Форштадтское пиво Барнаул

Компания «Форштадтская пивоварня» обладает 15-летней историей и производит различные напитки. Занимается как пивоварением, так и выпуском безалкогольной продукции. В первую очередь, это вода. В ближайшей перспективе компании – натуральные морсы, чаи, лимонады и другой полезный ассортимент.

Недавно представители пивоварни побывали в Монголии с бизнес-миссией и теперь готовятся заключать свой первый экспортный контракт. Коммерческий директор Форштадтской пивоварни Денис Добрускин рассказал о том, какую роль в этом сыграло сотрудничество с Алтайским фондом поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП), и о том, какую поддержку компания получает от государства.

– Денис, начать хотелось бы с азов. Как это было 15 лет назад?

– Вы знаете, то, что происходило на предприятии 15 лет назад, напоминает мне Россию 90-х – разруха, камня на камне не стояло. И огромным трудом, огромными усилиями люди (многие из них работают до сих пор) строили компанию буквально по крупицам. Мы полностью заменили многие производственные процессы, и теперь у нас новое современное оборудование на всех стадиях производства.

– Компания находится в самом Барнауле. Вы пост коммерческого директора занимаете четыре года, расскажите, что за это время произошло буквально на ваших глазах?

– За четыре года мы сформировали позиционирование себя на рынке. То есть если раньше мы были какой-то маленькой частной пивоварней, про которую даже жители Барнаула не знали, то сейчас мы формируем восприятие бренда как натуральное, качественное и безопасное.

– Какова история названия компании?

– Раньше это была Форштадтская пивоваренная компания. Все знали ее как ФПК. Но это название не отвечало принципам работы предприятия. «Форштадтская пивоварня» раскрывает всю суть – это что-то частное, небольшое, ориентированное на натуральное производство. И мы уделяем особое внимание качеству. При любых экономических ударах – будь то инфляция, повышение цен, кризис, скачки валюты – мы выстояли и никогда не экономили на качестве.

– Производство пивоваренных компаний в Европе, в частности в Испании и Чехии, полностью автоматизировано. Людей-то практически нет. Как у вас дела обстоят?

– Мы автоматизировали многие процессы. Но, естественно, люди – это главная ценность компании. И в любом случае профессионалы большого уровня следят за всем. Нельзя, например, автоматизировать лабораторию. Потому что все сырье, которое к нам приходит, несмотря на то что оно неизменно высоких стандартов качества, идет напрямую из Европы, мы все равно проверяем. Для того чтобы подходили все показатели. Кроме того, на выходе – после того как продукт готов – лаборатория проверяет то качество, которое заявлено в стандартах нашей компании. Ну и на других этапах производства работают профессионалы, которые следят за тем, чтобы все шло как по маслу.

– Как у вас проходит дегустация выпущенной продукции?

– Это первая моя работа, на которой можно выпивать, – это наша любимая шутка. Особенно когда разрабатывается какой-то новый сорт, сотрудники пробуют, дают обратную связь. Но абсолютно каждую партию не дегустируют посредством вкусовых рецепторов, а проверяют на состав. Образцы хранятся по месяцу в нашей лаборатории, для того чтобы отследить качество продукта именно на рынке.

– Это позволяет понять, как меняется продукт с течением времени.

– Да-да, конечно. Именно для этого образцы абсолютно каждой партии с каждого розлива мы храним в лаборатории.

– А есть все-таки тот самый счастливый дегустатор, который все пробует?

– Ну, это только мы – сотрудники. При этом мы не просто команда, компания. Люди, которые работают на заводе, настолько близки друг другу, что нас можно смело назвать одной большой дружной семьей.

– А сколько человек занято в компании?

– Около 100.

– Вы говорили про сырье из Европы. Все-таки из чего производится пиво на Форштадтской пивоварне?

– Традиционно все сорта солода и хмеля мы заказываем в Европе. Это специально выращенное, годами культивированное сырье, которое подходит для изготовления тех или иных марок пива. Хмель, в основном, используем «Жатецкий». Мы не можем допустить, чтобы наш продукт отличался по каким-то характеристикам от партии к партии. Единственный сорт пива варим из курского солода – там стабильное качество.

– Я помню, что в советское время у нас на Алтае выращивали росхмель. Почему сейчас мы заказываем сырье в Европе? Что пошло не так?

– Мы бы с удовольствием работали с алтайскими производителями. Сами понимаете, логистическая составляющая в любом случае сыграла бы в нашу пользу по стоимости и в пользу покупателей – себестоимость продукта была бы ниже. У алтайских производителей, конечно, не такие высокие цены, как у европейских поставщиков. Но нам важна стабильность качества, чтобы тот солод, который мы покупаем, был именно пивной и обладал одними и теми же показателями.

– То есть Европа может это гарантировать, а Алтай пока нет?

– Да. В Европе годами, десятилетиями, столетиями выращивался именно пивной солод. Соответственно, и качество стабильное.

– А есть ли шанс, как думаете, что у нас на Алтае появится такого нужного уровня производство сырья для вас?

– Мы с удовольствием с такими компаниями будем работать. Но пока, к сожалению, таких производителей не знаем.

– Расскажите, как долго варится пиво?

– Есть классический способ пивоварения и есть ускоренный. На нашем заводе используется классический. То есть мы не используем никаких ускорителей, ЦКТ, катализаторов. Мы варим, как по ГОСТу, по особой технологии. Каждый сорт производится от 30 дней и выше. Есть сорта, которые и два месяца варятся. Поэтому наш продукт немного отличается от конкурентов. В нем естественная газация – мы не добавляем много дополнительного газа – C2O. Мы предлагаем натуральный продукт, сваренный по классической технологии, в горизонтальном брожении с естественной газацией – это то, чем мы гордимся.

– Если говорить про пиво в Европе и у нас. Понятно, что в России пиво разное по качеству. Но европейские производители как раз используют естественную газацию. Зачем в России добавляют так много газа в напитки?

– Не могу говорить за других производителей. Лично мне, как потребителю, кажется, что газ меняет вкус, и когда пузырьки газа лопаются на языке, щиплют его, вкусовые рецепторы воспринимают напиток совершенно по-другому. Если встряхнуть любой газированный напиток – необязательно это может быть пиво – вы не почувствуете его истинный вкус. Наш продукт менее газированный.

– Как выбрать хорошее пиво?

– Приехать к нам на завод и выбрать любое из нашего ассортимента. Я шучу, конечно. Тут только по личным ощущениям и предпочтениям. Люди любят разные сорта. Кто-то любит светлое, кто-то – темное. Хорошее для меня – это натуральное, которое сварено по ГОСТу, без отклонения от стандартов производства.

– А может ли хорошее пиво стоить 50 рублей за литр?

– У меня очень большие сомнения на этот счет.

– А вот еще говорят про порошковое пиво. Есть ли вообще такое понятие в пивоварении?

– Насколько мне известно, это некий миф, выдумка рынка. Некоторые производители, которые нарушают технологию производства и прилично снижают таким образом себестоимость, для того чтобы занять самый низкий сегмент на рынке, просто используют дешевый солод или обычный ячмень. То есть они экономят на сырье.

– И в любом случае пиво варится долго. Можно ли произвести такой напиток за день, за два?

– Я не технолог, конечно. Но уверен, что это сделать невозможно. Потому что там есть процесс дображивания, есть дрожжи, которым нужно время, чтобы сделать свое дело. Что такое пиво – это хмель, вода, солод и дрожжи. Соответственно, за пять минут, за день невозможно весь процесс реализовать.

– Недавно вы побывали в Монголии. Расскажите, пожалуйста, что это была за бизнес-миссия и что вы делали в этой поездке?

– Мы с правительством Алтайского края и другими предпринимателями выезжали с бизнес-миссией в Монголии. Хочу поблагодарить коллег за высокий уровень приема. Нас встречали высокие представители соседнего государства, и при этом был очень радушный и теплый прием. Мы чувствовали себя желанными гостями. Провели несколько переговоров и надеемся, что первый экспортный контракт будет подписан в ближайшее время.

– А если говорить о перспективе поставок наших напитков в эту страну, как вы оцениваете?

– Вы знаете, Монголия меня удивила тем, что несмотря на небольшое количество населения, там всего три миллиона жителей, половина из которых проживает в столице – она имеет большой потенциал по уровню жизни, по доходу населения. И я считаю, что российские производители могут реализовывать свои товары в этой стране. Спрос есть, у людей деньги есть, они готовы их тратить. Как мне сказали местные жители, у них немножко другая культура потребления – они водку запивают пивом. Так что в Монголии у нас есть свой покупатель.

– Организовал бизнес-миссию в Монголию Алтайский фонд МСП. Расскажите, как ваша компания вообще познакомилась с фондом? Вы достаточно плотно сотрудничаете с ними, хотелось бы узнать и ваши впечатления от этого взаимодействия.

– Я очень скептично относился к власти и к господдержке. Есть такой миф у предпринимателей, что власть сама по себе, бизнес сам по себе, и кроме как мучить предпринимателей власть больше ничего не может. Только проверки организовывает постоянные, законы, которые мешают работать и зарабатывать. Но я был крайне удивлен, когда в первый раз в прошлом году узнал о возможностях, которые Фонд предоставляет и которые реально помогают предпринимателям. Более того, когда я пришел, мне даже не пришлось что-то просить, мне только давали. Передо мной раскрыли все карты: мы можем это, это и еще вот это – пожалуйста, если вам нужно, мы все организуем.

– Представляю, как у вас глаза расширялись при этом.

– Да, они реально стали в два раза больше. Потому что до этого никто ничего не давал, только мешали и забирали. И все возможности, действительно, работают. Можно взять и поехать в другую страну, увеличить свои рынки сбыта, наладить экспорт с помощью Фонда. Я знаю другие предприятия – они используют льготное кредитование, гранты, получают субсидии и другую поддержку. И что мне нравится больше всего – в Фонде идет полный комплекс услуг, в том числе обучение, помощь в документах. Я очень рекомендую молодым предпринимателям или бизнесу, который зашел в тупик, обратиться в Алтайский фонд МСП. Как минимум – они получат какую-то помощь, как максимум – реально смогут увеличить границы своего бизнеса. И если вчера это был какой-то миф, то здесь и сейчас это работает. Буквально несколько дней назад я участвовал в форуме, когда власть спрашивала у предпринимателей: «Ребят, что мы делаем не так?» То есть власть готова получать обратную связь, готова меняться, готова слышать. Но такого никогда не было. Действительно, Россия – великая страна, которая меняется, и власть меняется вместе с ней. И это очень приятно наблюдать.

– Если говорить про эту стратегическую сессию, когда вы предлагали свои варианты взаимодействия – какой помощи на сегодняшний день вам не хватает? Что власть делает не так, и какие предложения внесли вы?

– У меня было только одно предложение, потому что все остальное меня полностью устраивает и очень приятно, что есть такое взаимодействие. Единственное, чего мне пока не хватает – количества контактов на бизнес-миссиях, каких-то экспортных выездах. В частности, когда мы ездили в Монголию – это был наш первый, пробный рейс, чтобы в принципе посмотреть, как все организовано – у нас было всего пять контактов, из них потенциал я вижу только в одном. То есть если бы у нас было 20-30 контактов, то и вероятность подписания контрактов была бы больше. Мы были бы более довольны от заключения, например, пяти-шести контрактов. Да и всем было бы хорошо. Экспорт ведь развивает экономику не только Алтайского края, но и всей России. Деньги, которые приходят из других стран, оседают у нас, остаются в карманах наших граждан. Поэтому и нашему предприятию, и Алтайскому краю, и всей России очень выгодно работать с другими странами.

– Специалисты фонда МСП подсказали, что вы еще другими услугами пользовались. Например, выбор партнеров за границей. Расскажите, пожалуйста, про такое сотрудничество.

– Мы воспользовались этой услугой для последующей бизнес-миссии в Китай, для посещения выставок. Попросили Фонд помочь в поиске партнера, для того чтобы мы приехали уже к конкретным людям на готовые переговоры.

– Да, еще знаю, что они проводили маркетинговое исследование в Китае по пиву.

– Ребята нам в этом помогли, причем заплатили 80% от стоимости этого отчета. То есть мы совсем немного доплатили и получили информацию по китайскому рынку, которая является для нас очень ценными сведениями. Эта информация нам очень сильно помогла в плане выработки стратегии выхода на зарубежный рынок.

– Когда бизнес-миссия в Китай состоится?

– Насколько я помню, в ноябре-декабре 2019 года.

– Что могли бы сказать по поводу этого исследования? Перспективен ли рынок Китая для вас?

– Разведка – очень нужная штука в любом бою, и, прежде чем ехать в страну с миллиардным населением, с огромным оборотом производства, естественно, лучше узнать об этом рынке поподробнее. Нам это исследование очень помогло. Там в основном статистика про доли потребления, доли на рынке. В двух словах не скажешь, отчет достаточно большой.

– Любят ли китайцы пиво?

– Конечно любят. Уверен, что продукцию нашей компании будут покупать. Не хочу обидеть дружественный Китай, но мне показалось, что их пенное как вода. В России продукт намного насыщеннее. Знаете, как в том анекдоте: «Кладите больше заварки».

– Насколько вы довольны сотрудничеством с Алтайским фондом МСП в плане исследования китайского рынка?

– Я и в целом взаимодействием нашим доволен. Оно только в начале пути, но пока нареканий нет, и, наоборот, есть только слова благодарности. Анализ китайского рынка в том числе нам очень помог.

– В начале эфира вы сказали, что планируете расширять линейку безалкогольных напитков. Расскажите про эти планы.

– В этом году мы закупили линию розлива. До этого мы продавал только разливное пиво, а теперь начали реализовывать фасованный продукт. На рынок запустили уже пять видов стекла, три вида полуторалитровой тары, а в 2020 году планируем запустить баночный продукт, и хотим выпускать алтайские морсы из натуральных ягод. Я вижу огромные перспективы в этом, потому что реально натуральное, реально алтайское – это бренд, с которым мы будем идти по стране и заходить на экспортные рынки. Продвигать и Алтайский край, и всю Россию.

– То есть это шаг в масштабах все страны и, в общем-то, мира.

– Да, мы будем производить морсы, расширим линейку воды – сейчас она у нас просто с газом/без газа, а будет дополнена различными вкусами. Будут чаи, лимонады, энергетические напитки.

– Что касается фасовки, о которой вы сказали ранее – насколько это серьезный шаг для пивоварни?

– Мы к этому шли 15 лет, и я считаю, что это очень серьезный шаг. Это дорогостоящее оборудование. Мы расширяем и рынки сбыта внутри страны, и это позволяет нам экспортировать продукцию, потому что разливное пиво выводить на экспорт очень сложно – срок годности очень короткий. С новой тарой все-таки попроще и с логистикой, и с фасовкой. Мы работаем над расширением удовлетворения потребностей, потому что есть те, кто считает, что разливное пиво – это что-то не то, я буду пить только бутылочное. Соответственно, мы можем удовлетворить потребности и таких людей.

– В какие торговые сети вы заходите с этим продуктом?

– Мы бы с удовольствием зашли в любые торговые сети, но сами знаете, какие сложные переговоры и нюансы существуют на этом направлении.

– Переговоры ведете?

– Мы только начинаем, потому что буквально месяц назад запустили продукт фасовки.

– А сейчас где продается продукция, в ваших же точках?

– В основном у предпринимателей, с которыми у нас сложились многолетние отношения. Они уже знают наш продукт, на который есть спрос у определенного пула клиентов. Эти наши партнеры очень хорошо восприняли запуск бутылочной продукции, с удовольствием закупили у нас первые партии и разместили у себя на полках.

– То есть пока те же каналы поставки, но, возможно, они будут расширены.

– Не возможно, а точно они будут расширены. Мы будем проводить переговоры со всеми крупными сетями, надеюсь, что во многих мы появимся и сможем быть на расстоянии вытянутой руки от каждого потребителя.

– Как бы вы могли оценить предпринимательский климат, который сложился у нас сейчас в Алтайском крае?

– Я встречался и общался с предпринимателями на последнем форуме, и знаете, это оптимистичные люди, которые идут вперед и смотрят в будущее. Может быть, конечно, это была целевая аудитория, которая действительно хочет чего-то добиться и что-то изменить, и все лентяи и нытики просто не пришли на это мероприятие… Но я верю в будущее предпринимательства.

– Какие важные качества должны присутствовать у человека, который хочет заниматься бизнесом?

– Умение брать ответственность на себя, нести риски, быть очень трудолюбивым, усердным и понимать: чтобы что-то получилось, надо очень долго и тяжело к этому идти. Пускай 10 раз споткнулся, но на одиннадцатый встал и победил.

– Что бы вы могли пожелать начинающим предпринимателям?

– Не бояться рисковать и пробовать.

– А как вы считаете, бизнес – это для всех или надо родиться бизнесменом?

– Абсолютно любой человек может заниматься бизнесом. Вопрос только в его внутренней мотивации. Если он готов рисковать, то может достичь значительных вершин.

– Прошу вас продолжить фразу: «Мой бизнес – это…»

– Это любимое дело, за которое еще и платят деньги.

– Мы сегодня много говорили об Алтайском фонде МСП, о тех формах поддержки, которыми пользуется коллектив Форштадтской пивоварни. О помощи, которую оказывает предпринимателям региона Фонд, можно подробнее узнать на Мало-Тобольской, 19 и на портале мойбизнес22.рф.

Алтайский фонд МСП
г. Барнаул, ул. Мало-Тобольская, 19
Тел.: 8 800 222 8322
Сайт

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх