Гуманизация уголовного законодательства и снижение преступности

О проблемах гуманизации
уголовного законодательства при его обновлении

Анализ действия Уголовного кодекса Российской Федерации и правоприменительной практики правоохранительных органов в истекшие годы по реализации его установлений убеждает в значительном продвижении российского законодательства по пути дальнейшей дифференциации уголовной ответственности и гуманизации уголовного права в целом.

Гуманизация как приоритетное направление развития уголовного законодательства, характеризующее его модернизацию, находит свое выражение в ряде проявлений и методов законотворческой практики. К ним, в частности, относятся: исключение отдельных видов наказания из установленной законом системы, введение более мягких их видов, конкретизация оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания, совершенствование структуры разделов, глав и отдельных статей Кодекса, преобразование ряда институтов и уголовно-правовых норм в целях расширения сферы благоприятствования субъектам уголовной ответственности и снижения общего уровня репрессивности уголовного закона.

Проблема гуманизации в направлении снижения уровня репрессивности норм УК приобрела в последнее время особую актуальность, в частности, в связи с выявившейся неспособностью уголовно-исполнительной системы удовлетворительно решать задачи по реализации охранительной и предупредительной функций уголовного права. Не последнюю роль в создании этой ситуации сыграло определенное несовершенство действующего уголовного законодательства.

Даже самое общее сопоставление уровня репрессивного потенциала УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г. убеждает в значительном преобладании карательной составляющей в регулировании институтов наказания и его применения в последнем.

В литературе неоднократно отмечались нелогичность структуры системы наказаний, ее количественная и качественная усложненность, неработоспособность значительной части видов наказаний, явно выраженная репрессивность таких институтов, как множественность преступлений (неоднократность и совокупность преступлений, рецидив), суровость наказаний за участие в групповых преступлениях, обилие отягчающих наказание обстоятельств*(1).

Следует отметить, что большинство принятых законодателем за последнее пятилетие изменений и дополнений УК РФ было направлено на ужесточение санкций действующих норм и создание специальных составов, расширяющих сферу уголовных запретов и усиливающих их карательное воздействие. Выраженная тенденция преобладания криминализации и пенализации в осуществлении уголовной политики нашла свое отражение не только в принятых законодателем в указанный период решениях, но и во множестве поступивших в Государственную Думу предложений об изменении УК РФ, значительная часть которых направляется Правительством РФ для подготовки заключения в Институт законодательства и сравнительного правоведения. Их содержание позволяет судить о ментальности многих представителей законодательной власти, их односторонней настроенности на решение социальных проблем и укрепление правопорядка предпочтительно методами уголовно-правового воздействия.

На парламентских слушаниях в Совете Федерации, состоявшихся в феврале 2002 г., по теме «Уголовный кодекс Российской Федерации пять лет спустя: проблемы и перспективы совершенствования норм уголовного законодательства» указывались основные недостатки законопроектной деятельности, недостаточная обоснованность и проработанность проектов изменений и дополнений норм УК*(2).

Вместе с тем объективность требует признать, что действующий уголовный закон не только утверждает принцип гуманизма (ст.7 УК) как один из основополагающих факторов, определяющих направление развития уголовного законодательства, — хотя и ограничивает его действие декларативной заботой об абстрактной безопасности человека, исключением из содержания цели применения наказания к лицу, совершившему преступление, причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства, — но и предусматривает некоторые правовые механизмы, позволяющие судьям реально смягчать наказание и облегчать режим его отбывания при вынесении обвинительных приговоров.

Среди них можно назвать установление запрета на применение наиболее строгих видов наказаний при совершении преступлений отдельными категориями граждан (женщинами с малолетними детьми, несовершеннолетними, людьми преклонного возраста). Имеется в виду неприменение ограничения свободы, ареста, пожизненного лишения свободы. Предусмотрено также смягчение наказания за неоконченное преступление, при соответствующем вердикте присяжных заседателей, назначение более мягкого наказания по сравнению с предусмотренным санкцией статьи.

В системе отбывания наказания допустимы условное осуждение, замена неотбытой части срока лишения свободы более мягким видом наказания. Применяется смягчение наказания при болезни осужденного, при наличии у женщины ребенка (беременности). Ряд отдельных аналогичных положений устанавливается при назначении наказания несовершеннолетним. К этой же категории установлений уголовного закона относятся такие институты, как основания освобождения от уголовной ответственности и наказания, условное осуждение, условно-досрочное освобождение, амнистия, помилование.

Принцип гуманизма нашел воплощение и в норме УК об обратной силе закона (ч.1 ст.10 УК РФ), в соответствии с которой закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу в отличие от не имеющего обратной силы закона о криминализации деяния или об ухудшении положения такого лица. Данный принцип был воспринят отечественным УК из норм международного права, где он возведен в разряд общепризнанных принципов (п.1 ст.15 Международного пакта о гражданских и политических правах)*(3).

При обосновании ряда проектов реконструкции уголовного законодательства в последние годы оправданно ставится задача существенной корректировки карательной политики в сторону ее смягчения по отношению к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести. Этот поворот в уголовно-правовой политике объективно обусловлен необходимостью существенного сокращения числа осужденных и арестованных ввиду неспособности уголовно-исполнительной системы государства содержать их нынешнее число на уровне европейских стандартов. Известно, что по числу осужденных на 100 тыс. человек РФ делит 1-2 место в мире с США. В то же время в странах Европы названный показатель на порядок ниже*(4).

УК РФ сохраняет избыточность уголовной репрессии, которая с начала его действия постоянно возрастала в связи с принятием изменений и дополнений, увеличивающих размеры санкций, введением новых специальных составов, содержащих квалифицирующие обстоятельства и альтернативные более суровые наказания.

Эту тенденцию призван переломить внесенный Президентом РФ в Государственную Думу проект федерального закона N 304898-3 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», принятый Государственной Думой 23 апреля с. г. в первом чтении.

Названный законопроект, содержащий более 200 новых редакций и уточнений изменяемых статей и их частей, а также более 70 новых частей действующих статей и совершенно новых статей, охватывает широкий круг проблем совершенствования уголовного законодательства. Принятие этого проекта фактически будет означать реформу уголовно-правового регулирования, направленную на его гуманизацию, дальнейшую дифференциацию уголовной ответственности и наказания. Гуманизация наказания как приоритет в государственной политике противодействия преступному миру призвана отразить новые аспекты ее реализации.

Анализ действующего уголовного законодательства и судебно-следственной практики его применения за последние шесть лет, проведенный научными сотрудниками ИЗиСП, выявил необходимость совершенствования многих уголовно-правовых норм и гуманизации уголовной политики в целом. Одной из целей рассматриваемого этапа реформы уголовного законодательства является приведение в соответствие положений УК РФ с нормами недавно принятых Кодекса РФ об административных правонарушениях, Налогового кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Своевременными следует признать такие изменения, как снижение пределов максимальных санкций за неосторожные преступления, расширение и уточнение понятия правомерности необходимой обороны и условий неправомерности превышения ее пределов, введение новых оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, ограничение применения условного осуждения к лишению свободы и ряд иных конструктивных решений возникших проблем правоприменения.

Так, существенно меняется характер наказаний, назначаемых несовершеннолетним. Сокращение возможности избрания наказания в виде лишения свободы сопровождается расширением пределов применения к ним штрафа. Новая редакция ч.2 ст.88 УК РФ предполагает применение штрафа к несовершеннолетним, независимо от того, имеют ли они самостоятельный заработок или собственное имущество. Тем самым снимаются ограничения для применения этой меры наказания. Однако вызывает сомнение оправданность и эффективность данной нормы, поскольку взыскание штрафа может производиться также, но только при согласии, с родителей или законных представителей несовершеннолетних. Тем самым устанавливается возможность отступления от принципа личной ответственности за совершенное деяние и возникает сложная ситуация в случае неполучения такого согласия.

Редакция части 6 ст.88 УК позволяет дифференцированно подойти к назначению несовершеннолетним меры наказания в виде лишения свободы. Предельный его срок ставится в зависимость от возраста подростка. Несовершеннолетним в возрасте до 16 лет лишение свободы не сможет назначаться на срок свыше шести лет. Таким подросткам при совершении тяжких преступлений, а также остальным несовершеннолетним даже при совокупности преступлений наказание назначается на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Лишение свободы не сможет быть назначено подростку, впервые совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести, а также остальным несовершеннолетним осужденным, которые впервые совершили преступления небольшой тяжести.

Установление подобного порядка назначения наказания в сочетании с определенными изменениями режима его отбывания позволит более тщательно учитывать психологические особенности подростков, откроет новые перспективы для их исправления.

Вместе с тем некоторых уточнений, на наш взгляд, требует перечень составов преступлений, главным образом тяжких и особо тяжких, при совершении которых несовершеннолетние не будут подлежать освобождению от наказания в порядке, предусмотренном ч.2 ст.92 УК РФ. В этот перечень включены два состава, согласно ст.15 УК РФ относящиеся к категории преступлений средней тяжести, которая как раз и упоминается в ч.2 ст.92 УК. Речь идет о необходимости исключения ч.2 ст.208 и ч.1 ст.223 УК РФ.

Новой редакцией ст.136 УК «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина» предполагается усилить защиту конституционных прав граждан. Если ранее уголовная ответственность обуславливалась наличием корыстной цели или иной личной заинтересованности, а также причинением вреда правам и законным интересам граждан, то ныне такие требования могут быть исключены.

Существенным образом реконструирован институт множественности преступлений. Комментируемым законопроектом предлагается исключить понятие неоднократности преступлений (ст.16 УК), а также упоминание о неоднократности и судимости как квалифицирующих обстоятельствах при совершении лицом, отбывшим наказание, нового аналогичного преступления. В литературе отмечалось, что неоднократность преступлений как квалифицирующее обстоятельство в сложных составах зачастую дублирует такой признак, как имевшая ранее место судимость лица, что создает ситуацию удвоения однородных квалифицирующих обстоятельств при совершении одного деяния*(5). На неприемлемость подобного положения, ставящего под сомнение осуществление принципа справедливости наказания, обращали внимание и многие депутаты, авторы законопроектных предложений, поступавших в ИЗиСП для подготовки заключения. Однако повторность совершения преступлений одним лицом объективно существует, и законодатель предлагает разрешать возникающую коллизию путем использования правил, предусмотренных ст.68 и 69 УК, ограничивающих пределы усмотрения судьи при назначении уголовного наказания.

Пересматриваются основания установления в действиях виновного опасного и особо опасного рецидива (ч.2 ст.18 УК). Из этой статьи предлагается исключить указания на совершение лицом ранее умышленных преступлений небольшой тяжести и имеющиеся судимости за совершение неосторожных преступлений. Более снисходительное отношение законодателя к оценке общественной опасности рецидива можно отметить и в разрешении назначать наказание ниже низшего предела (ст.64 УК), то есть более мягкого наказания, чем предусмотрено Кодексом за данное преступление. Эта тенденция проявляется и в расширении сферы судейского усмотрения при назначении наказания в соответствии с ч.2 ст.68 УК, когда устанавливается единый критерий для назначения более строгого наказания при любом из видов рецидива: не менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (в действующем УК этот срок не может быть ниже половины назначенного наказания).

Криминологически обоснованным представляется предложение расширить возможности выбора судьей справедливого наказания при наличии ряда неработающих норм в УК (ст.49, 53, 54), в частности, допустить назначение исправительных работ не только по основному месту работы осужденного (учитывая распространенность временной работы без представления трудовой книжки), но и в местах, которые определяются органами местного самоуправления по согласованию с органами, ведающими исполнением наказаний в районе места жительства осужденного. Возвращение к указанному порядку назначения этого вида наказания потребует также соответствующих поправок в УИК РФ.

Изменится порядок назначения наказаний по совокупности преступлений. При принятии данного законопроекта принцип поглощения наказаний может быть избран судом и при назначении наказания за совершение преступлений средней тяжести. Ограничение усмотрения судьи при включении в совокупность совершенного подсудимым преступлений небольшой и средней тяжести выражается в том, что окончательное наказание в виде лишения свободы при применении принципа сложения в этих случаях не должно превышать десяти лет.

Исключаются нижние пределы санкций за преступления небольшой и средней тяжести. Их верхние пределы остаются неизменными, но альтернативность видов наказаний средней строгости расширяется в значительном большинстве санкций. По отношению к несовершеннолетним наполовину сокращаются нижние пределы санкций за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Проект предусматривает норму об освобождении от наказания в связи с изменением обстановки, что будет решать суд, а не органы предварительного расследования (ст.78 УК). Исходя из позиций принципа презумпции невиновности такое предложение следует поддержать. Именно суд, а не другой орган признает лицо виновным в совершении преступления. И только суд должен определить, действительно ли обстановка изменилась, а обвиняемый и совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

Указанный подход позволит в известной мере предотвратить злоупотребления, имевшие место, когда под надуманными предлогами прекращались дела в стадии предварительного расследования.

Очевидно, что в стране появится утверждаемый законодателем новый способ борьбы с организованной преступностью. Законопроект предполагает предоставить членам преступного сообщества возможность прекратить противоправную деятельность при гарантии непривлечения их к уголовной ответственности. Такая гарантия предоставляется дополнением ст.210 УК примечанием о том, что лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Таким образом, целый блок многообразных поправок, включенных в рассматриваемый законопроект, направлен на усовершенствование функционирования системы уголовных наказаний с целью сделать их применение целесообразным, гибким, эффективным. Повышению качества экспертных оценок предполагаемых изменений УК РФ служит также дополнение Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации»*(6) статьей 8, согласно которой проекты федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УК могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии официальных отзывов Правительства РФ и Верховного Суда РФ.

Вместе с тем признание несомненных достоинств настоящего проекта не исключает ряда вопросов и возражений по поводу его отдельных положений.

Так, вряд ли можно согласиться с исключением из системы наказаний конфискации имущества. В данном законопроекте предлагается в качестве дополнительного наказания заменить конфискацию имущества штрафом путем полного устранения ст.52 действующего УК РФ и внесения ряда изменений в положения его Общей и Особенной частей.

Для обоснования этого предложения его авторы указывают на низкую эффективность данного вида наказания и на факт дублирования положений ст.81 УПК РФ. Как известно, действующий УК устанавливает общую конфискацию имущества в качестве обязательной меры в 14 санкциях, а в 30 — в качестве факультативной. Но доля этого вида наказания, по некоторым данным, в составе всех остальных наказаний сократилась с 9 процентов в УК РСФСР 1960 г. (по состоянию на март 1996 г.) до 4 процентов в УК РФ.

В условиях проходящей в России либерализации системы мер уголовно-правового воздействия социально-правовой характер конфискации, необходимость ее сохранения и эффективность применения стали предметом дискуссий в науке уголовного права*(7). Основными аргументами сторонников отказа от конфискации как вида наказания можно назвать следующие.

1. Конфискация имущества в силу одноразового исполнения менее эффективна в плане предупреждения совершения новых преступлений, ибо уровень частной превенции будет выше при длительном претерпевании осужденным имущественных потерь в результате, например, исполнения обязательных или исправительных работ.

2. Из факта резкого сокращения доли применения конфискации имущества в судебной практике последних лет делается вывод о низкой эффективности данного вида наказания по причине его фактического неисполнения ввиду отсутствия этого имущества у осужденного.

3. С позиций следования фундаментальным положениям теории прав человека существование этого вида наказания нарушает неприкосновенное право граждан на собственность, приобретенную в результате трудовой деятельности или иным законным путем, если такое имущество не используется в качестве средства совершения преступления. Одним из аспектов общей презумпции невиновности является презумпция приобретения имущества законным путем.

4. Общая конфискация имущества рассматривается как мера, заведомо противоречащая общеправовому принципу равенства перед законом, ибо может применяться только к имущим и неприменима в отношении неимущих, в отличие от других видов уголовного наказания. Отобрание всего имущества может превратить конфискацию в более суровую меру, чем иные виды наказания, и даже уравнять ее по степени карательного воздействия с лишением свободы.

Однако ряд исследователей проблем современного уголовного права России выступают за сохранение конфискации имущества в качестве вида уголовного наказания и даже за увеличение его доли среди других видов наказания, в частности, использование в качестве основного вида наказания*(8).

По нашему мнению, на современном этапе развития уголовного законодательства России конфискацию имущества следует сохранить как институт уголовного права, и это обусловлено объективными причинами, состоянием криминогенной обстановки в стране. В частности, конфискация могла бы служить эффективным средством в борьбе с коррупционной и организованной преступностью, являясь формой изъятия преступно приобретенного виновным имущества. Дополнительный характер этого наказания обуславливает его способность индивидуализировать назначенную осужденному максимальную меру воздействия.

Вместе с тем представляется, что содержание и законодательная регламентация этого вида наказания требуют уточнения. Более целесообразным было бы возродить специальную конфискацию, которую предусматривал УК 1960 г. в качестве уголовного наказания в санкциях статей Особенной части. Исключение из действующего УК неоднозначной конструкции общей конфискации имущества должно сопровождаться включением в перечень наказаний специальной (частичной) конфискации как принудительного безвозмездного изъятия в собственность государства средств совершения преступления и незаконно приобретенного имущества, являющихся личной собственностью осужденного. По своей юридической природе такая конфискация — уголовное наказание, и, следовательно, регулирование оснований его применения должно найти отражение в нормах Уголовного кодекса РФ, а не Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Полное исключение из УК РФ положений, касающихся наказания в виде конфискации имущества, потребует корректировки не только норм Общей и Особенной частей Кодекса, но и ряда других, в частности, Приложения к УИК РФ «Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда», которое содержит нормы, реализующиеся прежде всего в рамках уголовно-правовых отношений. Кроме того, в законопроекте ничего не сказано о законодательной судьбе (новая редакция или аннулирование) части 2 ст.312 УК об уголовной ответственности за уклонение от исполнения приговора суда о назначении конфискации имущества.

На фоне общей тенденции гуманизации уголовной политики государства представляется оправданным снижение верхнего предела наказания в виде лишения свободы в квалифицированных составах о преступных посягательствах на собственность для перевода этих составов в категорию преступлений средней тяжести (ст.159-161 УК).

Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия, переводится из категории особо тяжких в просто тяжкие преступления со снижением нижнего и верхнего предела лишения свободы с заменой конфискации имущества на штраф. Это снижение не означает признания факта уменьшения общественной опасности указанных деяний. Оно вызвано прагматическими соображениями необходимости сокращения контингента лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Однако законопроект предлагает смягчить и иные виды наказаний, предусмотренных альтернативной санкцией за совершение таких преступлений, как мошенничество, присвоение, растрата, разбой. Это относится прежде всего к значительному уменьшению размера штрафа за названные преступления. Подобное законодательное решение позволяет фактически назначать в качестве наказания незначительные штрафы за достаточно опасные и имеющие широкое распространение преступления. Оно может быть воспринято населением как утверждение фактической безнаказанности исполнителей названных преступных посягательств.

Рассматриваемый законопроект расширяет сферу применения условного осуждения. При этом требует дополнительной аргументации предложение разработчиков законопроекта ввести в институт условного осуждения при совершении лицом тяжкого преступления такой временной ограничитель, как назначение лишения свободы до восьми лет. Подобный верхний предел не подтверждается ни данными судебной практики, ни экспертными заключениями в социологических исследованиях. Напротив, судебная практика свидетельствует, что суды, применяя условное осуждение, ориентируются, как правило, на лиц, совершивших впервые преступления небольшой и средней тяжести, которым грозит максимум лишение свободы на срок до пяти лет.

Спорным представляется установление проектом ограничителя в виде совершения лишь особо тяжкого преступления для повторного назначения несовершеннолетнему испытательного срока. Очевидно, что совершение несовершеннолетним преступления средней тяжести или тяжкого преступления в период испытательного срока свидетельствует, что условное осуждение и назначение испытательного срока не достигли своей цели. Более того, осведомленность несовершеннолетнего о возможности продления условного осуждения и назначения нового испытательного срока даже в случае совершения им тяжкого преступления в период течения первого испытательного срока вряд ли будет способствовать исправлению осужденного несовершеннолетнего (см. ч.8 ст.88 УК в редакции п.23 законопроекта).

В данной статье рассмотрена лишь часть проблем реконструкции уголовного законодательства, которые должны быть решены с принятием названного законопроекта, являющегося значительным шагом в дальнейшем совершенствовании норм российского УПК в направлении дифференциации уголовной ответственности и гуманизации наказания.

В.П. Кашепов,

заведующий отделом уголовного законодательства

и судоустройства ИЗиСП,

доктор юридических наук,

профессор, заслуженный юрист РФ

«Журнал российского права», N 6, июнь 2003 г.

————————————————————————-

*(3) См.: Ведомости СССР. 1976. N 17. Ст.291.

*(4) См.: Зубков А.И. Карательная политика России на рубеже тысячелетий. М., 2000. С.12-23.

*(6) См.: СЗ РФ. 1996. N 25. Ст.2955.

23 января Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова приняла участие в XVII Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке».

Выступление Уполномоченного на тему: «Уголовное право: тенденции развития на современном этапе»

Уважаемый Виктор Владимирович!
Уважаемые участники конференции!

Рада приветствовать Вас на Международной научно-практической конференции, посвященной стратегии развития уголовного права на современном этапе.

Тема конференция многоаспектна и чрезвычайно актуальна. Она имеет не только правовой, но и глубоко философский смысл, связанный с представлениями общества о справедливости, о взаимодействии уровня «Гражданин-Власть», «Человек — Общество».

Правоотношения, возникающие в связи с применением норм Уголовного кодекса Российской Федерации, масштабны. Уголовному наказанию ежегодно подвергаются сотни тысяч человек.

По данным судебной статистики, в 2019 году приговорено к уголовному наказанию более 620 тыс. человек. Из них в отношении почти 30% (более 181 тыс. человек) назначено наказание в виде лишения свободы.

Представленная ниже диаграмма отражает позитивную тенденцию снижения численности «тюремного населения» в Российской Федерации в результате либерализации уголовной политики.

Определенный вклад в сокращение количества заключенных в 2019 году внес принятый годом ранее закон о зачете времени нахождения под стражей до приговора суда в срок отбывания наказания из расчета день за два в колонии-поселении и день за полтора в колонии общего режима, в подготовке которого я принимала участие в период работы парламентарием. В соответствии с этим законом были освобождены более 25 000 осужденных.

Вместе с тем к Уполномоченному по-прежнему продолжают поступать жалобы от осужденных, их родственников и защитников.

Удельный вес поступающих к Уполномоченному обращений по вопросам уголовного права и процесса традиционно составляет порядка 30% от общего числа обращений (10–12 тысяч ежегодно). Причём их количество с каждым годом увеличивается.

Как видно из диаграммы, граждане жалуются: на длительность и неполноту расследования; избранные меры пресечения; необоснованность и несправедливость приговоров, в том числе на неверную квалификацию совершенных деяний; применение ненадлежащих доказательств; несправедливость назначенного наказания.

В этом прослеживается генетическая взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права, которая ежедневно ощущается в деятельности Уполномоченного.

Например, при подготовке ходатайства в суд в порядке статьи 29 ФКЗ-1 «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» о проверке приговора невозможно дать правовую оценку правильности квалификации без изучения вопросов оценки и допустимости доказательств, собранных на стадии предварительного расследования.

Отмечу также, что многие жалобы от осужденных, их адвокатов касаются размытости и правовой неопределенности формулировок уголовного закона.

Так, ввиду недостаточной определенности состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 210 УК РФ («организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)») в последнее время в судебно-следственной практике наметилась тревожная тенденция: любая компания, чьи руководители нарушили закон, могла квалифицироваться по указанной статье как организованное преступное сообщество, а значит, практически перед всеми ее сотрудниками возникала угроза привлечения к уголовной ответственности.

Решить названную проблему должно принятие поправок, которые позволят ограничить необоснованное применение статьи 210 УК РФ к руководителям и сотрудникам юридических лиц.

Соответствующая инициатива была внесена Президентом Российской Федерации в Государственную Думу в декабре 2019 года.

Хочу еще раз подчеркнуть: уголовное и уголовно-процессуальное право предъявляют особый запрос на соблюдение формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования.

Эти требования неоднократно озвучивал в своих постановлениях Конституционный Суд Российской Федерации. Их несоблюдение приводит к противоречивости правоприменительной практики, угрозам произвольного применения норм права, ослабляет гарантии защиты прав участников уголовного процесса.

Так, в мой адрес с жалобой на приговор обратился гражданин К., осужденный по статье 2121 УК РФ (неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).

Вынесенный приговор не свидетельствует об учете позиции Конституционного Суда Российской Федерации, отраженной в его решении по аналогичному делу в отношении гражданина Д., в соответствии с которой привлечь к уголовной ответственности за повторное совершение административного правонарушения при организации или проведении массового мероприятия (ст. 202 КоАП РФ) можно лишь в случае причинения или реальной угрозы причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, иным охраняемым законом ценностям.

Несмотря на то, что постановление по делу Д. принято еще в 2017 году, в УК РФ не было внесено корреспондирующих изменений, что дало возможность судам первой и второй инстанций толковать статью 2121 УК РФ без учета конституционно-правового смысла, выявленного Конституционным Судом.

Учитывая правовую неопределенность, я обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации о разъяснении положений его постановления, применимого в данном деле.

Также мой представитель присутствовал при рассмотрении апелляционной жалобы стороны защиты К.

В последнее время все больше внимания уделяется расследованию преступлений, связанных с некачественным оказанием медицинской помощи.

В практике Уполномоченного встречаются жалобы, в которых заявители указывают на ошибочную квалификацию правоохранительными органами противоправного деяния, совершенного медицинским работником.

Так, ко мне обратился отец осужденной М., которую суд приговорил к 2 годам лишения свободы по пункту «в» части 2 статьи 238 УК РФ за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека.

Изучение материалов дела показало, что не были представлены надлежащие доказательства причинно-следственной связи между действиями врача (проведение трепанобиопсии) и смертью пациента.

После моего обращения Московский городской суд отменил приговор районного суда г. Москвы в отношении М., уголовное дело возвращено прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для проведения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы с целью установления возможной причины смерти пациента в результате осложнений, вызванных другим заболеванием, а также для уточнения обвинения. До настоящего времени следствие по делу не завершено. Мониторинг соблюдения прав врача мною продолжается.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о наличии ошибок в квалификации деяний медицинских работников ввиду существования в Уголовном кодексе нескольких составов преступлений, элементы которых схожи.

Полагаю, что для устранения недостатков правоприменительной практики необходимо дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации отдельной статьей «Ненадлежащее оказание медицинской помощи» со специальным субъектом — медицинским работником. При этом важно использовать опыт стран СНГ, уголовные кодексы которых уже содержат специальные составы за ненадлежащее оказание медицинской помощи.

К сожалению, сегодня отсутствует единая концепция, определяющая основные направления уголовно-правовой политики. Вследствие этого наблюдается некоторая непоследовательность российского законодателя, фрагментарность и противоречивость изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Несогласованность научных позиций в области уголовного права и уголовного процесса тормозит решение целого ряда вопросов, которые требуют совместных усилий ученых и практиков.

Обеспечить системность развития уголовного законодательства, соблюсти баланс между криминализацией и декриминализацией общественных деяний, исключить хаотичное, ситуационное нормотворчество в данной сфере — важнейшие задачи, которые требуют решения на современном этапе.

Уголовное право не может стоять на месте.

Динамичные изменения общественной жизни, трансформация социальных, экономических, политических отношений приводят к необходимости внесения в действующее законодательство системных изменений.

Ежегодно в Уголовный кодекс вносится более десятка изменений и дополнений. В 2017–2019 годах принято 48 федеральных законов о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Такая динамика неизбежна. Государство обязано отвечать на новые угрозы, возникающие в социуме, и принимать адекватные меры по декриминализации в случае снижения общественной опасности отдельных деяний.

В 2019 году продолжена гуманизация уголовного законодательства, на необходимость которой обратил внимание Президент Российской Федерации в своем Послании Федеральному Собранию 15 января с.г.:

расширен перечень лиц, совершивших преступления экономической направленности, освобождение которых от уголовной ответственности возможно в связи с возмещением ущерба;

усовершенствован механизм контроля за исполнением осужденными обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и социальную реабилитацию;

декриминализировано культивирование на территории Российской Федерации наркосодержащих растений, используемых в медицинских целях или в ветеринарии, установлены порядок и требования к данной деятельности.

Вопросы гуманизации уголовного законодательства постоянно находились и в сфере интересов Уполномоченного.

Рабочей группой Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству с участием представителей Уполномоченного подготовлен законопроект, предусматривающий смягчение уголовной ответственности за некоторые преступления в сфере оборота наркотических средств, а также расширение сферы применения отсрочки наказания лицам, признанным больными наркоманией, впервые осужденным к лишению свободы для прохождения лечения.

Представители Уполномоченного принимали участие в рабочих группах по подготовке постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, разъясняющих вопросы рассмотрения судами дел о преступлениях экстремистской направленности, о коррупционных и должностных преступлениях.

Следует отметить роль правозащитников, которые явились инициаторами и авторами проекта федерального закона, направленного на совершенствование законодательства, устанавливающего уголовную ответственность за применение пыток и жестокое обращение. Работа над законопроектом продолжается в рамках созданной мною рабочей группы.

Среди ученых и практиков давно обсуждается вопрос о введении в уголовное законодательство такого понятия, как «уголовный проступок».

С декабря 2018 года в Государственной Думе находится на рассмотрении подготовленный Верховным Судом Российской Федерации законопроект об уголовном проступке.

Законопроектом предложено дополнить статью 15 Уголовного кодекса Российской Федерации положением, в соответствии с которым уголовным проступком признается деяние небольшой тяжести, за которое Уголовным кодексом Российской Федерации не предусмотрено наказание в виде лишения свободы. Лиц, впервые совершивших уголовный проступок, предлагается освобождать от уголовной ответственности с применением к ним мер уголовно-правового характера: штрафа, обязательных работ, исправительных работ.

В своих докладах я неоднократно обращала внимание на этот вопрос.

Наше законодательство должно быть гуманнее и человеку, впервые оступившемуся, всегда нужно давать второй шанс. Ведь судьба человека, имеющего судимость, круто изменяется, оставляя за собой тяжелые последствия порой на всю его жизнь.

Интересно, что институт уголовного проступка не является новым для российского права и ведет свою историю с XVIII века, когда при Екатерине II были разграничены значительные нарушения законов с «простым нарушением установленного благочиния» .

Некоторые постсоветские государства переняли опыт введения «уголовных проступков». Так, в Казахстане с 2015 года применяется институт «уголовного проступка», в результате чего снизилась нагрузка на органы следствия и суда, что привело к более качественной работе этих органов.

Надеюсь, что Россия тоже воспримет передовой опыт в данной области и институт уголовного проступка, предложенный Верховным Судом Российской Федерации, станет еще одним эффективным инструментом гуманизации уголовной политики.

Сохраняет остроту проблема возмещения потерпевшим вреда, причиненного преступлением. Единственной возможностью для потерпевшего компенсировать причиненный ущерб остается возмещение вреда за счет виновных лиц, однако последние зачастую оказываются неплатежеспособными.

По данным МВД России, из числа лиц, совершивших преступления, более 60% не имеют постоянного источника дохода.

В этой связи интересен опыт зарубежных стран, в которых вред, причиненный жизни и здоровью граждан, компенсируется из государственных фондов, а также посредством разветвленной системы обязательного страхования.

Вместе с тем положительной оценки заслуживает развитие уголовно-правовых институтов, обеспечивающих защиту прав потерпевших.

Так, гарантии права потерпевшего на возмещение вреда повысились с введением в 2011 году института освобождения от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба (статья 761 УК РФ). В 2016 году введен институт освобождения от уголовной ответственности в связи с уплатой штрафа, неотъемлемым условием которого также является возмещение ущерба, причиненного преступлением (статья 762 УК РФ).

Вместе с тем правовое положение потерпевшего, установленное как уголовным, так и уголовно-процессуальным законодательством, нуждается в дальнейшем совершенствовании, что неоднократно отмечалось в моих докладах.

Практика Уполномоченного показывает, что граждане, потерпевшие от преступлений, годами не могут добиться возбуждения уголовных дел, что препятствует реализации их права на доступ к правосудию.

В этом я усматриваю вопиющую несправедливость.

Хотела бы привести слова Георга Вильгельма Фридриха Гегеля: «…один лишний или недостающий талер или грош, одной неделей, одним днем больше или меньше тюремного заключения — уже несправедливость».

Именно проблема справедливости в сфере уголовного права имеет ключевое значение, поскольку ее нарушение может иметь глубочайшие негативные последствия как для отдельной личности, так и для общества в целом.

Завершая свое выступление, хочу напомнить, что одна из трех мировых религий, которая на протяжении веков играет ключевую роль в развитии европейской цивилизации, зародилась именно из несправедливого юридического акта. Речь идет о безвинном осуждении к распятию на кресте Иисуса Христа в I веке нашей эры, которое в итоге привело к падению Западной Римской империи и формированию принципиально нового облика европейской цивилизации. В этой связи трудно переоценить значение обеспечения справедливости, верховенства права и прав человека в уголовно-правовой сфере.

Благодарю за внимание и желаю плодотворной и эффективной работы. Уверена, что сегодня на площадке МГЮА будут выработаны перспективные подходы к стратегии развития уголовного права в XXI веке.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх