-работников информацией о необходимости выезда к клиентам, координируя работу проституток в период их смены по поручению организатора (притоносодержателя, исполнителя), получая вознаграждение от него или проституток, администраторы и диспетчеры выполняют обязанности посредников. Так, Автозаводским райсудом г. Н. Новгорода С. и Т. осуждены за содержание притона в помещении сауны. Администраторами в сауне работали Т-ва, А. и М., которые за денежное вознаграждение, выплачиваемое им С. и Т., вызывали по их указанию для посетителей сауны девушек с целью оказания интимных услуг. Действия администраторов признаны уголовно нейтральными, хотя составляют посредничество в содержании при-

тона14. Как демонстрирует практика, такое содействие занятию проституцией суды именуют в приговорах посредничеством. Так, Октябрьский райсуд г. Тамбова по делу С. указал, что «подсудимая по просьбе девушек, занимающихся проституцией, звонила им и приглашала в баню для оказания сексуальных услуг, а за посредничество брала вознаграждение. Сама подсудимая не отрицает, что звонила девушкам по их просьбе при наличии в сауне клиентов, желающих получить их услуги»15. Иными словами, практика обозначения в приговорах оценки преступного поведения как посредничества либо его синонимов де-факто легализовала не употребляемые дословно, но имеющие равнозначные посредничеству смысловые формулировки. Таким образом, действия лиц, исполняющих обязанности диспетчеров, администраторов, персонала досуговых заведений, обеспечивающих бесперебойную работу притонов, а также предоставление платных интимных услуг, иным образом осуществляющих умысел организаторов (исполнителей), содержателей притонов, лиц, занимающихся проституцией, если они выполняют поручения последних, по своим признакам подпадают под категорию посредничества. Поскольку оно по действующему УК РФ нейтрально, такое содействие проституции следует криминализировать с выделением в отдельный состав для точной уголовно-правовой оценки преступных действий персонала. Данное решение потребует модернизации института соучастия посредством дополнения ст. 33 УК РФ новой ч. 5.1, как предлагают ученые16.

В уголовно-правовой теории предпринимаются попытки разработать универсальное определение посредничества. Так, В.П. Алехин предлагает считать посредником лицо, «при участии которого ведутся отношения между сторонами преступления»17. А.Ю. Сунгатуллин считает посредничеством содействие достижению и реализации договоренности между двумя и более лицами о совершении преступления18. Учитывая признаки посредничества применительно к деяниям, способствующим занятию проституцией, предлагаем следующую формулировку посреднических действий:

«Статья 2411 УК РФ. Посредничество в занятии проституцией

Посредничество, то есть содействие занятию проституцией другим лицом, за исключением действий, указанных в статье 241 настоящего Кодекса».

13 См.: Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (вместе с «Заключительным протоколом») (Принята 02.12.1949 на 264-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека: сб. док. М.: Юрид. лит., 1990. С. 211-218.

14 Уголовное дело № 1-776/08 // Архив Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода за 2008 г.

15 Уголовное дело № 1-213/09 // Архив Октябрьского районного суда г. Тамбова за 2009 г.

16 См.: Алехин В.П. Соучастие в террористической деятельности. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 154.

17 Там же. С. 199.

18 См.: Сунгатуллин А.Ю. Указ. соч. С. 321.

Диспозиция проектируемой статьи должна включать квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки. К ним следует отнести групповое посредничество, его совершение в отноше-

Библиография:

нии двух и более лиц и несовершеннолетнего; использование средств массовой информации, в том числе электронных, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования,

1. Алехин В.П. Соучастие в террористической деятельности. М.: Юрлитинформ, 2009. 208 с.

2. Бушмин С. Преступления против общественной нравственности: новеллы и изменения в уголовно-правовом регулировании I/ Уголовное право. 2006. № 5. С. 17—21.

3. Воронин В. Ответственность за проституцию I/ Уголовное право. 2006. № 3. С. 14—17.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Герасимов Н.В. Объективная сторона деяний, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами II Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 1. С. 160—163.

5. Додонов В. Ответственность за преступления, связанные с проституцией, в современном уголовном праве II Уголовное право. 2007. № 1. С. 101-105.

8. Кадников Н.Г. Вопросы совершенствования некоторых норм и институтов Общей части уголовного права Российской Федерации II Системность в уголовном праве: материалы II Рос. конгресса уголовного права, посвященного 10-летию УК РФ (Москва, 31 мая-1 июня 2007 г.). М.: Велби: Проспект, 2007. С. 164-169.

12. Селезнев М.А. Проституция как антисоциальное явление: учеб.-метод. пособие. М.: Приор, 2002. 32 с.

13. Сунгатуллин А.Ю. Понятие посредничества в уголовном праве I/ Общество и право. 2013. № 3 (45). С. 317-322.

14. Тумаркина Л.П. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. 186 с.

15. Уголовное право. Особенная часть: учебник. 4-е изд., изм. и доп. I отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. М.: Норма, 2008. 1008 с.

References (transliteration):

1. Alehin V.P. Souchastie v terroristicheskoj dejatel’nosti. M.: Jurlitinform, 2009. 208 s.

3. Voronin V. Otvetstvennost’ za prostituciju I/ Ugolovnoe pravo. 2006. № 3. S. 14-17.

12. Seleznev M.A. Prostitucija kak antisocial’noe javlenie: ucheb.-metod. posobie. M.: Prior, 2002. 32 s.

13. Sungatullin A.Ju. Ponjatie posrednichestva v ugolovnom prave I/ Obshhestvo i pravo. 2013. № 3 (45). S. 317-322.

14. Tumarkina L.P. Ugolovnaja otvetstvennost’ za kommercheskij podkup: dis. … kand. jurid. nauk. M., 2007. 186 s.

15. Ugolovnoe pravo. Osobennaja chast’: uchebnik. 4-e izd., izm. i dop. I otv. red. I.Ja. Kozachenko, G.P. Novoselov. M.: Norma, 2008. 1008 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Материал поступил в редакцию 17 октября 2014 г.

ALIHADZHIEVA, Inna Salamovna — PhD in Law, Associate Professor of the Department of Criminal Law of the

Moscow Institute of Public Administration and Law.

115487, Russia, Moskva, ul. Sadovniki, 2.

Правильная позиция защиты позволила добиться подсудимому условного наказания и освобождения его из-под стражи в зале суда.

За юридической помощью в уголовном деле ко мне обратились родственники К., который находился в следственном изоляторе по подозрению в вовлечении занятия проституцией и в организации занятия проституцией (ч. 2 ст. 240, ч. 2 ст. 241 УК РФ, наказание до 6 лет лишения свободы за каждое).

К. подозревался органами дознания в том, что он, будучи ранее судимым за аналогичные преступления, организовал сеть салонов по предоставлению интимных услуг, вовлек несколько девушек в занятие проституцией.

В процессе производства по делу К. скрылся от органов дознания в связи, с чем был объявлен в розыск.

Спустя несколько месяцев он был задержан и заключен под стражу. Свою вину обвиняемый К. полностью отрицал.

Я был приглашен для защиты обвиняемого К. на судебной стадии.

Приняв поручение на защиту интересов К., и ознакомившись с уголовным делом, я сделал вывод о том, что занятая им по делу позиция защиты не эффективна. Из дела было понятно, что у обвинения есть все шансы на успех в суде.

Я порекомендовал своему подзащитному изменить позицию и вину признать частично. Что и было им сделано.

В ходе дознания защитой было заявлено ходатайство о частичном прекращении обвинения и переквалификации действий К. на менее тяжкое преступление. По ходатайству защитника были проведены ряд следственных действий направленных на изменение квалификации.

В результате дознание вменило К. в вину только ч. 1 ст. 241 УК РФ (наказание до 5 лет лишение свободы).

Дело рассматривалось Курчатовским районным судом г. Челябинска в особом порядке.

Государственное обвинение требовало строгого наказания в виде реального лишения свободы.

Суд, вопреки мнению прокурора, приговорил К. к условному наказанию, освободив его из-под стражи в зале суда.

Совокупность смягчающих вину обстоятельств и единственно верная позиция защиты позволила добиться мягкого приговора.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх