Достаточные данные

Повод и основание к возбуждению уголовного дела

Вопрос: Что такое повод для возбуждения уголовного дела?

Ответ: Повод к возбуждению уголовного дела — это предусмотренный УПК РФ источник информации, из которого органу дознания, дознавателю или следователю становится известно о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении.

Вопрос: Какие поводы для возбуждения уголовного дела предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством?

Ответ: В соответствии с положениями норм уголовно-процессуального закона поводы для возбуждения уголовного дела и поводы для проведения доследственной проверки идентичны и их перечень четко определен в статье 140 Уголовно-процесуального кодекса РФ. Так, в названной норме определены конкретные поводы для проведения проверки, к которым относятся заявление о преступлении, явка с повинной, материалы налоговых органов о совершении налогового преступления, постановление прокурора о направлении материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Вместе с тем в законе сформулировано и обобщающее положение, охватывающее практически все возможные ситуации, когда правоохранительный орган получает сообщение о преступлении. В частности, в ч.1 ст.140 УПК РФ определено, что поводом для возбуждения уголовного дела является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, в этом случае должностным лицом составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Вопрос: Имеются ли какие-либо требования к написанию заявления о преступлении?

Ответ: Законом не предусмотрена обязательная форма или бланк для написания заявления о преступлении. Вместе с тем письменное заявление о преступлении должно быть обязательно подписано заявителем. По делам частного и частно-публичного обвинения заявление обязательно должно содержать ясно выраженную просьбу о привлечении виновного к уголовной ответственности, без чего оно не имеет юридического значения (повода) к возбуждению уголовного процесса. В числе таких дел — дела об изнасиловании, насильственных действиях сексуального характера, незаконное проникновение в жилище и ряд других. Дела об этих преступлениях могут быть возбуждены только в том случае, если с просьбой об этом обратился сам потерпевший (потерпевшая) и если просьба эта адресована органу дознания, следователю или (по делам частного обвинения) мировому судье. При принятии заявления заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в самом заявлении либо в протоколе принятия заявления делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Вопрос: Возможно ли заявить о преступлении в устном порядке?

Ответ: Законом предусмотрено, что заявление о преступлении может быть сделано в устной форме. В этом случае должностное лицо, его принявшее, составляет протокол с указанием данных о заявителе и документах, удостоверяющих его личность, который также подписывается заявителем.

Вопрос: Каким образом правоохранительный орган фиксирует факт подачи заявления о преступлении?

Ответ: Письменные заявления о преступлениях, а также протоколы принятия устного сообщения о преступлении регистрируются в книге учета сообщений о преступлениях (КУСП), которая имеется в каждом правоохранительном органе. Если сообщение о преступлении поступило в правоохранительный орган при личном обращении заявителя, то одновременно с его регистрацией в названной книге оперативный дежурный органа обязан оформить талон-уведомление и вручить его заявителю.

Вопрос: Что такое основание для возбуждения уголовного дела?

Ответ: В части 2 ст. 140 УПК РФ сформулировано понятие основания для возбуждения уголовного дела. Им является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Она означает, что для возбуждения уголовного дела не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление. — они могут отсутствовать полностью. Необходимы лишь данные, которые свидетельствуют о наличии самого события преступления. Основания к возбуждению уголовного дела образуют фактические данные, относящиеся к объекту и объективной стороне состава преступления, сформулированного в Уголовном кодексе РФ. В каждом конкретном случае вопрос о достаточности данных для возбуждения уголовного дела разрешается компетентным должностным лицом по своему внутреннему убеждению с учетом всей совокупности первичных материалов, собранных в ходе доследственной проверки.

Вопрос: Предусмотрен ли уголовно-процессуальным законом порядок обжалования отказа в приеме заявления о преступлении?

Ответ: В соответствии с положениями статей 124 и 125 УПК РФ отказ в приеме сообщения о преступлении, а также принятое по нему решение могут быть обжалованы прокурору или в суд.

Кировская межрайонная прокуратура

С.И. Скабелин*

Соотношение понятий «достаточные данные» и «достаточные доказательства» в уголовном судопроизводстве

Аннотация. В настоящей статье исследуется соотношение используемых в уголовно-процессуальном законодательстве РФ понятий «достаточные данные» и «достаточные доказательства». Рассматривается вопрос о необходимости использования данных понятий, их актуальность в правоприменительной практике. Особое внимание уделяется существующему пробелу в действующем законодательстве, указано на отсутствие закрепленных законом терминов. Процесс принятия процессуальных решений рассмотрен с позиции достаточности имеющихся у субъекта доказывания данных. Пределы доказывания по уголовному делу на различных этапах уголовного судопроизводства существенно отличаются, что влечет за собой расхождения в позициях субъектов, осуществляющих доказывание по уголовному делу. С учетом исторического анализа, изучена терминология нормативно-правовых актов, относящаяся к вопросу оснований, положенных в основу принятых процессуальных решений участников уголовного судопроизводства. В зависимости от стадии уголовного судопроизводства, различен объем фактических данных, закрепленных в процессуальной форме в виде доказательств, необходимых для принятия процессуального решения. В статье сформулированы особенности понятий «достаточные данные» и «достаточные доказательства», основанные на нормах действующего федерального законодательства, а также этимологическом смысле терминов. Сделан вывод о необходимости закрепления понятия «данные», с целью совершенствования правоприменительной практики.

Ключевые слова: доказательство, достаточные данные, достаточные доказательства, внутреннее убеждение, пределы доказывания, основания принятия решения, процессуальная форма, субъекты доказывания, степень достоверности, фактические данные.

Уголовно-процессуальное законодательство использует термин «достаточные данные» наряду с понятием «достаточности доказательств», однако, несмотря на существенную проработку последнего, термин «достаточные данные» оставлен без должного внимания. Практикующими юристами зачастую не различаются указанные понятия, происходит их необоснованное отождествление, что может повлечь ошибки в правоприменительной практике.

Перечень основных понятий, используемых УПК РФ (ст. 5), не содержит разъяснений по этому вопросу. В то же время значительную разработку проблема «достаточности» получила в научной литературе, в том числе в контексте пределов доказывания.

Несмотря на то, что в УПК РФ понятие «достаточности» не раскрыто, учеными давались определения данному термину. Кандидат юридических наук С.В. Матвеев относительно вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого определил «достаточность доказательств» как «субъективное, оценочное суждение следователя, ведущего производство по делу… основывающееся на его внутреннем убеждении, базирующемся

на исследовании совокупности доказательств, обусловленной знанием закона и требованиями совести»1.

Аналогичным образом трактует данное понятие профессор В.А. Лазарева: «Оценка количественной характеристики доказательств осуществляется по внутреннему убеждению субъекта доказывания с учетом требования закона об обоснованности процессуального решения и выработанных практикой стандартов доказывания»2.

Профессор Шейфер С.А. не рассматривает понятие достаточности в отрыве от пределов доказывания. В работе «Доказательства и доказывание по уголовным делам» он указывает на надежность собранной совокупности доказательств как на критерий достижения пределов доказывания3.

Понятие достаточности создает пределы доказывания, необходимые для производства каж-

1 Уголовно-процессуальное право РФ: учеб. / отв. ред. П.А. Лупинская. 2-е изд, М., 2009. С. 553.

2 Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе. М., 2012. С. 142.

3 См.: Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по

уголовным делам. М., 2012. С. 86.

© Скабелин Сергей Игоревич

* Старший помощник Никулинского межрайонного прокурора прокуратуры г. Москвы.

119602, Россия, г. Москва, Мичуринский пр-т, д. 3, Олимпийская деревня.

С.И. Скабелин

дого конкретного процессуального, в том числе следственного, действия. Требование о наличии достаточных доказательств выдвигается законодателем к тем решениям должностных лиц, которые являются определяющими в уголовном судопроизводстве, влияют на процессуальный статус лица (предъявление обвинения, ст. 171 УПК РФ), являются заключительными для досудебной стадии уголовного судопроизводства (составление обвинительного заключения, ст. 215 УПК РФ) и судебной стадии в суде первой инстанции (при вынесении обвинительного приговора судом, ст. 302 УПК РФ).

Достаточность может рассматриваться с точки зрения количественного и качественного критериев. Безусловно, при принятии процессуальных решений ни один из них не может считаться определяющим. Для формулирования вывода о том, что имело место событие преступления и имеется повод для возбуждения уголовного дела, единственного факта может быть недостаточно, независимо от его убедительности. На момент обнаружения трупа человека без видимых телесных повреждений решить вопрос о возбуждении уголовного дела следователем проблематично, однако, путем получения дополнительных фактических данных (результатов судебно-медицинской экспертизы, объяснений очевидцев преступления, изучения обстановки, в которой найдено тело) органом предварительного расследования собираются сведения, свидетельствующие о совершении кем-либо преступления.

Качественно доказательства могут отличаться своей убедительностью. Если следователем, либо дознавателем при осмотре места происшествия обнаруживается возможное орудие преступления, а труп человека имеет телесные повреждения, которые предположительно повлекли смерть, то совокупность данных достаточна для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Понятия «данные» и «основания» в контексте достаточности доказательств не получили такого полного освещения в научной литературе. Тем не менее исследователями производятся попытки разграничения указанных выше понятий.

Заслуживает внимания позиция, изложенная в статье А.В. Петрова. Им предлагается разделение понятий «достаточные доказательства», «достаточные основания» и «достаточные данные» по степени достоверности информации, необходимой для принятия решения4.

Наиболее высокая степень достоверности, по его мнению, у «достаточных доказательств». «Достаточные основания» могут иметь не такую высокую степень вероятности.

4 См.: Петров А.В. Достаточные данные — необходимое условие для возбуждения уголовного дела // Законность. 2011. № 2. С. 57-59.

В «Словаре русского языка» под ред. С.И. Ожегова даются следующие определения понятий:

— «данные — сведения, необходимые для какого-нибудь вывода, решения»;

— «основания — причина, достаточные повод, оправдывающие что-нибудь»5. Относительно уголовного судопроизводства

понятие «данные» может быть определено как фактические обстоятельства, касающиеся события преступления, исследованные субъектом доказывания, которые могут быть положены в основу принятия процессуального решения.

Таким образом, для целей уголовного судопроизводства, реализации прав обвиняемого, потерпевшего, соблюдения требований закона при проведении следственных действий и принятия иных процессуальных решений, необходимости в дифференциации понятий «достаточные основания» и «достаточные данные» не имеется.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Классическая немецкая философия сформулировала закон достаточного основания. Подходя к вопросу познания окружающей человека действительности с точки зрения рационализма, Г.В. Лейбниц пришел к выводу о возможности научного осмысления опыта. Согласно «закону достаточных оснований», все существующее и происходящее происходит на основании чего-нибудь6.

Применительно к современному уголовному судопроизводству это означает, что субъект познания, исследующий обстоятельства совершенного преступления, обязан раскрыть зависимость между полученными фактами и принятием какого-либо решения. При этом, равно как и при принятии решения о производстве процессуального (следственного) действия, результат носит вероятностный характер. На момент вынесения постановления о производстве судебно-медицинской экспертизы трупа погибшего следователь может лишь предполагать его результат и выводы эксперта. Лейбниц также подчеркивает, что характер причинно-следственной связи между фактами носит вероятностный характер.

Один из аспектов «закона достаточного основания» заключается в том, что убедительность любого вывода прямо пропорциональна его обоснованности, для реализации которой привлекаются все законы и правила7. Данное положение является значимым для концепции уголовного судопроизводства, поскольку каждое процессуальное решение имеет своей причиной собранный прежде фактический материал, который ложится в основу производства следственных действий.

Историческое развитие уголовно-процессуального законодательства в России показало не-

5 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 155, 461.

6 См.: Лейбниц. Сочинения. Т. 1. М., 1982. С. 27.

7 См.:Там же. С. 28.

обходимость предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности принятия оценочных решений. Закон, устанавливая строгие правила поведения сторон обвинения и защиты, не может охватить все возможные варианты развития событий, происходящие на практике.

Устав уголовного судопроизводства 1864 г., ставший прорывом в законодательстве Российской империи, содержит положение о том, что мировыми судьями решение по делу принимается по внутреннему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при судебном разбирательстве. Требование об указании оснований принятого решения в процессуальном порядке содержится и в ст. 241 о спорах между судебными и правительственными органами8.

Являясь прогрессивным документом, регламентирующим порядок производства следственных действий и рассмотрения дел судами, Устав уголовного судопроизводства содержал аналогичные действующему уголовно-процессуальному законодательству положения. Об этом говорит, к примеру, возможность оценки судом собранных доказательств по внутреннему убеждению. Судебные следователь, согласно ст. 262, не мог начать предварительное следствие без законного к тому повода и достаточного основания.

УПК РСФСР 1960 г. указывает на необходимость наличия достаточных оснований для применения меры пресечения (ст. 89 УПК РСФСР), достаточных данных для возбуждения уголовного дела (ст. 108 УПК РСФСР) и т.д. При этом дифференциации между понятиями «достаточные данные» и «достаточные основания» Кодекс не содержит9.

Совершенно иным выглядит в данном свете понятие «достаточные доказательства».

Доказательствами, в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ, по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Нормы уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие производство следственных действий, содержат оба термина, которые, тем не менее, будучи использованными в одном и том же контексте, являются синонимичными. К примеру, следователем при производстве следственного действия — контроль и запись переговоров, в соответствии с требованиями ст. 186 УПК РФ, суду представляются сведения, которые служат «достаточными основаниями», а

для производства обыска, в частности, в жилище необходимы «достаточные данные».

Указанные следственные действия непосредственно вторгаются в личную жизнь человека, нарушают его права и свободы, требуют судебной санкции. Разделение, представленное А.В. Петровым, в данном контексте представляется надуманным. Как «основания», так и «данные» обладают той степенью достоверности, которая необходима следователю для принятия процессуального решения, которое в дальнейшем будет санкционировано судом, что создает гарантии защиты прав человека от превышений, допускаемых правоохранительными органами. И то, и другое отвечает принципу разумности и производится на основе практики проведения правоохранительными органами следственных действий. Дифференциация понятий «основания» и «данные» применительно к досудебной и судебной стадиям уголовного судопроизводства лишь повлечет необоснованные споры.

Судебная практика также не делает различия между данными понятиями. Апелляционным постановлением Московского городского суда от 3 сентября 2013 г. по делу № 10-816210 отказано в удовлетворении жалобы С.В. на вынесенное следователем постановление о возбуждении уголовного дела в связи с тем, что уголовное дело возбуждено «уполномоченным лицом, при наличии достаточных оснований».

В то же время разница между терминами «достаточные доказательства» и «достаточные данные» является существенной, поскольку непосредственно влияет на требования к проводимым процессуальным и следственным действиям.

Каждое доказательство характеризуется процессуальной формой. Уполномоченное на производство предварительного расследования лицо в ходе сбора следов совершенного преступления фиксирует в процессуальной форме результаты расследования путем составления протоколов и вынесения постановлений. Нарушение процессуальной формы зачастую влечет признание доказательства недопустимым, в соответствии с ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Только оперируя доказательствами, полученными в установленном законом порядке, следователь либо дознаватель может предъявить лицу обвинение, которое может быть признано обоснованным. Суд, в свою очередь, лишь основываясь на доказательствах, полученных в соответствии с требованиями УПК РФ, исследованных в ходе судебного следствия и признанных допустимыми, приходит к выводу о виновности лица в совершении инкриминируемого ему деяния.

«Данные», используемые при принятии решений в ходе уголовного судопроизводства, не всегда отвечают требованию о закреплении в про-

8 См.: Судебные уставы 20 ноября 1864 г. Ч. 2. СПб., 1867.

9 СПС «КонсультантПлюс».

СПС «КонсультантПлюс».

С.И. Скабелин

цессуальной форме. На стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела для следователя либо дознавателя важно лишь наличие фактических данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

Исходя из требований данной статьи УПК РФ, у следователя и дознавателя отсутствует необходимость в сборе информации, составляющей все признаки состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ. Достаточным является наличие сообщения о преступлении (повода для возбуждения уголовного дела), а также собранных в соответствии со ст. 144 УПК РФ сведений. При этом основная масса полученных дознавателем, следователем в ходе доследствен-ной проверки материалов, в соответствии с УПК РФ (до внесения изменений Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3), доказательствами не признавались. На сегодняшний день практика работы районных отделов МВД и Следственного комитета свидетельствует о том, что новеллы законодателя восприняты не были, их применение носит единичный характер. Указанная проблема является новой для уголовно-процессуального права, однако не входит в предмет настоящего исследования.

На момент принятия решения о возбуждении уголовного дела следователь или дознаватель оперирует не только доказательствами, но и иными данными, полученными при проведении проверки в соответствии со ст. 144 УПК РФ. Законодатель не предъявляет обязательного требования основывать указанное решение исключительно на доказательствах. Данное положение согласуется с назначением уголовного судопроизводства — защищать права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений (ст. 6 УПК РФ), а также принципом соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства (ст. 6.1. УПК РФ). В то же время, с учетом необходимости скорейшей фиксации следов преступления, субъект доказывания заинтересован в проведении именно следственных действий, чтобы исключить возможную утрату доказательств.

В соответствии со ст. 88 УПК РФ: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела». Оценке, с точки зрения достаточности, в уголовном судопроизводстве подлежат не только доказательства в их совокупности, необходимые для принятия итогового процессуального решения по уголовному делу, но и данные, полученные в ходе предварительного расследования, на основе которых дознаватель, следователь, суд принимают промежуточные решения (проведение следственных действий, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и др.).

Понятие «достаточные данные» упоминается в законе в связи с применением мер безопасности по отношению к свидетелям, потерпевшим и иным участникам процесса (ст. 11 УПК РФ), с рассмотрением вопроса о возбуждении уголовного дела (ст. 140 УПК РФ), решением о производстве обыска (ст. 182 УПК РФ), а также по другим вопросам.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А.В. Гуев под «достаточными данными» понимает: «упомянутые в ст. 182 УПК… доказательства, в том числе результаты оперативно-розыскной деятельности, которые отвечают требованиям, предъявляемым УПК к доказательствам»11. Однако такая позиция необоснованно сужает круг информации, которая используется сторонами уголовного судопроизводства в момент принятия решения. Происходит отождествление понятий «данные» и «доказательства».

Данные, полученные в ходе предварительного расследования, сами по себе являются основанием для принятия процессуального решения. В то же время сделать вывод о том, что все данные, имеющиеся в наличии у субъекта доказывания, являются доказательствами, невозможно. Исходя из формулировки ч. 1 ст. 74 УПК РФ, доказательствами являются лишь те сведения, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Сложно представить, какую доказательственную силу может иметь рапорт сотрудника полиции о наличии у него информации о готовящемся преступлении. Принципиальное значение имеет лишь сущность вышеназванной информации, ее источник, возможность проверки этих сведений. Тем не менее нередко такие рапорта рассматриваются в качестве данных, служащих основанием для производства оперативно-розыскных мероприятий, либо принятия процессуальных решений.

В научной литературе повышенное внимание уделяется предмету доказывания. Работа следственных органов, защитника направлена на сбор информации, в соответствии со ст. 73 УПК РФ, которая могла бы подтвердить либо опровергнуть событие преступления, вину лица и другие обстоятельства. Профессор В.А. Лазарева определяет предмет доказывания как «главный факт, состоящий из обстоятельств, являющихся конечной целью доказывания, представляющее собой обобщенное (нормативное) выражение обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу»12.

Рассматривая в совокупности положения ст. 73, 74 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что не все данные, собранные в ходе предварительного рас-

11 Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003. С. 298.

12 Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе. М., 2012. С. 124.

следования, даже если они используются участниками уголовного судопроизводства для принятия процессуальных решений, являются доказательствами. Наличие заграничного паспорта у подозреваемого само по себе недостаточно для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а наличие такого паспорта в совокупности со сведениями о приобретении авиабилета за рубеж может быть достаточным, так как обнаруживает умысел скрыться от органа предварительного расследования и суда.

Ни имеющийся у подозреваемого заграничный паспорт, ни купленный авиабилет доказательствами вины лица в совершении преступления не являются. Сведения о наличии данных документов могут быть получены в ходе предварительного расследования путем направления запросов в уполномоченные органы, лечь в основу принятия процессуального решения. Они могут быть представлены суду, в материалах, обосновывающих арест, и в то же время никакого фактического отношения к расследуемому преступлению эти данные не имеют. Более того, поскольку значения для предмета доказывания эта информация не имеет, она может не быть включенной в материалы уголовного дела по итогам предварительного расследования.

Таким образом, данные, являющиеся основанием для производства процессуального (следственного) действия — это совокупность фактов, сведений, имеющихся в распоряжении лица, уполномоченного на принятие процессуального решения, которые достаточны для вывода о его необходимости и законности.

Можно выделить следующие особенности понятия «данные»:

1. «Данные», в отличие от «доказательств», не всегда входят в предмет доказывания по уголовному делу.

2. Процессуальная форма закрепления характерна для «доказательств», «данные» могут не обладать этим свойством, но влиять на принятие решений по уголовному делу. Законодателем не всегда достаточное внимание уделяется понятийному аппарату, что приводит к возникновению различного подхода к решению теоретических и практических вопросов доказательственного права. Указанные различия являются существенными для правоприменителей. Появление единого подхода к вопросу о сведениях, которые могут быть положены в основу принятия процессуальных решений, является необходимым условием для укрепления законности в российском уголовном судопроизводстве.

Библиография:

1. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003. 460 с.

2. Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе. М., 2012. 352 с.

3. Лейбниц. Сочинения: в 4 т. Т 1. М., 1982. 636 с.

4. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. 2-е изд. М., 2009. 1072 с.

5. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 155—461.

6. Петров А.В. Достаточные данные — необходимое условие для возбуждения уголовного дела // Законность. 2011. № 2. С. 57-59.

References (transliteration):

1. Guev A.N. Postateinyi kommentarii k Ugolovno-protsessual’nomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii. M., 2003. 460 s.

2. Lazareva V.A. Dokazyvanie v ugolovnom protsesse. M., 2012. 352 s.

Поводы для возбуждения уголовного дела

А.С. Кузьмин, аспирант, Оренбургский ГАУ

Повод для возбуждения уголовного дела — одно из центральных понятий процессуально-правового института возбуждения уголовного дела. Чёткое определение в законе формы и содержания поводов к возбуждению уголовного дела важно для понимания сути и назначения начального этапа уголовного судопроизводства и для совершенствования правового регулирования осуществляемой на данном этапе процессуальной деятельности.

В научных дискуссиях нередко высказывается мнение о том, что повод — это не информация, а источник, из которого её получают. Вероятно, такая постановка вопроса является результатом буквального понимания содержания ст. 140 УПК РФ, в которой всего лишь перечисляются поводы к возбуждению уголовного дела, в то время

как содержание отражаемой в них информации определяется ст. 141-143 УПК РФ .

По нашему мнению, любые суждения о поводах к возбуждению уголовного дела, в которых противопоставляются их форма и содержание, неконструктивны, поскольку форма и содержание всегда находятся в неразрывном единстве, во взаимосвязи и взаимообусловленности. Исходя из этого принципиального посыла, представляется важным рассмотреть ряд процессуально-правовых новелл, касающихся поводов к возбуждению уголовного дела. До недавнего времени их перечень был стабильным и понятным юридическому сообществу. Он состоял из трёх пунктов: заявление о преступлении; явка с повинной; сообщение о совершённом или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

28 декабря 2010 г. Федеральным законом N 404-ФЗ в ч. 1 ст. 140 УПК РФ введён ещё один повод

к возбуждению уголовного дела — постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании . Данное решение, на наш взгляд, вносит некоторую неопределённость в устоявшееся, общепринятое восприятие сути и значения повода к возбуждению уголовного дела. Мы объясняем это тем, что в уголовном судопроизводстве все процессуальные документы можно условно разделить на два вида:

1) информационно-фиксирующие, т.е. содержащие различную информацию (протоколы следственных и судебных действий, заявления, явки с повинной и т.д.). Данные документы обычно состоят из трёх частей — вводной, описательной и заключительной. Резолютивная часть, содержащая какие-либо властные распоряжения, в таких документах отсутствует;

2) властно-распорядительные, которые в отличие от информационно-фиксирующих имеют резолютивную часть, содержащую различные решения и распоряжения. К подобным документам относятся постановления, определения и т.д.

Первые три перечисленных в ч. 1 ст. 140 УПК РФ классических повода к возбуждению уголовного дела относятся к первой группе процессуальных документов, т.е. являются информационно-фиксирующими. Их форма и содержание полностью согласуются с сущностью и значением повода к возбуждению уголовного дела, как определённым образом зафиксированной информации, хотя и указывающей на признаки преступления в соответствующем деянии, но подлежащей дальнейшей оценке и проверке (при необходимости) уполномоченными органами.

Очевидно, что постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании — это властно-распорядительный документ, имеющий в своей структуре резолютивную часть, в которой содержится определённое распоряжение о совершении юридически значимых действий. По данному основанию вновь введенный законом повод к возбуждению уголовного дела, т.е. постановление прокурора, представляется чужеродным образованием в существовавшем институте поводов к возбуждению уголовного дела.

Следующим свидетельством уязвимости положений п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ является дополнение ст. 148 УПК РФ частью 1.1. Данная норма прямо взаимосвязана с п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ и введена тем же законодательным актом, т.е. Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ . В данной норме установлено, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов следователь вправе принять только с согласия

руководителя следственного органа. До введения этой нормы следователь при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 148 самостоятельно, без каких-либо дополнительных согласований принимал решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Введение ч. 1.1 в ст. 148 УПК РФ порождает некую иерархию источников информации о деяниях, содержащих признаки преступления. Таким образом, если поводом к возбуждению уголовного дела является заявление или явка с повинной, следователь единолично принимает решение о возбуждении (отказе в возбуждении) уголовного дела, если же информация поступила вместе с соответствующим постановлением прокурора, то для отказа в возбуждении уголовного дела обязательно требуется дополнительное согласие руководителя следственного органа.

Подобная иерархия вредна, т.к. в уголовном процессе не должно быть более или менее важных источников информации о преступном деянии. Такие новеллы о своеобразной субординации источников информации разрушают традиционный, понятный и проверенный многолетней правоприменительной практикой институт возбуждения уголовного дела и, без наличия на то объективной необходимости, лишают следователя части его процессуальной самостоятельности при оценке первичных материалов о преступлении.

Рассмотрение положений п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ приводит к выводу о том, что в действительности упомянутое в нём соответствующее постановление прокурора — не самостоятельный повод к возбуждению уголовного дела, а всего лишь одна из форм существования повода, предусмотренного в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, т.е. одна из форм сообщения о совершённом или готовящемся преступлении, полученного из иных источников. Это весьма неудачная форма, так как её властно-распорядительный характер искажает традиционное понимание сущности и значения поводов к возбуждению уголовного дела.

Кроме того, положения ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ не безупречны с точки зрения законодательной техники, так как из содержания данной нормы не ясно, как должен поступить руководитель следственного органа, лично принимая решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Этот пробел в законе затрудняет понимание и правильное применение указанной нормы.

Следующим положением, которое необходимо рассмотреть в рамках настоящей статьи, является дополнение, внесённое Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. N 407-ФЗ, в ст. 140 УПК РФ ч. 1.1, из которой следует, что «поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных ст. 198—199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии

с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела» .

В юридических дискуссиях при обсуждении сути и содержания части 1.1 ст. 140 УПК РФ нередко высказывается мысль, что это ещё один, новый повод к возбуждению уголовного дела. По нашему мнению, с такой позицией нельзя согласиться, т.к. это нововведение является лишь очередной конкретизацией положений п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ. К подобному выводу приводит не только понимание сути и значения ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ, но и сопоставление её содержания с положениями закона, определяющими форму и содержание иных поводов для возбуждения уголовного дела.

При анализе содержания ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ вызывает сомнение целесообразность категоричности законодателя, указывающего, что только материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах, являются поводом для возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 198-199.2 УК РФ . Иными словами, законодатель запрещает органам расследования возбуждать уголовные дела о налоговых преступлениях при поступлении любых иных поводов к возбуждению уголовного дела, в том числе заявления потерпевшего и явки с повинной. Это своеобразная монополия на постановку вопроса о возбуждении уголовных дел о налоговых преступлениях. Подобная монополия вредна, так как способна породить коррупционные проявления в сфере налогообложения.

Кроме того, если подобные тенденции продолжатся, то в скором времени можно ожидать появление иных, специализированных поводов к возбуждению уголовного дела по конкретным

категориям дел. Например, для возбуждения уголовных дел против жизни и здоровья поводом будет только информация из лечебных учреждений, а уголовные дела против собственности будут возбуждаться только после поступления информации от организаций оценщиков похищенного имущества.

Вполне очевидно, что подобные тенденции не способствуют эффективной организации расследования преступлений и успешному решению задач уголовного судопроизводства.

Сомнения в обоснованности внесения в ст. 140 УПК РФ ч. 1.1 подтверждает и тот факт, что, по опубликованной в печати информации , налоговые органы Российской Федерации испытывают определённые затруднения в связи с существующим ныне уровнем профессиональной квалификации сотрудников. Поэтому руководитель ФНС РФ М.В. Мишустин отметил, что налоговые органы нуждаются в профессиональных помощниках (налоговых консультантах), «которые бы стали опорой для налоговой службы». При таком положении дел дополнение ст. 140 УПК РФ частью 1.1 вряд ли можно признать целесообразным.

Литература

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: по состоянию на 5 апреля 2009 г. М., 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх