ИК 3 Иркутск 2018

ФКУ Исправительная колония № 3 ГУФСИН России по Иркутской области

Адрес: 664001 г. Иркутск, ул. Писарева, 13

Телефон(ы): (3952) 34-97-34 (вн. 527)

Начальник: подполковник внутренней службы Кривороткин Сергей Константинович

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

Почтовый адрес: 664001 г. Иркутск, ул. Писарева, 13

Телефон: (3952) 34-97-34 (вн. 527)

e-mail: ik-3_gufsin@mail.ru

Врио начальника колонии:
подполковник внутренней службы Кривороткин Сергей Константинович

Исправительное учреждение № 3 было организовано в 1935 году на окраине города – в предместье Рабочем. Осужденные занимались в основном деревообработкой. Сырье привозили с собственной деляны. Первоначально это был небольшой лесоучасток, где все работы велись вручную. Позднее на этой базе создали механизированное производство с собственным автомобильным парком. В 1976 году ИТУ-3 вступило в кооперацию с релейным заводом. Объемы товарной продукции к 1980 году выросли до 8 миллионов рублей.

В годы перестройки колония смогла остаться в числе немногих иркутских предприятий, сумевших сохранить свой производственный потенциал и даже увеличить мощности производства. С середины 90-х годов известная иркутская обувная фирма «Ангара” стала переживать трудные времена. Часть оборудования с «Ангары» было передано в аренду колонии. Под три участка будущего цеха с полным циклом производства отвели здание, где раньше занимались деревообработкой. За несколько лет в колонии освоили выпуск более 30 видов кожаной обуви. Вскоре швейный цех стал обеспечивать обувью осужденных во всех колониях Иркутской области. Запустили производство сезонных ботинок, сапог, женской и детской обуви. Продукция из колонии стала с успехом конкурировать с фирменной обувью, завозимой в Иркутскую область из других регионов.

График приема граждан по личным вопросам руководством учреждения
Начальник колонии Понедельник, 16.00 — 17.00
Заместитель начальника колонии,
курирующий вопросы тылового обеспечения
Вторник, 16.00 — 17.00
Заместитель начальника колонии —
начальник центра
Среда, 16.00 — 17.00
Заместитель начальника колонии,
курирующий вопросы кадрового обеспечения и воспитательной работы
Четверг, 16.00 — 17.00
Заместитель начальника колонии,
курирующий вопросы безопасности и оперативной работы
Пятница, 16.00 — 17.00
Начальник МЧ-3 ФКУЗ МСЧ-38 ФСИН России Четверг, 16.00 — 17.00
Главный бухгалтер Вторник, 15.00 — 16.00
Начальник оперативного отдела Вторник, 16.0 — 17.00
Начальник отдела воспитательной работы Среда, 16.00 — 17.00
Старший инспектор группы социальной защиты
и учета трудового стажа осужденных
Среда, 14.00 — 16.00
Начальник отдела безопасности Среда, 16.00 — 17.00
Начальник отдела специального учета Среда, 9.30 — 11.00
Начальник планово-экономического отдела
центра трудовой адаптации осужденных
Четверг, 16.00 — 17.00

График работы комнаты приема передач,
комнат длительных и краткосрочных свиданий
Ежедневно, 8.00 — 18.00

Прием заявлений на длительные и
краткосрочные свидания, передачи

Ежедневно
8.00 — 09.00
Прием передач 9.00 — 12.00

Электронный стол заказов ИК-3
Бланк заявления на прием передачи
Бланк заявления на проведение свидания

Банковские реквизиты для перечисления денежных средств на лицевые счета граждан, содержащихся в ИК-3:

УФК по Иркутской области (ФКУ ИК-3 ГУФСИН России по Иркутской области, л/с 05341183590)
ИНН 3808055711
КПП 384901001
Банк ОТДЕЛЕНИЕ ИРКУТСК Г. ИРКУТСК
БИК 042520001
Расчетный счет 40302810200001000001
КБК 00000000000000000000
Назначение платежа: фамилия, имя, отчество, дата рождения получателя денежных средств

Информация

Проведение свиданий подозреваемых и обвиняемых с родственниками и иными лицами в СИЗО

Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое. Разрешение действительно только на одно свидание.

В письменном разрешении на свидание, заверенном гербовой печатью, должно быть указано, кому и с какими лицами оно разрешается. На свидание с подозреваемым или обвиняемым допускаются одновременно не более двух взрослых человек.

Осужденному, в отношении которого приговор вступил в законную силу, но еще не обращен к исполнению, свидание с родственниками предоставляется на основании разрешения председательствующего в судебном заседании по уголовному делу или председателя суда.

На основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а также документов, удостоверяющих личность, начальник СИЗО либо лицо, его замещающее, дает письменное указание о разрешении свидания, после чего отдает распоряжение дежурному помощнику о его проведении.

Свидания предоставляются в порядке общей очереди. Перед началом свидания лица, прибывшие на него, информируются о правилах поведения во время свидания и предупреждаются о прекращении свидания в случае нарушения установленных правил.

Гражданам, прибывшим на свидание без документов, удостоверяющих их личность, либо в состоянии опьянения, а также лицам, не указанным в разрешении, свидания не предоставляются. Причины отказа в предоставлении свидания объявляются лицу, прибывшему на свидание.

Свидания подозреваемых и обвиняемых с родственниками и иными лицами проводятся под контролем сотрудников СИЗО в специально оборудованных для этих целей помещениях через разделительную перегородку, исключающую передачу каких-либо предметов, но не препятствующую переговорам и визуальному общению.

Переговоры подозреваемых или обвиняемых с лицами, прибывшими на свидание, осуществляются через переговорное устройство и могут прослушиваться сотрудниками СИЗО.

Родственникам и иным лицам, получившим письменные разрешения на свидания с подозреваемыми или обвиняемыми в порядке, установленном частью третьей статьи 18 Федерального закона, запрещается проносить в СИЗО и пользоваться во время свидания техническими средствами связи, компьютерами, кино-, фото-, аудио-, видео- и множительной аппаратурой.

Основаниями для досрочного прекращения свидания являются:

— попытка передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных предметов, веществ и продуктов питания;

— попытка передачи лицами, прибывшими на свидание, сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления.

(Глава XVI Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Минюста России от 14.10.2005 N 189)

Вне пространства и времени

Поселок Бозой — место само по себе удивительное. Находится он, как кажется, в абсолютной невесомости, нигде. Путь от Иркутска занимает около полутора часов езды мимо пастбищ, равнин, небольших холмов. Через полчаса дороги глаз ищет, за что зацепиться, найти ориентиры. Пейзаж, как поставленный на повтор кадр, угнетающе однообразен.

Сам поселок — небольшой клочок земли, просматриваемый насквозь, застроенный неприглядными бараками и домиками. Ни центрального водоснабжения, ни канализации здесь нет. Зато есть «градообразующее предприятие»: две женских колонии ровно посередине поселка и на отшибе — колония-поселение для женщин и мужчин. О жизни колонии № 11 поселка Бозой читайте в репортаже корреспондента IRK.ru.

Между стереотипами и реальностью

Ехать в женскую колонию человеку неподготовленному страшно. Что мы знаем о жизни за решеткой? Представляются замученные женщины с короткими стрижками, мешковатые одежды, стражники на каждом шагу и полная безысходность. Увиденное поразило несоответствием ожиданиям.
В колонию проходили через несколько решеток, которые открываются только по очереди. Вещи забрали, сотовая связь на территории колонии запрещена. Взять с собой разрешили диктофон, фотоаппарат и ручку с блокнотом.

Еще до входа на саму территорию зоны нас встретила Татьяна Фролова — начальник колонии. Время от времени к ней в кабинет с вежливым стуком заходили женщины в платочках и отчитывались, приносили бумаги, о чем-то советовались. Женщины выглядели опрятно: легкий макияж, маникюр, выглаженная форма. Сначала подумалось, что это служащие зоны, бухгалтеры или прачки, но, позже выяснилось, что заходили заключенные.

Татьяна Фролова — начальник колонии Плакат с жизнеутверждающим призывом Социальная реклама на территории колонии Рядом находится церковь

На немой вопрос — почему заключенные ни капли не соответствуют образу «зечек», Татьяна Витальевна улыбнулась: «Женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и наша задача — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому за неряшливость их наказывают».

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые, а значит, здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями. При распределении учитываются состояние здоровья и личные качества.

Заключенные живут в разных корпусах и делятся на категории: больные, инвалиды и пенсионеры отделены от бывших сотрудников органов; те, кто показывают положительные результаты и хорошо себя ведут, никак не сталкиваются с нарушителями режима исправительной колонии. А те, кто недавно прибыл сюда, занимают секции «с обычными условиями содержания», то есть ни поблажек, ни ограничений для них пока нет. Каждый корпус — отдельно взятый микромир, огороженный забором, со своими надзирателями.

Рядом с корпусами и на общих территориях колонии заключенные высаживают цветы и облагораживают территорию колонии. Кругом поделки из подручных материалов — разноцветные домики, персонажи детских сказок, украшения. Сами клумбы выглядят как дипломные работы ландшафтных дизайнеров: встречаются альпийские горки, клумбы в виде стрекоз и даже зеленые скульптуры. У каждой секции стоит беседка, в которой женщины общаются и отдыхают. При виде незваных гостей-журналистов и начальницы колонии женщины встают и приветствуют нас «по форме», а потом стараются поскорее отвернуться, спрятаться друг за друга. Такая известность им не нужна.

Весь этот антураж никак не укладывается в страшное слово «зона», которое в нашей стране вызывает ужас на генетическом уровне. Слишком тут уютно, до педантизма чисто. Татьяна Витальевна сетует: «Выходит про нас статья, а потом начинаются жалобы — что это у вас лучше, чем в детских домах и домах престарелых? Курорт, а не зона». И тут же поясняет, что зона живет строго по законодательству. Никаких поблажек у здешних заключенных нет, никто их с ложки не кормит. И наказывают, конечно, за провинности.

За газоном на территории колонии тщательно следят Место отдыха Разноцветные клумбы приветливо улыбаются

Вплоть до 2011 года в колонии, здесь не было ни туалетов в корпусах, ни водоснабжения. Женщины сами ежедневно носили воду для себя и для обслуживания всего учреждения. За несколько лет непрекращающихся ремонтов жуткие условия устранили. Да и не должна женщина, отбывая наказание, надрываться и гробить здоровье. Это ведь не смертный приговор, и пусть здесь не сладко, но для многих жизнь после зоны продолжается.

Есть женщины в русских колониях

Окончательным потрясением стало посещение столовой. Управляющая кондитерским цехом — бывшая наркобаронесса, которую правоохранительные органы не могли поймать 18 лет. От фотографий и упоминания своего имени в статье она, как и подавляющее большинство женщин, отказалась. Некогда она сотнями килограммов доставляла и распространяла наркотики по Иркутской области. Попав за решетку, долго демонстрировала буйный нрав: отказывалась от работы в цехах, скандалила, хамила сотрудникам и начальнику колонии. Потом была направлена в кондитерский цех, и теперь с удовольствием стряпает пирожки и очень вкусные сладкие пирожные.

Вообще, диссонансов здесь более чем достаточно. Милые улыбки легко сочетаются с тяжелым взглядом с прищуром, от которого становится не по себе, очень приветливое отношение и вежливость — а за плечами преднамеренное детоубийство. К милым радушным хозяюшкам не хочется поворачиваться спиной: дают о себе знать инстинкты, которые сильнее разума.

На кухне работа кипит Сладости Эклеры с заварным кремом Библиотека в ярком дизайне В столовой Умывальная

Мы пришли в корпус, где сидят бывшие сотрудники органов. Они очень отличаются от обычных заключенных: чувствуется образованность, воспитание и высокая самооценка. Встречала нас ответственная за работу своего подразделения заключенная. Она рассказала о вязальном цехе, где заключенные вышивают крестиком цветочные и библейские мотивы, со всеми познакомила. Опять возникла мысль — может, не заключенная, а сотрудница? Выдавала ее только форма одежды. Выяснилось, что эта красивая и общительная женщина осуждена повторно за махинации с нефтью на 7 лет.

В колонии очень много цыганок. Держатся они сообща, ни о каком раскаянии и речи не идет. Подавляющее большинство из них торговали наркотиками. Обычно это выглядит так: женщина работает «в полях», а мужчина этим руководит. Они не лукавят, не улыбаются, не стремятся кому-то понравиться, для них все происходящее вокруг — нормальная череда жизни, еще один логичный виток спирали. Они выйдут и начнут заново, выбора у них нет.

Глядя на заключенных, которых здесь почти 900 человек, задумываешься: многим здесь лучше, чем на воле. Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой. От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

Одна история

В колонии есть и салон красоты. Женщины должны приводить себя в порядок. Татьяна Витальевна прокомментировала на входе: «Единственная официальная работница парикмахерской — профессиональный парикмахер. Только поработать по профессии ей не удалось».

Войдя в помещение, я увидела девочку. Совсем юную, может быть, лет 22-х. Она смотрела на нас большими добрыми глазами. Как мне почудилось, правда, добрыми. Невысокого роста, вся в веснушках, очень красивая и молодая, она резко отличалась от тех, кого я видела здесь до этого. Она первая, к кому у меня сразу возникло сочувствие.

В прачечной сушится чистое белье Ряды швейных машинок За работой в швейном цехе Вышивка бисером руками осужденных В спальне чисто и опрятно

Девушка рассказала о своей работе, показала инструменты и журналы записи. Сразу стало ясно, что она по-настоящему любит свое дело, увлеченно и с любовью говорит о нем. На вопрос, как она сюда попала, девушка осеклась, но произнесла: «Статья 105, 1 часть». В Уголовном кодексе значится — убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На последующую просьбу рассказать, как это случилось, девушка выдавила из себя: «Я защищала мать», — отвернулась к окну и расплакалась. Больше вопросов задавать я не стала.

После парикмахерской мы прошли в швейный и раскроечный цеха, побывали в корпусе для пенсионеров и инвалидов. На этом посещение колонии закончилось.

Во всех нас есть пресловутый инь и ян, хорошее и плохое. Всем нам иногда хочется попроще, получше устроиться, извернуться — и вот кто-то начинает торговать наркотиками, воровать нефть и брать крупные взятки. И с каждым может случиться так, что в один момент эмоции необратимо возобладают над разумом — тогда появляется статья «Убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств». У кого-то не находится сил бороться — появляются алкоголь и наркотики и все, что с ними обычно связано. Единственное, что мы можем попытаться сделать, — стараться быть лучше, хранить в себе любовь к настоящей честной жизни. На воле.

Исправительное учреждение ФБУ ИК №3 (старое название УК-272/3) ГУФСИН России по Иркутской области, является исправительной колонией строгого режима для бывших работников судов и правоохранительных органов, с лимитом наполнения 1252 места, включая участок общего режима для бывших работников судов и правоохранительных органов на 75 мест. Место дислокации и адрес: 664001, г. Иркутск, ул. Писарева, д.13, тел (3952) 34-97-28, 34-97-34, 34-97-34.
В исправительной колонии ИК-3 отбывают наказание бывшие сотрудники судов, органов внутренних дел, пожарные, военные, работники прокуратуры. Все они осуждены за совершение тяжких и особо тяжких преступлений: убийства, разбой, хранение и сбыт наркотиков, взятки, превышение и злоупотребление должностными полномочиями. В этой зоне нет деления на «авторитетов», «блатных» и «шестерок». Здесь только один хозяин – начальник колонии. Он категорически не согласен с тем, чтобы «его колонию» по заведенному в блатном мире обычаю называют «красной» или «ментовской». Колония, по его мнению, это государство в государстве, начальник ее служит закону, а для подчиненных и заключенных закон — это слово начальника. В самом деле, в этой колонии все как в мини-государстве, государстве строгого режима. Есть руководитель и его аппарат, есть свои правила и порядки, которым подчиняются «подданные», а для нарушителей есть специальная «тюрьма в тюрьме» — ШИЗО, ПКТ (помещение камерного типа) и СУОН (строгие условия отбытия наказания).
«Верховенствует в колонии закон, и если кто-то не будет его исполнять, будет наказан. Но чтобы требовать что-то от осужденных, нужно сначала создать им соответствующие (в соответствии с законом) условия. И должен сказать, что их условия гораздо лучше, чем у сотрудников колонии. Я ведь не присутствовал при совершении ими преступления и не я их судил. Люди здесь по 20-25 лет сидят, колония — это теперь их дом, а потому я для них и отец, и брат, и сват», — считает начальник колонии.
Как и в любом обществе, в колонии есть простые граждане, а есть выдающиеся. Исходя из тюремных традиций деления на касты в ИК-3 нет, но все-таки можно выделить различные социальные слои. В самом низу — так называемая пехота. Как правило, это солдаты срочной службы, пожарные и прочие рядовые, у многих из которых за плечами в лучшем случае девять классов средней школы. Правда, многим из них теперь представилась возможность продолжить образование — каждый день на зону приезжают учителя из Иркутска, преподают физику, математику, литературу, русский язык, музыку — все на абсолютно безвозмездной основе. А для продвинутых осужденных организовали английский, немецкий и испанский клубы.
Интеллигенцию видно сразу. Бывшие сотрудники милиции, следователи, сотрудники угрозыска и прокуратуры сохранили на своих лицах отпечаток интеллекта. И хотя они по обыкновению малоразговорчивы, но все-таки общаться с ними довольно интересно. На совести многих из них убийства, разбои и взятки, но все это произошло, по их собственным словам, исключительно «по глупости».
Исправительно-трудовое учреждение № 3 было организовано в 1935 году на окраине города – в предместье Рабочем г. Иркутска. Осужденные занимались в основном деревообработкой. Позднее на этой базе создали механизированное производство с собственным автомобильным парком. В 1976 году ИТК-3 вступило в кооперацию с релейным заводом. Объемы товарной продукции к 1980 году выросли до 8 миллионов рублей.
С середины 90-х годов известная иркутская обувная фирма «Ангара” стала переживать трудные времена и часть оборудования с «Ангары» было передано в аренду колонии. Потребовалось полгода, чтобы окончательно отладить новое производство. За несколько лет в колонии освоили выпуск более 30 видов добротной кожаной обуви. И вскоре обувной цех ИК-3 стал обеспечивать такой же обувью осужденных во всех колониях Иркутской области. Запустили производство сезонных ботинок, сапог, женской и детской обуви.
Производственная база исправительного учреждения ФБУ ИК-3 представлена, главным образом, обувным, швейным и мебельным цехами. В колонии шьют обувь для осужденных всех колоний Иркутской области, для населения и для нужд армии. Сегодня продукция из колонии успешно конкурирует с фирменной обувью, завозимой в Иркутскую область из других регионов. В швейном цехе из обрезков кожи выпускают хозяйственные сумки, мужские ремни, домашнюю обувь. В мебельном цехе, изготавливают письменные столы, стулья, табуреты, комплекты корпусной мебели. Отходы производства идут в котельную, которая находится на территории исправительного учреждения.
Оказавшись в заключении на годы, зэки недолго бесцельно слоняются по колонии. Каждый из них заново переосмысливает прожитое, а времени на то им дано предостаточно. Кающиеся, молящие и просящие, они часто обращаются к Богу и в колонии сами устроили божьи храмы — православный, мусульманский и буддистский. Конечно, храмами небольшие комнаты-молельни назвать сложно, но по сути своей они именно таковы, поскольку создавались от всей души. Фрески на стенах и потолке, иконы в маленькой православной молельне любовно расписаны руками самих заключенных, и каждое воскресенье и по праздникам ее посещает священник, проводит службы. Повсюду в колонии — и в бараках, и в кабинете начальника — висят картины осужденных художников, а на них сплошь пейзажи: тайга, горы, Байкал, окрашенные яркими отсветами заката.
В колонии внедрена система «Видеосвидание», которая предназначена для организации видеопереговоров родственников и близких с осужденными. Эта система не является заменой обычному или краткосрочному свиданию и приравнивается к телефонному разговору. Видеопереговоры проводятся с помощью видеотерминалов, установленных в общественных местах. Установлено ограничение по длительности — 15 минут, по количеству ограничений – нет. Услуга платная. Тариф устанавливается региональным оператором связи. На сайте желающие могут сделать заявку на видеосвидание. Для формирования заявки необходимо зарегистрироваться (меню «регистрация»).
Николай Северин
По материалам ГУФСИН России
по Иркутской области

Под завалами после пожара в иркутской исправительной колонии №15, в которой накануне произошёл бунт заключённых, обнаружили тело одного из осуждённых. Причина смерти не называется, об этом сообщает ТАСС со ссылкой на уполномоченного по правам человека в Иркутской области Виктора Игнатенко. Издание Baza также сообщило о том, что во время штурма колонии спецназом один из заключённых совершил самоубийство.

Ранее правозащитник Павел Глущенко опубликовал видео, на котором один из осуждённых заявляет, что «два трупа уже есть» и спецназ «убивает всех». Ранее ФСИН отчиталась о подавлении бунта. В ведомстве заявили, что «ситуация под контролем» и «погибших нет». СМИ сообщали о том, что в бунтующей колонии были «ожесточенные» столкновения между заключёнными и сотрудниками ФСИН. Сгорело несколько зданий. Правозащитники сообщают, что пожар начался из-за дымовых шашек, которыми закидывал заключённых спецназ.

Осуждённые успели записать видео из горящей промзоны, на котором заявляют о «беспределе» со стороны работников колонии. «Сейчас всё догорит и нас будут убивать», – говорится на видеозаписи. Заключённые массово нанесли себе увечья и просили о помощи.

Полиция заблокировала дорогу, ведущую к колонии №15. Правозащитников и сотрудников ОНК в колонию не пускают. Следственный комитет по Иркутской области завёл на осужденных уголовное дело по статье о дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Причиной бунта в колонии могли стать издевательства со стороны сотрудников ФСИН. Заключенные записали видео, в котором пожаловались на избиения. По их словам, 9 апреля сотрудник колонии зашёл в барак для нарушителей режима и избил одного из осуждённых, тот в ответ нанёс себе травмы. За это его избили ещё раз. В знак протеста ещё несколько заключённых нанесли себе увечья.

В пресс-службе ФСИН по Иркутской области заявили, что осуждённые исправительной колонии №15 в Ангарске напали на сотрудника учреждения. Он якобы госпитализирован с телесными повреждениями.

Как сообщила Русской службе «Голоса Америки» исполнительный директор движения «Русь Сидящая» Ольга Романова, горит и вторая колония – ИК-14, потеряна связь с третьей – ИК-7, готовится к бунту четвертая колония – ИК-2.

Бунты, по информации Романовой, были спровоцированы постоянным избиением заключенных. Усугубила ситуацию пандемия коронавируса. Заключённым запрещены свидания с родственниками, с адвокатами, запрещено посещение наблюдательных комиссий. Под запретом оказались и передачи, в том числе передача лекарств.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх