ГК РФ статья 152

Обобщение судебной практики по искам о защите чести, достоинств и деловой репутации

На обобщение было представлено 500 гражданских дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, рассмотренных судами Нижегородской области за период 2004-2006 годов. Анализ статистических данных свидетельствует о том, что количество дел о защите чести и достоинства, можно характеризировать как стабильное. Динамика количества рассматриваемых судами дел позволяет сделать вывод о том, что вопрос о защите чести и достоинства, деловой репутации граждан и юридических лиц, постоянно имеет актуальность. При этом следует отметить, что количество предъявляемых исков к СМИ за период 2004-2005 гг увеличилось с 33 до 46, в 1 полугодии 2006 года в суд поступило 12 исковых заявления. В общей массе дел данной категории доля исков к средствам массовой информации составила в 2004 году – 32,4 %, в 2005 – 21,4%, в 2006 году – 13 %. Обоснованных исков к СМИ предъявлено в 2004 году –65%, в 2005 году – 54%, в 1 полугодии 2006 года – 33% от числа всех рассмотренных исков. Иски предъявлялись к таким средствам массовой информации как ЗАО «Телекомпания Дзержинск», Информационно-рекламный еженедельник «Феликс плюс», газета «Рабочая Балахна», Общественная политическая газета «Арзамасские вести», ООО редакция газеты «Биржа», ООО «Редакция газеты «Новое дело», газета «Отчизна», ООО «Газета «Ленинская смена», еженедельная газета «Город и горожане», и другие. Сведения, распространяемые через сеть Интернета, а также через иные современные средства телекоммуникационной связи, предметом спора не являлись. Изучение дел показало, что в основном дела такой категории рассматриваются судами правильно. Однако судами допускались ошибки при рассмотрении дел. В 2004 году из 137 рассмотренных по существу дел, было отменено и изменено второй инстанцией 18 решений, в 2005 году из 104 – 14 решений, в 1 полугодии 2006 года из 87 вынесенных решений, 13 были вынесены с нарушением требований закона. Ошибки выражались в неправильном определении юридически значимых обстоятельств по делу, а именно: не разграничивались такие понятия как утверждение о факте, событии, мнение, оценка, предположение, не устанавливался факт распространения сведений, неверно избирался способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, способы опровержения сведений, допускались другие ошибки. Так, Алексейчук Н.В. обратился в суд с иском к Голованову А.Н. о защите чести и достоинства, мотивируя свои требования тем, что ответчик направляя в его адрес и в адрес прокурора Нижегородской области заявления, распространяет о нем сведения, не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство, что причиняет ему нравственные страдания. Истец просил возложить на ответчика обязанность принести ему письменные извинения и взыскать компенсацию морального вреда в сумме 10 000 рублей. Ответчик иск не признал, пояснил, что, обращаясь к прокурору, он реализовывал свое конституционное право на обращение в органы государственной власти, своими обращениями никоим образом не порочил честь и достоинство истца. Решением Д-Константиновского районного суда от 07 апреля 2005 года Голованов А.Н. обязан принести Алексейчуку Н.В. письменные извинения, с Голованова А.Н. в пользу Алексейчука Н.В. взыскана компенсация морального вреда в сумме 2000 рублей. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением президиума Нижегородского областного суда по надзорной жалобе Голованова А.Н. данное решение отменено по следующим основаниям. В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. Судом неправильно применены нормы материального права и определены юридически значимые обстоятельства дела. Возлагая на Голованова А.Н. гражданско-правовую ответственность, предусмотренную ст. 152 ГК РФ, суд исходил из того, что Голованов А.Н., обратился с заявлением к должностному лицу, в котором изложил не соответствующие действительности факты, содержащие утверждения о нарушении Алексейчуком Н.В. действующего законодательства, т.е. распространил сведения, не соответствующие действительности, и порочащие честь и достоинство истца. Однако к таким выводам суд пришел без учета всех норм права. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. Как разъяснено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Из дела видно, что поводом для обращения в суд Алексейчука Н.В. послужило обращение Голованова А.Н. в органы прокуратуры, в котором он привел суждения, как указал суд, о несоблюдении Алексейчуком Н.В. требований действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности, неправильном поведении в общественной жизни. Следовательно, суду следовало установить наделен ли Голованов А.Н. правом на обращение в органы прокуратуры, обладает ли прокурор полномочиями по проверке информации, изложенной Головановым А.Н. в обращении, имело ли под собой данное обращение какие-либо основания, чем обусловлено обращение Голованова в органы прокуратуры, продиктовано оно намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, или направлено исключительно с намерением причинить вред Алексейчуку Н.В., то есть имело место злоупотребление правом. Решение суда не содержит выводов по указанным обстоятельствам, хотя именно они являются значимыми и имеют юридическое значение по данному спору. Выводы суда о том, что в обращении Голованова приведены утверждения о недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности, неправильном поведении в общественной жизни, не согласуются с содержанием обращения. Такие выражения как «недобросовестно», «неправильное поведение» носят оценочный характер и могут выражать только мнение гражданина, изложенное в утвердительной форме, но не является утверждением. Согласно части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Обязывая Голованова А.Н. принести Алексейчуку Н.В. письменные извинения, суд не привел норму права, которой предусмотрен такой вид ответственности, направленной на защиту чести и достоинства гражданина. На основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому у суда не было правовых оснований обязывать ответчика принести истцу извинения (в той или иной форме). При рассмотрении дел суды, в основном, руководствовались общепризнанными принципами и нормами международного права, в частности Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, учитывая при оценке сведений толкование ст. 10 упомянутой Конвенции, данной в постановлении Европейского суда по правам человека. Так, решением Нижегородского районного суда от 15 апреля 2004 года отказано в иске Костерину об опровержении сведений, опубликованных в газете «Ленинская смена» в статье «Коля-БМВ» — «история знает немало примеров, когда деревенские «мужики», дорвавшись до власти, теряли всякую совесть и связь с реальностью… Совсем потеряв страх перед народом, налоговиками и прокуратурой… Ну и что, что потом, может посадят, зато пока перед честным народом на крутой тачке с федеральными номерами «Щеголяют». Отказ в удовлетворении требования об опровержении данных сведений суд мотивировал тем, что данные суждения представляют собой мнение, рассуждения и оценку автора, а ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод провозглашает право на свободу выражения мнения. При оценке содержания распространенной информации суды, как правило, исходили из того, что п.1ст.152 ГК РФ может быть применен лишь для случаев, когда содержанием оспариваемых сведений являются сообщения о фактах, выраженных в утвердительной форме, а сведения, содержащее выражение мнения, оценочные суждения какого-либо лица о событиях и явлениях окружающей действительности, не подпадают под действие п.1 ст. 152 ГК РФ. Объем доказательств и определялся судами исходя из характера распространенных сведений, факта распространения таких сведений, и позиций сторон по делу. Пример. Зефиров А.С. обратился в суд с иском к Рудаковой Г.С., Сафроновой Л.С.е о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда. Свои требования он мотивировал тем, что ответчица Рудакова Г.С. на собрании садоводов садоводческого товарищества «Нефтяник» 06 июня 2004 года в присутствии более 30 человек сказала, что «Зефиров ходит по чужим участкам и ворует, а 17.06.2002 года Зефиров был пойман с поличным». Он просил суд обязать ответчиков принести ему извинения, опровергнуть клеветнические сведения, распространенные ответчиками, а также взыскать компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей. Ответчицы иск не признали. Решением Сормовского районного суда от 10 августа 2004 года в удовлетворении исковых требований Зефирову А.С. отказано. Кассационная инстанция согласилась с принятым решением, поскольку судом первой инстанции полно и всесторонне были исследованы все обстоятельства дела, правильно определены юридически значимые из них, установлен характер возникших правоотношений, применены нормы права, их регулирующие. В своем определении кассационная инстанция указала следующее. Основываясь на положениях ст. 152 ГК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что истец Зефиров АС обязан доказать факт распространения ответчиками тех сведений об опровержении которых он просит. Судом тщательно исследованы все представленные Зефировым АС доказательства, однако приведенный им факт того, что ответчицы 06 июня 2004 года на собрании садоводов садоводческого товарищества «Нефтяник» 06 июня 2004 года в присутствии более 30 человек распространили сведения о том, что «Зефиров ходит по чужим участкам и ворует, а 17.06.2002 года Зефиров был пойман с поличным», не нашел своего подтверждения. При таких обстоятельствах вывод суда об отказе Зефирову АС в иске об опровержении упомянутых им сведений, принесении извинений и взыскании компенсации морального вреда является правильным. Доводы, изложенные в кассационной жалобе Зефирова АС о том, что им были представлены доказательства, подтверждающие факт распространения о нем ответчицами несоответствующих действительности, порочащих его честь и достоинство сведений, не согласуются с материалами дела. Судом первой инстанции в судебном решении дана оценка всем представленным по делу доказательствам. Вывод суда о недоказанности истцом факта распространения сведений об опровержении которых он просит, соответствует материалам дела. Таким образом, состоявшееся решение суда является законным и обоснованным, вынесенным в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и законом. Оснований для его отмены не имеется. При определении размера компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию истца, суды руководствовались положениями ст.ст. 1100, 1101 ГК РФ, и учитывались конкретные обстоятельства дела, степень распространения сведений, характер и содержание высказывания, материальное положение ответчика, принцип разумности и справедливости, индивидуальные особенности истца, соразмерность денежной компенсации тяжести причиненных истцу нравственных и физических страданий. Размер морального вреда определялся также в зависимости от субъектного состава (физические и юридические лица) правоотношения. Минимальный размер компенсации морального вреда составил 100 рублей, максимальный –50 000 рублей. Иски о взыскании компенсации морального вреда по спорам, возникшим в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, судами области рассматривались. Изучение дел показало, что предметом споров являлась информация споры, возникшие в связи с распространением сведений о личной жизни гражданина в средствах массовой информации, предметом рассмотрения не являлись. Информация о частной жизни, за распространение которой граждане ставили вопрос о возмещении морального вреда, касалась их состояния здоровья, занимаемой должности, родственных связей, интимной жизни. Трудностей при определении надлежащего ответчика у судов не возникало. В отдельных случаях судами принимались меры по установлению надлежащего ответчика. Данное обстоятельство было обусловлено не нормами материального, а процессуального права, в частности, предъявлением иска к лицу, не обладающему самостоятельным правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов, что в силу ст. 36 ГПК РФ исключало для него возможность быть стороной в деле. Истица Рудникова Т.А. обратилась в суд с иском о защите чести, достоинства, компенсации морального вреда. Указала, что 08.12.2004г. в газете «Город и горожане» номер 46/1032 была опубликована статья «Жесткая рука». Факты, изложенные в статье, не соответствуют действительности, порочат честь и достоинство истицы. В статье утверждается, что из детских клубов стали пропадать люди, что в педагогику истица пришла из коммерции, торговала импортным ширпотребом, а расстаться с прилавком ей пришлось по воле жестоких конкурентов, что на нее «повесили» миллион, что с ней произошла какая-то неприятность в виде акта каннибализма, что она решила пустить денежные средства, выделенные клубу им.Маркина на другие цели, что ее репрессиям подверглись не только люди, но и российский флаг, символ Российского государства, а из детского клуба им. В.Терешковой ей была отправлена на помойку многолетняя переписка с Терешковой, что ей был закрыт биологический кружок и запрещена работа с трудными подростками, что коммерческие перспективы для нее куда важнее. Данные утверждения содержат сведения, не соответствующие действительности и порочат её честь и достоинство. В результате переживаний от прочтения статьи, от проверок и объяснений во всех инстанциях у истицы резко ухудшилось самочувствие, неоднократно вызывалась скорая помощи, несколько раз находилась на больничном. В результате нравственных страданий истице причинен моральный вред, который она оценивает в 10000 руб. Просила суд обязать дать опровержение фактов, не соответствующих действительности, в газете «Город и горожане» в том же месте, тем же шрифтом и в том же объеме, взыскать с ответчиков солидарно компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей. Впоследствии истица уточнила и дополнила свои исковые требования. Указала, что автор статьи Алексей Гамзин (псевдоним Андрей Алексеев) при написании статьи использовал служебное положение и нанес ей моральные и душевные травмы, а также ущерб репутации и здоровью. Редакция газеты не проверила достоверность сообщаемой информации и допустила распространение недостоверных сведений, порочащих её честь и достоинство. Просила обязать ответчиков дать опровержение в газете «Город и горожане» оспариваемых фактов в том же месте, тем же шрифтом и в том же объеме и принести извинения следующим текстом: «8 декабря 2004 года в газете «Город и горожане» номер 46/1032 была опубликована статья «Жесткая рука». Факты, изложенные в статье не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство Рудниковой Татьяны Александровны. Редакция газеты и Гамзин Алексей приносят Рудниковой Татьяне Александровне извинения и искренне сожалеют о публикации статьи, а именно о следующих фактов: «В педагогику Рудникова пришла из коммерции. Торговала импортным ширпотребом, а расстаться с прилавком пришлось по воле жестоких конкурентов. Как призналась сама Татьяна Александровна, на нее «повесили миллион». Далее Татьяна Рудникова трансформировалась в завуча по воспитательной работе, где с ней опять произошла неприятность в виде акта «каннибализма». Как объяснила позже директор, «Меня там съели». Как бы то ни было, но любой не согласованный лично с ней жест подчиненных Рудникова расценивала как бунт и немедленно расправлялась с непокорными. Так, Анна Гамзина была уволена за дерзость в виде получения от местного депутата денег на приобретение клубу видеомагнитофона и магнитолы, но Татьяна Рудникова решила пустить их на другие цели. Несогласие Гамзиной стоило ей увольнения по нехорошей статье. Впрочем, репрессиям подверглись не только люди, но и неодушевленные предметы. В клубе имени Маркина пострадал российский флаг. Не угодила заведующая клубом своему шефу и символ Российского государства был сорван со стены. А из клуба имени Терешковой отправилась на помойку многолетняя Переписка детишек с первой женщиной космонавтом. Очередной жертвой авторитарного стиля руководства стала педагог-организатор клуба «Светлячок» Людмила Коротина. Причиной, как ни странно, стали дети. Вернее их присутствие, помешавшее коммерческой деятельности директора Центра. Отказалась Людмила Коротина сдать помещения своего клуба «Светлячок» в аренду нужным людям. Реакция последовала моментально. Высококвалифицированный педагог была в одночасье признана профнепригодной. В результате немедленно почил в бозе биологический кружок и, что самое страшное в этой истории, прекращена работа с трудными подростками. Маленький культ небольшой личности. Сцена, в которой немолодые уже педагоги с десятками лет работы за плечами исполняют откровенно подхалимские тексты, вызывают недоумение. Но только не у главной героини сюжета. Такому недвусмысленному уклону в сторону культа личности интеллигентные педагоги нашли оправдание — пришел энергичный деятельный руководитель. Впереди светлые горизонты. Тем более, что сама Татьяна Александровна пообещала значительно поднять оклады, намекнув, что подведомственные кружки (пока бесплатные) вполне возможно перевести и на платную основу. А потом из клубов стали пропадать люди. Первой «по собственному желанию» была уволена заведующая клубом имени Маркина Наталья Сибирина, за ней отправилась в отставку руководитель клуба имени Терешковой. Третьей стала завклубом имени Гагарина. Уволился наставник кружка актерского мастерства Александр Губанов. Все они за какие-то несколько месяцев безвозвратно «утратили» свое педагогическое мастерство.». Определением Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода к участию в деле в качестве ответчиков привлечены ООО Рекламно-издательское агентство «КУРЬЕР-МЕДИА» как учредитель редакции газеты «Город и горожане», автор статьи Гамзин Алексей Борисович. Решением Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 25 ноября 2005 г. постановлено исковые требования Рудниковой Татьяны Александровны удовлетворить частично. Признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство Рудниковой Татьяны Александровны, сведения, опубликованные в газете «Город и горожане» № 46 (1032) за 7-13 декабря 2004г. на странице 8 в статье за подписью журналиста под псевдонимом Андрея Алексеева (Алексей Борисович Гамзин) под заголовком «Жесткая рука»: «Как бы то ни было, но любой не согласованный лично с ней жест подчиненных Рудникова расценивала как бунт и немедленно расправлялась с непокорными. Так, Анна Гамзина была уволена за дерзость в виде получения от местного депутата денег на приобретение клубу видеомагнитофона и магнитолы…, но Татьяна Рудникова решила пустить их на другие цели. Несогласие Гамзиной стоило ей увольнения по нехорошей статье.», «Впрочем, репрессиям подверглись не только люди. Директор центра переносила свой гнев и на неодушевленные предметы. В клубе имени Маркина пострадал российский флаг. Не угодила заведующая клубом своему шефу, и символ Российского государства был сорван со стены. А из клуба имени Терешковой отправилась на помойку многолетняя переписка детишек с первой женщиной-космонавтом.», «Причиной, как ни странно, стали дети. Вернее, их присутствие, помешавшее коммерческой деятельности директора центра.» Суд обязал ООО «Рекламно-издательское агентство «КУРЬЕР-МЕДИА», Гамзина Алексея Борисовича в течение 10 дней после вступления решения суда в законную силу опубликовать в газете «Город и горожане» на странице 8 опровержение о том, что вышеуказанные сведения признаны судом не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство Рудниковой Татьяны Александровны. Взыскал с ООО «Рекламно-издательское агентство «КУРЬЕР-МЕДИА» в пользу Рудниковой Татьяны Александровны в счет компенсации морального вреда 8000 рублей, с Гамзина Алексея Борисовича в пользу Рудниковой Татьяны Александровны в счет компенсации морального вреда 2000 рублей. В остальной части иска Рудниковой Татьяне Александровне отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 07 февраля 2006 года данное решение оставлено без изменения по тем основаниям, что судом первой инстанции правильно применены положения ст. 21, 29 Конституции РФ, ст. 152, 1099 ГК РФ, ст. 43, 44, 49 Закона РФ «О средствах массовой информации», положения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Указано также, что в соответствии с требованиями ст.ст. 67, 198 ГПК РФ суд первой инстанции оценил представленные доказательства, результаты оценки доказательств отразил в мотивировочной части решения, привел мотивы, по которым признал отдельные фрагменты статьи «Жесткая рука» не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство Рудниковой Т.А., изложил в резолютивной части способ опровержения распространенных сведений. Ошибок при определении способа опровержения распространенных сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, судами по изученным делам не допущено. В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Такие обращения граждан в суд имели место. Например, Ситко Т.В. обратилась в суд с иском к Жаворонковой Г.С. о защите чести и достоинства. Свои требования она мотивировала тем, что распространением ответчицей в отношении нее сведений, не соответствующих действительности и порочащих ее честь и достоинство она испытала физические и нравственные страдания. Просила суд взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда и убытки в виде расходов на лекарства в сумме 5918 рублей. Решением Сормовского районного суда от 03 марта 2005 года в удовлетворении иска отказано. Отказ в удовлетворении заявленных требований в полном объеме мотивирован недоказанностью факта распространения сведений, умаляющих честь и достоинство истицы. Предъявлялись также иски о возмещении убытков, причиненных, по мнению истцов, именно умалением их деловой репутации. Из рассмотренных по существу дел, ни одно из требований не удовлетворено. Отказ мотивирован не доказанностью факта причинения убытков. Дел по заявлениям граждан, в отношении которых распространены сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, лицами, установить которые невозможно, по изученным делам не установлено. Дела о преступлениях, предусмотренных ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации, судами не рассматривались. Судебные коллегии по гражданским и уголовным делам Нижегородского областного суда

Ответственность за распространение сведений, порочащих честь и достоинство другого лица

Статья 23 Конституции Российской Федерации провозглашает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Деловая репутация юридического лица признается нематериальным благом, защита которого гарантирована статьёй 152 Гражданского кодекса РФ.

Конституцией Российской Федерации предоставлена возможность каждому выражать свое мнение и убеждение любым законным способом, не нарушающим права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17, ст. 29).

За выражение информации, порочащей честь и достоинство другого лица, законодателем установлена гражданско-правовая, административная, и даже уголовная ответственность.

Например, статьей 5.61 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Совершение указанного правонарушения влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

За оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, последует наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Непринятие же мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации влечет за собой наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

Уголовным законом предусмотрено такое понятие, как клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

За клевету, в том числе содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, Уголовным кодексом РФ установлена ответственность в виде штрафа в размере до 5 млн. рублей, либо обязательных работ на срок до 480 часов.

Что касается гражданско-правовой ответственности, то таковая последует в случае судебной защиты своей чести и достоинства лицом (физическим или юридическим), которое считает, что о нём распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

Так, согласно ст. 152 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Таким же правом наделены и юридические лица. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина (или юридического лица) и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин (или юридическое лицо), в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.

В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или юридического лица, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин (или юридическое лицо) вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

Если же сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина (юридического лица), оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин (юридическое лицо) вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

При этом судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети «Интернет» лицом, которое невозможно идентифицировать).

29.04.2016 14:32
Юрий Асадчев, адвокат, LEXLIGA Law Firm

Для полноценного участия каждого конкретного лица в общественных взаимоотношениях, безусловно, важна внешняя оценка определённого субъекта его окружением, что определяется понятием «честь», оценка качеств личности в сфере предпринимательства, то есть «деловая репутация», и самооценка индивида – «достоинство».

Как отмечает LEXLIGA Law Firm, Конституцией Украины человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность в нашей стране признаются наивысшей социальной ценностью, установлена недопустимость посягательств на права и свободы, честь и достоинство других людей, гарантируется судебная защита прав. Законодательно закреплено, что личные неимущественные права принадлежат каждому физическому лицу от рождения или по закону и тесно связаны с физическим лицом. Право на достоинство, честь и деловую репутацию является пожизненным правом каждого человека (ч. 1, 3 ст. 269 ГК Украины).

Законодатель не обошел вниманием и субъектов предпринимательства. Так, юридическое лицо способно иметь такие же гражданские права и обязанности (гражданскую правоспособность), как и физическое лицо, кроме тех, которые по своей природе могут принадлежать только человеку (ч. 1 ст. 91 ГК Украины).

Согласно ст. 94, 277 ГК Украины физическое или юридическое лицо, личные неимущественные права которого нарушены в результате распространения о нем недостоверной информации, имеет право на ответ, а также на опровержение этой информации. Реализация такого права и является основной целью обращения за защитой, хотя о возможности требовать возмещения причинённого распространением ложной информации, вреда тоже забывать не стоит.

Рассмотрим подробнее вопрос доказательств с целью реализации именно физическим лицом права на защиту в судебном порядке, поскольку только человеку свойственны чувства, внутренние переживания, возникающие как следствие унижений или оскорблений, несправедливых обвинений либо клеветы.

Гражданско-процессуальный кодекс Украины на каждую сторону возлагает обязанность доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений. Доказывание не может основываться на предположениях (ч. 3 ст. 10, 60 ГПК Украина). Согласно ч. 1 ст. 11 ГПК Украины суд рассматривает гражданские дела в пределах заявленных требований и на основании предоставленных сторонами доказательств.

Какие же доказательства должен предоставить истец, чтобы судебной системой были выполнены ее функции защиты нарушенных прав конкретного лица?

Согласно ст. 277 ГК Украины и ст. 10 ГПК Украины обязанность доказать, что распространённая информация является достоверной, возлагается на ответчика, однако истец должен доказать факт распространения информации ответчиком и именно эта задача вызывает наибольшие затруднения на практике.

Формирование доказательной базы при подаче иска о защите неимущественного права (защита чести и достоинства, деловой репутации путём, как правило, опровержения недостоверной информации) зависит от способа, формы, в которой выражается посягательство на охраняемые законом права и свободы.

Условно можем выделить следующие наиболее часто встречаемые формы распространения информации, содержащей сведения о событиях и явлениях, которых не существовало вообще или какие существовали, но сведения о них не соответствуют действительности (неполные или искаженные):

— в средствах массовой информации (периодических печатных изданиях, которыми являются газеты, журналы, бюллетени, альманахи и т.п. или путём трансляции по радио, телевидению, размещения в сети Интернет);

— в характеристиках, заявлениях, письмах, адресованных другим лицам;

— устное высказывание в беседе, разговоре, споре и т.п. хотя бы одному лицу.

Очевидно, что доказать факт распространения информации одновременно установив распространившее такую ​​информацию лицо (ответчика по делу) при наличии у истца экземпляра периодического издания в бумажной форме, не сложно. Однако, не стоит полагаться только на формальную возможность переложить на ответчика обязанность доказывать достоверность распространенной им информации. Пленум ВСУ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица» от 27 февраля 2009 года №1 в п.п. 6, 15, разъяснил, что при рассмотрении дел указанной категории суды должны иметь в виду, что юридическим составом правонарушения, наличие которого может быть основанием для удовлетворения иска, является совокупность следующих обстоятельств: распространение информации, то есть доведение ее до сведения хотя бы одному лицу в любой способ; распространение информации касающейся определенного физического или юридического лица, то есть истца; распространение недостоверной информации, то есть такой, которая не соответствует действительности; распространение информации, нарушающей личные неимущественные права, т.е. или наносит ущерб соответствующим личным неимущественным благам, или препятствует лицу полно и своевременно осуществлять свое личное неимущественное право.

Согласно ч.1 ст. 212 ГПК Украины, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Таким образом, любые письменные доказательства или информация о свидетелях, показания которых могут подтвердить ложность распространённых сведений о личности и/или способствовать установлению судом состава правонарушения, непременно должны быть предоставлены суду.

Стоит отметить, что опровержение недостоверной информации, распространённой в СМИ, имеет особый порядок, предусмотренный Законом Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине». Так, в частности, когда ложная информация была распространена в печатных СМИ, то её опровержение должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение» на том же месте полосы, где содержалось сообщение, которое опровергается. По объёму опровержения, то он не может превышать объём опровергаемого фрагмента опубликованного сообщения или материала более чем вдвое.

К сожалению, подобный особый порядок опровержения информации до сих пор не определен для телеканалов, радио и тем более сети Интернет. При рассмотрении дел данной категории суды руководствуются нормами ГК Украины, в частности, ст. 277, согласно которой опровержение недостоверной информации осуществляется таким же образом, каким она была распространена и независимо от вины лица, распространившего информацию.

Свои определённые особенности имеет и процедура доказывания истцом факта распространения информации о нём с помощью радио, телевидения или в сети Интернет. Перед лицом, обращающимся за защитой нарушенного права, прежде всего, стоит задача предоставить с учетом норм ст. 58 ГПК Украины (принадлежность и допустимость доказательств) подтверждение самого факта распространения конкретным субъектом негативной информации. Как и в случае, когда информация изложена в адресованных третьим лицам заявлениях, письмах, при подготовке иска об опровержении сведений, распространённых с помощью каналов телевидения и радиовещания, стоит выделить два наиболее популярных способа формирования доказательной базы. Во-первых, истребование информации (носителей информации) или документов по адвокатскому запросу. Во-вторых, истребование необходимых доказательств путём подачи заявления (ходатайства) в суд в порядке ст. 131, 133, 134 ГПК Украины. Проблем с определением ответчика по делу при этом обычно не возникает (лицо, публично распространившее негативную информацию с помощью СМИ и/или непосредственно соответствующая компания СМИ).

Сложнее начинать процесс защиты прав, нарушение которых произведено с использованием сети Интернет. Учитывая специфику существования и работы всемирной сети, любое лицо может публиковать различные оскорбительные сообщения и оставаться при этом неизвестным, чем создаёт для истца процессуальную невозможность подачи иска, учитывая нормы ст. 119 ГПК.

Постановлением № 1 от 27.02.2009 года Пленума ВСУ этот вопрос был несколько урегулирован. Так, надлежащим ответчиком в случае распространения оспариваемой информации в сети Интернет является автор соответствующего информационного материала и владелец сайта. Если автор распространённой информации неизвестен или его личность и/или место жительства (место нахождения) невозможно установить, а также когда информация является анонимной и доступ к сайту – свободным, надлежащим ответчиком является владелец сайта, на котором размещён указанный информационный материал, поскольку именно он создал технологическую возможность и условия для распространения недостоверной информации.

Таким образом, хоть автора недостоверной, ложной или неполной информации не всегда можно привлечь к ответственности, но лицо, которое обращается за защитой нарушенных прав, имеет возможность требовать опровержения негативной информации способом, которым такая информация была обнародована.

Зафиксировать факт размещения в сети информации о личности и содержание такой информации возможно, в частности, путём сохранения на электронном носителе соответствующей копии Интернет — страницы. Не лишним при этом будет привлечение свидетелей, которые в дальнейшем своими показаниями подтвердят аутентичность текста предоставленной в качестве доказательства, распечатки Интернет — страницы и содержания страницы, которую они ранее видели в сети. Вопрос наличия свидетелей особенно актуален в случае, когда информация о лице, которая стала поводом обращения за защитой нарушенного права, на момент рассмотрения дела в суде уже удалена. В ходе судебного разбирательства также могут быть проведены экспертизы.

Следует отметить, что показания свидетеля в гражданском процессе является одним из важнейших источников доказательств, с которого суд получает сведения о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иных обстоятельств, имеющих значение для вынесения решения по делу.

Анализируя судебную практику по защите неимущественных прав, можно отметить использование показаний свидетеля в качестве основного доказательства факта устного распространения информации о лице. Такой способ доведения абсолютно логичен, ведь едва ли беседа, разговор или спор имеет большую вероятность происходить в местах, где осуществляется видео или звукозапись и будет возможность соответственно истребовать для защиты прав носитель такой информации.

Поскольку сам термин «распространение» — это, в частности, сообщение сведений в любой форме хотя бы одному лицу, такой человек и может быть привлечен путём подачи истцом ходатайства о вызове и допросе свидетеля. При этом ГПК Украины (ст. 50) в качестве возможного свидетеля определяет лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу исключая лиц, указанных в ст. 51 ГПК Украины (недееспособные, священнослужители, судьи касательно информации, которая стала им известна при вынесении решения или приговора и другие).

Свидетель обязан дать правдивые показания по известным ему обстоятельствам, и предупреждается судом об ответственности за ложные показания.

В заключение следует обратить внимание, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства, деловой репутации судом на основании доказательств, среди прочего, должно быть проверено, не содержит ли распространённая информация оценочных суждений. Так, согласно ч. 1, 2 ст. 30 Закона Украины «Об информации» никто не может быть привлечен к ответственности за высказывание оценочных суждений. Оценочными суждениями, за исключением клеветы, являются высказывания, не содержащие фактических данных, критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные, в частности учитывая характер использования лингвостилистических средств (употребление гипербол, аллегорий, сатиры). Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. Право выражать суждения, оценки, мнения закреплено также в ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что согласно ст.9 Конституции Украины является частью законодательства Украины.

УДК 340.130

С.В. Потапенко,

Доктор юридических наук, профессор,

декан юридического факультета, заведующий

кафедрой гражданского процесса и международного права

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет», Заслуженный юрист РФ г. Краснодар

А.С. Даниелян,

кандидат юридических наук, преподаватель кафедры

гражданского процесса и международного права

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет»

г. Краснодар

Об актуализации официального толкования статьи 152 Гражданского кодекса РФ

On the actualization of the official interpretation of Article 152 of the Civil Code of the Russian Federation

Аннотация: В статье рассматривается проблематика, связанная с применением практики Верховного Суда РФ по вопросам толкования норм статьи 152 ГК РФ, регулирующих вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Ключевые слова: толкование права, судебное усмотрение, диффамация, Пленум Верховного суда РФ, защита чести, достоинства и деловой репутации, судебное правотворчество

Как отмечал известный русский правовед Е.В. Васьковский, применение на практике законов, как и других юридических норм, заключается в подведении частных случаев жизни под предусматривающие их в общей форме постановления… Применение законов на практике охватывает четыре основных вопроса: 1) юридический анализ конкретных случаев, подлежащих разрешению; 2) критику подлинности норм; 3) толкование норм; 4) логическое развитие их. Четвертый элемент процедуры правоприменения с очевидностью свидетельствует о том, что суд выходит за рамки конкретного дела, разрешаемого им по существу. Общеизвестно, что к актам неофициального толкования относится доктринальное толкование, практическая значимость которого зависит от научного авторитета лица, давшего соответствующее разъяснение нормы права, и убедительности приведенной им аргументации. Цивилистическая доктрина в большинстве случаев не выходит за рамки судебного толкования ст. 152 ГК РФ, хотя, как пишет В.Г. Ротань, «актуальным является исследование ситуации, сложившейся в науке и практике толкования гражданского законодательства с целью наметить пути перехода этой практики на научные основы» . Иными словами, толкование и применение ст. 152 ГК РФ нуждается в опоре на юридическую науку. Однако, по существу, такой опорой выступает постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – постановление Пленума № 3), которое в неизменном виде существует и применяется российскими судами уже более тринадцати лет. Постановления Пленума Верховного Суда РФ относятся к актам официального легального толкования (разъяснения), поскольку они являются обязательными для судебного правоприменения, распространяются на неопределенный круг лиц и рассчитаны на многократное применение. В силу ст.126 Конституции РФ Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. 90 Давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства при рассмотрении гражданских, уголовных, административных дел является основным полномочием Пленума Верховного Суда РФ. Разъясн 91 если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. По этому поводу в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016 г. (далее – Обзор) обращено внимание на то, что «пункт 10 статьи 152 ГК РФ гарантирует судебную защиту в случаях распространения о лицах не только сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, но также любых распространенных о них сведений, если эти сведения не соответствуют действительности». Понятие диффамации кратко раскрыто в абз.5 п. 1 постановления Пленума № 3, где указано, что оно тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 ГК РФ. В этой связи предлагается часть абз. 5 п. 1 изложить в следующей редакции: «Используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, а также любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, содержащемуся в ст. 152 ГК РФ». По смыслу п. 10 статьи 152 ГК РФ, закрепившего судебную защиту в случаях распространения о лицах не только сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, но также любых распространенных о них сведений, если эти сведения не соответствуют действительности, назрела необходимость внести изменения и в другие пункты постановления Пленума № 3, в частности: абз. 1 п. 2; п. 7; п. 9. Статья 152 ГК РФ по-прежнему называется «Защита чести, достоинства и деловой репутации». Однако если прежняя редакция этой статьи включала в себя 7 пунктов, то в новой редакции их стало 11. В ряде случаев содержание пунктов, по сути, осталось прежним, но нумерация поменялась, что также требует внесения изменений в соответствующем постановлении Пленума ВС РФ. Ныне действующая статья 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11). С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений». Исходя из этого абз. 1 п. 15 постановления Пленума № 3 предлагается изложить в следующей редакции: «Пункт 9 статьи 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений или опубликованием, требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных 92 распространением таких сведений. Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяется к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 11 ст. 152 ГК РФ). Поэтому, правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, не применяются в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица». Несмотря на это в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – постановление Пленума о компенсации морального вреда), до сей поры прописано, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации (п. 6 ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г.; п.7 ст. 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г.). Представляется, что такое противоречие надо устранять. Хотя нельзя не отметить, что возникшую коллизию в определенной степени нивелирует п. 1 постановления Пленума о компенсации морального вреда, где указано, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, поэтому суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда. Немаловажным в контексте рассматриваемой проблемы является уяснения природы понятия «судейское усмотрение». Так, за ориентир в данном вопросе возьмем определение, которое дано В.В. Ершовым, относящему к судейскому усмотрению «толкование принципов и норм права, преодоление коллизий между принципами и нормами права, применение альтернативных и факультативных норм права, применение относительно определенных принципов и норм права, а также диспозитивных норм права, преодоление пробелов в нормативных правовых актах и иных формах права». Поэтому существенным является вопрос о том, как соотносится официальное толкование норм права в постановлении Пленума Верховного Суда РФ с судейским 93 усмотрением и не нарушается ли при этом конституционный принцип независимости судей. В правовой доктрине выделяют ряд признаков, позволяющих дать достаточно полное представление об этой правовой категории. Первым признаком судейского усмотрения является наличие специального субъекта, а именно судьи, что выводит данную деятельность исключительно в плоскость судебного правоприменения. Второй признак судейского усмотрения заключается в том, что оно сводится к некой относительной свободе выбора из ряда возможных решений . При этом заслуживает поддержки мнение авторов, отмечающих, что в качестве отправной точки при отражении пределов судейского усмотрения необходимо руководствоваться тезисом «»законность – это неотъемлемое свойство усмотрения» . Наконец, в качестве третьего признака судейского усмотрения выделяется его ограничение правом и пределом осуществляемых судом правомочий. В фундаментальной работе А. Барака судейское усмотрение трактуется как власть, данная судье для того, чтобы он выбрал решение из ряда законных вариантов. Соответственно, когда имеется один законный вариант, усмотрения нет. В такой ситуации от судьи требуется выбрать этот вариант, и у него нет никакой свободы выбора. Ни о каком усмотрении не может быть речи, когда выбор должен производиться между законным актом и незаконным актом. Судья должен выбрать законный акт, и он не вправе выбирать акт незаконный. Поскольку судейское усмотрение является неотъемлемым элементом судебного правоприменения нами такой подход полностью разделяется, так как он позволяет обеспечить единство судебной практики и снизить вероятность коррупционных проявлений среди судей. На наш взгляд, основополагающими моментами для определения правовых пределов (границ) судейского усмотрения является, с одной стороны, правопонимание, а с другой стороны, судебное правоприменение. С точки зрения правопонимания, имеется в виду отнесение постановлений Пленума и Президиума Верховного Суда РФ к источникам права. А с точки зрения судебного правоприменения — обеспечение Верховным Судом РФ единства судебной практики нижестоящих судов. Думается, что эти границы судейского правоприменения должны найти отражение в реформируемом в настоящее время гражданском процессуальном законодательстве, направленном на создание единого Кодекса гражданского судопроизводства, который должен объединить в себе нормы гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов (практическое пособие). М., 1997. 94

2. Ротань В.Г. Исследование проблем правотолкования – перспективное направление развития науки гражданского права // Актуальные проблемы развития гражданского права и гражданского процесса: материалы Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 40-летию университета. Краснодар, 2017.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4.

4. Загайнова С.К. О роли постановлений Пленума Верховного Суда РФ // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар, 2002.

5. Собрание законодательства РФ. 2013. № 27. ст. 3434. 6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2016. № 10.

9. Абушенко Д.Б. Судебное усмотрение в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002.

10. Барак А. Судейское усмотрение / Пер. с англ. М., 1999.

11. Анишина В.И. Дискреционные полномочия судов как гарантия самостоятельности и эффективности судебной власти // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 8.

12. Игнатьев А.С. Усмотрение как правовая общетеоретическая категория и алгоритм его отраслевого анализа (на примере сферы судебного конституционного контроля) : дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2015.

13. Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. М., 1980.

Для ссылки:

Потапенко С.В., Даниелян А.С. Об актуализации официального толкования статьи 152 Гражданского кодекса РФ // Толкование правовых актов. Право и суд (теоретико-правовой, конституционно-правовой, гражданско-правовой, трудо-правовой аспекты). Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Симферополь, 2019. С. 88-94.

На сайте Pro-sud-123.ru статья размещена с разрешения авторов.

Российская история всегда имела сложные и неоднозначные периоды, во время которых действовали не менее спорные личности, которые вызывали и вызывают ожесточённые споры историков, политиков и просто рядовых граждан. Отечественное законодательство, как известно, в п. 1 статьи 152 ГК предусматривает защиту чести, достоинства и деловой репутации умершего гражданина со стороны заинтересованных лиц (наследников или родственников).

Казалось бы, какая взаимосвязь между спорами о событиях столь отдалённых и гражданско-правовым институтом защиты чести, достоинства и деловой репутации? Поясним на конкретном примере: 19 декабря 2009 года в Пресненский районный суд города Москвы поступил иск, который требовал от суда обратиться к событиям 80-летней давности, чтобы разрешить исторический спор.

Иск содержал требование о защите чести, достоинства и деловой репутации советского лидера И.В. Сталина, опровержение недостоверной информации и о моральной компенсации в размере 10 миллионов рублей. Данное интересное и резонансное дело является интересным не только с исторической точки зрения, но и с целью иллюстрации практического применения нормы о праве заинтересованных лиц на защиту чести, достоинства и деловой репутации умершего гражданина.

Обратимся к субъектному составу дела: согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» иск могут подать заинтересованные лица. В качестве примеров таких лиц приводятся родственники или наследники, Джугашвили Е.Я., ставший истцом приходился родным внуком И.В. Сталина и соответствует этому критерию. Это же постановление говорит, что в случае распространения порочащей информации в СМИ, ответчиками будут являться редакция данного СМИ и автор. Ими в деле выступила ЗАО «Эхо Москвы» и журналист М.Ю. Ганапольский. Заранее отметим, что порочащие сведения по законодательству обладают следующими характеристиками: распространённость, недействительность и порочащий характер. Огромное значение имеет (это подчёркивается в Постановлении Пленума) отграничение утверждения о фактах и личное, оценочное, субъективное мнение, которое не может быть предметом разбирательства, если оно не выражено в оскорбительном характере.

Суть дела заключалось в следующем: в одной из своих авторских программ, в прямом эфире, Ганапольский М.Ю. произнёс фразу: «Сталин подписал Указ, что можно расстреливать детей с 12-летнего возраста, как врагов народа! Кто из ублюдков смеет сказать хоть слово в его защиту?». Истец посчитал данную цитату порочащей честь, достоинство и деловую репутацию своего деда. Дело приобрело общественный размах, участвовали в нём с обеих сторон многие историки и общественные деятели, как например, Мухин Ю.И. со стороны истца и Венедиктов А.А. (будучи главным редактором «Эхо Москвы») со стороны ответчика.

Сторона истца ссылалась на то, что Сталин подписывал не Указ, а Постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» вместе с остальными членами ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 года. Оно вводило уголовную ответственность всех видов в отношении несовершеннолетних с 12-летнего возраста за следующие преступления: «кража», «убийство», «попытка к убийству» и т.д. Однако эти преступления, согласно УК РСФСР не предусматривали такую меру наказания как расстрел. Что позволяло истцам утверждать, что расстрел на практике в отношении указанных лиц не применялся.

Сторона ответчика ссылалось на статью 57 Закона РФ «о средствах массовой информации», которая исключает ответственность за распространения сведений в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию. Также отмечен тот факт, что журналист Ганапольский М.Ю. утверждал о факте подписании Сталиным документа, а не о факте его практического применения.

Вообще слушание дела приобретало часто оттенок не юридического разбирательства, а историко-идеологической дискуссии. Стороны регулярно обращались к событиям, происходившим в период руководства И.В. Сталина, как например Пакт «Молотова-Риббентропа» или политические репрессии. Стоит отдать должное суду, который строго стоял на позициях права.

Проанализировав и приняв во внимание все обстоятельства, суд в решении от 29.05.10 отказал в иске. Вернёмся к трём критериям информации, которая может стать причиной иска. Суд отметил, что информация Ганапольского соответствует только одному – распространенности. Она не имеет недействительного характера, поскольку журналист утверждал о факте подписания, который не оспаривается истцом. Разницу между терминами «Указ» и «Постановление» для неакадемической речи неспециалиста суд посчитал непринципиальной. Отсутствует и порочащий характер, поскольку вторая часть фразы «Кто из ублюдков смеет сказать хоть слово в его защиту?» не относится к Сталину, построена абстрактным образом, без указания конкретных личностей и является субъективным мнением. Само собой суд учёл и статью 57 Закона РФ «о средствах массовой информации». Всё это вынудило суд отказать в удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, следовательно, и опровержении и о возмещении морального вреда, поскольку отсутствует реальное причинение вреда истцу. Суд указал в деле также статьи 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ от 12.02.04, принятую Комитетом Министров Совета Европы, которая подчёркивает, что политические деятели, стремясь заручиться поддержкой общественного мнения, автоматически соглашаются стать объектом политической дискуссии и критики в СМИ. Критика в СМИ в отношении государственных деятелей, а именно исполнения ими своих обязанностей, возможна, для обеспечения ответственного и гласного исполнения своих обязанностей. То есть, становясь госслужащим, лицо должно осознавать, что его деятельность будет объектом критики в СМИ. Наконец в решении суда указана значимая и популярно обсуждаемая роль Сталина И.В. в истории России.

Данное дело является примером защиты чести, достоинство и деловой репутации не только умершего гражданина, но государственного и политического деятеля, что немаловажно в условиях насыщенной политической борьбы. Это важно, так как политические деятели, борясь за симпатии в обществе и получения политической власти в государстве должны быть готовы к более пристальному и критическому вниманию к их деятельности со стороны общества. То же самое относится и к государственным деятелям, поскольку от их решений часто зависят права и интересы граждан, а также репутация такого станового хребта любого государства как государственный аппарат.

Разумеется, суд не должен ставить точки и разрешать исторические споры, касающиеся отдельных личностей или периодов истории, его задача оценить претензии сторон с правовой точки зрения. В делах о защите чести, достоинстве и деловой репутации важно отличать утверждение о фактах и субъективное мнение, в противном случае это будет нарушать 29 статью Конституции РФ, гарантирующую свободу мысли и слова. Как видим на примере дела, сторона истца не сумела этого сделать, выдвинув предметом иска субъективное мнение. Кроме того, когда речь идёт о государственных или политических деятелях, мы должны понимать, что эти люди в силу своего рода занятий всегда будут находиться под пристальным и критическим взглядом СМИ, что есть хорошо, так как способствует совершенствованию их работы.

В то же время, мы можем констатировать, что правовая возможность защиты чести, достоинства и деловой репутации умершего гражданина возможна и реализуется на практике в том же, аналогичном порядке, что и иные дела о защите данных прав, как в материальном, так и в процессуальном порядке. Ключевым отличием являются лица, которые имеют право на подачу описываемого в работе иска, таковыми являются заинтересованные лица, в то время как в остальных случаях правом на подачу иска обладают исключительно лица, права которых были непосредственно нарушены или их законные представители, действующие от их имени.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх