Елена Алексеевна шаповал

трибуна Молодого ученого

особенности состава и предпосылок действительности предварительного договора

МЕНЬШЕНИН Павел Александрович, главный специалист Управления частного права Высшего Арбитражного Суда РФ, аспирант ИЗиСП

Для заключения договора помимо волеизъявлений его сторон зачастую необходимо наличие иных предусмотренных в законодательстве элементов состава договора, а также наличие предпосылок его действительности, отсутствие которых означает ничтожность или оспори-мость договора.

В рамках статьи мы попытаемся обосновать, что для предварительного договора, как правило, не характерны элементы состава и предпосылки действительности основного договора. Предварительный договор заключается в случае, когда основной договор является желательным, но не готовым к заключению. С его помощью стороны создают своего рода правовую связь, направленную на заключение основного дого-вора1. Об оперативном создании основания для заключения основного договора можно говорить только в том

1 Это подтверждается историческим опытом, на который обращал внимание Л. А. Кассо: «Как только в некоторых законодательствах стран Западной Европы установились особые формальные требования для заключения договора купли-продажи на недвижимое имущество, невозможность немедленно приступить к этим формальностям часто побуждала контрагентов, дошедших до соглашения, заключить договор о будущей формальной сделке или, другими словами, обещать друг другу, что купля-продажа известного содержания будет ими заключена в предписанной законом обстановке» (Кассо Л. А. Запродажа и задаток. М., 1904. С. 5).

случае, если требования, предъявляемые установленным правопорядком к заключению предварительного договора, будут более гибкие, чем требования, предъявляемые к основному договору. Полная симметричность в правовых режимах приведет к практической бессмысленности предварительного договора.

Содержательная определенность договора. Для заключения предварительного договора, как и любого гражданско-правового договора, сторонам необходимо достигнуть соглашения по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Направленность предварительного договора на заключение в будущем основного договора выражается в том, что условия первого договора не могут быть определены иначе, чем посредством указания на условия последнего. В этом выражается функциональная связь условий предварительного и основного договоров.

Следует ли из этого, что требование об определенности основного договора в равной мере распространяет свое действие и на предварительный договор? С одной стороны, идентичность условий предварительного и основного договоров приводит к удвоению волеизъявлений, формирующих эти договоры, что позволяет сделать вывод о нецелесообразности создания договора о договоре. С другой стороны, недостаточное описание в предварительном договоре условий основного договора означает неопределенность содержания договора, который предстоит заключить.

Идея функциональной связи условий предварительного и основного договоров нашла отражение

в п. 3 ст. 429 ГК РФ, согласно которому предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. Указанную норму можно толковать двояко.

Согласно первому варианту в предварительном договоре «под копирку» должны быть согласованы все существенные условия будущего договора. Но понятие «условия, позволяющие установить существенные условия основного договора» не равнозначно понятию «существенные условия основного договора». В пункте 3 ст. 429 ГК РФ не говорится о согласовании в предварительном договоре всех существенных условий основного договора, а подразумевается лишь то, что предварительный договор должен позволить установить существенные условия основного договора. Это означает, что к содержанию предварительного договора предъявляются менее жесткие требования, чем к договору, который предстоит заключить.

Подобное толкование, признающее единство содержания предварительного и основного договоров, ведет не только к значительному сужению сферы использования предварительного договора, но и к неоправданному ограничению свободы договора. Предварительный договор — это еще не основной договор, следовательно, недопустимо при его заключении требовать от сторон достижения соглашения по всем существенным условиям договора, который только предстоит заключить. Необходимо учитывать, что в момент заключения предварительного договора не всегда можно достичь степени определенности, необходимой для заключения основного договора. Более того, стороны могут не иметь возможности согласовать существенные условия основного договора. Так, если земельный участок, который предполагается продать, еще не прошел кадастровый учет и собственник не зарегистрировал на него

право, заключение договора купли-продажи невозможно ввиду отсутствия индивидуализации объекта.

В такой ситуации не следует лишать контрагентов возможности создать предварительную правовую связь, направленную на заключение в будущем основного договора, пока условие об объекте (являющееся существенным условием любого договора) не согласовано сторонами.

Второй вариант толкования п. 3 ст. 429 ГК РФ состоит в его буквальном прочтении: в предварительном договоре должны быть отражены не существенные условия основного договора, а условия, позволяющие установить существенные условия основного договора.

Для понимания практической значимости подобного толкования требуется четкое разделение двух правовых режимов, которым подчиняются отношения контрагентов: 1) правовые отношения сторон, возникающие в ходе переговоров о заключении договора, и 2) правовые отношения, возникающие после заключения договора о передаче имущества, выполнении работ или об оказании услуг. Вступление сторон в переговоры само по себе должно влечь возникновение прав и обязанностей по их добросовестному ведению. Эта идея получает развитие в институте culpa in contrahendo, который известен многим существующим правопорядкам. В ГК РФ, к сожалению, не нашли закрепление обязанность добросовестного ведения переговоров и институт преддоговорной ответственности. Исключением является ст. 507 ГК РФ, посвященная договору поставки товаров.

Заключенный в результате переговоров договор является программой действий сторон по исполнению принятых обязательств, поэтому он должен иметь высокую степень определенности. Идея минимальной определенности, необходимой для заключения договора, отражена в институте существенных условий договора (essentialia negotii).

Предварительный договор необходим для введения сторон в правовой режим, представляющий собой промежуточный этап между переговорами и правоотношением, возникающим при заключении основного договора. Представим, что стороны в ходе переговоров пришли к соглашению по условиям о предмете будущего договора. Остается ряд условий, по которым только предстоит прийти к соглашению, но стороны уже сейчас хотят сделать достигнутые договоренности взаимно обязательными. Они понимают, что могут и не достичь соглашения по оставшимся условиям, но в этом случае будут либо связаны уже согласованными условиями, достаточными для того, чтобы заключенный договор был исполнимым, либо позволят суду дополнить договор условиями, по которым они не смогли прийти к соглашению.

Таким образом, можно выделить три правовых явления: 1) переговоры, вступление в которые обязывает стороны к их добросовестному ведению; 2) предварительный договор, содержащий определенный минимум условий, подлежащих включению в основной договор, по которым стороны пришли к соглашению, и создающий обязанность для них заключить основной договор, дополнив его условиями, подлежащими согласованию; 3) основной договор, обладающий степенью определенности, как минимум достаточной для его исполнимости либо необходимой сторонам для оформления своих отношений.

Логика последовательного развития отношений сторон состоит не только в возрастании их определенности, но и в усилении способов защиты нарушенного права. Несоблюдение обязанности добросовестного ведения переговоров может повлечь только возмещение так называемых негативных убытков — убытков, вызванных незаключением планируемого договора. Как было указано, по российскому законодательству на возмещение таких убытков рассчитывать не приходится. На

защиту сторон предварительного договора направлены требования о возмещении убытков и (или) неустойки и о понуждении к заключению основного договора.

Понятие «условия, позволяющие установить существенные условия основного договора» является оценочным и позволяет суду использовать возможность усмотрения: может ли то или иное условие предварительного договора установить содержание условия основного договора.

Рассматриваемое понятие необходимо толковать в совокупности со ст. 446 ГК РФ, согласно которой в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст. 445 ГК РФ2 либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда. Указанная норма допускает включение в предварительный договор положения о том, что условия основного договора, по которым стороны не смогут достичь соглашения, будут дополнены решением суда. Возникает вопрос, какие именно условия основного договора (любые или существенные) передаются на рассмотрение суда.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Представляется, что в предварительном договоре должно содержать-

2 Статья 445 ГК РФ, к которой отсылает ст. 446 ГК РФ, регулирует отношения по заключению договора в обязательном порядке. Заключение основного договора на основании предварительного договора в силу прямого указания п. 5 ст. 429 ГК РФ также входит в сферу действия ст. 445 ГК РФ, а значит, и ст. 446 ГК РФ.

ся условие, позволяющее установить предмет основного договора. Иные существенные условия основного договора могут быть или указаны в предварительном договоре, или оставлены для последующего согласования. В последнем случае стороны предварительного договора при возникновении преддоговорного спора имеют право обращаться в суд с требованием определить условие, по которому они не могут прийти к соглашению.

Вывод о том, что предварительный договор может и не содержать все существенные условия основного договора, подтверждается примерами из судебной практики.

Например, вправе ли арбитражный суд понуждать сторону включить в основной договор условие о цене, если такое условие не было предусмотрено в предварительном договоре? По этому вопросу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ дал следующее разъяснение. В том случае, когда в предварительном договоре указано, что условие о цене будет определено сторонами в основном договоре, такая запись должна расцениваться арбитражным судом как достижение согласия сторон о включении в основной договор данного условия, и разногласия по установлению конкретной цены также подлежат рассмотрению арбитражным судом3.

Следует иметь в виду, что в настоящее время на основе Концепции развития гражданского законода-тельства4 подготовлен проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ5. В этом проекте пред-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 См. п. 3 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. № 14).

4 Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.

5 См.: URL: http://privlaw.ru/files/pr_

лагается изложить п. 3 ст. 429 ГК РФ в следующей редакции: предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также те условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора.

Вызывает возражения исключение из числа существенных условий основного договора тех, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида. Не ясно, каким образом суд сможет восполнить отсутствие такого рода условий при рассмотрении требования о понуждении заключить основной договор, если сами стороны не выяснили, каким образом эти условия будут определяться.

Форма и государственная регистрация договора.В соответствии с п. 2 ст. 429 ГК РФ предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора. В случае если основной договор составляется устно6, предварительный договор может быть заключен в письменной форме7. Такое решение призвано придать отношениям сторон определенность и защитить лиц, заключающих предварительный договор, от принятия поспешных выводов. Последствием несоблюдения правил о форме предварительного договора является его ничтожность.

Так, если в соответствии с ГК РФ основной договор должен быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторо-

6 ГК РФ использует иную формулировку: «Если форма основного договора не установлена». Под отсутствием установления формы основного договора следует понимать возможность заключения сделки устно (п. 1 ст. 158 ГК РФ).

7 Таким образом, самой простой формой, предусмотренной для предварительного договора, является письменная форма.

нами (например, договор продажи недвижимости (ст. 550 ГК РФ), договор аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК РФ)), предварительный договор, заключенный сторонами посредством обмена документами (письмами)8, является ничтожным.

Необходимо отметить, что, когда в предварительном договоре стороны устанавливают для основного договора форму более сложную по сравнению с той, которая требуется по закону, предварительный договор может заключаться в упрощенной по отношению к основному договору форме. Например, для предварительного договора купли-продажи квартиры, предусматривающего, что основной договор подлежит нотариальному удостоверению, достаточно составления одного документа в письменной форме. Согласно п. 2 ст. 429 ГК РФ форма предварительного договора должна соответствовать требованиям, предъявляемым к форме основного договора и имеющимся в момент заключения предварительного договора. В рассматриваемом случае эти требования описываются в самом предварительном договоре и возникают только после его заключения.

Гражданский кодекс РФ разграничивает форму сделок и их государственную регистрацию, которая не является требованием к форме (ст. 164). Предварительный договор, по которому стороны обязуются в будущем заключить основной договор, подлежащий государственной регистрации, не подлежит такой регистрации9.

8 См., например, п. 1 Тематического обобщения за второе полугодие 2005 г. (споры, возникающие из договоров купли-продажи, энергоснабжения), сделанного ФАС СевероКавказского округа.

9 См. п. 14 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. № 59).

Влияние реального характера основного договора на предварительный договор. В силу предварительного договора о заключении в будущем реального договора, как верно отмечал М. И. Брагинский, «каждая из сторон обязуется, помимо оферты и акцепта, одновременно совершить и другое действие, с которым связывается заключение реального договора: передать определенную вещь и, соответственно, принять ее»10.

При этом предварительный договор не влияет на содержание основного договора, а именно не изменяет его модель с реальной на консенсу-альную. «В тех случаях, когда нарушено предварительное обязательство, предшествовавшее заключению консенсуального договора, в принципе допустима в качестве санкции трансформация предварительного договора в основной, несмотря на то что сторона уклонилась от выражения воли, направленной на возникновение такого основного договора… Однако описанное последствие невозможно предусмотреть в законе для иного варианта, при котором основной договор (товарная сделка) является реальным, поскольку при такой трансформации выпал бы непременный, конституирующий реальный договор момент — передача и приемка вещи. По этой причине последствием нарушения предварительного обязательства может быть лишь уплата имущественных санкций»11.

Менее обоснованной представляется позиция В. В. Витрянского, согласно которой положения ст. 429 ГК РФ не рассчитаны на договоры реального характера12. Рассматривая предварительный договор зай-

10 Брагинский М. И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях // Советское государство и право. 1971. № 3. С. 104.

11 Там же.

12 См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга пятая: в 2 т. Т. 1: Договоры о банковском вкладе, банковском сче-

ма, ученый справедливо указывает, что на основании такого договора невозможно понудить будущего заимодавца к предоставлению займа, поскольку понуждение заимодавца со стороны суда к заключению договора займа на основе предварительного договора означает лишь признание судом наличия между сторонами письменного соглашения о займе, которое, однако, в силу реального характера договора займа, не обязывает заимодавца предоставить заемщику денежные средства или иное имущество, являющееся объектом данного соглашения.

Соглашаясь с тем, что понуждение к заключению основного реального договора невозможно, в том числе на основании решения суда, необходимо отметить, что это вовсе не доказывает исключение реальных договоров из сферы применения предварительного договора, направленного на заключение реального договора и позволяющего в случае незаключения основного договора рассчитывать на возмещение убытков, причиненных уклонением от исполнения обязательства заключить договор.

И хотя заключение предварительного договора применительно к договорам реального характера не позволяет изменить модель основного договора с реальной на консенсуаль-ную, такая конструкция в целом постепенно стирает грань между этими группами договоров. Как верно отмечал М. М. Агарков, предварительный договор к реальному договору представляет собой «суррогат» консенсу-ального договора, в котором передача вещи рассматривается не как элемент заключения договора, а как его исполнение13. По мнению голландского ученого Ван Влита, именно по этой причине правовые системы

те; банковские расчеты. Конкурс. Договоры об играх и пари. М., 2006. С. 114—115.

13 См.: Агарков М. М. Юридическая приро-

да железнодорожной перевозки // Вестник гражданского права. 2008. № 4. С. 156.

Швеции и Германии пришли к кон-сенсуальной модели займа14.

Влияние требований, предъявляемых к действительности основного договора, на предварительный договор. Действующее законодательство устанавливает ряд оснований недействительности сделок о распоряжении имуществом (например, совершение неуправомо-ченным лицом сделки, направленной на распоряжение имуществом; совершение крупной сделки без одобрения советом директоров — наблюдательным советом — акционерного общества или общим собранием акционеров и др.).

Поскольку предварительный договор не является сделкой о распоряжении имуществом, на него не должны распространяться специальные требования действительности договора, применимые к обязательственным сделкам. Например, заключение предварительного договора об имуществе, которым сторона не может распоряжаться из-за отсутствия необходимых полномочий, не влечет его недействительности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В пункте 2 ст. 429 ГК РФ установлено единственное специальное основание недействительности предварительного договора — несоблюдение правил о форме. Общие основания недействительности сделок, предусмотренные в § 2 гл. 9 ГК РФ, не содержат исключений в отношении предварительного договора. Таким образом, действующее законодательство не предусматривает распространения на предварительный договор требований, предъявляемых к действительности договора о распоряжении имуществом.

Вместе с тем в практике арбитражных судов можно встретить ряд дел, в которых суды признавали недействительными предварительные договоры купли-продажи и договоры аренды объектов недвижимости,

14 Vliet L.P.W. van. Transfer of Movables in German, French, English and Dutch Law. Nijmegen, 2000. P. 164—165.

не находящихся к моменту заключения предварительных договоров в собственности будущих продавцов (арендодателей).

Указывая на ничтожность предварительных договоров аренды, суды ссылаются на недопустимость распоряжения будущими продавцами (арендодателями) объектами недвижимости, не принадлежащими им, путем заключения предварительных договоров, а также на невозможность понудить лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества, к заключению основного договора15.

Существует иная практика судов, которая соответствует изложенной нами точке зрения. В этом случае их доводы строятся на том, что предметом предварительного договора является не передача прав на объект недвижимости, а обязательство сторон в будущем заключить договор. Следовательно, заключение предварительного договора нельзя рассматривать как действие по распоряжению имуществом. Таким образом, вывод о том, что необходимым условием предварительного договора о распоряжении недвижимым имуществом является наличие у лица права собственности на это имущество, основан не на законе16.

Указанный вопрос стал предметом внимания Президиума ВАС РФ, который рассмотрел спор, касающийся предварительного договора о заключении в будущем договора аренды помещения в строящемся здании торгового центра. На момент заключения предварительного договора будущий арендодатель не только не являлся собственником будущего объекта аренды, но и сам объект

15 См. постановления ФАС Московского округа от 28 июня 2005 г. № КГ-А40/5563-05, ФАС Северо-Западного округа от 9 июня 2008 г. по делу № А56-15598/2007.

16 См. постановления ФАС Московского ок-

руга от 10 октября 2005 г. № КГ-А40/9765-05,

от 17 октября 2005 г., от 11 января 2006 г.

№ КГ-А40/12963-05.

аренды еще не существовал как самостоятельный объект права.

В результате рассмотрения этого спора была выработана следующая правовая позиция: «Использование юридической конструкции предварительного договора передачи имущества (в частности, аренды) имеет своей целью юридически связать стороны еще до того, как у контрагента появится право на необходимую для исполнения вещь, с тем чтобы в установленный им срок восполнить отсутствие условия, необходимого для заключения основного договора.

То, что лицо ввиду невозможности или недобросовестности может и не исполнить свое обязательство по предварительному договору о заключении основного договора (не станет в установленный срок собственником вещи, подлежащей передаче, или, став им, уклонится от заключения основного договора), в принципе не может рассматриваться в качестве основания для признания предварительного договора недействительным, поскольку подобные обстоятельства могут иметь место на стадии исполнения, но никак не заключения предварительного договора. В свою очередь, контрагент может в судебном порядке потребовать либо взыскания убытков, причиненных незаключением основного договора, либо принудительного заключения договора»17.

Такая же неопределенность возникает и в связи с распространением на предварительный договор правил об одобрении крупных сделок. Если придерживаться вышеизложенной логики, предварительный договор не может быть крупной сделкой в том случае, когда основной договор отвечает критериям такой сделки.

Эта проблема не нашла однозначного решения в судебной практике. Суды допускают признание предварительного договора крупной сдел-

17 Постановление Президиума ВАС РФ от 14 июля 2009 г. № 402/09 по делу № А41-К1-1307/07.

кой18, при этом даже не приводя обоснование подобного вывода.

В то же время по одному из дел указывается, что предварительные договоры в силу своей природы не могут быть отнесены к крупным сделкам и не подлежат оценке с точки зрения их «крупности», поскольку они не направлены на отчуждение или приобретение имущества19.

Возникает вопрос: если признать, что предварительный договор не является крупной сделкой, не приведет ли это к тому, что посредством предъявления требования о понуждении заключить договор правила об одобрении крупных сделок не будут учитываться?

В связи с этим вызывает интерес следующее дело. Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к компании о понуждении заключить договор купли-продажи недвижимого имущества на основании предварительного договора. Компанией заявлен встречный иск о признании недействительным предварительного договора, заключенного с предпринимателем.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанции, в удовлетворении первоначального и встречных исков было отказано.

В материалах дела отражены фактические обстоятельства спора. Компании на праве собственности принадлежат объекты недвижимости, стоимость которых составляет более 25% балансовой стоимости активов компании. Между предпринимателем и компанией заключен предварительный договор купли-продажи указанных объектов недвижимости.

19 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 ноября 2006 г. по делу № А44-214/2006-1.

Отказывая в удовлетворении иска о понуждении заключить договор купли-продажи недвижимого имущества, суды исходили из того, что основной договор, заключения которого добивается предприниматель, отвечает признакам крупной сделки и в силу ст. 78, 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» требует одобрения органом акционерного общества. Однако такие доказательства в суд представлены не были.

Судом была выработана правовая позиция, согласно которой на момент предъявления требования о заключении основного договора, являющегося крупной сделкой (а не на момент заключения предварительного договора), должны существовать условия его заключения. Такую позицию можно выразить словами «невозможно требовать того, чего нель-зя»20.

В рассмотренном деле нашел отражение подход, касающийся двух различных правовых режимов предварительного договора. При первом режиме к моменту заключения основного договора имеются все предпосылки, необходимые для признания действительности основного договора. При отсутствии указанных предпосылок используется второй режим, допускающий применение только мер гражданско-правовой ответственности, но не заключения договора21.

Вопрос о возможности использовать предварительный договор в целях избежания требований, предъявляемых законом к заключению основного договора, путем предъявления иска о понуждении заключить основной договор при отсутствии сформированного юридического

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20 Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 мая 2006 г. № А19-9175/04-25-14-Ф02-2082/06-С2 по делу № А19-9175/04-25-14.

21 См.: Polish Civil Law / ed. by D. Lasok. 1974. Р. 50.

состава и требований к его действительности, рассматривался А. А. Си-молиным.

Так, ученый указывает, что в случае неподчинения предварительного договора некоторым формальностям основного договора стороны путем предварительного договора могут достичь того же результата, обходя установленные законом для главного договора формальности. Такой обход возможен, когда неисполнение принятой по предварительному договору обязанности влечет за собой принуждение заключить главный договор, причем с момента вступления в силу соответствующего решения суда договор считается как бы за-

ключенным22.

С нашей точки зрения, по предварительному договору не всегда можно требовать понуждения заключить договор. Правопорядок предъявляет к основному договору более высокие требования, чем к предварительному. В ряде случаев для обеспечения действительности договора, помимо достижения соглашения по всем его существенным условиям в требуемой форме, необходимо наличие предпосылок действительности основного договора. Например, предпосылкой действительности договора, направленного на распоряжение имуществом, является возможность лица обладать распорядительной властью в отношении этого имущества. В противном случае указанный договор является недействительным.

Предпосылки действительности, характерные для основного договора определенного вида (типа), не распространяют свое действие на пред-

22 См.: Симолин А. А. Влияние момента безвозмездности в гражданском праве // Возмездность, безвозмездность, смешанные договоры и иные теоретические проблемы гражданского права. М., 2005. С. 182.

варительный договор. Если к моменту заключения основного договора отсутствуют предпосылки его действительности, требование о понуждении заключить договор не может быть удовлетворено. Это объясняется тем, что недопустимо удовлетворение, в том числе в судебном порядке, требований участника гражданского оборота, которые имеют своим содержанием то, что ему не положено по закону. Предварительный договор не является правовой конструкцией, позволяющей обходить требования, установленные для основного договора. Заключение предварительного договора без соблюдения указанных требований не должно приводить к выводу о том, что они не будут предъявлены в отношении основного договора.

Библиографический список

Polish Civil Law / ed. by D. Lasok. 1974.

Vliet L.P.W. van. Transfer of Movables in German, French, English and Dutch Law. Nijmegen, 2000.

Агарков М. М. Юридическая природа железнодорожной перевозки (по изд. 1922 г.) // Вестник гражданского права. 2008. № 4.

Брагинский М. И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях // Советское государство и право. 1971. № 3.

Кассо Л. А. Запродажа и задаток. М., 1904.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх