Факты не подлежащие доказыванию

Понятие судебных доказательств. Доказательственные факты

ГПК Доказательства

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем использования систем видеоконференц-связи.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Перечень доказательств, предусмотренный в ч. 1 ст. 55 ГПК, является исчерпывающим. Суд не вправе использовать какие-либо иные доказательства, например, клятву или присягу.

Таким образом, понятие судебного доказательства может быть дано путем отражения в нем следующих характеристик: сведения (информация) о фактах; сведения, полученные из указанных в законе средств доказывания; сведения о фактах, полученные в порядке, предусмотренном процессуальным законом. Можно сформулировать следующее определение: судебными доказательствами являются сведения о фактах, способные подтвердить (опровергнуть) имеющие значение для правильного разрешения дела факты, полученные, исследованные и выраженные в строго установленном процессуальным законом порядке.

Функциях судебных доказательств: организационная, отражательно-информационная и удостоверительная функции.

Организационная функция проявляет себя через процесс организации сбора необходимых доказательств по делу, позволяет накопить первичную информацию (предварительные доказательства) для ее последующего исследования и оценки.

Отражательно-информационная функция проявляет себя в воспроизведении и считывании искомой информации, когда решаются вопросы относимости, допустимости, достоверности доказательств по делу.

Удостоверительная функция проявляет себя через аргументацию конечных выводов суда (на основе окончательных доказательств) по разрешаемому делу в судебном акте.

Закон устанавливает не только перечень допускаемых в суде доказательств, но и определяет процессуальный порядок их использования. Каждому виду доказательств в ГПК посвящена группа норм, определяющая порядок их получения и исследования. Определяется: кто может и не может быть свидетелем, как проводить допрос, как на-значать экспертизу, как осматривать вещественное доказательство, которое не может быть доставлено в суд.

ДЕВОЧКИ, ЭТО ПРОЧИТАЙТЕ ПРОСТО ДЛЯ СЕБЯ, ВДРУГ Сапожников СПРОСИТ!ДИКТОВАТЬ НЕ НАДО В гражданском, как и в уголовном процессе, сама деятельность по установлению фактических обстоятельств дела носит название судебного доказывания’, обстоятельства, факты, которые суд должен установить, называют предметом доказывания, а средства, с помощью которых доказывание осуществляется, т. е. то, чем доказываются обстоятельства дела, называют судебными доказательствами. Следовательно, судебные доказательства — это средства, используемые судом для установления фактических обстоятельств дела. Они могут служить такими средствами потому, что дают суду сведения об обстоятельствах дела.

Известная сложность в понимании категории судебных доказательств связана с тем, что доказательствами называют и каждое средство доказывания в целом (скажем, представленный стороной письменный документ или полученное судом заключение эксперта), и отдельно те сведения об обстоятельствах дела, которые суд из них получает.

Такая двойственность обнаруживается уже в первой статье, открывающей в ГПК главу о доказательствах, в ст. 55, которая посвящена понятию судебных доказательств. В своей первой части она определяет доказательства как сведения об обстоятельствах дела, полученные в определенном законом порядке. Но во второй части статьи доказательствами называются уже не сведения, а процессуальные средства доказывания в целом — письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов и т. д.

Таково же положение и в судебной практике, и в литературе. Правда, в литературе высказывались предложения и делались попытки терминологически разграничить эти категории и называть доказательствами только фактические данные, сведения об обстоятельствах дела. Но осуществить этого не удается. Даже сами авторы таких предложений называют доказательствами и сведения, и процессуальные средства доказывания, из которых они получены1.

Таким образом судебные доказательства — это предусмотренные и рег-ламентированные законом процессуальные средства доказывания (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов), а также сведения об обстоятельствах дела, которые из них получены.

2. Доказательственные факты. Часто доказательства содержат сведения не непосредственно о юридических фактах, подлежащих установлению по делу, а о некоторых других фактах, которые находятся с юридическими в определенной связи и благодаря этому дают возможность сделать вывод о наличии пли отсутствии искомых юридических фактов.

Например, по делу о возмещении вреда ответчик, возражая против иска, ссылается на то, что в день причинения вреда он находился в другом месте (алиби). В подтверждение он представляет командировочное удостоверение, квитанцию из гостиницы и просит допросить нескольких свидетелей. Факт нахождения ответчика в другом месте — не юридический факт, с которым связаны спорные правоотношения. Но если он будет подтвержден приведенными выше доказательствами, то позволит сделать вывод об искомом юридическом факте — о том, что вред был причинен не,ответчи-ком.

Доказательственными называются факты, которые сами не являются искомыми юридическими фактами по делу, но дают основания для выводов о них.

Своеобразие доказательственных фактов заключается в том, что они занимают некоторое промежуточное положение: с одной стороны, как и все факты, на основании которых суд делает какие-нибудь выводы, они должны быть доказаны; с другой — они сами служат средствами установления искомых фактов, т. е. по существу являются доказательствами по делу. Поэтому их называют иногда промежуточными фактами.

Доказательственные факты в гражданском процессе

Понятие судебных доказательств определено законом.1 Вместе с тем вопрос о том, что именно используется в процессе в качестве судебных доказательств, до настоящего времени спорен. Закон определяет судебные доказательства как любые фактические данные, на основании которых суд (а в уголовном процессе также следователь, прокурор, лицо, производящее дознание) в установленном порядке приходит к истинному выводу о существовании обстоятельств, имеющих значение для дела. Термин «фактические данные», употребляемый в законе, по-разному толкуется в научной литературе. Одни авторы понимают под фактическими данными исследуемые в процессе сведения об интересующих суд фактах,2 что соответствует и буквальному смыслу указанного выражения; другие полагают, что фактические данные это — факты реальной действительности, в силу чего признают доказательствами либо только такие факты,3 либо и факты, и процессуальные средства доказывания, с помощью которых они устанавливаются.4 Подобные разногласия имеют место и в уголовно-процессуальной, и в гражданско-процессуальной литературе.

Если вникнуть в существо этих расхождений, то нетрудно убедиться, что они состоят в различном решении одного вопроса: являются ли судебными доказательствами лишь сведения о фактах, получаемые в процессе с помощью предусмотренных законом средств и способов, или также и факты действительности, которые сами юридического значения для дела не имеют, но находятся в определенной связи с фактами предмета доказывания. Эти факты обычно называют доказательственными.

Доказательственные факты, как и обстоятельства предмета доказывания, устанавливаются судом с помощью доказательств. Суд получает первоначальные сведения об их существовании из объяснений сторон и третьих лиц, из содержания других доказательств. Конечно, эти: сведения еще не проверены, они дают лишь основания для предположения о существовании тех или иных доказательственных фактов. Однако если суд признает, что эти факты относятся к делу, он должен, принять все предусмотренные законом меры к их достоверному установлению.


Относимость доказательственных фактов определяется тем, что достоверное знание об их существовании может в той или иной мере помочь суду получить достоверные знания о существовании фактов предмета доказывания. Не входя в предмет доказывания, не влияя на материальные права и обязанности участвующих в деле лиц, эти факты; имеют процессуальное значение и познаются судом, чтобы на их основе или с их помощью выяснить юридически значимые обстоятельства дела.

Но значение доказательственных фактов для установления судом существования фактов предмета доказывания может быть различным. Доказательственный факт может находиться в определенной связи с тем или иным фактом предмета доказывания, поэтому установление его существования может дать основание для истинного вывода о наличии (или отсутствии) в действительности того или иного факта предмета доказывания. Иногда эта связь однозначна, в силу чего из наличия доказательственного факта с неизбежностью вытекает, что существует или, наоборот, не существует искомый юридический факт. Так,. если суд, рассматривая дело по иску о возмещении вреда, установит, что во время причинения вреда истцу ответчик в данном месте не присутствовал, он может сделать только один вывод: ответчик не мог в данное время при данных обстоятельствах причинить вред истцу, и, следовательно, факт причинения вреда истцу ответчиком (основание иска) не имел места.

Однако такие случаи редки. Гораздо чаще связь между доказательственными фактами и обстоятельствами предмета доказывания бывает предположительной, в силу чего знание о существовании одного доказательственного факта дает суду основания лишь для вероятного вывода о существовании факта предмета доказывания. В таких случаях установления одного доказательственного факта недостаточно для установления Существования (или несуществования) факта пред­мета доказывания. Помимо этого требуется установление совокупности доказательственных фактов либо использование для вывода об искомом факте и знания о доказательственных фактах, и прямых доказательств.

Так, отменяя все судебные постановления по иску Гвинепадзе и Кацадзе к Суламанидзе, Пленум Верховного Суда СССР указал, что при решении вопроса о том, являются ли истицы собственниками дома, суд не учел, что дом за ними на праве собственности не зарегистрирован, и не выяснил, обращались ли истицы в надлежащие органы с просьбой оформить за ними дом и если обращались, то какое решение было принято.5 Указанные в постановлении Пленума обстоятельства являются доказательственными фактами, так как в зависимости от их установления можно сделать достоверный вывод о существовании фактов предмета доказывания, на которые ссылались истицы как на основания своих требований, — получение ими спорного дома по праву наследования и принятие в свое время наследства.

Президиум Ивановского областного суда отменил решение народного суда о взыскании с Назарова в пользу Назаровой алиментов на содержание двух детей. Президиум указал, что имеющиеся в деле материалы дают основания полагать, что иск о взыскании алиментов предъявлен с целью уклонения от возмещения ущерба, причиненного ответчиком леспромхозу. Президиум рекомендовал суду первой инстанции при новом рассмотрении дела обратить внимание на такие дока­зательственные факты: супруги Назаровы долго живут совместно, за последнее время приобрели ряд ценных вещей: телевизор, диван-кровать, стиральную машину, стол; с Назарова по решению суда взыскивается ущерб в значительной сумме в пользу леспромхоза.6 Сами по себе эти факты никакого юридического значения для дела о взыскании алиментов на содержание детей не имеют, но, будучи достоверно установлены и оценены в совокупности, они могут привести суд к выведу, что иск о взыскании алиментов предъявлен с целью затруднить возмещение ущерба.

Приведем еще в качестве примера дело по иску ЖЭК к Салаевой о выселении, рассмотренное в порядке надзора Президиумом Верховного Суда РСФСР. Истец просил выселить Салаеву на том основании, что ее дочь, с которой она раньше проживала, получила квартиру в кооперативном доме, а ответчица включена в ордер на квартиру дочери в качестве члена ее семьи. Ответчица согласия на переезд в квартиру дочери не давала и потому возражала против иска. В подтверждение этого Президиум сослался на следующие доказательственные факты: заявление дочери о приеме в жилищно-строительный кооператив Салаева не подписывала, с просьбой улучшить ее жилищные условия вместе с дочерью она не обращалась, денег для уплаты паевых взносов не давала, жить вместе с дочерью не хотела (о чем говорила гражданам, которые были допрошены судом в качестве свидетелей).7 В случае установления этих доказательственных фактов при новом рассмотрении дела у суда будут основания сделать вывод о том, что ответчица не давала согласия на переезд в кооперативную квартиру дочери, а этот факт имеет юридическое значение для решения дела о выселении ответчицы из той квартиры, которую она занимает.

Значение доказательственных фактов имеют и другие обстоятельства, которые не находятся в непосредственной связи с обстоятельствами предмета доказывания. Такую роль играют, в частности, обстоятельства, характеризующие процесс формирования отдельных доказательств, которые исследованы в судебном заседании и достоверность которых суду предстоит оценить. Определение достоверности отдельных доказательств оказывается невозможным без тщательного выяснения всего процесса их формирования (выяснения того, например, мог ли свидетель видеть и слышать то, о чем он сообщает; выполнен ли документ действительно тем лицом, от имени которого он составлен, подлинные ли на нем подписи; как проводил специальное исследование эксперт и т. п.).8 Кроме того, в ряде случаев суд получает сведения о существовании фактов, которые могли повлиять на достоверность исследованных им доказательств (заинтересованность свидетеля, факт применения угрозы или насилия по отношению к нему и др.) или которые свидетельствуют об их недостоверности. Так, рассматривая в порядке надзора одно из уголовных дел, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что заключение судебнопсихиатрической экспертизы, которым подсудимый Оси­пов признан невменяемым, вызывает серьезные сомнения, так как противоречит ряду фактических обстоятельств, установленных по делу. Осипов ранее никаким психическим заболеванием не страдал, находился в рядах Советской Армии, до дня совершения преступления занимался трудовой деятельностью, никто в его поведении не замечал ничего странного. Доказательства, свидетельствующие об этих фактах, эксперты обошли молчанием, а свой вывод о психической неполноцен­ности Осипова сделали главным образом на основании рассказов испытуемого и его жены, а также отдельных показаний его родственников. Между тем показания последних нуждаются в критической оценке, так как они заинтересованы в исходе дела. При первых же допросах Осипов заявил ходатайство о направлении его на психиатрическую экспертизу и на лечение в психиатрическую больницу. Это свидетельствует о том, что Осипов критически оценивал создавшуюся обстановку и сознавал возможную ответственность.9 Таким образом, Судебная коллегия обратила внимание суда первой инстанции на необходимость выяснения целого ряда обстоятельств, которые, не имея юридического значения, свидетельствуют о недостоверности отдельных доказательств либо вызывают сомнения в их достоверности.

Не соглашаясь с оценкой доказательств, данной в приговоре суда по делу Воробьева, Судебная коллегия по уголовном делам Верховного Суда РСФСР указала, что ссылка суда на показания свидетелей Новоселова и Проличко несостоятельна, так как они очевидцами возникшего конфликта и смертельного ранения потерпевшего не являлись. Что же касается показаний свидетеля Цветкова, являвшегося, по мнению суда, очевидцем конфликта Воробьева с потерпевшим, то Цветков был лишь очевидцем самого последнего момента, предшествовавшего ранению, и о том, что происходило раньше между потерпевшим и Воробьевым, ничего не знает.10 В приведенном примере в основу оценки достоверности доказательств положен процесс их формирования, тщательное установление характеризующих его обстоятельств.

Эта вторая группа обстоятельств также должна быть отнесена к категории доказательственных фактов, так как такого рода обстоятельства обладают всеми признаками последних. Их установление для суда — не самоцель, так как они не имеют юридического значения, не входят в предмет доказывания. Эти обстоятельства сами устанавливаются с помощью доказательств. Но когда они установлены, знания об их существовании дают суду основания для вывода о достоверности или недостоверности доказательств, с помощью которых устанавливаются факты предмета доказывания. Значит, установление такого рода фактов является как бы промежуточной, вспомогательной задачей суда.

Доказательственные факты имеют большое значение для установления истины в судебном процессе. Еще В. И. Ленин подчеркивал доказательственное значение достоверно установленных фактов реальной действительности. «Факты,— писал он,— если взять их в их целом, в их связи, не только „упрямая», но и безусловно доказательная вещь».11

Поэтому суд должен установить существование относящихся к делу доказательственных фактов с полной достоверностью. Невыяснение какого-либо из них может привести к необоснованности решения или приговора суда ввиду сомнений в истинности выводов суда о фактах предмета доказывания.

Доказательственные факты устанавливаются так же, как и факты предмета доказывания, т. е. путем исследования и оценки доказательств. Доказательства, с помощью которых устанавливаются доказательственные факты, являются косвенными, так как они прямо не подтверждают и не опровергают существования фактов предмета доказывания, а лишь способствуют получению судом знания о них через установление других фактов, не имеющих юридического значения.

Имея большое, а иногда и решающее значение для установления истины по делу, доказательственные факты тем не менее не могут рассматриваться как судебные доказательства. В пользу этого вывода можно привести следующие аргументы.

Познание всегда проходит один и тот же путь. В. И. Ленин указывал: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности».12 Момент «живого созерцания» имеет место в любой познавательной деятельности, в том числе и при опосредованном познании. Но при опосредованном познании (а именно такой характер носит судебное познание) интересующие исследователя явления не могут быть восприняты непосредственно, эмпирически. Исследователь находит какие-то другие явления окружающего его мира, непосредственное восприятие которых дает ему базу для абстрактного мышления, для обоснованного логического вывода о существовании интересующих его явлений — предмета познания.

В качестве таких явлений, непосредственное восприятие которых судом дает ему основания для достоверных логических выводов о существовании фактов предмета доказывания, в судебном процессе выступают судебные доказательства. Именно поэтому в процессе действует принцип непосредственности (ст. 146 ГПК РСФСР, ст. 240 УПК РСФСР), в силу которого суд должен непосредственно исследовать в ходе судебного разбирательства все доказательства. А раз так, то су­дебными доказательствами могут быть только явления, доступные непосредственному исследованию в ходе судебного разбирательства, непосредственному, эмпирическому восприятию их судом. Доказательственные факты, которые, как правило, не могут восприниматься судом непосредственно, не могут поэтому рассматриваться в качестве судебных доказательств. Признание доказательственных фактов судебными доказательствами привело бы к отрицанию действия принципа непосредственности в нашем процессуальном праве. Между тем требования этого принципа прямо сформулированы в законе, в их целесообразности и необходимости никто не сомневается.

Для судебного установления истины характерно, что оно протекает в рамках судебного процесса, с помощью средств и способов, которые избираются познающим субъектом не свободно, а предусмотрены, предписаны нормами процессуального права. Поэтому к доказательствам относятся только такие фактические данные, которые могут быть получены и исследованы в процессе, в ходе судебного разбирательства. Закон устанавливает определенные процессуальные формы получения таких данных — средства доказывания (ч. II ст. 49 ГПК РСФСР). Закон говорит о представлении доказательств участвующими в деле лицами, собирании их судом (ст.ст. 50, 51, 53, 83 ГПК и др.), исследовании доказательств (ст.ст. 146, 167, 175 ГПК и др.). В силу ст. 192 ГПК РСФСР решение суда может быть основано лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Совершенно очевидно, что представлять, собирать, истребовать,, исследовать в ходе судебного разбирательства можно лишь данные об имеющих значение для дела фактах (юридических и доказательственных), но не сами доказательственные факты, которые, как правило, существуют до и вне процесса. Ссылка на возможность непосредственного исследования в процессе некоторых доказательственных фактов ничего не меняет. Во-первых, такие случаи (следственный экс­перимент, опознание) бывают редко (в особенности в гражданском процессе) и обычно не в суде. Во-вторых, иногда непосредственно могут быть восприняты и некоторые обстоятельства предмета доказывания, что, однако, отнюдь не придает им качества судебных доказательств.

Строго говоря, суд вообще не может использовать в процессе доказательственные факты. Когда кто-либо из участвующих в деле лиц ссылается на наличие определенных доказательственных фактов или суд сам узнает о них из доказательств, перед судом встает определенное предположение, версия, которую он должен проверить — подтвердить или опровергнуть. Значит, первоначально доказательственный: факт, как и любой факт, имеющий для дела юридическое значение и входящий поэтому в предмет доказывания, — это предположение, версия. Если существование предполагаемого доказательственного факта подтверждается исследованными в процессе доказательствами, вероятное знание превращается в достоверное, предположение становится истинным суждением об этом факте. Это суждение суд в свою очередь использует как посылку, как аргумент для логического вывода о существовании того или иного факта предмета доказывания или о достоверности отдельного доказательства. Но вывод о существовании доказательственных фактов суд делает тогда же, когда и выводы о существовании фактов предмета доказывания — при окончательной оценке доказательств во время вынесения решения в совещательной комнате. Следовательно, суд использует не доказательственные факты, а полученные в процессе знания о них. Использование доказательственных фактов не может иметь места в ходе процессуальной деятельности суда; оно осуществляется лишь в сфере его логической деятельности.

В этом отношении доказательственные факты мало чем отличаются от фактов предмета доказывания. И те, и другие как таковые в процессе отсутствуют; в процессе фигурируют лишь суждения о них, сначала предположительные, вероятные, а затем (после исследования и оценки доказательств, несущих информацию о них) достоверные. Однако достоверные выводы о наличии фактов предмета доказывания л доказательственных фактов играют разную роль в сфере логической деятельности суда. Если знание о существовании определенных доказательственных фактов дает основание для вывода о достоверности доказательства или наличии факта предмета доказывания, то знание о существовании обстоятельств предмета доказывания позволяет суду на основе критериев, установленных правовой нормой, сделать вывод о существовании спорного правоотношения, прав и обязанностей сторон.13

Но и эта грань между доказательственными фактами и обстоятельствами предмета доказывания весьма условна. В предмет доказывания по многим гражданским делам входят обстоятельства, не имеющие сами по себе юридического значения и поэтому не являющиеся юридическими фактами в классическом смысле этого слова. Они — элементы юридического состава и приобретают правовое значение только в совокупности с другими фактами, также не имеющими непосредственного юридического значения.

Так, рассматривая дело по иску Новикова к Бурматовой о передаче ему дочери на воспитание, Судебная коллегия Иркутского областного суда установила, что Новиков на протяжении ряда лет страдает хроническим алкоголизмом, неоднократно помещался на излечение в психоневрологическую больницу. Напротив, у бабушки (ответчицы по делу) девочка окружена вниманием и заботой, ей созданы все условия для нормального развития. Каждый из этих фактов, взятый отдельно, не имеет юридического значения, однако в совокупности они позволили суду сделать правильный вывод о том, что передача ребенка на воспитание отцу (истцу Новикову) может повлечь ухудшение условий жизни и воспитания ребенка. С этим выводом согласилась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, рассматривавшая дело по кассационной жалобе истца.14

Приведенный пример показывает, какой сложный путь проходит логика судебного познания. Установив с помощью доказательств и суждений о доказательственных фактах обстоятельства предмета доказывания, суд делает вывод, достаточно ли последних для признания того, что искомый юридический состав имеет место, а уж затем — вывод о правах и обязанностях сторон. Относительность грани между доказательственными фактами и фактами, входящими в искомый юридический состав, приводила некоторых авторов к выводу, что последние тоже относятся к категории доказательственных фактов.15 С этим трудно согласиться, так как при конкретизации судом спорного правоотношения точно определяется круг обстоятельств, образующих искомый юридический состав, которые и включаются в предмет доказывания. Рациональное в этом мнении состояло, однако, в том, что доказательственные факты и обстоятельства предмета доказывания рассматривались как однопорядковые явления, выступающие в процессе лишь в виде суждений и сведений о них.

Некоторые авторы в подтверждение того, что доказательственные факты являются судебными доказательствами, ссылаются на ст. 16 Основ уголовного судопроизводства и ст. 17 Основ гражданского судопроизводства. В этих нормах говорится, что фактические данные устанавливаются средствами доказывания, а не получаются с их помощью. Устанавливать, по мнению сторонников данной точки зрения, можно лишь факты, сведения же можно только получать. Поэтому то закон считает доказательствами доказательственные факты, которые и называются фактическими данными.16

По существу нет ничего неправильного в выражении «сведения устанавливаются такими-то средствами», хотя, видимо, можно было бы употребить и более четкое выражение. Дело, однако, в том, что если при определении понятия судебных доказательств исходить из закона, то позицию тех, кто считает доказательствами и доказательственные факты, и средства доказывания, следует признать полностью противоречащей закону.

Закон относит к доказательствам фактические данные, которые устанавливаются средствами доказывания. Если под фактическими данными понимать доказательственные факты, то неизбежен вывод, что средства доказывания устанавливать факты предмета доказывания не могут, что они всегда — косвенные доказательства, так как в законе нигде не говорится, что средствами доказывания устанавливаются не только фактические данные, но и обстоятельства предмета доказывания. Однако все авторы, которые понимают под доказательствами и доказательственные факты, и средства доказывания, признают, что доказательственный факт не является обязательным опосредствующим звеном между средствами доказывания и предметом доказывания, что средства доказывания могут прямо, непосредственно нести информацию о том или ином факте предмета доказывания. Но в таком случае противоречие с легальным определением понятия судебных доказательств неминуемо.

Выяснение роли и значения доказательственных фактов в процессе установления истины судом позволяет правильно истолковать нормы гражданского процессуального права о доказательствах, выяснить сущность судебных доказательств и механизм их использования как средств судебного познания.

Страница 3 из 10

§ 3. Обстоятельства, не подлежащие доказыванию

При рассмотрении любого дела могут иметь место обстоятельства, которые в силу закона не подлежат доказыванию. К таким обстоятельствам гражданское процессуальное законодательство относит общеизвестные и преюдициальные факты.

1. Общеизвестные обстоятельства
2. Преюдициальные обстоятельства

1. Общеизвестные обстоятельства

Обстоятельства признаются судом, рассматривающим дело, общеизвестными, если они известны широкому кругу лиц, в том числе судебному составу.
Нередко общеизвестность фактов обусловлена отрезком времени, который прошел с того момента, когда факт имел место. Чаще всего чем больше проходит времени, тем меньше людей помнят об этом факте. Вместе с тем некоторые факты остаются в памяти людей, даже если они сами их не пережили, например дата начала и окончания Великой Отечественной войны, дата Октябрьской революции и проч. Исходя из относительного характера общеизвестности факта решение вопроса о признании факта таковым оставлено на усмотрение суда.
Общеизвестные факты принято подразделять на:
1) всемирно известные факты — это факты, известные во всем мире. Дата аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) является общеизвестным фактом. В силу масштабности последствий этой аварии она стала известной далеко за пределами Украины. К всемирно известным датам можно отнести начало мировых войн и проч.;
2) факты, известные на территории Российской Федерации. Например, факты начала и окончания Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. и 9 мая 1945 г.) и т.д.;
3) локально известные факты — факты, известные на ограниченной территории. К локальным общеизвестным фактам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и проч., имевшие место в районе, городе, области. Например, факт урагана, имевшего место в г. Нижнем Тагиле 3-4 августа 2000 г., освещался в региональных средствах массовой информации и известен относительно широкому кругу лиц лишь на территории Свердловской области. Вместе с тем сильные землетрясения, как правило, известны более широкому кругу лиц и могут носить характер всемирно известного факта.
Об общеизвестности локальных фактов на соответствующей территории должна быть сделана отметка в судебном решении. О фактах, известных во всем мире или на территории России, в судебном решении отметка не делается по причине их известности и для вышестоящего суда на случай апелляционного, кассационного или надзорного пересмотра.

2. Преюдициальные обстоятельства

Преюдициальные обстоятельства — это такие обстоятельства, которые установлены вступившими в законную силу решениями или приговорами суда по ранее рассмотренным делам и не подлежащие повторному доказыванию (ч. 2-4 ст. 61 ГПК).
Преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если решение или приговор суда, которыми они установлены, не отменены в установленном законом порядке. Основой преюдициальности фактов является законная сила судебного решения или приговора. Суд, не передоказывая установленные в этих актах факты, ограничивается истребованием копии соответствующего судебного акта.
Преюдициальность имеет свои субъективные и объективные критерии, которые должны быть в совокупности. Субъективные пределы — в обоих делах (т.е. в деле, уже рассмотренном ранее и по которому есть вступившее в законную силу судебное постановление, и в деле, которое находится на рассмотрении в суде) участвуют одни и те же лица или их правопреемники. Если судебное решение затрагивает интересы лиц, которые не были привлечены к участию в разрешенном деле, то преюдициальность не распространяется на таких лиц. Данная ситуация может иметь место, например, при отказе в допуске в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора. При предъявлении таким лицом самостоятельных требований в другом процессе факты, установленные ранее, не являются преюдициальными.
Объективные пределы преюдициальности относятся к фактам, установленным вступившим в законную силу решением или приговором суда. Для преюдициальности решений и приговоров суда определены разные объективные пределы.
Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, только по вопросам, имело ли место это действие, совершено ли оно этим лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК). Размер же причиненного вреда конкретному истцу подлежит установлению в гражданском судопроизводстве, например при предъявлении гражданского иска из уголовного дела. При рассмотрении гражданского дела не подлежит вторичному установлению факт совершения преступления лицом, осужденным приговором суда. Однако истцы обязаны представить доказательства размера причиненного им вреда.
Факты, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по одному гражданскому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица (ч. 2 ст. 61 ГПК). Например, при рассмотрении регрессного иска суд не будет вновь доказывать обстоятельства, установленные при разрешении первоначального иска.
При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом (ч. 3 ст. 61 ГПК).
Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (ч. Зет. 69 АПК).
Правило о недопустимости вторичного доказывания преюдициальных фактов позволяет избежать вынесения противоречащих друг другу судебных постановлений по одним и тем же вопросам и разрешать дела с наименьшей затратой времени и средств.

Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

Текст статьи 61 ГПК РФ в новой редакции.

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.(Часть дополнительно включена с 1 января 2015 года Федеральным законом от 29 декабря 2014 года N 457-ФЗ)

N 138-ФЗ, ГПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 61 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. Согласно общему правилу, сформулированному в ст. 56 ГПК, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Исключения из данного правила закреплены в ст. 61 ГПК.

Данная статья предусматривает две группы обстоятельств, которые лица, участвующие в деле, могут не доказывать, при этом суд может положить их в основание своего решения: общеизвестные (ч. 1) и преюдициальные (ч. 2 — 4) факты. Следует указать еще на одну группу обстоятельств, не подлежащих доказыванию, — это признанные факты (ч. 2 ст. 67 ГПК). Подробнее см. комментарий ч. 2 ст. 67.

Первую группу фактов, указанных в ч. 1 ст. 61 ГПК, лица, участвующие в деле, могут не доказывать лишь в случаях признания их общеизвестными судом, рассматривающим дело. Поэтому в тех случаях, когда суд не санкционирует признание обстоятельств как общеизвестных, они подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК.

Общеизвестные факты — факты, известные широкому кругу лиц, а также суду, который наделен правом признания их таковыми. Так как общеизвестность — категория относительная, степень осведомленности о таких фактах может быть различной (всемирно известные, на всей территории РФ, на территории отдельного субъекта РФ, района, населенного пункта и т.п.). При этом степень общеизвестности обстоятельств суд должен указать в мотивировочной части своего решения, для подтверждения оснований освобождения от их доказывания лиц, участвующих в деле.

Примером общеизвестных обстоятельств могут служить кризис 2008 г., авария на Саяно-Шушенской ГЭС, различного рода стихийные бедствия, эпидемии и т.п.

2. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Данные обстоятельства еще называют преюдициальными (термин «преюдиция» от лат. praejudicio — предрешение), поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 9 своего Постановления от 19.12.2003 N 23, под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК принимает суд. Часть 1 ст. 13 ГПК предусматривает, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

Лицам, участвующим в деле, не нужно будет доказывать в новом гражданском деле с тем же субъектным составом обстоятельства, которые будут установлены такими судебными постановлениями, при условии вступления их в законную силу по правилам ст. 209, 391 ГПК. При этом не будет иметь значение, в каком статусе эти лица участвовали в первом деле, по которому факты установлены судебным постановлением, вступившим в законную силу, главное, чтобы они были лицами, участвующими в деле.

Лица, которые не участвовали в деле, по которому судом общей юрисдикции вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. И доказывать все обстоятельства лица, участвующие в деле, будут в соответствии с общими правилами доказывания, закрепленными ст. 56 ГПК. Примечательно, что формулировка данной нормы фактически воспроизводит содержание ч. 2 ст. 209 ГПК.

3. Освобождение от доказывания обстоятельств, установленных арбитражным судом, отличается от освобождения от доказывания фактов, установленных судом общей юрисдикции, в том, что преюдициальное значение будут иметь только те обстоятельства, которые установлены решением арбитражного суда. Такая позиция закреплена в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23: под решением арбитражного суда следует понимать судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК. Согласно ч. 2 ст. 15 АПК решение — это «судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу».

Если обратиться к терминологии АПК (ч. 1 ст. 15), все судебные акты арбитражные суды принимают в форме решений, постановлений и определений. Только решения арбитражных судов будут содержать преюдициальные факты при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции с теми же лицами, участвующими в деле. Факты, установленные определениями и постановлениями арбитражного суда, преюдициального значения иметь не будут. Данная позиция законодателя представляется не совсем верной, так как при таком подходе в случаях отмены или изменения решения арбитражного суда в апелляционном, кассационном или надзорном порядке факты, установленные постановлениями данных судебных инстанций арбитражного суда, не должны признаваться преюдициальными, лицо, участвующее в деле, должно будет доказывать их. То же самое можно сказать и в отношении определений арбитражного суда.

Совпадение состава лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции и арбитражных судах возможно, так как возможность участия граждан в арбитражных судах предусматривает редакция действующего АПК (ч. 4 ст. 27, ч. 2 ст. 33).

Толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что если состав лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции отличается от состава участников в арбитражном суде, то установленные в решении арбитражного суда обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ст. 56 ГПК).

4. При рассмотрении гражданского дела о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, вступивший в законную силу, для суда будут иметь преюдициальное значение только два обстоятельства: имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Никакие иные обстоятельства и факты, отраженные в приговоре суда, не будут обязательными для суда, рассматривающего гражданское дело, и все они подлежат доказыванию на общих основаниях. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, но может разрешать вопрос о размере возмещения.

Принимая решение о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, суд не связан тем размером, который указан в приговоре суда по уголовному делу. Конечно же, обстоятельства уголовного дела, отраженные в приговоре суда, могут быть использованы при рассмотрении гражданского дела, но преюдициального значения они иметь не будут, а размер ущерба будет определяться судом, рассматривающим гражданское дело по общим правилам гражданского процессуального законодательства.

Согласно УПК суд принимает свои решения в форме приговора, определения и постановления. Приговор — решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (ст. 5 УПК).

Примечательно, что в ст. 61 ГПК не указано на признание судом преюдициальности обстоятельств, установленных вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении. Речь нужно вести только об актах суда, так как решения должностных лиц, полномочных рассматривать дела об административных правонарушениях, могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46 Конституции, ст. 30.1 КоАП).

Представляется, что в данном случае судам необходимо признавать преюдициальными обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении, в противном случае бездейственными и бессмысленными становятся нормы особенной части ГПК. В частности, ст. 215 ГПК предусматривает обязанность суда приостановить производство по делу в случае «невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве». Такая приостановка производства необходима для разрешения другого дела, связанного с рассматриваемым делом, в гражданском, административном или уголовном производстве, и для использования в приостановленном деле после его возобновления вступивших в законную силу судебных постановлений, приговоров, постановлений и решений для признания преюдициальности определенных фактов. Возникает резонный вопрос: как повлияет на рассматриваемое (подлежащее приостановлению) гражданское дело другое дело, рассматриваемое в порядке административного производства, какие последствия возникнут после возобновления производства по делу и что будет, если не приостанавливать судопроизводство? В таком случае никакой взаимозависимости и связи между этими делами не будет. Но тогда возникает другой вопрос: почему в указанной норме ст. 215 ГПК не указано на необходимость приостановления производства до разрешения другого дела в порядке судопроизводства в арбитражном суде?

Данный пробел предлагается решать путем применения аналогии закона, при этом данной позиции придерживается и ВС РФ, указавший в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23, что на основании ч. 4 ст. 1 ГПК, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Следующий комментарий к статье 61 ГПК РФ

Если у вас есть вопросы по ст. 61 ГПК, вы можете получить консультацию юриста.

1. Судом, к примеру, признается очевидным и не нуждающимся в доказывании то, что с наличием паспорта гражданина Российской Федерации связана возможность реализации целого ряда прав человека и гражданина, в том числе и конституционных. Так, без паспорта невозможна или, по меньшей мере, затруднена реализация права граждан на свободное перемещение, выбор места жительства и пребывания на территории Российской Федерации, а также на выезд за пределы государства и въезд на его территорию (ст. 27 Конституции РФ); права участвовать в управлении делами государства, избирать и быть избранным в органы государственной власти и местного самоуправления (ст. 32 Конституции РФ) и т.д. <298>.

———————————
<298> По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: решение Верховного Суда РФ от 30 апреля 1999 года N ГКПИ 99-270 «О признании частично недействительными пунктов 13 и 36 Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6.

2. Под судебным постановлением, указанным в ч. 2 комментируемой статьи, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда, постановлений президиума суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК РФ.

Исходя из смысла ч. 4 ст. 13, ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, ч. 2 ст. 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств <299>.

———————————
<299> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

3. С другой стороны, установленные вступившим в законную силу решением суда факты и правоотношения не могут быть оспорены сторонами и другими лицами, участвовавшими в рассмотрении дела, а также их правопреемниками, в другом процессе, в котором участвуют те же лица, и этим фактам и правоотношениям не может быть дана иная оценка в решении по другому гражданскому делу.

4. Если указанные факты и правоотношения оспариваются иными лицами в новом процессе, суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств. В случае, когда это решение противоречит ранее постановленному решению по другому делу, суд принимает предусмотренные законом меры к обеспечению возможности обжалования (внесения представления) данного решения в кассационном порядке.

5. Обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы <300>.

———————————
<300> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7.

6. Учитывая, что в силу ч. 4 комментируемой статьи вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. В решении суда об удовлетворении иска помимо ссылки на приговор по уголовному делу следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

7. На основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 комментируемой статьи, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение) <301>.

———————————
<301> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

8. Из закрепленной в ч. 4 комментируемой статьи правовой нормы также следует, что преюдициальными для гражданского дела являются выводы приговора суда по двум вопросам: имели ли место сами действия и совершены ли они определенным лицом. Другие факты, содержащиеся в приговоре, преюдициального значения для суда, рассматривающего гражданское дело, не имеют. В связи с этим содержащееся в приговоре суда указание о конфискации определенного имущества не лишает заинтересованных лиц права предъявить иск об освобождении имущества от ареста и возможности удовлетворения этого иска в порядке гражданского судопроизводства <302>.

———————————
<302> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 года «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2005 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12.

9. Справка прокуратуры об оцениваемом судом решении или действии (бездействии) сама по себе не имеет преюдициального значения для разрешения дела и должна быть оценена судом на основании ст. 67 ГПК РФ наряду со всеми иными доказательствами по делу <303>.

———————————
<303> По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Постановление Президиума Рязанского областного суда от 12 мая 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 4. С. 10 — 11.

10. Вывод о вине гражданина не может быть основан лишь на материалах предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении и постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела <304>.

———————————
<304> По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Информация о деле // Законность. 1994. N 10.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх