Брак с иорданцем

У Иры и Мохамеда Яссин праздников в году больше, чем у других семей, потому что они поддерживают традиции сразу двух государств — Украины и Иордании. Вместе живут пятнадцать лет, воспитывают троих детей, строят планы на будущее, которые в основном касаются Луганска.

Арабские мужчины, прежде чем жениться…

Мохамед Али родом из небольшого района в Иордании. В Луганск приехал для продолжения учебы в аспирантуре педагогического университета. Да так здесь и остался, полюбив второкурсницу Ирину. Когда у них родилась первая дочка, мама Ирины попросила назвать внучку именем, которое бы одинаково звучало на арабском и славянском языках. Созвучных имен было три — Надя, Тамара и Валя. Выбрали первое, которое устроило сразу три семьи. Второй дочке имя дала сама Ирина, назвав ее по-арабски — Амина, что означает

«правильная», а сына назвали вместе с мужем — Азизу.

По словам Ирины, арабские мужчины очень ответственно относятся к семье. Они не рассчитывают на материальную помощь родителей, как принято у нас, поэтому, прежде чем жениться, создают материальную базу. Мохамед, например, после аспирантуры стал преподавать в университете арабский язык, а позже создал фирму, которая занимается подбором иностранных студентов из арабских стран для учебы в украинских вузах. Кроме того, он преподает русский язык для иностранцев. Кстати, на русском он говорит почти без акцента, хорошо понимает украинский, пытается на нем разговаривать и писать. В арабских семьях материальное обеспечение полностью лежит на мужчине, поэтому Мохамед считает большим позором, когда муж не занят серьезным делом и в основном живет на средства супруги. Арабы оберегают своих женщин и девушку за кого попало замуж не отдадут. Сначала о женихе и его семье соберут информацию, проверят его благонадежность. Перед браком между молодыми людьми заключается контракт, которым, в частности, определяется, сколько денег муж потратит на золотые украшения для жены и наряды. Мохамед и Ира в Иордании тоже заключили такой контракт. Его условия не афишируются, но в подтверждение того, что он выполняет условия этого брачного документа, Мохамед показал два арабских платья, недавно купленных для жены. Одна вышивка арабского рисунка золотыми нитками и стеклярусом чего стоит. Но…

Настоящее золото — взаимопонимание

Впрочем, не наряды, не золото главные в этой семье. Не на этом она держится. Важен микроклимат, взаимопонимание и уважение друг к другу. Интернациональную семью создать трудно. Сколько таких случаев, когда молодые девушки выходят замуж за арабов, рисуя заманчивое будущее, а потом горько разочаровываются, возмущаясь тем, что муж посягает на их свободу.

— Я тоже делала ошибки, — признается Ирина. — Но мне повезло с мужем. Он терпелив и мудр. Мохамед понимает, что у нас разное воспитание, разные взгляды, культура, религия, разное понятие о семье, взаимоотношениях между женщиной и мужчиной, женой и мужем. Например, у арабов жена не может танцевать с другим, даже если это близкий родственник. В свою очередь, муж также не должен обращать внимание на иных женщин, кроме жены. Красиво наряжаться, пользоваться косметикой жена должна только для мужа, а не для улицы. Для нас это дико, мы проповедуем более свободные отношения, поэтому многие женщины такие строгие правила не соблюдают. И семья дает трещину. Кстати, меня многому научила моя свекровь. После рождения Амины мы больше года жили в Иордании. Я видела, на чем строятся отношения родителей Мохамеда. Главное внимание жены сосредоточено на муже. Он — глава семьи, добытчик. Жена не имеет право повысить на него голос или не исполнить его просьбу. Свое несогласие с поведением супруга она выражает молчанием и нежеланием общаться. Я ни разу не видела, чтобы родители конфликтовали. Отец всегда советовался с матерью, выслушивал ее мнение и поступал так, как она советовала. Спокойная и мудрая свекровь сумела построить взаимоотношения в семье на почве уважения к себе и большого авторитета для мужа. Я считаю, что 90 процентов того, что наша семья сохранилась, — это заслуга Мохамеда. Он понимает меня, оберегает. Я приняла мусульманскую веру. Между супругами не должно быть разногласий, тем более религиозных, которые часто являются причиной распада семьи.

Несколько советов Ирины тем девушкам, которые собираются выйти замуж за иностранца:

— Прежде чем принять решение выйти замуж за выходца из арабских стран, надо хорошо изучить, понять и принять законы его государства. Многие девушки считают, что в чужой стране, в другой семье они будут жить по своим правилам. Это заблуждение. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Надо идти на некоторые уступки и следовать традициям той семьи, в которую вы вливаетесь. Одна американка, вышедшая замуж за иорданца, решила позагорать на пляже в обнаженном виде. Она так опозорила семью, что от негодования отец мужа схватился за оружие. Нельзя идти против всей семьи.

Во-вторых, не стоит сразу заводить детей. Осмотритесь вначале. Если не понравится — можете уехать домой, никто не станет удерживать. Но если есть ребенок — уехать будет труднее. Для иорданцев, например, очень важно, чтобы ребенок жил в семье, в их вере. Это принципиальные вещи. По закону, дети до 12 лет могут остаться с матерью, после они сами выбирают, с кем из родителей жить. Принять культуру чужой страны трудно, но можно. Все зависит от человека, его отношения к браку.

— Это комната девочек и мамы. Вот тут они спали, здесь компьютер, она училась.

Каждый раз, заходя в комнату дочери и внучек, Валентина Бережная не может сдержать слез. С момента их отъезда здесь ничего не изменилось. Вещи, игрушки, фотографии. Не хватает лишь детского смеха.

Валентина Бережная, мать Татьяны:

— Они родились здесь, я сама растила. А теперь вот… И прописаны здесь, и училась девочка здесь, теперь они не могут выехать. Он хотел, чтобы его семья жила в Иордании. А она не хочет там. Плачет и все — домой. И дети домой хотят, а он не дает разрешения.

Он – это гражданский супруг 32-летней Татьяны Бакер. Живет и работает в Казахстане. Мужчина долго ухаживал за Таней, но отношения они так и не оформили. За это время родились две дочки Сальсабиль и Таснима: сейчас им 9 и 6 лет. Два месяца назад Татьяна с дочерьми в очередной раз отправилась в гости к родственникам Бакера. Сам он пообещал, что присоединится, как уладит проблемы с бизнесом. Поездки в Иорданию случались и раньше, но что произошло в этот раз, родные не понимают.

Алевтина Данько, подруга Татьяны:

— По приезду туда брат Бакера взял ее документы с тем умыслом, что якобы нужно продлевать визу ее и девочек. По сегодняшний день документы Тани не вернули. Когда пришел туда посол, приехал брат Бакира и предоставил документы на девочек, но уже сделанные с гражданством Иордании. А про Танины документы сказала, что она их якобы потеряла.

В недоумении и сама Татьяна. Вместо обещанного отдыха, она без документов с дочками на руках оказалась в чужой стране. Теперь боится выходить на улицу, потому что не знает языка. И с ужасом ждет возвращения мужа.

Татьяна Бережная:

— Если честно, я просто испугалась, и сейчас он звонил, кричал. Честно, боюсь. Было все нормально, поэтому мы поверили и доверились ему. Я почему-то не думала, что он может такое сделать. Может, потому что я не захотела жить здесь, в Иордании, может, поэтому его это задело. Мы плачем, дети плачут. Сейчас он говорит: я хочу приехать в Иорданию на днях. У детей истерика, они не хотят даже, чтобы он приезжал.

Договориться с иностранным родственником не может ни его жена, ни ее родные. Впервые за три месяца зять назначил теще свидание. Но диалога не получилось.

— Бакер!

— Дай мне говорить!

Опрокинутый стол и разбитая посуда. Гостеприимство закончилось вместе с аргументами. Больше мужчина никого слушать не стал.

— Просим вернуть ее вместе с девочками сюда.

— Однозначно нет. Я делал это для моих детей и собираюсь делать это для них. Я говорил это миллион раз. Я не пытаюсь разлучить Таню с детьми. Вопрос времени, я здесь закончу и уеду туда.

Делом уже заинтересовались следственные органы двух стран. Именно они будут разбираются в деталях этой запутанной истории. Как скоро Татьяне вместе с детьми удастся вернуться на родину, пока неясно. В Министерстве иностранных дел сообщили, что посольство Казахстана в Иордании держит вопрос на контроле.

Так уж вышло, что я никогда не была в Египте, Турции, Тунисе, и первой арабской страной, куда я осмелилась поехать, стала Иордания. Конечно, о любовных приключениях с местными мачо речи не шло (я все-таки замужняя дама), но необычные порядки Востока возбуждали во мне неимоверный интерес. Каково живется мужчинам в мире, где официально «секс только с женой и только после свадьбы»? Как чувствуют себя женщины, зная, что муж в любой момент может привести в дом вторую (а потом и третью!) жену? Правда ли, что красивая иностранка может легко найти себе шейха и даже, не будучи мусульманкой, выйти на него замуж? Мне удалось поговорить по душам с коренными иорданцами.

Пруф: вообще-то я приехала с мужем!

Хасан: «Жена не ревнует»

Хасана мне рекомендовали в отеле как отличного гида и проводника по пустыне. Он предлагал полюбоваться закатом на скалах Вади-Рам, переночевать в бедуинском лагере, а утром отвезти нас с мужем в Петру, и все это в два раза дешевле, чем у туроператора. Плюс он говорил по-английски, а значит, появлялся шанс узнать что-то интересное из первых рук. Решено, едем с Хасаном!

Буквально за 5 минут до встречи он позвонил и спросил, не будем ли мы возражать, если с нами поедет его давняя подруга из Италии. Мы не возражали: чем больше народу, тем веселее и… безопаснее (наверное).

Хасан оказался смуглым коренастым арабом лет 45, глаза с хитрым прищуром, на лице улыбка-ухмылка, а вот его «подруга» – весьма эксцентричная дама за 50. С ярким макияжем, в полупрозрачном балахоне поверх топа и мини-шорт, обесцвеченными волосами и огромными серьгами в ушах. Ее звали Джулия, и Хасану она явно нравилась больше, чем просто подруга. Я уже чуть не ляпнула, что «расстоянья любви не помеха», как вдруг Хасан вспомнил, что должен позвонить жене… У меня, наверное, сильно округлились глаза, и Джулия радостно залепетала: «Ты представляешь, мы так давно дружим! Уже целых 6 лет. А его жена совсем ко мне не ревнует, правда, Хасан?» – и нежно погладила его по коленке. Хасан ничего не ответил, но сообщил, что завтра вечером ждет нас в гости, так как его жена будет готовить мансаф (национальное блюдо), и мы обязательно должны его попробовать. «Да-да, его жена очень вкусно готовит», – добавила Джулия.

Тут уж мне стало совсем неловко, но я не подала виду и спросила:

– А у вас до сих пор разрешено многоженство?

– Да, но мало кто может себе позволить это финансово, – ответил Хасан.

– Понятно… А как жены уживаются друг с другом? Наверное, часто ругаются?

– Зачем им ругаться? Они друг другу помогают.

И действительно. Я на секунду выкинула из головы популярный нынче образ эмансипированной европейской штучки, которая приглашает домработницу, а тем временем ходит в театр, и представила себе реалии простой иорданской жены. Вот она – 19-летняя невинная девушка – выходит замуж за темпераментного и очень голодного мужика и тут же начинает рожать детей. Все хозяйство при этом на ней, пятый малыш на подходе, и вдруг появляется она – вторая жена. Честно говоря, я бы на месте первой вздохнула с облегчением: «Твой черед рожать, милочка! И вообще, у нас тут порядок, так что пошла вынесла мусор». Я, конечно, утрирую, но в мире, где ты не работаешь в офисе с 9 до 6 с идеальным маникюром и кофемашиной на кухне, а воспитываешь 5 и больше детей, вторая женщина в доме – это скорее помощь, чем помеха.

К слову, жена у Хасана оказалась очень бодрой и разбитной женщиной, которая лихо гоняла детей по дому с разными поручениями и действительно отлично готовила.

Хусейн: «Найди мне русскую жену, и я сделаю ее счастливой»

После Петры мы решили отправиться в столицу Иордании Амман и наняли уже другого водителя. 4 часа езды по вечерней трассе располагали к разговору по душам, и пока муж спал, я решила выяснить, как у Хусейна обстоят дела на любовном фронте. Парень был весьма симпатичный, говорил на 5 языках и, как выяснилось, активно искал себе жену из России.

– Чем тебе так нравятся русские девушки? – поинтересовалась я.

– Они красивые и свободные. – ответил Хусейн. – У тебя есть незамужние подруги, которые хотели бы жить в теплой стране?

– Ну допустим… А какую девушку ты ищешь? Назови три самых важных качества.

– Я же сказал: красивую.

– Но что если у нее скверный характер или она будет глупая и недалекая?

– Я организую ей хорошую жизнь, и у нее будет хороший характер. Плохой характер бывает от плохой жизни.

(Мудро, подумала я про себя).

– А что такое по-твоему «хорошая жизнь»?

– Ей не нужно будет работать, я буду о ней заботиться, а выходные мы будем проводить на природе в пустыне с моей семьей (оказалось, Хусейн из семьи бедуинов, которые до сих пор живут в пустыне).

– Ну хорошо! Предположим, она будет очень красивая. Но пройдет время, она состарится, ее красота померкнет. Что тогда? Заведешь себе вторую жену – помоложе?

– Не-е-ет! Я же тоже состарюсь! – и он посмотрел на меня, будто я совсем глупенькая. Да, Восток – это другая планета, как ни крути…

С одной стороны, такой подход к женщине показался мне утилитарным и приземленным. Что значит «Хочу красивую»? А как же богатый внутренний мир? Как же цитаты из Канта, отсылки к Фрейду, кандидатская по философии и 7 лет по классу фортепиано? Что, если с ней поговорить не о чем и вообще скучно? Вдруг она плохо готовит мансаф или, не приведи Господь, вегетарианка?

Но тут я тряхнула головой, и с меня спало какое-то давнее наваждение. Кто и когда внушил мне, что достойны любви только успешные, образованные, утонченные интеллектуалки, по совместительству фитоняшки, с IQ не ниже 140? Именно это и есть чистой воды потребленчество. Когда мужчина листает страницы с «Привет, как дела?» в очередном мессенджере и грустно вздыхает: «Ах, все не то, все не то…. Лена не читала Кафку, а Таня не разбирается в джазе. Нет, мы явно не сойдемся характерами. И вообще, я привык жить с любимым котом, а у нее аллергия на шерсть», – да определись ты уже, чего хочешь, милый, перестань вести себя, как капризная избалованная девчонка в канун ПМС, и сделай счастливой хотя бы одну женщину.

Махмуд: «Она меня любит, но я на ней не женюсь»

Романтический ореол, который почти загорелся для меня над образ восточного мужчины, готового бросить мир к ногам белокурой красавицы, развеялся после встречи с Махмудом – сыном владельца отеля, в котором мы жили. Веселый 19-летний парень с прекрасным английским, загорелый, как все иорданцы, очень общительный и приветливый.

– Почему ты такой радостный? – спросила я.

– Скоро мой друг женится, и сегодня вечером у него вечеринка. Пошли со мной, будет весело.

– Я думаю, мой муж не одобрит эту идею.

– Это точно твой муж, не бойфренд?

– Точно. Видишь кольцо? Сам-то когда женишься?

– Нескоро. Я ищу девушку, которая бы меня понимала, а я непростой человек.

– Чем же ты не простой?

– Меня не так просто понять, Анджелина.

– Я Оля.

– Прости, я это не могу выговорить, можно буду звать тебя Анджелина?

– Зови как хочешь. Так что, неужели ты ни разу не повстречал хорошую девушку?

– Почему? У меня есть девушка, очень хорошая.

– Так почему ты на ней не женишься?

– Она бы хотела, да…Очень любит меня, но знаешь, как бы это сказать…. Я у нее не первый. А моя жена должна быть невинной, чтобы я был единственным. Я очень ревнивый, да.

– Ага, все понятно. Морочишь девушке голову. Что ж не скажешь ей честно?

– Она все знает, но очень любит меня. Вот такие дела.

И, видимо, утомившись от разговора, Махмуд побежал встречать других гостей отеля. Романтика романтикой, но он у нее «должен быть первым», черт побери!

Мои выводы

Иордания – совсем другой мир. Мужчины, женщины, их социальные роли, нормы поведения, даже одежда – все отличается от того, к чему мы привыкли. Здесь не принято открыто проявлять чувства, ходить за ручку, вызывающе одеваться. Я как-то случайно на автомате поцеловала мужа в щечку, так нам победно скандировало «ye-e-essss пол-улицы и улюлюкали из проезжающих мимо машин. Приезжать в эту страну без мужчины не рекомендую. Приезжать в поисках мужчины – разве что если ваша цель – sex only.

Хотя есть и истории с хэппи-эндом. В Иордании рекламируют книгу, написанную барышней из Новой Зеландии, которая в 1970-х годах влюбилась в бедуина, вышла за него замуж, родила троих детей и всю жизнь прожила в Петре. Правда, история умалчивает, была ли она изначально девственницей…

Реклама той самой книги женщины из Новой Зеландии, вышедшей замуж за бедуина.

Р. S. Кстати, найти шейха в Иордании проще простого. Там так называют не владельца нефтяной вышки и стада высокопородных верблюдов, а просто главу семьи. Так что ваш муж или отец – тоже по сути шейхи. Сегодня вечером обязательно сообщите им об этом.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх