Директор елисеевского гастронома

Это история о трагической судьбе директора знаменитого московского магазина Юрия Соколова. Его расстреляли незадолго до перестройки, в декабре ­1984-го. По версии суда — за взятки.

Приговор потряс Москву: наказание было несоизмеримым содеянному. Кем был Соколов — коррупционером, как писали газеты, или одаренным предпринимателем? Об этом рассказывает фильм, главную роль в котором сыграл Сергей Маковецкий (в фильме у его героя переиначенная фамилия — Беркутов).

Со дня расстрела прошло уже почти 27 лет — совсем немного с точки зрения истории. Еще живы свидетели тех событий, но между той и нашей эпохами лежит пропасть.

Сергей Маковецкий даже внешне похож на директора «Елисеевского» Юрия Соколова.

Эра дефицита

Сегодня трудно представить, что для советского гражданина значил кусок хорошей копченой колбасы. Урвав по случаю, ее несколько месяцев хранили в холодильнике, чтобы съесть на Новый год.

В то время прилавки встречали покупателей высоченными пирамидами из рыбных консервов. Почти все остальное было дефицитом. Почему? Не было рыночной экономики, когда спрос рождает предложение. Сколько советские люди съедят колбасы, решал Госплан. Естественно, высокие идеи не имели ничего общего с жизнью.

Но был и другой способ заполучить «еду мечты». Счастливчикам удавалось завести знакомство с директорами, товароведами продуктовых магазинов. Это были почти мифологические и влиятельные фигуры. По блату они отпускали приближенным продукты, которых не было в свободной продаже.

Продуктовый рай

В годы брежневского застоя в Москве наиважнейшей персоной в мире дефицитных продуктов был директор гастронома №1 Юрий Соколов. То было официальное название. В народе магазин все звали «Елисеевским», как он и назывался до революции, — по имени основателя, знаменитого купца Григория Елисеева. Расположенный в старинном особняке, «Елисеевский» в старину гремел на всю Москву — здесь продавали диковинные продукты вроде трюфелей и устриц, редкие вина, несчетное количество сортов чая и кофе и проч. Сюда приходили и как в музей: полюбоваться роскошными интерьерами и хрустальными люстрами.

С приходом советской власти еда отовсюду исчезла. И вдруг бывший фронтовик Юрий Соколов вернул магазину дореволюционную славу. Везде было пусто, но только не в гастрономе №1 по адресу: ул. Горького, д. 14.

— В магазинах не всегда можно было найти даже селедку, — вспоминает московская пенсионерка Элеонора Тропинина. — А в «Елисеевском» она была всегда. Как и колбаса «Докторская», и многое-многое другое…

Гастроном №1 стал неофициальной визитной карточкой Москвы, наряду с Кремлем. Сюда непременно заходили приезжие из других городов и иностранцы.

Но подлинное изобилие было спрятано от посторонних глаз на складах магазина. Тут были уже не вареные, а копченые колбасы, икра, балык, свежайшие фрукты и прочее. Соколов умел договариваться с поставщиками. Сейчас бы он предложил им выгодные условия и хорошую прибыль. Но тогда у него не было рыночных рычагов и он расплачивался конвертами с наличными. То есть подкупал. Но на какие деньги?

— Мы закупили импортное холодильное оборудование, — признался на суде Соколов. — Потери продуктов при хранении стали минимальны…

При этом установленные правила позволяли списывать едва не половину на «усушку». Соколов и списывал — на бумаге, а на деле отпускал продукты «нужным людям» с черного хода. Весь культурный и чиновничий бомонд приходил к нему на поклон. Телефон разрывался от звонков: кто звал на премьеру в театр, кто сулил ботинки дефицитной марки — намекая, что в ответ хотелось бы получить пакет с вкусной едой… Дочь генсека Галина Брежнева приезжала едва ли не каждый день.

Этот снимок сделан в гастрономе № 1 в 1987 году — после расстрела Соколова. Магазин был уже не тот: хороших продуктов все меньше, зато появились очереди и продавцы научились хамить.Фото: РИА Новости

Гром среди ясного неба

При этом Соколов не был алчным хапугой. Никогда не забывал про трудовой коллектив: лично поздравлял с днем рождения каждую продавщицу, вручая конвертик с «премией». Немалая доля уходила начальнику Горторга Трегубову и даже, как говорят, самому Виктору Гришину — первому секретарю Московского горкома КПСС.

Соколов построил прибыльный бизнес в непригодных для этого условиях. Был, по сути, одним из первых советских бизнесменов.

— Там не только «все было». Все было свежайшее, высшего сорта! — говорит пенсионерка Тропинина. — И продавцы все вежливые, в чистейших халатах — Соколов за этим лично следил…

Увы, в то время это было возможно, только если нарушать законы.

…Когда в 1982 году Соколова арестовали «при получении взятки в размере 300 рублей», он сохранял спокойствие. Был уверен, что его высокопоставленные знакомцы выручат. На худой конец, отделается малым сроком.

В то время по стране прокатилась волна арестов: председатель КГБ Юрий Андропов боролся с коррупцией. Хватали секретарей райкомов, чиновников всех рангов… В Москву специально командировали десятки молодых следователей из провинции: они не входили в столичные коррупционные схемы и могли работать эффективно. Давали сроки, иногда значительные. Но о расстрелах не было и речи!

Рука Андропова

Об истинных причинах сурового приговора стало известно спустя годы. Глава КГБ под предлогом борьбы с казнокрадами зачищал себе путь к власти. Дни Брежнева были сочтены, а занять его место желал не только Андропов. Туда же метил любимчик Брежнева — Виктор Гришин. Став генсеком, Андропов продолжал давить на конкурента, уничтожая его окружение, куда входил и Соколов…

На суде в сентябре ­1983-го он понял, что спасать его никто не будет. И заговорил. Достал особую тетрадку, стал зачитывать: как он получал прибыль и, главное, кто и сколько из нее получал. Договорить ему судья не дал.

Дело рассматривал Верховный Суд СССР. В зал специально пригласили директоров магазинов — для устрашения. Когда огласили приговор, присутствующие… зааплодировали. Хлопали те, кто много лет лично знал Юрия Соколова и дружили с ним. Смертельно напуганные, так они пытались доказать свою лояльность.

По иронии судьбы расстреляли директора уже после смерти Андропова, недолго протянувшего на посту генсека. Прошение о помиловании не помогло: слишком многие высокопоставленные персоны хотели, чтобы Соколов навсегда замолчал. До сих пор с материалов дела не снят гриф «Секретно».

ДОСЛОВНО

Иосиф КОБЗОН: «Он опередил время»

— Я близко знал Юрия Константиновича. Он устраивал вечера отдыха для коллектива, и многие артисты приходили к нему. Без всякого гонорара! Единственное, мы рассчитывали на дефицит, которым была затарена база магазина.

Но мы общались и в нерабочее время. А что не общаться? Ветеран войны, член бюро райкома партии. Интеллигентный. Всегда у него на столе стояли цветы. У него была прекрасная семья — жена Флорида, дочь. Они приходили ко мне в гости, я — к ним.

На суде в своем последнем слове Соколов не признал себя виновным. Он просто сказал, что работал в системе и старался все сделать, чтобы люди могли покупать продукты. Он опередил время, был замечательным организатором… ()

А вы бывали в советские годы в «Елисеевском»? Делитесь впечатлениями!

Уголовное дело директора Гастронома №1, или, как его называли в народе, «Елисеевского», в 80-е годы стало одним из самых громких.

Юрий Соколов, сам того не ведая, стал жертвой подковерной борьбы, где столкнулись могущественные структуры и личности, которые рвались к власти в СССР незадолго до смерти Брежнева.

По приговору Верховного суда СССР Соколов — заслуженный человек, ветеран войны, прекрасный организатор и хозяйственник — получил высшую меру наказания — расстрел.

Но в той большой игре, которую начал тогдашний председатель КГБ Юрий Андропов, человеческие качества директора «Елисеевского» магазина не имели никакого значения. Целью его было опорочить главных претендентов на пост Генерального Секретаря Ц К КПСС, в том числе и Виктора Гришина, человека, стоящего у руля власти в Москве.

Редкие кадры хроники позволят окунуться в атмосферу того времени. Впервые будут показаны материалы уголовного дела, оперативные кадры. Люди постарше вспомнят, как непросто было прожить, когда прилавки пустовали, и для того чтобы достать хоть какие-то продукты, необходимо было обзавестись нужными связями. Что же касается молодых, они узнают, как «дефицит» в «период застоя» мог открывать любые двери.
В фильме участвуют:

Геннадий Филиппенков — в 80-е годы следователь следственной группы прокуратуры РСФСР,
Артем Сарумов — адвокат Юрия Соколова,
Бари Алибасов — в 80-е годы руководитель ВИА «Интеграл»,
Всеволод Шиманский — в 80-е годы министр торговли РСФСР,
Валерий Макеев — в 70-е годы руководитель творческого объединения «Московская редакция телевидения»,
Иосиф Кобзон — народный артист СССР,
Тамара Красавцева — в 1982 году заведующая отделом гастронома «Елисеевский»,
Алексей Филиппов — в 1982 году главный товаровед гастронома «Елисеевский»,
Владимир Коротеев — в начале 80-х следователь по особо важным делам, руководитель следственной группы прокуратуры РСФСР,
Зинаида Несова — ветеран советской торговли,
Валентина Филиппова — в 82-м году кассир гастронома «Елисеевский»,
Геннадий Литвин — в 80-е годы директор Калининского райпищеторга.

Георгий Беркутов (Георгий Петрович Беркутов) — директор гастронома № 1.
Его роль исполняет известный российский киноактер Сергей Маковецкий.

«Дело гастронома № 1» — российский телесериал. Посвящён делу Елисеевского магазина. Прототипом главного героя Георгия Беркутова является Юрий Соколов.

Тяжелым для страны выдался конец 1982 года: после пышных похорон престарелого генсека Брежнева, власть оказалась в руках у Юрия Андропова, 15 лет возглавлявшего КГБ. Для демонстрации собственной силы ему требовалось громкое показательное дело. И такое дело удивительно быстро нашлось… Перед начальником следственного отдела Скачко ставится задача — собрать компромат на директора «Елисеевского» гастронома Беркутова.

Сериал «Дело гастронома №1» расскажет о трагической судьбе директора «Гастронома № 1» (ныне — «Елисеевский»). Прототипом героя Георгия Беркутова (Сергей Маковецкий) послужил реальный директор Елисеевского гастронома— Юрий Соколов.

Московский «Гастроном № 1» называли оазисом в продовольственной пустыне СССР. Он исправно снабжал отборными деликатесами партийную верхушку и творческую, научную, военную элиту страны. Однако, как выяснило следствие, через руки директора гастронома проходили огромные взятки, которыми он делился с сильными мира сего. Приговор поразил своей суровостью.

Заседание Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Соколова и других «материально ответственных лиц гастронома №1» проходило за закрытыми дверями. Юрий Соколов 11 ноября 1984 года был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества.

Если бы этого, покойного ныне человека, судили сегодня, то жесточайшего – расстрел — приговора он бы избежал. Ведь никого не убивал, не захватывал самолет или школу, а просто брал взятки… Да, наказуемо, но не расстрелом. Но этого человека судили в СССР, где взяток не могло быть по определению, как и секса, и где смертные приговоры были разрешены.

Юрий Соколов

История, как известно, не терпит сослагательных наклонений. Но разговоры об этом деле и об том несчастном человеке ведутся до сих пор. Снято немало документальных передач и фильмов, написано немыслимое количество газетных статей и книг. Наконец, его имя попало в российские учебники истории как о самом известном взяточнике времен СССР…

Юрия Соколова, директора самого крупного в стране гастронома №1, он же — «Елисеевский», исправно снабжавшего отборными деликатесами партийную верхушку и творческую, научную, военную элиту страны, арестовали в 1983 году. Обвинение гласило: «используя свое ответственное должностное положение, в корыстных целях с января 1972 по октябрь 1982 гг. (именно столько Соколов был на посту директора – ПАСМИ) систематически получал взятки от своих подчиненных за то, что через вышестоящие торговые организации обеспечивал бесперебойную поставку в магазин продовольственных товаров в выгодном для взяткодателей ассортименте».

гастроном «Елисеевский»

Как гласит историческая хроника, за месяц до ареста Соколова комитетчики, воспользовавшись тем, пока тот был за границей, оборудовали кабинет директора оперативно-техническими средствами аудио- и видеоконтроля. В магазине устроили короткое замыкание электропроводки, отключили лифты и вызвали «ремонтников». Следящей аппаратурой оборудовали и все филиалы гастронома.

В поле зрения чекистов в Москве попали многие высокопоставленные лица, бывавшие у Соколова в кабинете. Аудио- и видеонаблюдение зафиксировало, что руководители филиалов по пятницам прибывали к директору «Елисеевского» и вручали ему конверты. В дальнейшем часть денег, вырученных на дефиците, не попадающем на прилавок, уходила к начальнику Главного управления торговли Исполкома Моссовета Николаю Трегубову и другим заинтересованным лицам. Однажды всех курьеров с деньгами арестовали. А вскоре последовали аресты и директоров крупных столичных торговых предприятий.

Всего в системе столичного Главторга, начиная с лета 1983 года, к уголовной ответственности были привлечены более 15 тысяч человек. Во главе с бывшим начальником Главторга Мосгорисполкома Николаем Трегубовым. Почти одновременно арестовали директоров самых известных московских продовольственных магазинов: В. Филиппова (гастроном «Новоарбатский»), Б. Тверетинова (гастроном «ГУМ»), С. Нониева (гастроном «Смоленский»).

В СИЗО оказались: начальник Мосплодовощпрома В. Уральцев, директор плодоовощной базы М. Амбарцумян, директор торга «Гастроном» И. Коровкин, директор «Диетторга» Ильин, директор Куйбышевского райпищеторга М. Байгельман и еще многие ответственные работники.

Судебный процесс был быстрым и закрытым. Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала Соколова виновным по статьям 173 часть 2 и 174 часть 2 УК РСФСР (получение и дача взятки в крупном размере) и 11 ноября 1984 года приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества. Был лишен всех наград и званий. Его заместитель И. Немцев получил 14 лет, А. Григорьев — 13, В. Яковлев и А. Коньков — 12, Н. Свежинский — 11. Чуть позже бывший руководитель московской торговли Николай Трегубов, через которого проходили основные «транши» взяток, получит 15 лет. Как и Соколов, к расстрелу будет приговорен директор плодоовощной базы М. Амбарцумян. Не дожидаясь суда, покончил с собой директор гастронома «Смоленский» С. Нониев.

И хоть доказательная база по делу Соколова и «других материально ответственных лиц» действительно была сильной, но на сегодняшний день понятно, что процесс над ним и другими был показательным. В стране только что умер Брежнев. Место генсека занял Андропов, которому нужно было показать свою силу и авторитет. Соколов был лишь поводом. Говорят, через него пытались спихнуть секретаря МГК КПСС, члена Политбюро Виктора Гришина как претендента на роль Генерального секретаря Компартии СССР (в МГК ведь тоже много шло из «гастронома №1»).

Система взяток в стране тотального дефицита существовала и при Брежневе, и при Андропове, и при последующих руководителях. В прошлом фронтовик, коммунист, сам Соколов не придумывал эту систему взяток и траншей, он был лишь одним из ее винтиков и не мог отказаться от этой системы, как не могли отказаться от «кормушки» тысячи других директоров больших и маленьких магазинов того времени. Взятки никто не оправдывает. Но нельзя оправдать и смертный приговор, который вынесли Соколову и Амбарцумяну. Ведь запросто могли дать лет по 15 и оставить жизнь.
Вера ЧЕЛИЩЕВА

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх