Андрей Сергеев Москва

…он, переводчик Божией милостью, открыл русскому читателю самые авангардные, самые тяжелые для перевода — и рискованные для репутации переводчика — страницы зарубежной поэзии. Английской, американской, ирландской, австралийской… Перевод «Баллады о Хухо О’Вьортткке” Джеймса Джойса, невероятно трудного для прочтения автора — подлинный шедевр, созданный Андреем Сергеевым и открывший новые языковые возможности адекватного перевода подобных сверхсложных текстов. Особо любимым автором Сергеева был Роберт Фрост. Ален Гинсберг, Робинсон, Сэндберг, Элиот, Дилан Томас, Джудит Райт… трудно перечислить имена всех англоязычных поэтов, которых он перевел на русский язык за сорок лет.

Георгий Балл, Владимир Строчков
Андрей Сергеев являет собой образец неполитического диссидента, наделенного темпераментом кальвиниста или, скажем шиворот-навыворот, старообрядца. Подобного склада люди оставляют все зло миру, тщательно храня белизну своих одежд (характерно в этом смысле выражение «чистые переводы», в занятии которыми Сергеев обрел убежище как переводчик с английского). Такие люди часто находятся в конфликте с обществом и своим временем, но редко в конфликте с собой — а что может сравниться с комфортом чистой, покойной совести?
Игорь Клех
Переводить американскую поэзию, которую его друг Иосиф Бродский называл вергилиевской, или созерцательной, по своему определяющему качеству, — дело крайне сложное для русского поэта, воспитанного в совсем иной традиции. Андрей был именно поэтом, в свое время замеченным Заболоцким и, насколько могу судить, по своим вкусам довольно далеким от этого вергилианства, уж не говоря о верлибре (который он недолюбливал, оттого и предпочитая переводить поэтов, оставшихся, как Фрост и Элиот, непоколебимыми приверженцами правильной метрики). Но ошибутся те, кто решит, что поэтический перевод для него был просто прибежищем, вынужденным компромиссом, поскольку в советское время он не имел надежды напечататься как оригинальный поэт. Конечно, невозможность публиковаться была для него печалью, но все, что он делал как переводчик, отмечено ничуть не меньшей требовательностью к себе, и вкус его в переводе столь же выверен, и творческой энергии затрачено тут, должно быть, не меньше. Не знаю, как думал он сам, но мне кажется, что в переводе он выразил себя органично: его Робинсона, его Мастерса будут читать годы и годы.
Алексей Зверев

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх