ГК РФ сделки

Комментарий к Ст. 153 ГК РФ

1. Сделка является одной из старейших категорий в науке гражданского права. Появление сделок связано с развитием отношений между людьми, а закрепление отдельных положений о сделках нашло свое отражение уже в древнеримском праве.

Глава 9 части первой ГК РФ включает в себя общие положения о сделках. В то же время отдельные виды сделок нашли свое отражение в иных главах Кодекса (в главах, посвященных договорам, в нормах о доверенности, завещании, принятии наследства и об отказе от наследства и др.), а также в других достаточно многочисленных нормативных актах. Нормы комментируемой главы разделены на два параграфа: § 1 посвящен понятию, видам и формам сделок и включает в себя 13 статей (153 — 165), § 2 охватывает положения о недействительности сделок и объединяет 16 статей (166 — 181).

Практически все положения настоящей главы являются уже устоявшимися, апробированы во многом длительной историей их применения и судебной практикой. За все время действия части первой ГК РФ лишь ст. 181 комментируемой главы претерпела изменения — в части снижения срока исковой давности для ничтожных сделок до трех лет.

Главу 9 ГК РФ открывает комментируемая статья, предусматривающая уже ставшее классическим определение сделки. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что под именем юридической сделки понимается такое выражение воли, которое непосредственно направлено на определенное юридическое последствие, т.е. на установление, изменение или прекращение юридических отношений . Д.И. Мейер рассматривал в качестве юридической сделки «всякое юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений»; существенными для сделки условиями он считал два: «1) чтобы юридическое действие произвело изменение в существующих юридических отношениях: изменение может состоять в установлении какого-либо права, прежде не существовавшего, или в переходе права от одного лица к другому, или в прекращении права; 2) чтобы юридическое действие было направлено к изменению существующих юридических отношений, предпринято с целью произвести это изменение; а действие, не направленное к тому, не подходит под понятие сделки. Например, сюда не подходит нарушение права, хотя оно и составляет юридическое действие и производит изменение в существующих юридических отношениях: цель нарушения права иная, а потому и существо сделки отлично от юридического действия, составляющего нарушение права» .

———————————
См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 10-е изд. М., 1911. С. 158.

Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 177 — 178.

2. Сделка — это волевое правомерное юридическое действие субъекта (участника) гражданских правоотношений. Она является самым распространенным основанием возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений.

К признакам сделки традиционно относят:

— правомерность. Издавна вызывают споры понятие «недействительная сделка» и его противоречие понятию «сделка», поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

По мнению Д.И. Мейера, «только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности» ;

———————————
Там же.

— волевой характер. Различают внутреннюю волю и внешнее волеизъявление. Воля — внутреннее намерение, желание субъекта, направленное на достижение определенного правового результата. Волеизъявление — это выражение, внешнее проявление воли.

В тех случаях, когда волеизъявление не соответствует внутренней воле субъекта, сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия и т.п. (см. комментарий к ст. ст. 178, 179 ГК). Выявление воли участника сделки имеет важное значение при толковании договора. Так, согласно ст. 431 ГК РФ, если буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений, в том числе путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом, не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон;

— цель субъектов, вступающих в сделку (causa). При этом различают абстрактные и каузальные сделки. Абстрактными являются сделки, в которых основание оторвано от ее содержания (вексель, банковская гарантия и др.);

— мотив, который самостоятельного значения не имеет. Так, при признании сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения мотив совершения сделки не имеет значения (ст. 178 ГК).

3. Понятие сделки, выраженное в настоящей статье, было предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Данное понятие оспаривалось в связи с тем, что к сделкам не относят действия, в том числе неправомерные, влекущие за собой установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей у других лиц .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 576-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябовой Веры Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 153, положением пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями части шестой статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

Такие доводы не могут рассматриваться в качестве основания для признания положения комментируемой статьи неконституционным.

Также Конституционным Судом РФ названное положение рассматривалось в части оспаривания факта отнесения доверенностей , договора об открытии кредитной линии к сделкам.

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 158-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бортниковой Анны Петровны на нарушение ее конституционных прав статьями 153, 166 — 181 и 185 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 95-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «АКБ «Первый инвестиционный» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации».

4. Немало споров возникает при отнесении иных юридических фактов к сделкам, а именно отказа от договора как односторонней сделки , акта зачета встречных требований , распоряжения имуществом унитарного предприятия . Необходимо учитывать, что сделки — это действия, которые направлены не только на установление, но и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, в связи с чем расторжение договора также является сделкой, как и реорганизация юридического лица, в смысле ст. 153 ГК РФ, на что было обращено внимание в Определении ВАС РФ от 10 декабря 2008 г. N 13750/08 по делу N А55-17555/2007.

———————————
Определение ВАС РФ от 3 апреля 2009 г. N ВАС-402/09 по делу N А41-К1-13707/07.

Определение ВАС РФ от 13 октября 2008 г. N 13389/08 по делу N А45-14565/2007-42/426.

Определение ВАС РФ от 11 августа 2008 г. N 10298/08 по делу N А04-8127/07-А04-95/07-9/15.

К сделкам не относятся непосредственно действия, совершаемые в рамках исполнения сделки. Так, перечисление денежных средств в счет погашения задолженности по договору является не самостоятельной сделкой, а обязательством, возникшим из договора .

———————————
Определение ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 10604/07 по делу N А39-3951/06-360/17.

5. В то же время сделки необходимо отличать от других юридических фактов, например актов государственных органов и органов местного самоуправления. К ним не применяются положения о недействительности сделок. Так, Определением ВАС РФ от 21 октября 2008 г. N 13390/08 по делу N А40-16423/07-51-8 было отмечено, что решение Палаты по патентным спорам не содержит в себе признаков сделки и поэтому не может быть оспорено по основаниям, связанным с недействительностью сделок.

Не являются сделками и различные виды государственной регистрации, в частности регистрация субъектов (например, юридического лица, индивидуального предпринимателя), объектов (например, товарных знаков, изобретений, полезных моделей), прав (например, прав на недвижимое имущество) и сделок (например, договоров купли-продажи жилых помещений, предприятий).

6. Основными участниками сделок являются граждане и юридические лица. Однако в некоторых случаях совершать сделки могут муниципальные образования, субъекты Федерации, а также Российская Федерация в лице соответствующих органов. Так, например, названные участники правовых отношений могут совершать сделки по продаже муниципального или государственного жилья, выступать в роли наследника по завещанию, одаряемого по договору дарения, приобретать выморочное имущество.

Организации, выступающие сторонами сделок, должны обладать правоспособностью, которая возникает с момента государственной регистрации юридического лица в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Если юридическое лицо относится к некоммерческим организациям либо является государственным или муниципальным предприятием, необходимо отражение в учредительных документах возможности совершения определенных сделок (занятия определенными видами деятельности).

В 2012 году Государственная Дума приняла масштабный законопроект №47538-6 в первом чтении, предполагающий внесение многочисленных поправок в Гражданский кодекс РФ в рамках реформы гражданского законодательства России. Предполагалось, что этот закон вступит в силу 1 сентября 2012 года, однако позднее было принято решение о постепенном введении в действие его положений, разбив этот объемный документ на 4 части. Представитель в арбитражном процессе должен понимать принципиальные изменения в гражданском законодательстве, особенно, в части оспаривания сделок.

1 сентября 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 №100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела 1 части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Это второй из четырех законопроектов, призванных внести глобальные изменения в гражданское законодательство.

Одним из наиболее важных и интересных изменений, введенных данным законом, является пересмотр положений, касающихся недействительности сделок. Однако, прежде чем начать анализировать введенные Законом новшества, стоит вернуться к ранее действовавшей редакции Гражданского кодекса РФ и определить, что понимается под недействительной сделкой, и какие юридические последствия в отношении нее предусмотрены.

Само по себе понятие недействительности не изменилось. Недействительной признается сделка, нарушающая требования закона. Такая сделка не имеет юридической силы, то есть не может служить основанием для возникновения, продления или прекращения гражданско-правовых отношений, поскольку реализация таких отношений в рамках недействительной сделки привела бы к нарушениям прав заинтересованных лиц. В связи с этим сделка считается недействительной с момента ее заключения. Возникает вопрос: что в этом случае происходит с результатом таких сделок, то есть с полученным имуществом, оказанными услугами, проведенными работами? В этом случае, если сделка состоялась, производится реституция, то есть каждая из сторон обязана вернуть другой стороне все, что было получено вследствие реализации этой сделки в натуре, либо в соответствующем денежном эквиваленте. Если же сделка так и не состоялась, она аннулируется.

Недействительность делится на два вида: ничтожность и оспоримость. Ничтожными являются сделки, напрямую противоречащие предписаниям закона. В качестве примера можно привести сделку, совершенную недееспособным лицом, а также мнимые, притворные сделки и т.д. Такие сделки считаются недействительными в силу закона, то есть для признания их недействительности не требуется специального судебного акта, суд лишь констатирует этот факт, и применяет соответствующие правовые последствия, указанные в законе. Например, одним из последствий недействительности сделки с участием недееспособного лица является обязанность дееспособной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (ст. 171 ГК РФ).

Оспоримые сделки изначально предполагаются действительными, следовательно, могут быть признаны недействительными только на основании решения арбитражного суда. Юридические последствия признания сделки ничтожной или оспоримой отличаются: если ничтожная сделка в принципе не порождает юридических последствий (кроме тех, что связаны с ее недействительностью), то в отношении оспариваемой сделки возможны два варианта. Первый вариант – суд признает ее недействительной с момента заключения, и в этом случае решение будет иметь обратную силу. Второй вариант – суд признает оспариваемую сделку недействительной на будущее время, таким образом оставляя в силе результаты, полученные по сделке до судебного разбирательства.

Возвращаясь к обзору Закона №100-ФЗ, хочется сразу отметить, что одним из главных нововведений является изменение условий, при которых сделка признается ничтожной или оспоримой, а также переосмысление соответствующих правовых последствий. В предыдущей редакции статьи 168 ГК РФ было установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. Новым законом в ст. 168 ГК РФ введен противоположный порядок: сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, кроме случаев, когда законом предусмотрено иное.

Соответственно, изменен и порядок признания ничтожности. Если сделка нарушает требования закона, то ничтожной она будет признана в случае, если она посягает на публичные интересы, либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, а также в некоторых других случаях, прописанных в законе. Это, к примеру, несоблюдение нотариальной формы, совершение сделки с целью, противной основам правопорядка или нравственности, совершение притворной сделки и др.

Из данных положений можно сделать вывод, что сделка, которая нарушает положения требования закона в отношении контрагента, является оспоримой. Если же такие нарушения касаются публичных интересов или интересов третьих лиц, то сделка ничтожна. Соответственно для признания сделки ничтожной, заинтересованному лицу, которое не является стороной сделки, необходимо будет доказать публичный характер нарушений, либо что последствия неправомерной сделки затрагивают его интересы.

Таким образом, новый закон ограничил круг лиц, которые могут требовать признания сделки недействительной. В старой редакции ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности могло быть предъявлено любым заинтересованным лицом, а суд мог такие последствия применить по своей инициативе. В настоящий момент такое требование признается субъективным правом участника сделки, следовательно, предъявить его может только сторона. Другие лица предъявляют данное требование в установленных законом случаях, а арбитраж теперь может делать это по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов.

Также законодатель отсылает к недавно введенному в гражданское право принципу добросовестности. Так, по новым правилам, если сторона, которая знала или должна была знать о недействительности оспариваемой сделки, продолжила исполнение своих обязательств, а впоследствии сделка была признана судом недействительной, считается, что сторона действовала недобросовестно (п.1, ст.167 ГК РФ в ред. Закона).

На защиту добросовестной стороны направлена особая норма, закрепленная в п.5 ст. 166 ГК РФ в ред. Закона. Ее смысл заключается в том, что сделка не может быть признана недействительной по заявлению стороны, которая, действуя изначально недобросовестно, своим поведением давала контрагентам основания считать сделку действительной и законной. Таким образом, признание оспариваемой сделки недействительной возможно по заявлению добросовестной стороны, права которой были нарушены, и которая имеет охраняемый законом интерес к признанию недействительности (абз.2, п.2, ст. 166 ГК РФ в ред. Закона)

Помимо этого, Закон вводит еще одно действующее в рамках принципа недобросовестности правило. Оно закреплено в ст. 173.1 ГК РФ в ред. Закона и не позволяет лицу оспаривать сделку по тем основаниям, на которые оно дало свое согласие, о которых оно знало или должно было знать на момент выражения согласия. Для этого лица сделка перестает быть оспоримой по таким основаниям. Такое правовое явление называется конвалидацией или исцелением оспариваемой сделки, суть которой заключается в придании ей юридической силы, несмотря на признаки недействительности.

Таким образом, что в отношении недействительности сделок в рамках новшеств, введенных Законом №100-ФЗ, можно сделать следующие выводы:

  1. Сделка, которая нарушает предписания закона, по общему правилу считается оспоримой. Ничтожной сделка признается только в строго определенных законом случаях.
  2. Ограничен круг лиц, которые могут требовать признания сделки недействительной. Если раньше с таким заявлением могло обратиться в арбитражный суд любое заинтересованное лицо, то теперь это станет субъективным правом стороны. Таким образом, те лица, чьи интересы не нарушены неправомерной сделкой, не смогут ее оспорить или признать ничтожной.
  3. Ограничено право суда применять последствия недействительности сделки по собственной инициативе. Отныне арбитражный суд это сможет делать только в целях защиты публичных интересов, либо в случаях, указанных в законе.
  4. Введены специальные нормы, направленные на соблюдение принципа добросовестности. Сделка не может быть признана недействительной по заявлению лица, вводившего в заблуждение своих контрагентов относительно действительности сделки, также в случае, если сторона приступила к исполнению сделки, зная о ее недействительности.

Дмитрий Якушев,
помощник юриста
Юридическая Компания Антанта

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Комментарий к Ст. 166 ГК РФ

1. Недействительные сделки делятся на два вида: оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная — в силу предписаний закона, т.е. независимо от судебного признания. Таким образом, процессуально в отношении оспоримой сделки подается иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, а в отношении ничтожной — о применении последствий ничтожной сделки.

В то же время п. 1 ст. 181 ГК РФ предусматривает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки в течение трех лет. Данное положение разъясняется и Постановлением Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда должно быть указано, что сделка является ничтожной».

2. Некоторые виды юридических составов ничтожных и оспоримых сделок определены ГК РФ, но не исчерпывающим образом.

Юридические составы ничтожных сделок, предусмотренные ГК РФ, включают в себя:

— сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности;

— сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным;

— сделки, совершенные лицами, не достигшими 14 лет;

— сделки, совершенные с нарушением формы, если законом предусмотрены такие последствия;

— сделки, совершенные с нарушением требования о их государственной регистрации;

— мнимые и притворные сделки и др.

Юридические составы оспоримых сделок, предусмотренные ГК РФ, включают в себя:

— сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности;

— сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки;

— сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет;

— сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;

— сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;

— сделки, совершенные под влиянием заблуждения;

— сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств и др.

Наряду с ГК РФ оспоримые и ничтожные сделки предусмотрены СК РФ, Законом об акционерных обществах, Законом об обществах с ограниченной ответственностью, Законом о банкротстве и др.

3. Критерием оспоримости сделки могут служить положения о возможности признания ее недействительной определенными лицами. Если об этом не говорится, а предусматривается лишь недействительность сделки, то такая сделка является ничтожной (см., например, ст. ст. 339, 560, 651, 658, 835, 836, 940, 1029 ГК и др.).

Однако необходимо учитывать, что обратиться с требованием о признании сделки оспоримой могут только лица, прямо указанные в ГК РФ, хотя и другие федеральные законы содержат их перечень. Так, согласно ст. ст. 79, 84 Закона об акционерных обществах крупная сделка и сделка, в которой имеется заинтересованность, совершенные с нарушением требований настоящей статьи, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера.

Статья 84 вышеназванного Закона рассматривалась Конституционным Судом РФ на предмет соответствия Конституции РФ в части лиц, обладающих правом на оспаривание сделок с заинтересованностью. Конституционный Суд РФ обратил внимание на необходимость толкования данного Федерального закона «во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 ГК Российской Федерации и с учетом основных начал гражданского законодательства, которые обеспечивают действие конституционных принципов в сфере имущественных и неимущественных отношений, регулируемых гражданским законодательством (статьи 8 и 17; статья 34, часть 1; статья 35, часть 2; статья 45, часть 1, и статья 46 Конституции Российской Федерации).

Норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах», — во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 ГК Российской Федерации и с учетом конституционных принципов и основных начал гражданского законодательства — должна толковаться как предполагающая право акционеров (в том числе миноритарных) акционерных обществ, заключивших сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, обращаться в суд с иском о признании этой сделки недействительной.

Само по себе отнесение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, к оспоримым и установление срока исковой давности в один год в отношении признания их недействительными не может быть признано неправомерным. В то же время, исходя из предназначения и принципов института исковой давности, обусловленных указанными положениями Конституции Российской Федерации, течение этого срока должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении» .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское» // Российская газета. 17.04.2003. N 74.

Оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления указанными в законе лицами соответствующего иска (в том числе встречного).

Применительно к отдельным видам оспоримых сделок круг лиц может быть уточнен. Так, в соответствии со ст. ст. 166 и 174 ГК РФ с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным ст. 174, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения. В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом по смыслу ст. 174 Кодекса является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители) .

———————————
Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

4. Недействительную сделку необходимо отличать от незаключенного договора, от расторжения договора, от отказа от сделки. Различия заключаются прежде всего в основаниях и последствиях. Так, основанием признания сделки недействительной является неправомерность сделки (основания определены законодательством), расторжение договора возможно только на будущее время, для применения института недействительности сделки (для оспоримых сделок) установлены специальные сроки исковой давности, последствия недействительной сделки установлены только законом.

1. Недействительная сделка — это неправомерное действие, в результате которого наступают не желаемые сторонами последствия, а последствия, предусмотренные законом (см. комментарий к ст. 167 ГК РФ). Комментируемая статья предусматривает деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Оспоримыми являются сделки, влекущие возникновение юридического результата. При этом, если ни одна из сторон сделки или заинтересованных лиц не предъявила иск о признании сделки недействительной, она может быть исполнена сторонами. В оспоримых сделках лицу предоставлен выбор, прибегать ли к судебной форме защиты своего права или найти иные пути урегулирования отношений. В отличие от оспоримости, ничтожность сделки означает ее абсолютную недействительность.

Нормы комментируемой главы в редакции ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ об основаниях и о последствиях недействительности сделок (ст. ст. 166 — 176, 178 — 181) применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу данного Закона, т.е. после 01.09.2013.

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Это же правило действует в отношении требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Под законом подразумевается ГК РФ и иной ФЗ, принятый в соответствии с ним и регулирующий отношения, указанные в п. п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ. При этом требование может быть удовлетворено, если сделка нарушает права и охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в т.ч. влечет для него неблагоприятные последствия. Аналогичные правила действуют в случаях оспаривания сделок в интересах третьих лиц. В прежней редакции п. 2 комментируемой статьи устанавливалось, что требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ. Введенная законодательная новелла направлена на ограничение случаев безосновательного оспаривания сделок по формальным основаниям.

Вторым требованием, предусмотренным законом, является добросовестность лица, ссылающегося на недействительность сделки. Как следует из п. 5 комментируемой статьи, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно. Недобросовестным поведением будет считаться, в частности, если лицо после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, т.е. вело себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что оно согласно со сделкой и намерено придерживаться ее условий, но впоследствии обратилось в суд с требованием о признании сделки недействительной. Указанное ограничение относится как к оспоримым, так и к ничтожным сделкам. Оборот «заявление о недействительности сделки не имеет правового значения» использован для того, чтобы была учтена также ситуация, когда лицо ссылается на недействительность ничтожной сделки в качестве ответчика (возражая против исковых требований, например о взыскании долга по договору).

3. В соответствии с п. 2 сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, лишается права оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли. Таким образом, дефектная по своему юридическому составу сделка в ряде случаев не может оспариваться. В доктрине и зарубежном законодательстве данный принцип называется «эстоппель», его цель — пресечение недобросовестной практики предъявления требований о признании сделок недействительными.

4. Исходя из п. 3 комментируемой статьи, лицо, заявляющее требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности, должно доказать наличие охраняемого законом интереса в признании этой сделки недействительной. Из содержания нормы следует, что указанное требование может заявить лицо, не являющееся стороной сделки.

5. В соответствии с п. 4 комментируемой статьи, у суда есть возможность применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Новая формулировка отличается тем, что в ней впервые предусмотрены условия для реализации судом своего права. Ранее собственная инициатива суда ничем не ограничивалась.

6. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2014 по делу N А70-3109/2013;

— Постановление ФАС Центрального округа от 27.01.2014 по делу N А68-1552/2013.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх