3 цели наказания

УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ: ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ

Машков Евгений Эдуардович

магистрант

ЦФ ФГБОУ ВО Российский государственный университет правосудия

Россия, г. Воронеж.

Аннотация. Представленная статья раскрывает само понятие уголовного наказания и его цели. В статье отражены некоторые проблемы современной практики, а также предложены возможные изменения в исследуемом институте.

Ключевые слова: преступление, наказание, назначение наказания, цель уголовного наказания.

Правовые исследования уголовного наказания присутствовали в различные времена и отражали определенный этап развития общества. Система взглядов, имеющих отношение к наказанию, у разных народов формировалась и развивалась эволюционно. Виды наказаний и способы их исполнения на протяжении веков были разными. Эволюция наказания зависит от уровня развития общества, его идеалов и ценностей, которые изменяясь затрагивают все остальные сферы жизни общества, в том числе законодательную деятельность, направленную на развитие системы наказаний, а именно перечня видов наказаний, который отвечал бы требованиям системы, а также на определение содержания отдельных видов наказаний и порядка их применения. Научные правовые исследования уголовного наказания сложились в России к концу XIX века. Ученые в сфере юриспруденции отстаивали принцип индивидуализации виновности и наказуемости на основании оценки внутренней и внешней стороны деяния. В этот период формируются различные направления уголовно-правовых исследований. Учение о наказании безусловно имеет основанием само понятие наказания. От указанного основания зависит все дальнейшее изложение сущности карательной деятельности государства. Второй том Русского уголовного права Н. С. Таганцева посвящен вопросам, связанным с наказанием. В этом источнике рассматриваются границы карательной деятельности, субъект карательного права, основания карательного права, содержание и цель карательной деятельности, объект карательного права, общие свойства наказания, а также виды наказаний. Наказание определяется Н. С. Таганцевым как «выражение юридического отношения, возникающего между государством и преступником. С точки зрения преступника наказание является последствием им учиненного, с точки зрения государства – мерой, принимаемой вследствие совершенного виновным деяния» .

Суть наказания в уголовно-правовых исследованиях юристов второй половины XIX до начала XX веков наиболее часто рассматривалась как причинение виновному физического или психического страдания, которое выступало необходимым следствием совершенного преступления. В частности, рассматривая общие свойства наказания, Н. С. Таганцев указывал, что «всякое наказание, начиная от смертной казни и кончая денежной пеней, по своему содержанию является известным ограничением или стеснением преступника в его благах и интересах; поэтому осуществление карательного права неминуемо является причинением страдания, физического и нравственного, лицу, посягнувшему на запреты или не исполнившему требования авторитетной власти закона»

В отечественном уголовном законодательстве впервые до вступления в силу УК России 1996 г. понятие наказания определено в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. В ст. 7 Руководящих начал говорилось, что наказанием признаются меры принудительного воздействия, посредством которых власть обеспечивает данный порядок общественных отношений от нарушителей (преступников) . В УК РСФСР 1922 г. понятие наказания не вошло. Его заменило понятие «меры социальной защиты». В 1958 г. с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик «наказание» вернулось в понятийный аппарат уголовного законодательства. Однако законодательное определение оно получило только через 33 года в ст. 28 Основ уголовного законодательства СССР и республик, принятых 02.07.1991г., но не вступивших в силу с 01.07.1992 г. вследствие распада СССР.

В настоящее время понятие уголовного наказания определено в ч. 1 ст. 43 УК РФ . Уголовным наказанием называется закрепленная в уголовном законе мера государственного принуждения, которая назначается от имени государства по приговору суда лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных УК лишении и (или) ограничении прав и свобод этого лица соответственно общественной опасности содеянного и личности виновного. Уголовное наказание — отрицательная оценка государством противоправного поведения лица. Это измерение преступления (poena est estimatio delicti), один из элементов системы предупредительного воздействия на преступность.

Несмотря на наличие легального определения уголовного наказания, в научной литературе существуют различные подходы к содержанию вышеназванного понятия. Среди позиций авторов можно увидеть определение уголовного наказания в разнообразных значениях: как совокупность последствий, наступающих после осуждения за совершение преступления, как способ реализации уголовной ответственности, как кара лицу, совершившему уголовно-наказуемое деяние, как боль (лишения, страдания), некий ущерб, причиняемый на основе судебного приговора виновному в совершении преступления, а также в других значениях . Авторы полагают, что наказание представляет собой важнейший этап реализации уголовной ответственности, который воплощается в обвинительном приговоре суда , отмечают, что в советском уголовном производстве наказание рассматривалось, в первую очередь, как кара и возмездие за совершенное лицом уголовно-наказуемого деяния . Интересной представляется позиция Сундурова Ф.Р., который в своей монографии рассматривает наказание как важнейший и необходимый элемент уголовной политики, направленной на нейтрализацию преступников, обеспечение безопасности личности, общества и государства, предупреждение новых преступлений в будущем и исправление осужденного . А.Ф. Мицкевич считает, что уголовное наказание есть своеобразное воздействие государства, причиняющее вред личности осужденного .

Мнение Сундурова Ф.Р., на мой взгляд, наиболее актуально для современного общества, где уголовное наказание должно стать основополагающим правовым инструментом в борьбе с совершением преступлений в обществе. Именно за наказанием признаётся роль основного средства реализации уголовной ответственности. Толкование понятия уголовного наказания как лишений или страданий для виновного недопустима, так как наказание должно быть направлено на исправление осужденного и являться справедливым, то есть соответствовать совершенному деянию, а не унижать личность и достоинство лица.

Изучение понятия уголовного наказания, его целей по-прежнему остается актуальной проблемой. Я считаю, что это связано с тем, что законодатель закрепляет положение о том, что наказание – это мера государственного принуждения, но многие признаки и особенности понятия раскрыты путем доктринального толкования, в основе которого всегда лежит субъективная оценка авторов.

При изучении института уголовного наказания необходимо уделить внимание анализу целей, которые законодатель хочет достичь при применении мер принуждения за совершение преступления. Установив цели наказания, можно впоследствии определить эффективность уголовного наказания в целом. Можно сказать, что цели наказания определяют характер не только уголовного судопроизводства, но и направленность уголовной политики государства в целом. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ, законодатель закрепляет, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений .

Существует мнение, что восстановление социальной справедливости означает возмещение ущерба применительно как к отдельному потерпевшему, так и к обществу в целом . Однако определение степени реализации данной цели представляется затруднительным, так как средства достижения цели восстановление социальной справедливости довольно аморфны и нет объективных критериев ее достижения . По мнению Бадамшина И.Д. и Поезжалова В.Б. цель восстановления социальной справедливости является наиболее общей, составной, обязательной, она преследуется в любом случае, носит всеобъемлющий характер, включает в себя ряд задач . Хочу отметить, что законодатель формулирует данную цель как категорию абстрактную, что не в полной мере соответствует важности уголовного судопроизводства для общества.

Вместе с тем, бесспорным является то, что реализация цели восстановления социальной справедливости наказания может основываться только на справедливом наказании, которое является таковым, когда соответствует тяжести совершенного преступления, личности виновного лица, обстоятельствам его совершения, а также наступившим последствиям.

При анализе многих уголовных дел не становится ясно, достигнута ли цель восстановления социальной справедливости и справедлив ли конкретный приговор суда по отношению к осужденному и потерпевшему, соответствует ли он интересам общества и государства.

Для того чтобы наглядно показать сложность определения достижения цели восстановления социальной справедливости, предлагаю обратиться к судебной практике. Поскольку в современном обществе миграционный поток остается стабильно высоким, будет интересным рассмотреть конкретные уголовные дела по ч. 2 ст. 322 УК РФ. Лица, обвиняемые в незаконном пересечении Государственной границы РФ, в уголовных делах № 1-160/2015, № 1-77/2018, № 1-221/2015 и др. в соответствии с приговорами суда признаны виновными, им назначены наказания в виде лишения свободы, однако учитывая срок их нахождения под стражей до судебного разбирательства, осужденные были либо освобождены немедленно, либо срок лишения свободы был максимально сокращен. С одной стороны, виновные понесли наказание, соразмерное нарушенным государственным и общественным интересам, однако, можно полагать что в данном случае цель восстановления справедливости достигнута не в полной мере, так как государство тратило ресурсы на содержание лиц под стражей, выдворение их за пределы РФ после отбытия оставшейся части наказания. По данной категории дел более целесообразным было бы назначение наказания в виде штрафа, что предусмотрено санкцией ч.2 ст. 322 УК РФ, поскольку в таком случае государство смогло вернуть затраченные средства. Однако, ввиду не достаточного раскрытия понятия цели восстановления социальной справедливости в законодательстве, её абстрактности, а как следствие субъективности её восприятия и толкования, невозможно определить её достижения в каждом конкретном случае.

Второй целью наказания законодатель называет исправление осужденного, под которой в соответствии с ч. 1 ст. 9 УИК РФ понимается формирование у него уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, а также стимулирование правопослушного поведения . Следовательно, законодатель предполагает, что именно приобретение упоминаемых качеств личности является гарантией того, что лицо больше не несет общественную опасность. Вместе с тем, по мнению Минязевой Т.Ф. и Добрякова Д.А., правильнее было бы говорить о цели юридического исправления, то есть об осознанном воздержании от совершения новых преступлений, основание которого вовсе не обязательно должно быть связано с качественными изменениями в личности преступника . Вместе с тем, предполагается, что достижение цели исправления осужденного должно обеспечиваться совокупностью юридического и социального исправления посредством полного преобразования «социально-психологического облика осужденного» .

Полагаю, что применение уголовного наказания не может служить единственной гарантией исправления осужденного, что требуется не только самостоятельная реформация личности виновного, но и воспитательное воздействие со стороны общества. Социальная адаптация лиц, отбывших наказание, по ряду причин невозможна без оказания им соответствующей помощи со стороны государственных и общественных организаций .

В частности, лицо после отбытия наказания, в особенности после лишения свободы, испытывает сложности при трудоустройстве, получает осуждение со стороны окружающих и другие бытовые проблемы, а порой человек в силу своих антисоциальных свойств действительно не подлежит исправлению. Часто это приводит к повторному совершению преступлений. Согласно данным официального сайта Федеральной службы государственной статистики, число лиц, которые были ранее осуждены, но вновь совершают преступления, остается стабильно высоким. За 2011 – 2017 годы их число каждый год превышало 300 тыс. человек .

Преобладающей в настоящее время является позиция, согласно которой, цель исправления осужденного может быть достигнута только при обязательной его ресоциализации, под которой понимается система мер воздействия на осужденного, направленная на прививание ему допустимых с моральной и правовой точки зрения стандартов поведения, ценностных ориентаций, необходимости подчинения правовым и моральным нормам поведения в обществе, адаптации к условиям жизни в обществе после отбытия наказания. Существующая в настоящее время система исполнения наказаний в виде лишения свободы, а также социальной адаптации осужденного после отбытия наказания далека от идеала и зачастую, напротив, не исправляет осужденного, не создаёт условий для привития ему общепризнанных норм поведения в обществе, а подталкивает осужденного к ещё большей криминализации своего поведения и совершению новых преступлений в будущем. В связи с этим именно ресоциализация является тем средством, которое будет способствовать, если не полному исправлению осужденного, то как минимум удержанию его от совершения новых преступлений.

Таким образом, на мой взгляд, ресоциализация является неким связующим звеном, необходимым для достижения цели исправления осужденного и следующей цели — предупреждения совершения новых преступлений для ранее осужденных лиц.

Последней, но от этого не менее значимой целью наказания законодатель называет цель предупреждения совершения новых преступлений (превенция), которая ориентирована как на лиц, уже осужденных так и на лиц не подвергавшихся уголовному преследованию. Указанная цель достигается посредством применения уголовного наказания в отношении лица, совершившего противоправное деяние, чтобы впоследствии ни осужденный, ни другие лица, которым известны неблагоприятные последствия уголовного наказания, не совершали преступлений. Вместе с тем, Уразбаев Р.Ш. отмечает, что степень достижения цели предупреждения новых преступлений путем назначения наказания трудно оценить, так как она может определяться только цифрами динамики общей преступности . Следует согласиться с этим, ведь нельзя утверждать, что на количество совершаемых преступлений в стране влияют лишь уже назначенные наказания. В обществе существует множество иных социальных, экономических и политических факторов, будь то нестабильная экономическая ситуация, кризис власти, рост безработицы и т.д. Кроме того, есть лица, которые не совершают преступление из-за страха уголовного наказания, а есть те, которым совершить преступление не позволяют их нравственные и моральные устои. Необходимо сказать, что в соответствии с официальной статистикой Генпрокуратуры РФ, количество преступлений в 2016 – 2018 годах снизилось с 2160063 до 1991532 , что можно назвать положительной динамикой в реализации рассматриваемой цели наказания.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что проблема достижения целей уголовного наказания по-прежнему остается актуальной проблемой для современной России и законодателю необходимо уходить от абстрактного определения целей наказаний, поскольку они лежат в основе уголовной политики государства. Целесообразным представляется наиболее полно раскрыть содержание такой цели наказания как восстановление социальной справедливости, определить критерии её достижения, что в конечном счете благоприятно повлияет на справедливость назначенных наказаний и достижение других целей наказания. Также следует акцентировать внимание на проблеме ресоциализации осуждённых, в особенности в отношении осужденных, приговоренных к реальному лишению свободы, что создаст благоприятные условия для формирования «здорового» общества.

Список использованной литературы:

11. Мулюков Ф. Б. Наказание в уголовном праве России/ Ф. Б. Мулюков // Вестник ТГГПУ. – 2007. – №8. – 194 с.

13.Русское уголовное право. Лекции: Часть общая: В 2-х т.. Т. 2 / Таганцев Н.С.; Сост. и отв. ред.: Загородников Н.И. — М.: Наука, 1994. — 393 c.

14.Сундуров, Ф.Р. Наказание и альтернативные меры в уголовном праве / Ф.Р. Сундуров. — Казань: КГУ, 2005. – 300 с.

15.Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.П. Ревина. — 2-e изд., испр. и доп. — М.: Юстицинформ, 2010. — 496 с.

19.Уразбаев Р.Ш. О достижимости и приоритетности целей наказания /Р.Ш. Уразбаев // ВЭПС. – 2017. – №4. – С. 148.

Сведения об авторе:

Машков Евгений Эдуардович – магистрант Российского государственного университета правосудия, Россия, г. Воронеж, 394006, улица 20-летия Октября, 95.

1. Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

2. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

См. все связанные документы >>>

1. Комментируемая норма впервые в отечественном законодательстве содержит определение наказания, аккумулирующее в себе все основные признаки.

Будучи наиболее естественной и самой распространенной формой реализации уголовной ответственности, наказание имеет публичный характер, т.е. назначается лицу, виновному в совершении преступления, от имени государства в интересах всего общества, а не в интересах отдельных лиц, органов и организаций.

Наказание носит строго личный характер: оно может быть применено только к лицу, виновному в совершении преступления. Его адресатом не могут быть родители или законные представители виновного, организация, от имени или в интересах которой он действовал, или другие физические и юридические лица.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда исключила из приговора указание о возложении обязанности об уплате назначенного несовершеннолетнему штрафа на его родителей. Свое решение коллегия мотивировала тем, что «в силу уголовного закона наказание назначается только виновному лицу, привлечение же родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего осужденного к уплате штрафа возможно только на стадии исполнения приговора» (Определение от 01.11.2006 N 22-11069).

2. Единственной процессуальной формой назначения наказания может быть обвинительный приговор суда, в соответствии с которым лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, признается виновным. Суд от имени государства выражает такому лицу официальное порицание и признает его заслуживающим наказания, предусмотренного законом за совершенное преступление.

3. Являясь мерой государственного принуждения, наказание обладает карательной сущностью. Это значит, что оно заключается в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, т.е. способно принуждать его к законопослушному поведению.

Объем и характер карательных элементов зависят от вида наказания, а он, в свою очередь, определяется характером и тяжестью совершенного преступления. Так, лишение свободы связано с ущемлением осужденного не только в личной свободе, но и в ряде политических, трудовых, гражданских и иных прав. Наказание в виде штрафа сопряжено с некоторым ущемлением имущественных прав осужденного, а лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград причиняет осужденному моральные страдания, а в ряде случаев лишает его определенных имущественных и неимущественных привилегий. Смертная казнь как наиболее тяжкое из предусмотренных российским законодательством наказаний лишает осужденного его самого ценного личного блага — жизни.

4. Наказание — единственная форма государственного принуждения, которая влечет судимость как специфическое правовое состояние лица, полностью или частично отбывшего назначенное судом наказание. Лица, хотя и признанные виновными в совершении преступления, но освобожденные от наказания (в т.ч. и подвергнутые иным мерам уголовно-правового характера) или полностью освобожденные от его отбывания, считаются не имеющими судимости.

5. В ч. 2 ст. 43 сформулированы цели наказания, под которым наука уголовного права понимает те социально позитивные результаты, достижение которых планируется установлением наказаний в уголовном законе и их реальным применением в судебном порядке к лицам, признанным виновными в совершении преступлений. Закон называет три цели наказания:

1) восстановление социальной справедливости;

2) исправление осужденного;

3) предупреждение совершения новых преступлений.

Цель восстановления социальной справедливости означает адекватную компенсацию ущерба, причиненного обществу и его гражданам совершенным преступлением, за счет по возможности равнозначного лишения или ограничения прав и свобод виновного.

Всякое преступление есть посягательство на установленный в обществе правопорядок, соответствующий нравственным и ценностным ориентациям преобладающего большинства членов общества и позволяющий им осуществлять свои права и добросовестно исполнять возложенные на них обязанности, а потому воспринимаемый общественным сознанием как справедливый. Поэтому наказание как форма государственной реакции на преступление преследует цель восстановить социальную справедливость, нарушенную преступлением.

Назначаемое наказание должно восприниматься как социально справедливое, во-первых, общественным правосознанием, т.е. удовлетворять общественное возмущение, вызванное преступлением. Во-вторых, оно по возможности должно компенсировать вред, причиненный потерпевшему от преступления (принести ему имущественное или моральное удовлетворение либо по своему характеру и размеру соответствовать тяжести причиненного вреда). В-третьих, оно должно восприниматься как справедливое самим лицом, совершившим преступление, т.е. по своему характеру не быть слишком суровым, чтобы не восприниматься как расправа, или чрезмерно мягким, чтобы не порождать у виновного чувство безнаказанности.

Цель исправления осужденного означает задачу принудить его с помощью карательно-воспитательного воздействия воздерживаться после отбытия наказания от совершения новых преступлений. В данном случае речь идет лишь о юридических критериях исправления (законопослушное поведение) как единственно достижимых посредством уголовно-правового принуждения результатах применения наказания.

Цель предупреждения новых преступлений включает две подчиненные ей цели: общего и специального предупреждения.

Специальное (частное) предупреждение означает принудительно- воспитательное воздействие наказания на самого осужденного с целью исключить совершение им новых преступлений. Средствами такого воздействия являются, во-первых, устрашение осужденного возможностью нового наказания, во-вторых, помещение его в такие условия на период отбывания наказания, которые либо полностью исключают, либо существенно затрудняют возможность совершения определенных видов преступлений, а в-третьих, изменение сознания осужденного с помощью средств исправительной педагогики с целью приспособить его к социальной жизни и сделать безопасным для общества.

Общее предупреждение означает предупредительно-воспитательное воздействие на неопределенно широкий круг лиц, которым стало известно о конкретном наказании за определенное преступление. Такое воздействие оказывается путем устрашения лиц, склонных к правонарушениям, и посредством правового воспитания законопослушных граждан, в информировании их относительно преступности и наказуемости определенного социально значимого поведения.

6. Наказание не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК). Это положение, полностью соответствующее нормам международного гуманитарного права, исключает возможность установления в уголовном законе видов наказания, являющихся жестокими, бесчеловечными, унижающими человеческое достоинство. В то же время уголовное наказание не может не причинять каких-либо страданий или лишений, поскольку именно в них заключается его карательная функция. Следовательно, свойство наказания причинять страдания, лишения или ограничения в правах и свободах, не составляя цели наказания, характеризует его сущность.

Судебный штраф как мера уголовно-правовой ответственности. Фото: архив, «Вечерняя Москва»

УПК РФ дополнен статьей 25.1, предусматривающей прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, а УК РФ статьей 76.2, предусматривающей возможность освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Для реализации вышеуказанных процессуальных норм УК РФ дополнен главой 15.2, определяющей понятие судебного штрафа и порядок определения его размера, а УПК РФ главой 51.1, регулирующей порядок производства о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа при освобождении от уголовной ответственности.

Штраф, являющийся одним из видов наказаний в соответствии со ст.43-44 УК РФ, следует отличать от судебного штрафа, являющегося мерой уголовно-правовой ответственности (ст.104.4 УК РФ). В первом случае штраф является наказанием, то есть видом уголовной ответственности и мерой государственного принуждения по приговору суда, во-втором случае, судебный штраф представляется денежным взысканием, назначаемым судом при освобождении лица от уголовной ответственности, который не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, а в случае, если штраф не предусмотрен соответствующей статьей, размер судебного штрафа ограничен суммой в 250 000 рублей.

В соответствии со ст.76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой и средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

На стадии предварительного расследования следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, если в ходе предварительного расследования будет установлено, что имеются предусмотренные ст.25.1 УПК РФ основания.

В ходе судебного производства по делу, суд вправе по собственной инициативе прекратить дело и назначить судебный штраф, если установит наличие вышеуказанных оснований, предусмотренных ст.25.1 УПК РФ.

Назначение меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, является не реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела, что фактически означает необходимость признания вины лицом, к которому данная мера применяется.

А.Р. Гегамов

ЦЕЛИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

Статья посвящена исследованию целей уголовного наказания. Анализируется содержание целей уголовного наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Ключевые слова: цели уголовного наказания, восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение совершения новых преступлений.

A.R. Gegamov

THE PURPOSES OF CRIMINAL PUNISHMENT

Существенное значение, с точки зрения справедливости назначения наказания, имеют цели, стоящие перед уголовным наказанием. С позиций целесообразности суд должен избирать такое наказание виновному, которое явилось бы действенным средством достижения целей наказания. При этом суд назначает наказание в пределах санкции уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, т. е. речь идет о соблюдении требования целевого устремления репрессии в рамках санкции1. Еще Ч. Беккариа писал: «Всякое наказание, не вытекающее из абсолютной необходимости, является, как говорит великий Монтескье, тираническим. Это положение может быть выражено более общим образом: всякое проявление власти человека над человеком, не вытекающее из абсолютной необходимости, является тираническим. Таким образом, вот на чем основывается право суверена карать за преступления: на необходимости защищать хранилище общего блага от посягательств отдельных лиц. И чем больше свободы сохраняет суверен за подданными, тем справедливее наказание»2.

В настоящее время в соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

В российском уголовном праве восстановление социальной справедливости как цель наказания закреплена впервые. Однако в уголовно-правовой литературе указанная цель наказания обсуждается давно, в связи с чем следует рассмотреть наиболее интересные позиции по данному вопросу.

Так, Б.Т. Разгильдиев полагает, что восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания включает в себя два аспекта: справедливость объема уголовной ответственности, возложенная на виновное лицо, и возмещение причиненного им вреда3. При этом ряд авторов отрицают необходимость нормативного закрепления этой цели. Ю.Е. Пудовочкин, например, полагает, подкрепляя свою позицию цитатой из труда И.Я. Фойницкого, что «самыми очевидны-

© Гегамов Артур Рубенович, 2012

Кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права (Саратовская государственная юридическая академия); e-mail: gegamoff@yandex.ru

ми аргументами исключения цели восстановления социальной справедливости являются два обстоятельства: 1) не все нарушенные преступлением права (интересы, ценности) могут быть восстановлены, тем более в полном объеме и адекватно; 2) практически невозможно измерить показатели степени достижения этой цели. Кроме них, методологической предпосылкой к отказу от цели восстановления справедливости служит тот факт, что она превращает наказание в «необходимую и неизбежную реакцию против преступления, получающую или характер мести и возмездия, или же характер меры зачета, уравнения, вознаграждения или удовлетворения»4. А это и есть не что иное, как характеристика отвергнутой отечественным законодателем абсолютной теории наказания, рассматривающей его как самостоятельный и самим собой оправдываемый институт, имеющий основание в прошедшем событии и не подчиненный каким-либо внешним, направленным в будущее целям»5.

На наш взгляд, наказание, безусловно, необходимая и неизбежная реакция против преступления, но никак нельзя согласиться с тем, что цель наказания — восстановление социальной справедливости — наполнена характером мести и воздаяния или характером меры зачета, уравнения, вознаграждения и удовлетворения. Наоборот, определяя цель наказания как восстановление социальной справедливости, законодатель тем самым рассматривает наказание и стоящие перед ним цели в отрыве от мести, возмездия и кары. И поэтому недопустимо связывание данной цели с абсолютной теорией наказания.

М.С. Рыбак отмечает, что «никаким, даже самым справедливым приговором невозможно восстановить социальную справедливость между родственниками 2 жертвы преступления и преступником, лишившим жизни, нередко с особой же? стокостью, десятки ни в чем не повинных соотечественников, причем жизнь его а продолжается за счет общества, в том числе и родных и близких потерпевших.

Это несправедливо, а значит, и недопустимо, — так считают многие известные i ученые, практики, а также и автор этих строк. Анализируя социальное предна-

1 значение наказания… представляется целесообразным признать, что первоочеред-J ной его целью является не восстановление социальной справедливости, а защита | личности, общества и государства от преступных посягательств»6. В.В. Мальцев | по этому поводу пишет, что социальное предназначение наказания как смысла

2 его существования не может быть выражено только через одну из его целей, оно

° охватывает все цели наказания и через них конкретизируется7. » Таким образом, встает ключевой вопрос: могут ли быть восстановлены любые

| нарушенные преступлением права? Конечно, нет. Если речь идет о назначении е наказания в виде лишения свободы за совершение убийства, то сложно говорить 1 о достижении цели восстановления социальной справедливости8. В этой связи,

о

° как обоснованно отмечает В.В. Мальцев, едва ли стоит отказываться от цели по

го

§ причине невозможности ее полного достижения при назначении наказания и его

* Q

! исполнении по каждому конкретному уголовному делу9.

| Относительно закрепления законодателем восстановления социальной справед-

ливости в качестве цели наказания очень точно высказывается А.Ф. Мицкевич: «Появление в Уголовном кодексе новой цели уголовного наказания может означать, что центр тяжести в области применения уголовной репрессии переносится с рационально-утилитарных подходов в определении целей наказания на учет влияния наказания на нравственные ценности в обществе, что уголовное наказание за-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

висит от нравственных ценностей общества»10. В этой связи В.С. Соловьев так опре-

делял нравственно-правовое основание наказания: «Терпящий преступление имеет право на защиту и по возможности на вознаграждение, общество имеет право на безопасность; преступление имеет право на вразумление и исправление. Противодействие преступлениям, согласное с нравственным началом, должно осуществлять или во всяком случае иметь в виду осуществление этих трех прав»11.

Вторая цель, стоящая перед уголовным наказанием, — исправление осужденного. В соответствии со ст. 9 УИК РФ исправление — это формирование у осужденного уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушно-го поведения. Анализируя данное законодательное определение, Ю.Е. Пудовоч-кин отмечает: «…В этой формуле нашел отражение так называемый «широкий» взгляд на исправление «моральное», «нравственное», при котором «ценности человеческого общежития осужденный соблюдает глубоко осознанно, а не из-за боязни нового наказания»12. Неудачность и необоснованность такого законодательного решения очевидна, а сам подход подвергается справедливой критике. Действительно, невозможно достичь формирования требуемых моральных принципов за счет ограничения прав, свобод, возложения дополнительных юридических обязанностей, травмирующего воздействия на психику. В подобных условиях речь должна идти только об исправлении «юридическом», под которым следует понимать такую коррекцию личности осужденного, при которой он не совершает новых преступлений»13. Верно подмечает неточность процитированного высказывания В.В. Мальцев, утверждая, что формирование уважительного отношения к человеку и т. д., это не столько «достижение требуемых моральных принципов», сколько морально-воспитательная работа, метод достижения исправле- ш ния, а лишь затем «широкий взгляд на исправление»14. н

Итак, в уголовно-правовой литературе сложились «широкий» и «узкий» под- С

а

ход к исправлению, т. е. понимание исправления на нравственном и юридиче- т

о

ском уровнях. Сторонники узкого понимания исправления констатируют, что к

о

исправление осужденного — это «такая коррекция личности осужденного, при о’

которой он не совершает новых преступлений». Так, А.Э. Жалинский полагает, |

что цель исправления осужденного «по существу, представляет собой цель спе- о

циального предупреждения (специальной превенции) преступлений и достига- о

ется, когда осужденный не совершает новых преступлений»15. Ю

По мнению ученых, придерживающихся широкого взгляда на исправление и

осужденного, одного лишь отказа от совершения преступлений мало для исправ- с

к

ления осужденного, необходимо наличие изменения его нравственного созна- а ния. И.С. Ной писал: «Исправление и перевоспитание осужденных как главная Л

е

цель наказания может считаться достигнутой лишь в том случае, если достиг- | нуть морального исправления человека, совершившего преступление, т. е. если • новое преступление он не совершит не из-за страха перед законом, а потому, что 58 это противоречило бы его новым взглядам и убеждениям»16. ^

Мы придерживаемся точки зрения В.В. Мальцева, согласно которой выделе- 2 ние юридического и нравственного исправления осужденного весьма условно, поскольку исправлению юридическому предшествует большее или меньшее, но достаточное для отказа от совершения нового преступления возрастание морально-воспитательного уровня осужденного. И поэтому «юридическое» и «моральное» исправление нераздельны, неотделимы друг от друга и не могут рассматриваться как два самостоятельных процесса17. При этом следует согласиться с мнени- 137

ем С.В. Шошина о том, что «цель перевоспитания в местах лишения свободы не может быть в полной мере реализована в условиях отсутствия возможностей для соблюдения прав человека в российских местах лишения свободы»18.

Согласно точке зрения М.С. Рыбака, целесообразно в качестве цели уголовного наказания слова «исправление осужденных» заменить словами «ресоциализация осужденных». Ученый обосновывает это тем, что «ресоциализация — дефиниция более широкая, включающая в себя и понятие «исправление осужденных». Комплекс ресоциализующих мер, дополняя исправительно-воспитательный процесс психолого-педагогической направленностью, способствует социализации личности, лишенной свободы, предполагает подготовку ее к освобождению и охватывает временной период не только на срок отбывания осужденным наказания, но и адаптации этой личности к условиям на свободе. Деятельность системы исправительных учреждений, связанная с осуществлением процесса ресоциализации осужденных, выходит на уровень специально-криминологического предупреждения рецидивной преступности»19.

По нашему мнению, нельзя согласиться с вышеприведенным предложением, т. к. ресоциализация охватывает временной период не только на срок отбывания осужденным наказания, но и адаптации этой личности к условиям свободы. Как считает Г.В. Верина, ресоциализация может выступать в качестве цели исполнения уголовного наказания, т. е. целью уголовного наказания с позиции теории уголовно-исполнительного права20.

Приоритетное значение придается исправлению осужденного как цели наказания при освобождении его от отбывания наказания в виде применения к нему 2 условного осуждения. В соответствии со ст. 73 УК РФ, если лицу назначено на? казание в виде лишения свободы до 8 лет, и суд придет к выводу о возможности S исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет g считать назначенное наказание условным. Таким образом, совершенно на закон-Ï ных основаниях лицо, совершившее особо тяжкое преступление, например за-

1 хват заложника, может быть освобождено от отбывания наказания при убежден-J ности суда в исправлении осужденного без реального отбывания наказания. При | этом не берется во внимание достижение таких целей наказания, как восстанов-| ление социальной справедливости и предупреждение совершения новых престу-

s плений. А.И. Фатхутдинов такую позицию законодателя считает необоснованной,

° т. к. если назначение наказания или применение иных мер уголовно-правового

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

» характера увязывается с целями наказания, то и освобождение от него или ото

| мена той или иной меры уголовно-правового характера тоже должны обусловли-

2 ваться достижением всех целей наказания или хотя бы определенным прогрес-

° сом в их достижении21.

0 _

° По поводу достижения указанной цели наказания применительно к пожиз-

§ ненному лишению свободы в юридической литературе высказываются сомне-

1 ния. На наш взгляд, нельзя отвергать исправление осужденного как цель нака-| зания при пожизненном лишении свободы. Суть здесь заключается в том, что необходимо учитывать возможность условно-досрочного освобождения данной категории осужденных. И т. к. отбывающие пожизненное лишение свободы наиболее общественно опасны, они нуждаются в наибольшей степени воспитательного воздействия22.

И, наконец, последняя цель, стоящая перед уголовным наказанием, — преду-138 преждение совершения новых преступлений. В науке уголовного права по дан-

ному вопросу нет единства мнений. Ряд авторов, по нашему мнению, правильно подразделяют цель предупреждения новых преступлений на специальную и общую превенцию23. Другие цели предупреждения новых преступлений отождествляют с общей превенцией, а специальную превенцию — с целью исправления24. По этому поводу Г.В. Верина верно замечает, что лицо может не совершить нового преступления не потому что оно исправилось, а потому что вследствие тяжелой болезни лишено возможности совершить преступление25.

Следует согласиться с мнением А.И. Фатхутдинова о том, что указание на цель предупреждения новых преступлений без ее дифференциации на специальное и общее их предупреждение объективно лишает суд более или менее предметных ориентиров при назначении наказания26.

В юридической литературе высказана точка зрения, согласно которой «применительно к конкретному виду наказания можно говорить о специфических целях или о подцелях каждого вида наказания»27. В частности, отмечается, что отдельные виды наказаний имеют свои специфические цели: для лишения свободы на определенный срок — это ресоциализация осужденного; для пожизненного лишения свободы — это ограждение общества от общественно опасного лица; для смертной казни — возмездие осужденному от имени общества за совершение особо тяжкого преступления28. На наш взгляд, с этим трудно согласиться, т. к. цели ставятся не перед конкретным видом наказания, а перед системой наказаний в целом. Как справедливо указывал М.Д. Шаргородский, «все конкретные виды наказаний, входящие в систему наказаний, отличаются друг от друга не по конечной цели, которая перед ними поставлена, а по средствам ее достижения, а значит, по соотношению принуждения и воспитания в их содержании и соответственно по различным возможностям в достижении общего и специального предупреждения»29.

Сказанное свидетельствует о необходимости при назначении справедливого наказания учитывать достижение всех его (наказания) целей, а не только цели исправление осужденного, как это представлено действующим уголовным законодательством.

Таким образом, необходимо внести изменения в ч. 3 ст. 60 УК РФ и представить ее следующим образом: «При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на достижение его целей и на условия жизни семьи осужденного».

2 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 200-201.

3 См.: Разгильдиев Б.Т. Систематизация видов уголовной ответственности посредством категории «цель» // Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии: материалы IV Российского конгресса уголовного права. М., 2009. С. 374.

4 Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 57.

5 Пудовочкин Ю.Е. Ответственность несовершеннолетних в уголовном праве: история и современность. Ставрополь, 2002. С. 164-165.

6 Рыбак М.С. К вопросу о законодательном обеспечении достижения целей уголовного наказания // Эффективность уголовного законодательства Российской Федерации и обеспечение задач, стоящих перед ним. Саратов, 2004. Ч. 1. С. 89.

7 См.: Мальцев В.В. Наказание и проблемы его назначения в уголовном праве. Волгоград, 2007. С. 91.

8 См.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. Понятие и цели наказания // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2005. № 4. С. 18.

9 См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 92.

10 Мицкевич А.Ф. Уголовное наказание: понятие, цели и механизмы действия. СПб., 2005. С. 329.

11 Соловьев В.С. Соч.: в 2 т. Т.1. М., 1988. С. 403.

12 Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Зубкова. М., 1997. С. 19.

13 Пудовочкин Ю.Е. Указ. соч. С. 166.

14 Мальцев В.В. Указ. соч. С. 108.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16 НойИ.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962. С. 41.

17 См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 108-109.

18 Шошин С.В. Проблемы определения категории «цель» в современном российском уголовном праве // Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии: материалы IV Российского конгресса уголовного права. М., 2009, С. 427.

19 Рыбак М.С. Указ. соч. С. 91-92.

20 См.: Верина Г.В. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности: проблемы теории и практики. Саратов, 2003. С. 296.

22 См. : Кирюхина Е.Л. Реализация целей уголовного наказания применительно к пожизненному лишению свободы // Российский следователь. 2006. № 11. С. 59.

23 См.: Уголовное право. Общая часть: учебник / под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997. С. 414.

24 См.: Уголовное право России: учебник: в 2 т. Т. 1: Общая часть / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 1998. С. 376.

25 См.: Верина Г.В. Указ. соч. С. 297.

26 См.: Фатхутдинов А.И. Указ. соч. С. 19.

27 Упоров И. Целеполагание отдельных видов наказания в российском уголовном праве // Уголовное право. 2001. № 3. С. 45.

28 См.: Там же. С. 45-50.

29 Шаргородский М.Д. Система наказаний и их эффективность // Советское государство и право. 1968. № 11. С. 55.

И.А. Солодков

СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИИ

«ХАРАКТЕР ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ»

Статья посвящена исследованию категории «характер общественной опасности». Анализируются различные точки зрения ученых относительно понятия и содержания рассматриваемой категории.

Ключевые слова: общественная опасность, характер, качество, состав преступления. I.A. Solodkov

CONTENT OF THE CATEGORY «CHARACTER OF PUBLIC DANGER»

Keywords: public danger, character, quality, crime structure.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ) законодатель достаточно часто оперирует категориями «характер общественной опасности» и «степень общественной опасности» (ст. 6, 15, 38, 47, 60, 68, 73). Тем не менее, уголовный закон не раскрывает содержания указанных категорий. На

Уголовное право и криминалистика

цели наказания

как символы уголовной политики

С. А. АНОЩЕНКОВА, кандидат юридических наук

М. Д. Шаргородский писал, что для установления эффективности наказаний необходимо прежде всего решить вопрос о том, какие цели преследует наказание, и правильное определение целей наказаний является важнейшим условием обеспечения эффективности правового регулирования .

По замечанию И. Я. Фойницкого, существует две самостоятельные проблемы: объяснение смысла существования самого наказания и определение его целей . Попытаемся представить цели наказания как символ (олицетворение) российской уголовной политики.

Вопрос о целях наказания1 был предметом и философской мысли, и правовых научных дискуссий. «Все богатство разнообразных теорий, объясняющих цели и смысл применения наказаний, можно свести к двум основным направлениям. Первое направление определяется как абсолют-

ные теории наказания, или классическая школа уголовного права. Родоначальниками этого направления являются немецкие ученые И. Кант и Ф. Гегель, считавшие целью уголовного наказания возмездие за совершенное преступление… Второе направление включает в себя самые разнообразные теории, которые можно назвать теориями полезности, или социологическими теориями. В их число входят теории общего или специального предупреждения, теории устрашения, психического принуждения, а также смешанные теории» .

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.

в ст. 20 подчеркивал, что наказание не только кара, но и целенаправленная деятельность по достижению определенных результатов: исправления и перевоспитания осужденных, а также общей и частной превенции. Действующий уголовный закон не раскрывает понятия целей наказания2, но

ф

© С. А. Анощенкова, 2006

1 Словосочетание щели наказания» в известной мере условно. Поскольку уголовное наказание само по себе целей не преследует, имеются в виду те цели, которые стремится достичь общество, государство в лице правоприменительных органов посредством назначения и исполнения наказания.

2 Это вполне справедливо, поскольку определение понятия «цели наказания» — задача доктрины уголовного права.

в части 2 ст. 43 УК провозглашает податель и правоприменитель, ус-

их: восстановление социальной спра- танавливая в уголовном законе на-

ведливости, исправление осужденного казуемость преступлений, назначая

и предупреждение совершения новых эту уголовно-правовую меру лицам,

преступлений.

Установление и применение нака-

совершившим преступления.

Характеризуя значение целей нака-

зания не самоцель для законодателя и зания, В. К. Дуюнов пишет: «Сфор-

правоприменителя. Целеполагание мулированные в ч. 2 ст. 43 УК цели

наказания вытекает из самой его наказания определяют направлен-

сущности, связано с его социальными ность и содержание усилий государ-

и уголовно-правовыми функциями, с ства по их реализации, выбор наибо-

концептуальными основами уголов- лее целесообразных в институцио-ной политики. В теории уголовного права было высказано мнение о при-

нальном отношении средств и способов их осуществления, они служат

знании целесообразности в качестве ориентирами для законодателя и пра-одного из принципов назначения на- воприменительных органов государ-

казания .

ства в решении вопросов наиболее

В отечественной уголовно-правовой эффективного использования возмож-

науке имела место дискуссия о поня- ностей наказаний в противодействии

тии целей наказания. Н. А. Беляев преступлениям» .

предлагал отказаться от понятия Ф. Р. Сундуров называет некото-

«цели наказания», заменив его поня- рые свойства целей наказания: объек-

тием «социальные функции», так как тивность, истинность, реальность. Вы-

отсутствуют конкретные субъекты, ко- деляются цели-задачи (исправление

торым адресованы эти цели. «Адреса- осужденного и специальное предуп-

тами положений законодателя о целях реждение) и цели-направления (об-

наказания являются осужденные, а щее предупреждение); основные (за-

также другие граждане»

возражает крепленные законодателем с главной

Ф. Р. Сундуров. Со своей стороны хо- целью

телось бы отметить, что наказание без

— предупреждением преступлений) и неосновные цели (не за-

цели превратилось бы в автоматиче- крепленные в УК, но фактически реа-

скую «отдачу», неизбежно-рефлектор- лизуемые

кары, сатисфакции мо-

ную реакцию государства на преступ- рального вреда и др.) .

ление. Схема: «поскольку есть пре-

В отечественной доктрине уголовно-

ступление, то за ним должно последо- го права в качестве целей наказания вать наказание» обращена лишь в рассматривались: общее и частное предупреждение преступности, воспитание это соответ- или перевоспитание осужденных, юри-

прошлое и сродни возмездию.

Цели наказания

ствующие задачам и принципам дическое или моральное исправление уголовного права социальные и уго- осужденных, ресоциализация осужден-

ловно-политические

результаты, ных, восстановление социальной спра-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

определенные в уголовном законе, ведливости и др. Так, современные ав-которых стремятся достичь зако- торы кроме законодательно закреплен-

ных целей наказания называют следу- ведливости касается не только обще-

ющие: удовлетворение общественного ства, но и осужденного и потерпевше-

правосознания (С. А. Велиев) , го, о чем, кстати, пишет и сам С. А. Ве-

попытка примирения преступника с по- лиев . То же самое можно

терпевшим, обществом, самим собой и сказать и о цели общего предупреж-

Богом, перевоспитание осужденных, по- дения. Зададимся вопросом: разве тот

каяние осужденных, социальная реаби- факт, что лицо совершило преступле-

литация осужденных, гарантии стабильного правопорядка (Е. Азарян) .

ние, влечет за собой бездействие в отношении него уголовно-правового запрета? Ответ отрицательный: нет, В уголовно-правовой доктрине ре- не влечет, лицо обязано соблюдать шается вопрос о вычленении видов нормы уголовного закона. Общепре-целей наказания, построении их си- вентивная цель распространяется в стемы и соотношении различных це- том числе и на осужденных, в этом ее лей наказания между собой. Так, суть как всеобъемлющей цели. По Е. Азарян выделяет (впрочем, не сложности и механизму реализации вполне четко) начальные, промежу- А. Ф. Мицкевичем восстановление

о

точные и конечные цели наказания, а социальной справедливости и исправ-

также общую и особенную цели на- ление осужденного названы более

казания . Интересно, сложными, чем общее и специальное

хотя и не бесспорно, видение систе- предупреждения .

мы целей наказаний, представленное Авторами также затрагивается во-

С. А. Велиевым. По субъектам, кото- прос о соотношении целей наказания,

рым адресовано наказание, цели раз- Так, С. В. Полубинская наиболее важ-

и

делены на те, что осуществляются в ной целью наказания признает цель отношении конкретного осужденного предупреждения преступлений . А. Ф. Мицкевич, напротив, при-ние), и те цели, которые осуществля- ходит к выводу о том, что «по значе-ются в отношении неопределенного нию, важности все цели уголовного на-круга лиц (восстановление социаль- казания равны между собой, и ни одной справедливости, общее предуп- ной из них нельзя отдать какого-либо реждение). Возражения порождают особенного предпочтения» . выделение второй группы целей. По-

Восстановление

социальном

скольку логические правила класси- справедливости. Одними из первых

фикации объектов требуют того, что- авторов, увидевших цель наказания в

бы одна и та же группа классифици- восстановлении нарушенного пре-

руемых объектов принадлежала толь- ступлением социально-психологиче-

ко одной группе (категории), то одна ского порядка в обществе и восста-

цель наказания не должна быть адре- новлении чувства справедливости,

сована двум субъектам (осужденному

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Никифо

и неопределенному кругу лиц в дан- ров. Высказанная в шестидесятые ном случае). Однако нельзя отрицать, годы, эта идея не нашла поддержки в

что восстановление социальной спра-

зательскои среде, а также у

ВЕСТНИК Мордовского университета | 2006 I № 1

законодателя. «Из-за трудности измерения показателей степени достижения цели восстановления справедливости не может быть закреплена и эта цель», — поясняет С. В. Полубин-ская .

Закрепление такой цели наказания, как восстановление социальной справедливости, на наш взгляд, обусловлено следующим. На протяжении длительного времени в теории уголовного права ведется дискуссия о каре как о цели наказания3 Ряд ученых отождествляет содержание целей кары и восстановления социальной справедливости. Так, В. К. Дуюнов пишет: «Сущность уголовного наказания — кара, но понимаемая не как намеренное причинение страданий, а как справедливое воздаяние виновному за совершенное им преступление, которое заключается в осуждении совершенного им преступления и порицании лица, его совершившего» . Представляется, что, возведя восстановление социальной справедливости в ранг целей наказания, законодатель как бы подчеркнул, что тот карательный элемент, который неизбежно присутствует в наказании, является его содержательным элементом, но не целью как таковой. Кара, то есть лишения, принудительно претерпеваемые осужденным, не самоцель для законодателя и для правоприменителя. Кара — тот неизбежный груз, который должен быть положен на весы правосудия для восстановления гармонии в обществе. Восстановление социальной справедливости — вот цель наказания,

а покарание — одно из средств достижения этой цели.

Определить показатели эффективности достижения целей социальной справедливости достаточно сложно. Действительно, трудно отрицать, что такая философская и этическая категория, как справедливость, не может иметь четких границ и эквивалентов. Однако, как отмечалось выше, эффективность достижения данной цели определяется фактическим применением уголовного закона, степенью реализации идеи неотвратимости наказания. Именно как идею, отражающую отношение к чему-либо как к справедливому или несправедливому, воспринимает данную цель А. Ф. Мицкевич . Для того чтобы цель восстановления социальной справедливости не была абстракцией, а имела весьма осязаемые очертания, наука выработала специфические направления воздействия справедливости на людей — функции справедливости (В. В. Похмелкин, А. И. Экимов, Г. В. Мальцев). Так, ценностно-соиз-мерительная функция направлена на оценку соотношения явлений (преступления и наказания) с точки зрения соответствия или несоответствия справедливости. Социально-интегра-тивная функция нацелена на требование справедливости в преодолении социального конфликта. Восстановительная функция указывает на необходимость справедливого воздаяния за содеянное. Наряду с восстановительной функцией действуют уравнительная и дифференцирующая функ-

3 Сторонниками признания кары в качестве цели наказания являются Н. А. Беляев, И. И. Карпец, Н. А. Тарбагаев.

ции справедливости. Уравнительная функция требует равенства всех перед законом; дифференцирующая, напротив, указывает на необходимость индивидуального подхода. Существует также и стимулирующая функция справедливости, направленная в будущее и определяющая основные ориентиры для законодателя, правоприменителя и общества.

Восстановление социальной справедливости существует в широком и узком смыслах4 В первом случае речь идет о восстановлении нарушенного правопорядка, существовавшего до совершения преступления, во втором — о сатисфакции потерпевшего. Говоря о широком значении восстановления социальной справедливости, следует заметить, что преступление вносит дисбаланс в охраняемые уголовным законом отношения: нарушаются права субъектов, обладающих тем или иным социальным благом, преступается уголовно-правовой запрет. Это вовсе не означает, что норма уголовного закона каким-то образом «страдает» от преступления. Но нарушенная уголовно-правовая норма «включает» механизм реализации санкции по отношению к конкретному лицу. Если в отношении всех граждан наказание, закрепленное в санкции нормы Особенной части, действует лишь как угроза наказания, то для виновного наказание — это правовая реалия. Преступив закон, лицо создает юридический факт, полагаемый в основу охранительного уголовного правоотношения, в котором

один из субъектов (государство) обязан реализовать уголовную ответственность в отношении другого (виновного), а последний, в свою очередь, обязан ответить перед законом за содеянное. Таким образом, восстанавливается правопорядок в области охраняемых уголовным законом общественных отношений. В узком смысле восстановления социальной справедливости требуют нарушенные интересы потерпевшего, кто бы под ним ни подразумевался. Так, Б. С. Никифоров отмечает, что если причиненный преступлением вред выражается в дезорганизации общественных отношений, то наказание призвано восстановить их . Рассматривая наказание как общественно полезную деятельность государства, А. С. Велиев подчеркивает необходимость возмещения причиненного преступлением вреда. «…А поскольку преступление есть нарушение общественных отношений, — пишет автор, — причиненный им вред наносится этой сфере, и здесь же следует искать возможности его возмещения» . В последнее время все больше авторов пишет о необходимости возмещения вреда потерпевшему либо со стороны осужденного, либо со стороны государства.

Закрепление указанной цели наказания следует расценить как положительный момент. Во-первых, законодатель позиционирует уголовное законодательство как социально ориентированную правовую отрасль. Во-вто-рых, замена, а, вернее, поглощение

4 М. Н. Становский и С. А. Велиев рассматривают восстановление социальной справедливости в четырех аспектах: с точки зрения государства, общества, потерпевшего и виновного

кары как дели наказания, целью вое- жать». И в уголовно-правовой доктри-

становления социальной справедливо- не мнение о том, что назначение нака-

ч

сти в какой-то степени примиряет зания одному лицу устрашающе воз-

сторонников противоположных пози- действует на других, чем и достигается

ции данной дискуссии. Социально- предупреждение, является устоявшим-

нравственное значение данной цели ся. «Посредством наказания конкрет-

наказания обусловило ее приоритет ного преступника государство предос-

в числе целей наказания, предусмот- терегает других неустойчивых лиц от

ренных уголовным законом. совершения преступления» .

Предупреждение преступлений. Тем не менее, попытаемся обосновать

Данная цель состоит из целей общей иную позицию. Гуманистические уста-

о

и частной превенции, то есть адресова- новки современного уголовного закона лицам, совершившим преступления, нодательства позволяют утверждать: и иным лицам. Строго говоря, из тек- наказание виновного — это только его ста ч. 2 ст. 43 УК не явствует, на кого наказание. Никому не приятно осоз-направлено предупредительное воз- навать, что такой факт его биографии, действие наказания. Конкретизация как осуждение, используют в качестве этой цели содержится в ч. 1 ст. 1 примера для воспитания других граж-УИК РФ: «предупреждение соверше- дан. Назначая наказание, суд стремит-ния новых преступлений как осужден- ся реализовать цели наказания в от-

ными, так и иными лицами».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ношении только конкретного лица.

Среди целей наказания цель пре- Достижение иных целей, не имеющих

о

дупреждения преступлении многими к осуждаемому отношения, противоре-авторами названа главной, определяю- чит принципу гуманизма. Социальный щей. Так, М. Д. Шаргородский, опре- результат, который достигается кос-

о

деляя иерархию целей наказания, пре- венно, через другие результаты, не мо-дупреждение называл основной, ко- жет считаться целью наказания. По-нечной и специфической целью, а ис- этому цель общей превенции как цель правление и перевоспитание осуж- наказания реализуется с момента

средствами для достиже- вступления в силу уголовного закона.

Частная превенция, соответственно,

денного

ния этой главной цели 5.

Общепредупредительное

о

воздеи- реализуется на стадиях назначения и

ствие, на наш взгляд, проявляется толь- исполнения наказания осужденному ко на стадии установления наказания за общественно опасное деяние. Ко-

лицу. Специальное предупреждение направлено на предупреждение со-нечно, в памятниках российского уго- вершения преступлений лицами, уже ловного законодательства присутству- их совершившими. Частное предуп-ют указания: «сжечь во страх иным, реждение реализуется прежде всего дабы через то другим страх подать и в период исполнения наказания. По оных от таких неприятностей удер- мнению И. И. Карпеца, применение

5 Аналогичную точку зрения высказывает Б. С. Волков

уголовно-правовых мер физически лишает преступника возможности совершать преступления. Кроме того, наказание и связанная с ним судимость создают условия, препятствующие совершению преступлений и после фактического отбытия наказания осужденным. В стране наблюдается устойчивая тенденция сокращения пенитенциарных преступлений. Так, в 1997 г. в местах лишения свободы было совершено 2 088 преступлений, в 1998 г. — 1 779, в 1999 г. — 1 552, в 2000 г. — 1 254, в 2001 г. — 1 161, в 2002 г. — 723, за 11 месяцев 2003 г. — 563 преступления . Эффективность достижения частнопредупредительной цели наказания связана с исправлением осужденного, хотя исправление осужденного нельзя строго назвать средством частной превенции. Частное предупреждение, как указывалось, — это лишение возможности осужденного совершать преступления. Исправление — такой воспитательный результат, при котором лицо не совершает преступлений по иным, моральным соображениям.

Рассуждая об эффективности достижения целей общей и частной превенции, Э. Ф. Побегайло указывает, что тому способствует обеспечение неотвратимости ответственности за содеянное . Но главное, хотя и в нынешних условиях не вполне реальное условие, по мнению автора, — это такое воздействие на общественное сознание, «в особенности на сознание неустойчивых в

криминогенном отношении граждан, которое убеждало бы в «невыгодности» занятия преступной деятельностью» . Автор имеет в виду использование метода превентивного сдерживания потенциальных правонарушений.

Исправление осужденного — традиционная для отечественного уголовного права цель наказания. Наряду с перевоспитанием осужденного присутствовала она и в ст. 20 УК РСФСР 1960 г. Понятие исправления осужденных раскрывается в ст. 9 УИК РФ — это формирование у осужденных уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. Приведенная дефиниция охватывает как моральное, так и юридическое исправление осужденного. Что касается ст. 43 УК, то, по мнению Н. Ф. Кузнецовой, в ней имеется в виду лишь юридическое исправление осужденного, то есть несовершение им новых преступлений . В самом деле, более отдаленный результат, каковым является исправление моральное, — итог реализации норм уголовно-исполнительного права и его методов6 Со своей стороны Ф. Р. Сунду-ров подчеркивает главенствующее значение для исправления осужденного не политическое, не идеологическое, а нравственное воздействие, для чего следует создавать дееспособные службы психолого-педагогического воздействия и духовно-нравственного воспитания осужденных с привлечением высоко-

6 Так, В. И. Зубкова считает, что исправление осужденных после назначения наказания утрачивает самостоятельное значение, передавая «эстафету» уголовно-исправительному праву .

квалифицированных специалистов, а также священнослужителей .

Компоненты, составляющие исправление осужденного, в нашем понимании, таковы:

— сохранение позитивных качеств, которыми лицо обладало до совершения преступления и осуждения;

— приобретение лицом новых позитивных качеств и способностей (получение образования, профессиональная подготовка, обращение к вере и т. д.);

— изживание негативных качеств человека, в частности уяснение им положения о недопустимости совершения преступления, по крайней мере из-за страха перед правовым последствием, каковым является наказание.

Два первых абзаца охватываются понятием нравственного исправления, последний характеризует юридическое исправление. Исправление осужденных представляет собой средство достижения цели частной превенции, то есть представляет промежуточную цель на пути достижения частнопревентивной цели. Таким образом, цель исправления осужденных как бы охватывается, более глобальной целью — предупреждением совершения осужденными новых преступлений. Однако исключение данной цели из ч. 2 ст. 43 УК нецелесообразно, поскольку противоречит сложившейся концепции уголовно-правовой доктрины и уголовной политики. Наказание — это категория, имеющая своими адресатами как общество, отдельные его группы, так и конкретных индивидуумов. Изъятие из целей наказания персонального компонента будет неверным шагом, несмотря на то, что исправление осужденного в ре-

альности, скорее, цель-идеал, нежели чем цель-результат.

Определяя цели наказания, уголовное законодательство ряда зарубежных стран специально подчеркивает, что целями наказания не являются унижение человеческого достоинства и причинения физических страданий (ст. 36 УК Республики Болгария, ст. 38 УК Республики Казахстан, ст. 50 УК Украины, ст. 20 УК Эстонской Республики); Аналогичная формулировка содержалась и в ст. 20 УК РСФСР 1960 г. В литературе высказываются предложения восстановить данное указание в законе . Следует согласиться с позитивным значением отрицания целей унижения достоинства и причинения физических страданий при применении наказания. Это отрицание составляет один из содержательных моментов принципа справедливости. И именно поэтому, как нам видится, нет необходимости ни в дублировании этой сентенции в норме о целях наказания, ни в переносе ее из ст. 6 УК в ст. 43 УК.

Таким образом, цели наказания делятся на те, что относятся к наказанию в объективном смысле, и к наказанию в его субъективном значении. К первой группе относится цель общего предупреждения, которая состоит в удержании от совершения преступления той категории лиц, которая не совершает их из-за страха применения наказания. Ко второй группе относятся цели наказания, которых стремится достичь правоприменитель по конкретному уголовному делу: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и частное предупреждение.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определение целей наказания отражает правосознание законодателя. От того, к каким целям стремится общество, применяя уголовное наказание, зависят система наказаний, принципы его назначения, в конечном счете, уголовная политика, зависят от господствующей в уголовно-правовой доктрине концепции наказания. Уголовно-правовая доктрина должна сыграть доминирующую роль в выработке концепции наказания, чтобы упредить от-

ход от демократических и общегуманитарных принципов права. Выработка основных идей об уголовном наказании должна осуществляться прежде всего на философском уровне. На сегодняшний момент еще не сложилось такого научного направления, как отраслевая философия права, в частности уголовного. Но мы уверены: без философского осмысления уголовное право, уголовно-правовая политика обречены на нестабильность.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Азарян Е. Преступление. Наказание. Правопорядок. СПб., 2005.

2. Велиев С. А. Принципы назначения наказания. СПб., 2004.

4. Дагель П. С. О принципе целесообразности наказания / / Правоведение. 1962. № 1.

5. Зубкова В. И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002.

6. Итоги деятельности УИС Министерства юстиции России. 2003.

7. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. Л. Л. Кругликова. М., 2005.

10. Мицкевич А. Ф. Уголовное наказание: понятие, цели и механизм действия. СПб., 2005.

11. Никифоров Б. С. Наказание и его цели // Советское государство и право. 1981. № 9.

13. Полубинская С. В. Цели уголовного наказания. М., 1990.

14. Становский М. Н. Назначение наказания. СПб., 1999.

16. Уголовное право. Общая часть /под ред. В.П. Малкова, Ф.Р. Сундурова. Казань, 1994.

17. Уголовное наказание и его социальное предназначение в демократическом обществе / Российское уголовное право: традиции, современность, будущее: Материалы научной конференции, посвященной памяти профессора М. Д. Шаргородского (к столетию со дня рождения) 1 — 2 июля 2004 г. СПб., 2005.

18. Фойницкий И. Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000.

19. Шаргородский М. Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб., 2003.

Поступила 05.07.06.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх