Гонорар успеха судебная практика

Гонорар успеха адвоката конституционный суд

«Неоднозначность возможных ответов на перечисленные вопросы обусловливается тем обстоятельством, что из мотивировочной части Постановления не усматривается, по крайней мере с достаточной степенью определенности, свидетельствует ли сделанный Конституционным Судом итоговый вывод, содержащийся в резолютивной части, об абсолютном запрете на использование в условиях действующей Конституции Российской Федерации института «гонорара успеха» либо все же допускается, по крайней мере при определенных условиях, введение данного института в рамках дискреционных полномочий федерального законодателя. Данная проблематичность, «неочевидность» ответа вряд ли может рассматриваться как упущение, пробел или неопределенность в системе аргументации и выводах Конституционного Суда. Главная причина в ином: вполне запрограммированная в этой части недосказанность во многом явилась результатом компромисса, достигнутого при выработке итогового решения между сторонниками абсолютного запрета «гонорара успеха», с одной стороны, и теми, кто исходил из того, что условное вознаграждение не может гарантироваться судебной защитой, в частности в силу отсутствия в настоящее время специального законодательства о порядке, условиях, правовых гарантиях надлежащей реализации гражданином права на квалифицированную юридическую помощь, — с другой. Позицию второго, более мягкого (компромиссного) подхода занимал и я, что предполагает необходимость дополнительных пояснений по поводу возможности реализации такого подхода на основе принятого Постановления».

Гонорар успеха. Как составить договор на оказание услуг так, чтобы получить его

Галина Ткаченко.

Начальник юридического отдела.

Электронная почта: myau85@mail.ru

Гонорар успеха широко распространен на практике. Говоря о нем, подразумевают, что вся оплата за услуги или ее часть передается исполнителю при достижении определенного результата. Как правило, это заключение исполнителем сделки с третьим лицом или вынесение судом положительного решения в пользу заказчика услуги. Однако на сегодняшний день сложилась такая ситуация, что если заказчик услуги откажется платить добровольно, то получить причитающееся через суд исполнитель сможет не всегда. О том, какую позицию заняли высшие судьи и о том, как обойти «подводные камни» при формулировке условий договора о гонораре успеха, речь пойдет ниже.

Анализ судебной практики о гонораре успеха

29 сентября 1999 г. в информационном письме № 48 ВАС РФ высказался весьма определенно, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)».

КС РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П в пункте 3.3 разъяснил, что «..включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (пункт 2 статьи 1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей..».

Таким образом, высшие суды заняли весьма категоричную позицию. Однако не все были согласны с данной точкой зрения. В особом мнение судьи Конституционного суда РФ А.Л. Кононова (издано вместе с Постановлением от 23.01.2007г. №1-П) написано, что «..достигнутое по обоюдному соглашению сторон условие договора возмездного оказания правовых услуг в делах об имущественных спорах, когда вознаграждение устанавливается в долях или процентах от удовлетворенной суммы иска, соответствует юридической природе подобного договора, не имеет законного ограничения и должно подлежать судебной защите».

Тем не менее, долгое время суды принимали следующие решения:

  1. Требование исполнителя о взыскании вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не подлежит удовлетворению, если выплата вознаграждения зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято.

Примечательно Постановление ФАС Московского округа от 15.06.2010 N КГ-А40/4882-10 по делу N А40-136500/09-21-954. В данном деле первая и апелляционная инстанции взыскали гонорара успеха и указали, что стороны свободны в определении условий договора, и пришли к выводу, что стороны правомерно установили размер стоимости услуг, определив его применительно к сумме, взысканной судом. Но кассационная инстанция посчитала, что данные выводы являются неверными со ссылкой на вышеизложенные позиции ВАС РФ и КС РФ.

  1. Условие договора возмездного оказания услуг о «гонораре успеха» является ничтожным.

Например, Определение ВАС РФ от 07.12.2012 N ВАС-16016/12 по делу N А64-3129/2011. Суд пришел к выводу, что «условие договора о вознаграждении, обусловленное принятием судебного акта, является в силу статьи 168 Гражданского кодекса недействительным, в связи с чем в соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью..».

Несколько смягчилась позиция судов только в конце 2007 года. 05 декабря Президиум ВАС РФ в пункте 6 информационного письма № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» высказался следующим образом:

«..6. При выплате представителю вознаграждения, обязанность по уплате и размер которого были обусловлены исходом судебного разбирательства, требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению с учетом оценки их разумных пределов.

Таким образом, для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы. Независимо от способа определения размера вознаграждения (почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска) и условий его выплаты (например, только в случае положительного решения в пользу доверителя) суд, взыскивая фактически понесенные судебные расходы, оценивает их разумные пределы».

Фактически суд сделал вывод о том, что исполнитель имеет право на вознаграждение (хотя и в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, с учетом совершенных им действий), даже если выплата вознаграждения поставлена в зависимость от исхода судебного разбирательства. Так ФАС Уральского округа в Постановлении от 02.04.2013 N Ф09-1720/13 по делу N А50-20651/11 пишет, что «..Суды, установив, что условиями договора … установлен размер оплаты услуг представителя в зависимости от решения суда, которое будет принято в будущем («гонорар успеха»), пришли к обоснованному выводу о том, что размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности) и его (вознаграждения) разумных пределов..».

Изучая вышеуказанные постановления, можно проследить, как постепенно менялась позиция ВАС РФ с отказов во взыскании гонорара успеха и признании условий о гонораре успеха ничтожным, к позиции «размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ».

В дальнейшем в судебной практике появились решения, по которым удовлетворялись требования о взыскании «гонорара успеха». Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.11.2014 по делу N А56-6239/2014:

«… По мнению подателя кассационной жалобы, условие пункта 4.3 является ничтожным, поскольку действующее законодательство не позволяет ставить выплату вознаграждения по договору и его размер в зависимость от будущего решения суда.

Между тем указанная позиция не основана на нормах действующего законодательства.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4 статьи 421 ГК РФ)..».

Кроме того, стоит отметить, что были и дела, в которых суд делал вывод, что договором может быть предусмотрено условие об определении цены в зависимости от достижения результата оказания услуг, но при этом была оговорка — кроме договоров, в которых результат оказанных услуг находится в зависимости от действий и решений органов государственной власти и судов. Приведу в качестве примера Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2014 по делу N А06-2737/2013. А также процитирую Постановление ФАС Московского округа от 31.05.2012 по делу N А40-72263/11-21-611:

«…Вывод судов о ничтожности условия договора о порядке выплаты вознаграждения (раздел 4) является ошибочным в связи со следующим..

..Обосновывая вывод о недействительности положений договора, касающихся определения порядка расчетов, суды сослались на правовую позицию, выраженную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.01.2007 N 1-П, Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», что является ошибочным, поскольку в них рассматривались вопросы ценообразования, касающиеся исключительно одного из видов услуг — правовых услуг (представительство в суде), в то время как в настоящем деле предметом обязательств являлись посреднические услуги, лежащие исключительно в сфере коммерческих отношений.

Все обоснование невозможности закрепить порядок оплаты по принципу «гонорар успеха» основывалось на особом характере услуг по представительству интересов клиента в суде.

В то же время в отношении иных услуг, в том числе правовых, но не связанных с судебной деятельностью, в которых отсутствует элемент публичности (зависимости о действий, решений органов государственной власти), какие-либо ограничения отсутствуют..».

Отдельно остановлюсь на еще одном направлении, по которому пошла судебная практика — это дела, в которых суммы вознаграждения (в том числе гонорара успеха) были согласованны сторонами в акте приема-передачи услуг. В таких случаях суды решали, что вознаграждение уплачивается исполнителю, даже если в договоре его выплата поставлена в зависимость от принятия решения государственным органом или судом. То есть если заказчик подписал акт и принял услуги, то суды вставали, как правило, на сторону исполнителя. Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 31.07.2009 по делу N А49-6037/2008 написал:

«..Двусторонним актом приема-передачи выполненных работ от 19.07.2006 ответчик подтвердил факт выполнения истцом указанных в нем работ и согласовал цену, по которой эти работы подлежат оплате.

При таких обстоятельствах размер вознаграждения, установленный в акте от 19.07.2006 и оплаченный ответчиком не в полном объеме, правомерно взыскан судом в пользу истца…»

Не менее интересно в качестве примера Определение ВАС РФ от 04.03.2009 N 17483/08 по делу N А41-3211/08. Процитирую:

«…Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что стоимость услуг определяется в размере 10% от сэкономленных средств в пользу клиента по результатам судебного разбирательства.

Ссылаясь на акт приема-сдачи выполненных по договору услуг от 15.10.2007, согласно которому стоимость оказанных исполнителем услуг составила 105 401 рубль, и на наличие задолженности за клиентом, ООО «Юристы Столицы» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая заявителю в удовлетворении встречного иска, суды руководствовались статьей 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, и исходили из того, что признание условия договора о стоимости оказываемых исполнителем услуг (пункт 3.1) недействительным (ничтожным) не влечет само по себе недействительность всей сделки.

Поскольку из содержания акта приема-сдачи оказанных услуг не следовало, что размер указанного в нем вознаграждения определялся в соответствии с пунктом 3.1 спорного договора, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания его недействительным..».

Исходя из анализа вышеизложенной судебной практики, можно говорить о том, что суды склоняются к тому, что гонорар успеха можно и нужно взыскивать. В подтверждение данной позиции можно привести так же цитаты из Определения СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167:

«…Как следует из условий раздела 4 договора, уплата комбинатом адвокатам 3 000 000 руб. поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела (1 500 000 руб. за первую инстанцию и по 750 000 руб. за апелляционную и кассационную инстанции), не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые учтены в пунктах 4.1, 4.2 и 4.5 договора.

Указанные дополнительные суммы по существу являются вознаграждением, уплачиваемым комбинатом юридическому бюро за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу Максимовой М.Н. в удовлетворении иска, то есть признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения…»

Суд, конечно, не пишет напрямую, что гонорар успеха можно взыскивать и по договорам, ставящим размер оплаты услуг в зависимости от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Но хотя бы не говорит, что условия о гонораре успеха ничтожны, и отмечает, что такое вознаграждение можно квалифицировать как премирование.

Нижестоящие суды уже взяли на «вооружение» указанные выводы, сделанные в Определении СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Например, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 3 марта 2015 г. по делу N А61-1199/2013.

Тем не менее, стоит обратить внимание на то, что в двух последних указанных судебных актах, речь шла о взыскании судебных расходов, и гонорар успеха рассматривался как часть расходов истца. То есть это не дела о взыскании именно гонорара успеха. Поэтому поскольку пока нет четких разъяснений относительно судьбы гонорара успеха, считаю необходимым изложить нижеследующие рекомендации по оформлению условий договора о гонораре успеха.

Рекомендации по снижению рисков Исполнителя

1. Первое, что приходит на ум при размышлениях о том, как получить гонорар успеха, если непонятно как поведет себя суд, это мысль — получить его заранее, как предварительную оплату по договору.

Пример условий договора:

«Стоимость услуг по настоящему договору составляет ____рублей.

Кроме того, Заказчик выплачивает Исполнителю дополнительное вознаграждение в размере ___% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу Заказчика».

При этом Заказчик обязуется перечислить Исполнителю дополнительное вознаграждение в качестве предварительной оплаты в размере ______рублей.

Стороны договорились, что если, несмотря на усилия Исполнителя, в пользу Заказчика не будет взыскана сумма_____, то предварительная оплата возвращается Исполнителем Заказчику в течение трех рабочих дней с момента получения требования от Заказчика».

2. Если ваш клиент категорически против аванса по договору, то нужно избегать условий договора, по которым вознаграждение определяется исключительно в процентах от взысканной суммы. Стоит указать основную стоимость услуг в фиксированном размере, а оставшуюся часть в процентах от суммы, взысканной в пользу Заказчика. Конечно, вторая часть оплаты похожа на гонорар успеха. Однако можно будет говорить о том, что это премирование Исполнителя со ссылкой на Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167.

  1. Обязательно подписывайте с Заказчиками акты оказанных услуг. Как вы уже видели в тексте настоящей статьи, это весомый довод в пользу Исполнителя. При наличии подписанного обеими сторонами акта весьма вероятно, что суд примет решение о взыскании гонорара успеха.

Что такое гонорар успеха

В английской правовой системе понятие «гонорар успеха» – это условие в договоре на оказание услуг между юридической фирмой и клиентом. Либо адвокат соглашается вести дело в суде без предварительной оплаты, либо часть ее поступает только при определенных обстоятельствах, чаще всего в случае выигрыша.

«No Win, No Fee» agreement or «Conditional Fee Agreement» (CFA) — соглашение «нет выигрыша – нет платы» или «условное соглашение».

В российском варианте гонорар успеха фигурирует обычно как дополнительное стимулирующее вознаграждение (премия) к обязательной оплате юридических услуг. Юрист-судебник не получает его, если дело проиграно.

Законодательство России не имеет правовых норм, которые регулировали бы оплату (или ее отсутствие) услуг юриста, если эта оплата зависит от положительного для доверителя решения суда. То есть оплату за результат. При этом законодатель не запрещает оказать правовую помощь бесплатно или договориться об оплате услуг в рассрочку, либо иным способом (ст. 421 ГК РФ).

Применение условия о гонораре успеха связано с плюсами для исполнителя:

  • он будет определять сумму вознаграждения на основании собственного видения и этики. То есть не ориентироваться на возможную оценку суда разумности и обоснованности таких расходов стороны процесса;
  • он сможет взыскивать установленный гонорар в принудительном порядке, если заказчик откажется его выплачивать добровольно.

Как юридическая компания взыскала бонус за услуги, читайте в журнале «Арбитражная практика для юристов».

Какую позицию по отношению к гонорару успеха занял Верховный суд в 2018 году

В судебной практике в отношении гонорара успеха ключевую роль играла Конституционного суда РФ, которая до 2019 года оставалась неизменной. Соглашение о таком вознаграждении противоречит закону и является недействительным (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, ст. 168 ГК).

Позиция КС РФ была продиктована тем, что в рамках договора возмездного оказания правовых услуг не предполагается удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если его размер зависит от решения суда (п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ).

Еще более ранняя позиция об условном гонораре была высказана ВАС в 1999 году (информационное письмо № 48 от 29.09.1999). Вознаграждение, размер которого зависит от будущего решения суда, не подлежит удовлетворению. ВАС рекомендовал руководствоваться положениями статьи 779 ГК РФ.

Почему ситуация начала меняться

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 внесло свои коррективы в судебную практику и показало положительную тенденцию удовлетворения требований по выплате гонорара успеха. Одни из доводов ВАС:

  • для возмещения судебных расходов значение имеет, понесены ли данные расходы;
  • независимо от способа определения размера вознаграждения и условий его выплаты суд оценивает разумные пределы фактически понесенных судебных расходов.

В 2014 году Президиум ВАС вынес постановление в пользу гонорара успеха. ВАС допустил возможность включить в соглашение условие, при котором получение гонорара зависит от решения суда. Президиум провел параллель с премированием за успешное выполнение задания: при рассмотрении вопроса о разумности судебных расходов, включающих условное вознаграждение, арбитражный суд вправе оценить качество оказанных услуг (постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 № 16291/10).

Как позиция ВС РФ влияет на судебную практику по гонорару успеха

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167 изменило ситуацию. Были отменены ранее вынесенные постановления по делу № А60-11353/2013 и отказано в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов. Обоснование такого решения:

  • суд не нашел причин, чтобы отнести к судебным расходам данные затраты;
  • такие расходы не могут быть взысканы с оппонента заказчика, так как он не является стороной соглашения.

Определение повлияло на последующие решения судов. В основном суды отказывали в удовлетворении требований заявителя и не относили плату за успех к судебным расходам.

Но в 2018 году Верховный суд снова изменил позицию в отношении гонорара успеха. С предложением вернуться к обсуждению такой формы вознаграждения выступил В. В. Момотов. Предложение было аргументировано следующим:

  • снизилась оплата услуг представителя. Это мешает развитию рынка юридических услуг;
  • произошли значительные законодательные изменения с тех пор, как было вынесено постановление КС РФ в 2007 году. Это позволяет пересмотреть подход к условному гонорару.

Тем не менее, на данный момент суды не относят гонорар успеха к судебным расходам и не удовлетворяют требования о его взыскании со стороны оппонента доверителя (если нет доказательств фактически понесенных затрат). Судебная практика на конец 2018 и начало 2019 годов иллюстрирует подход судов не в пользу условного вознаграждения.

Так, истец потребовал компенсировать расходы на процесс в размере около 250 тыс. руб., из которых около 100 тыс. – гонорар успеха (10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика). Суд отказал в удовлетворении такого требования. Данное вознаграждение не может быть отнесено на проигравшую сторону. Суд обосновал свое решение правовыми актами высших инстанций (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2019 № 08АП-15727/2018 по делу № А46-22823/2017). При оценке обстоятельств суд исходил из цен на схожие услуги региона и расценил расходы на юриста как гонорар успеха, так как подобные суммы обычно не выплачивают.

Аналогичное постановление от 18.12.2018 вынесли по делу № А70-9524/2017.

ВС РФ в определении от 11.02.2019 по делу № 306-ЭС18-16390 разъяснил, при каких обстоятельствах нет причин квалифицировать договор уступки как условие о гонораре успеха:

  • уступка требования кредитором третьему лицу разрешается, если она соответствует закону;
  • право на взыскание неустойки может быть передано с правами на объект долевого строительства другому кредитору;
  • договор, по которому производится уступка, считается возмездным (если иное не следует из закона, других правовых актов, содержания или существа договора;
  • стороны имеют право заключить договор, в котором первоначальный кредитор обязуется уступить новому требование к должнику. Новый кредитор принимает обязательство передать первоначальному часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию;
  • цена притязания в этом случае может быть определена по правилу пункта 3 статьи 424 ГК РФ (с учетом постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54).

Так ВС пояснил, что стороны заключили договор инкассо-цессии (цессии для целей взыскания). Условие об оплате уступки частью взысканных с должника денег закону не противоречит и не имеет отношения к гонорару успеха.

Практика складывается так, что суд может возместить сумму гонорара успеха в качестве судебных издержек. Но он будет руководствоваться фактически понесенными затратами, разумностью предъявляемых требований, а также видом спора. По сути, это означает, что взыскать гонорар успеха в качестве премии (дополнительной выплаты) в счет судебных издержек нельзя. Если только не идет речь о фактически понесенных и доказанных стороной заявителя затратах на работу представителя и определенных спорах, по которым даны разъяснения ВС РФ.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов1. Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Гонорар успеха, судебная практика

Адвокаты и юристы по юридическим услугам для юридических лиц — Лидеры рейтингов » Аналитика » Обзоры судебной практики » Коммерческая практика » Гонорар успеха, судебная практика

Гонорар успеха не может быть взыскан в качестве судебных расходов с проигравшей стороны. Такое определение вынес Верховный суд по результатам рассмотрения дела.

Суть спора: физ. лицо обратилось с исковым требованием о возмещении причиненных убытков к обществу. В обосновании правовой позиции физ. лицо указало на положения п. 3 ст. 6 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

Судами первых трех инстанций было отказано в иске. В последующем общество, с которого высказались убытки, обратилось в суд с требованием о взыскании в судебном порядке с физ. лица судебных расходов, которые общество понесло в процессе предыдущего судебного разбирательства.

В качестве обоснований стоимости юридической помощи общество предоставило договор об оказании такой помощи на сумму более 5 миллионов рублей. Данная сумма оплаты услуг представителя общества складывалась из двух составляющих:

1. Почасовая оплата представителя;

2. Фиксированная сумма в размере 3 миллионов рублей, которая по договору должна выплачиваться в случае положительного окончания дела.

При рассмотрении дела, которое касается возмещения гонорара успеха проигравшей стороной, суд первой инстанции установил, что общество имеет право выбирать юр консультанта.

Исходя из того, что организация является публичной компанией, а часть акций обращается на рынках ценных бумаг, вся информация о деятельности юр. лица, в том числе и о судебных разбирательствах, подлежит аудиту. Его результаты должны быть обнародованы для изучения инвесторами.

Исходя из этого, привлечение обществом юр. консультантов должно быть непосредственно связано с репутацией последних на рынке этих услуг, стоимость которых должна быть сопоставимой с ценами аналогичных компаний, предоставляющих такие услуги.

При этом суд указывает на то, что при возмещении расходов, связанных с судебным рассмотрением дел стороне, в пользу которой вынесено решение, значение может иметь только фактическое существование таких расходов.

Независимо от того в каком размере определенное вознаграждение, из каких частей состоит, и на каких условиях оно должно быть выплачено, суд признает только фактически понесенные расходы на судебное разбирательство, при этом должен оценивает их разумные пределы.

Исходя из этого, частично расходы были признаны завышенными, а также необоснованными. Относительно оплаты за положительный исход дела в размере трех миллионов рублей, суд указал на несоответствие данного требования положению п. 6 информационного письма ВАС РФ от 05.12.2007 № 121. Также судом, с учетом обстоятельств дела, размер вознаграждения был признан разумным, и сумма, подлежащая возмещению, включая и гонорар успеха, составляла 3,8 млн. руб.

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда нижестоящего. Правовую позицию физ. лица, которое ссылалось на тяжелое материальное положение, суд не учел, поскольку законодательством не предусмотрена зависимость материального положения стороны от размера судебных расходов, подлежатщих возмещению.

Довод физ. лица о том, что расходы на судебное рассмотрение дела не могут быть обоснованы, так как отсутствовала необходимость привлечения адвоката из города Москвы, также судом учтен не был.

Суд указал, что общество обладает исключительным правом выбирать юрист-консультанта для ведения дела и привлекать для защиты представителя не только по месту нахождения организации, но и из любого другого города России.

Кроме этого, суд обратил внимание на обоснованность необходимости получения обществом квалифицированной юридической помощи исходя из сложности заявленного спора, а также степени возможных неблагоприятных последствий в случае проигрыша в суде.

В свою очередь, заявитель (физ. лицо), который инициировал рассмотрение дела, до момента обращения в Арбитражный суд, должен был учесть все риски и правовые последствия, связанные с исходом дела и необходимостью возместить другой стороне судебные расходы.

Также суд считает, что истец обязан был учесть то, что дело возбуждено по его инициативе и обладает определенной спецификой и сложностью, которую обуславливают обстоятельства спора, исходя из чего вторая сторона должна была пригласить высокооплачиваемых представителей. Затраты другой стороны на оплату услуг не могли составлять минимальную стоимость таких услуг, которую определяет средняя цена на них в регионе.

Суд также отказал в уменьшении гонорара успеха, так как не были рассмотрены обстоятельства необходимости его пропорционального уменьшения, исходя из чего, решение суда первой инстанции было оставлено без изменений.

Верховный суд, рассматривая жалобу физ. лица на решения судов предыдущих инстанций, не установил правовых оснований, которые бы позволяли отнести гонорар успеха к судебным расходам.

Рассматривая условия договора, суд установил, что общество, определяя дополнительное вознаграждение, устанавливает зависимость его выплаты от положительного итога рассмотрения дела. При этом указанная выплата не обусловлена возможностью оказания новых услуг, кроме указанных в договоре.

Суд указал на то, что данная дополнительная сумма вознаграждения представляет собой денежную сумму, которая выплачивается юридической фирме за уже оплаченные и оказанные до этого услуги. Сумма вознаграждения при этом зависит от оказания услуг, указанных в соглашении.

Результаты такой договоренности сторон (клиента и его представителя) не могут взыскиваться, как судебные расходы процессуального оппонента клиента по договору, который не является стороной соглашения на оказание юр. услуг.

Учитывая вышеизложенные аргументы, Верховным судом были отменено предыдущее судебное решение, в той части, которые касались взыскания гонорара успеха с истца (физ. лица).

Дополнительное вознаграждение за труд адвоката или юриста

Законодательство России не предусматривает такого понятия, как гонорар успеха. Однако в нем также отсутствуют и какие-либо запрещающие нормы, ограничивающие право клиента и исполнителя включать в договор на оказание юруслуг условия о таком гонораре.

Смысл этого гонорара в том, что в результате положительного разрешения дела в суде клиент обязуется оплатить исполнителю премиальные — вознаграждение сверх суммы договора.

Стоит отметить, что гонорар успеха адвоката и возможность его применения предусмотрены Кодексом профессиональной этики адвоката от 31.01.2003. В п. 3 ст. 16 этого документа прямо указано, что адвокат при заключении соглашения с клиентом имеет право поставить выплату вознаграждения за его работу в зависимость от благоприятного исхода дела. Однако данный Кодекс не является нормативным правовым актом (см. решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 30.11.2017 по делу № 2-3605/17).

Несмотря на то, что многие юристы включают данное условие в заключаемые договоры, у судов на этот счет сложилась собственная позиция.

Отрицательная позиция судебных органов

По взысканию гонорара успеха судебная практика последние два десятилетия складывалась неоднозначно.

Так, исходя из текста информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, становится очевидно, что гонорар успеха адвоката не может быть взыскан с клиента в случае, если тот отказался его выплачивать. Высший судебный орган обосновал свое мнение тем, что размер оплаты услуг юриста поставлен в зависимость от того, какое решение в будущем примет суд, а потому требование о взыскании данных денежных средств удовлетворению не подлежит.

Идентичное мнение выразил и Конституционный суд. Так, из постановления КС РФ от 23.01.2007 № 1-П можно сделать нижеследующие выводы:

  1. Свобода заключения договора имеет объективные границы: договорные отношения не могут распространяться на сферу, связанную с осуществлением государственной власти. Деятельность госорганов не может быть предметом частноправового регулирования. Решение суда не может выступать предметом договора или объектом прав.
  2. Стороны хотя и свободны в установлении условий соглашения на юруслуги, не вправе изменять его предмет. В соглашении на юруслуги предметом является деятельность юриста, а достижение конкретного итога такой работы выходит за предмет регулирования данного соглашения.
  3. Требование об оплате не только услуг юриста, но и результата его работы, выраженного в положительном судебном акте, противоречит положениям гл. 39 ГК РФ.

Смягчение позиции судов

Противоположное мнение было изложено в информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121: в случае предъявления к потерпевшей поражение стороне требования о возмещении расходов, в число которых входит гонорар успеха, оно подлежит удовлетворению, но в разумных пределах.

Данную позицию суд обосновал следующим:

  1. Для взыскания расходов, определенных ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24.07.2002 № 95-ФЗ, имеет значение только факт их несения заявителем.
  2. На взыскание расходов не влияет способ определения величины вознаграждения и условия его оплаты, суд должен взыскивать фактические расходы с учетом их разумности.
  3. Учитывая то, что заявитель понес расходы, исполнил свой гражданский долг перед контрагентом-юристом, оплатил ему дополнительное вознаграждение, такие расходы подлежат возмещению проигравшей стороной.

Значение данного разъяснения ВАС РФ огромно: судебный орган фактически легитимировал возможность включения в договор на юруслуги условия о гонораре успеха. Более того, он посчитал возможным включать его в состав судебных расходов.

На основании данного разъяснения многие суды стали удовлетворять требования о возмещении оплаченных выигравшей стороной премиальных своему представителю (например, определение Арбитражного суда Самарской области от 19.04.2013 по делу № А55-14703/2012).

Однако была и отрицательная практика (см. постановление 9-го арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 по делу № А40-60531/2012).

Позиция Верховного суда РФ

Поворотным моментом в ситуации с рассматриваемым гонораром стало вынесение определения ВС РФ от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013. Несмотря на то, что все нижестоящие инстанции при вынесении судебных постановлений о взыскании гонорара успеха руководствовались вышеприведенным разъяснением Президиума ВАС РФ, Верховный суд данные доводы отклонил, решение в части взыскания премиальных отменил, обосновывая это следующим:

  • оплаченные представителю премиальные не считаются судебными расходами;
  • выплата такого гонорара, предусмотренного договором, находится в исключительной зависимости от финала рассмотрения дела судом;
  • оплата дополнительного вознаграждения юриста не обусловлена оказанием дополнительных услуг, а определенные заключенным соглашением услуги уже оказаны и оплачены;
  • учитывая, что договор, содержащий условия о премировании, заключен между клиентом и исполнителем, гонорар успеха не может взыскиваться с судебного оппонента клиента, так как тот не является стороной договора.

Последний довод, которым суд обосновал свой отказ во взыскании гонорара успеха, является довольно спорным, поскольку такая позиция делает невозможной взыскание любых представительских расходов в принципе.

Дополнительную информацию о расходах можно получить в статье «Судебные расходы — понятие и виды, порядок взыскания».

Взыскание гонорара успеха в настоящее время и возможность включения в договор

Учитывая мнение ВС РФ, гонорар успеха в 2018 — 2019 году судами, как правило, не взыскивается. При вынесении судебного постановления судьи вновь, как и до декабря 2007 года, руководствуются информационным письмом Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48.

Свою позицию об отказе во взыскании гонорара успеха суды обосновывают и указанным выше постановлением КС РФ № 1-П, подчеркивая, что оплата по договору на юруслуги должна осуществляться только за исполнение своих обязанностей, а не за действия суда (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.04.2016 по делу № А40-26903/2015).

Принимая во внимание изложенное, в 2018 — 2019 году гонорар успеха:

  • не включается в состав судебных расходов;
  • не взыскивается с клиента принудительно при неисполнении им условия договора на юруслуги об оплате этого дополнительного вознаграждения.

Однако условие о таком дополнительном вознаграждении может быть определено в договоре на оказание правовых услуг. Включая в данный договор гонорар успеха, следует помнить, что имеется риск его невыплаты и, соответственно, дальнейшая невозможность взыскания через суд.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх