Имеют ли право менты обыскивать на улице?

Работники полиции не имеют права обыскивать вас, но имеют право провести поверхностный осмотр. При этом максимум что разрешается работнику полиции – это пройтись руками по одежде работником полиции, и соответственно обыскиваемого лица должен соответствовать пола лица, которое проводит обыск (женщина обыскивает женщину, мужчина мужчины).

Ни в карман, ни в сумку, ни капюшон проникать работники полиции не имеют права, однако при возникновении такой ситуации Вы имеете полное право отказаться от предоставлении разрешения на так называемое «проникновение». Суд не признает доказательством незаконно найденную у тебя в рюкзаке или кармане запрещенную вещь (оружие, наркотики).

Личный досмотр должен проводиться в присутствии понятых в отделении полиции во время задержания. При этом обязательно составляется протокол. Обязательно обращайте внимание что подписываете. Если работники полиции не оставили, или написали что-то лишнее, то укажите это собственноручно в протоколе.

Домой, в офис или какое – либо другое жилое или нежилое помещение с обыском могут прийти только на основании Постановления следственного судьи. При ознакомлении с текстом Постановления обратите внимание на все детали, и при обнаружении каких – либо ошибок (Ваша фамилия или имя записано неправильно, название улицы или номер помещения не соответствует действительности), то в данном случае можно сразу запретить проведение обыска отметив на указании недостатки и вызвать сотрудников полиции, с целью проведения фиксации данного события.

Если же все таки все соответствует действительности, то не провоцируя сотрудников полиции Вы пустить в дом, Вам в присутствии понятых (кстати Вы имеете полное право пригласить своих понятых) на камеру с непрерывным видеозаписью имеют зачитать содержание Постановления, зачитать ваши права, и объяснить что именно они ищут, и после этого могут приступить к проведению указанной следственного действия, и только в случае если Вы не изъявили желания для участия защитника. Участие адвоката осложнит работу следственной группы прибывшая на обыск, и обяжет их придерживаться законности и принципов УПК Украины.

Андрей Кубов

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение от 26 марта 2019 г. № 838-О по жалобе адвоката, ссылающегося на неконституционность п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, который, по мнению заявителя, позволяет полицейским произвольно проводить личный досмотр защитников и их вещей.

Как следует из определения, адвокат АП Краснодарского края Михаил Вишняков был приглашен следователем для участия в следственном действии. На входе в здание территориального органа МВД РФ отвечающий за соблюдение пропускного режима полицейский отказался пропустить адвоката без личного досмотра последнего и досмотра его вещей. При этом сотрудник полиции отказался предъявить защитнику по его требованию документы, регламентирующие право на совершение указанных действий. В результате адвоката не пропустили в здание, а следственное действие не состоялось.

Михаил Вишняков обжаловал действия полицейского в суд общей юрисдикции, который удовлетворил его административный иск частично. Так, суд признал незаконным непредоставление полицейским документов, регламентирующих основания и порядок осуществления пропускного режима, отказав в удовлетворении остальной части иска. При этом суд пояснил, что согласно действующему законодательству адвокаты не обладают неприкосновенностью, они не включены в перечень лиц, имеющих право прохода в здание уполномоченного органа без проведения личного досмотра и досмотра их вещей. Соответственно, действия сотрудника полиции, связанные с обеспечением соблюдения пропускного режима, носили правомерный характер.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ адвокат ссылался на противоречие п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции Основному Закону. Исходя из спорной нормы, полиция вправе требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых ею объектах; осуществлять досмотр и (или) осмотр граждан, их вещей и транспорта. При выявлении нарушений или условий, способствующих хищениям имущества, полицейские могут принимать меры по их устранению. Сотрудники полиции вправе использовать технические средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан, а также окружающей среде, в целях обнаружения и изъятия незаконно вносимых предметов и для фиксации противоправных действий.

По мнению заявителя, из-за таких формулировок полицейские могут произвольно проводить личный досмотр адвоката и его вещей, что противоречит ряду положений Конституции и Всеобщей декларации прав человека, ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 16 Основных положений о роли адвокатов (приняты 8-м Конгрессом ООН по предупреждению преступлений).

Изучив материалы жалобы Михаила Вишнякова, КС отказался принимать ее к рассмотрению. Суд пояснил, что спорная норма в том числе обеспечивает антитеррористическую безопасность и направлена на защиту общественных порядка и безопасности. Она не допускает произвольного применения и не создает непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи. При этом КС подчеркнул, что Закон о полиции предоставляет гражданам возможность обжалования действий полицейских, что и было сделано заявителем.

Также Конституционный Суд отметил, что ни Закон об адвокатуре, ни иные правовые акты (в том числе и международные) «не устанавливают неприкосновенности адвоката в качестве его личной либо профессиональной привилегии».

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Михаилом Вишняковым, однако тот воздержался от дачи комментариев.

Вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян в свою очередь расценил определение КС как «неудачное, дающее право в будущем сотрудникам полиции произвольно, безосновательно, в массовом порядке досматривать адвокатов, проходящих в правоохранительный орган не в личных целях, а для осуществления адвокатской деятельности и, как правило, имеющих при себе адвокатские производства». По его мнению, применительно к обстоятельствам дела Михаила Вишнякова Конституционный Суд РФ мог более четко сформулировать гарантии адвокатов, связанные с сохранением адвокатской тайны при проходе. «Кроме этого, КС РФ не дал оценки тому обстоятельству, что во многих ОВД установлены арочные металлодетекторы, и производство досмотров в таких случаях вообще не требуется», – добавил Нвер Гаспарян.

По мнению советника ФПА Алексея Иванова, комментируемый судебный акт не является образцом для подражания в качестве эталона судебного творчества. «В частности, касаясь вопросов права сотрудников полиции на личный досмотр адвоката, досмотр его вещей, КС РФ не сделал никаких выводов о том, как такое право будет корреспондировать обязанности адвоката хранить профессиональную тайну, – отметил он. – Кто будет нести ответственность и какие будут последствия в том случае, если при подобном «досмотре” адвокатская тайна будет разглашена? Как соответствует позиция Суда гарантиям, указанным в ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, согласно которым проведение оперативно-разыскных и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения? Таким образом, законодатель уже наделил адвоката определенной «неприкосновенностью”, целью которой является исключительно защита адвокатской тайны». В связи с этим советник предположил, что определение КС не повлияет на правоприменительную практику.

Вместе с тем Алексей Иванов добавил, что судить об обоснованности определения можно только при доскональном изучении доводов жалобы Михаила Вишнякова. «Хочу особо отметить то обстоятельство, что любое обращение в суды высших инстанций является событием чрезвычайной важности. Такое обращение не может быть спонтанным и должно быть четко выверено, содержать позицию, которая согласована, в том числе и корпоративно. Поэтому я призываю в любом случае, как бы ни было сильно желание принести пользу корпорации, произвести положительное впечатление и добиться позитивных изменений законодательства, чтобы все такие действия были серьезно подготовленными и согласованными», – добавил он.

В свою очередь старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы Конституционного Суда. «Не вижу каких-либо реальных обоснований того, почему адвокаты, в отличие от других граждан, не должны подвергаться досмотру при входе в отделы внутренних дел, следственные изоляторы, места массового скопления людей. Я принципиально против предоставления кому-либо подобных привилегий: вопрос обеспечения безопасности граждан, выявления у посетителей при себе оружия, боеприпасов, наркотиков должен быть в приоритете над вопросом комфорта (причем надуманного) отдельных лиц. Досмотру должны подвергаться не только адвокаты, но и депутаты, правоохранители, судьи и любые другие лица, – считает эксперт. – Льгот и преимуществ в вопросах общественной безопасности не должно быть ни у кого, и, используя свой статус адвоката, выбивать себе такие льготы неверно».

При этом адвокат отметил, что досмотр не должен касаться документов, составляющих адвокатскую тайну. «Из текста определения КС РФ следует, что защитником не ставился вопрос сохранности сведений, составляющих адвокатскую тайну. Адвокат заявил, что вообще ни при каких обстоятельствах не подлежит досмотру в принципе, и в итоге «сорвал” производство следственного действия. Получается, что личные амбиции адвоката были поставлены выше интересов его доверителя», – полагает Андрей Гривцов.

По его мнению, проблема личного досмотра адвокатов при входе в отделы внутренних дел, следственные изоляторы, места массового скопления людей вообще заслуживает внимания: «С тем же успехом можно начать заявлять, что адвокат вправе совершать административные правонарушения в сфере безопасности дорожного движения, но ему за это ничего не должно быть, поскольку он обладает высоким статусом адвоката».

10 марта 2018 года Виталий Самаров* сел за руль в нетрезвом виде. Его остановили сотрудники ГИБДД, которые заметили у водителя запах алкоголя изо рта, странные движения и речь. Освидетельствование показало, что Самаров действительно был пьян. Сам Самаров в объяснениях рассказал, что пил пиво, с результатами освидетельствования согласился. Полицейские составили протоколы об отстранении от управления автомобилем, о задержании ТС и об административном правонарушении за нетрезвое вождение (ч.1 ст. 12.8 КоАП). Эти бумаги в соответствии со ст. 27.12 КоАП сотрудники ГИБДД составляли с участием двух понятых. Одним из них привлекли полицейского не при исполнении, который ехал по личным делам на такси.

Дело Самарова прошло три круга. Мировой судья участка №115 Тольятти Самарской области прекратил производство по делу из-за отсутствия состава административного правонарушения (дело № 5-202/2018). Судья посчитал, что документы по делу составлены с нарушениями и не доказывают вину Самарова. В том числе, одним из понятых был полицейский, что противоречит требованию о незаинтересованности (ст. 25.7 КоАП).

В этом сюжете

  • Вождение в пьяном виде: возврат прав 17 сентября, 8:27
  • Двое полицейских против троих свидетелей: Верховный суд разъяснил, кому верить 15 мая, 19:33

Областной суд дважды отменял постановления в пользу Самарова — по его мнению, мировые судьи неполно исследовали материалы и необоснованно «подвергали критике» некоторые доказательства вины Самарова (показания сотрудников ГИБДД, участие полицейского в качестве понятого).

И только в третий раз (5-61/2019) мировой судья привлек к административной ответственности Самарова за вождение в нетрезвом виде (ч.1 ст. 12.8 КоАП) и назначил штраф в 3000 рублей. Также мужчина лишился права управления транспортным средством на полтора года. Центральный районный (№ 12-181/2019 от 5 июня 2019 года) и Самарский областной суды на этот раз согласились с решением нижестоящей инстанции (№ 4А-910/2019 от 26 августа 2019 года), так как решили, что факт нахождения Самарова в состоянии опьянения за рулем доказан.

Мужчина не согласился с этим и отправился в Верховный суд. Он полагал, что его вина не доказана, указывал на участие полицейского в качестве понятого. Заявитель не соглашался с оценкой доказательств и с толкованием КоАП судами.

Но ВС жалобу Самарова не удовлетворил (дело № 46-АД20-4).

Доводы Верховного суда

ВС в своем определении указал, что факт нахождения мужчины в состоянии опьянения объективно подтвержден совокупностью доказательств и сомнений не вызывает. Как следует из материалов дела, сотрудники полиции выявили у водителя несколько признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи и так далее. Освидетельствование также подтвердило, что мужчина находился в состоянии опьянения. Никаких замечаний по процедуре и результатам водитель не отметил.

Также суд отметил, что протоколы, в соответствии со ст. 27.12 КоАП, составляли с участием двух понятых. То обстоятельство, что один из них сотрудник полиции, не влечет отмену судебных актов. В качестве понятого можно привлечь любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо (ч.1 ст. 25.7 КоАП). Какой-либо заинтересованности сотрудника полиции судом не установлено. Более того, мужчина при исполнении служебных обязанностей в тот момент не находился. Несогласие заявителя с оценкой доказательств и с толкованием норм КоАПа не говорит о том, что суды нарушили закон и рассмотрели дело не всесторонне и не объективно.

Эксперты о деле

Юристы по-разному оценили решение ВС. Сергей Куликов, руководитель корпоративного управления Howard Russia Howard Russia Федеральный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство × , не сомневается в правильности выводов ВС. «Эту позицию подтверждает и Определение КС от 29 января 2009 года № 46-О-О. Основное правило — лицо, которое привлекают в качестве понятого, не должно быть заинтересованным. Понятым можем стать и сотрудник полиции, и эксперт, и так далее», — объясняет юрист.

А вот Дмитрий Загайнов, партнер INTELLECT INTELLECT Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа ТМТ 16 место По количеству юристов 26 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 40 место По выручке Профайл компании × , не соглашается с позицией Верховного суда :»Даже если сотрудник полиции не находится явно в служебных отношениях с сотрудниками ГИБДД, он косвенно может являться заинтересованным. Ведь он понимает, как непросто найти понятых. Поэтому, в том числе, из солидарности служебных интересов, сотрудник полиции может где-то не обратить внимание на процессуальное нарушение». С коллегой соглашается Валерий Лазебный, управляющий партнер юрфирмы Avelan Avelan Федеральный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × : «У всех сотрудников органов ГИБДД есть одна общая задача — пресекать правонарушения в области дорожного движения, а значит есть коллективная заинтересованность. Известно, что чем больше сотрудники полиции подразделения выявили правонарушений, тем это лучше для всех — они получают премии и другие поощрения».

Михаил Кюрджев, адвокат Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Управление частным капиталом группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , полагает, что позиция судов по данному делу противоречит ответу на вопрос № 12 Обзора законодательства и судебной практики Верховного суда за четвертый квартал 2006 года. Согласно этой позиции, сотрудник милиции не может быть понятым по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.

Впрочем, в вопросах привлечения к административной ответственности редко встречаются «свои постоянные» понятые, в отличие от уголовных дел, отмечает Любовь Шебанова из Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право × .

Кто не может быть понятым

Статья 25.7 КоАП устанавливает, что понятыми могут быть любые незаинтересованные совершеннолетние лица. Но беспристрастность — спорный вопрос. Загайнов полагает, что все зависит от контролирующего органа и предмета проверки. «Например, если протокол составляет Роспотребнадзор, то его сотрудники не могут стать понятыми. Зато понятыми могут быть сотрудники МЧС. Но если идёт совместная проверка прокуратуры, Роспотребнадзора и МЧС, то ни один из их сотрудников не должен быть понятым».

Эксперт также уточняет, что сотруднику прокуратуры во всех случаях нельзя в понятые, ведь это надзирающий орган за всеми организациями, в том числе и контролирующими.

Более широкого подхода придерживается Шебанова. Юрист полагает, что любые лица, которые обладают властными полномочиями (полицейские, судьи, прокуроры, и так далее) не должны быть понятыми. Поскольку изначально из-за их деятельности возникают вопросы к беспристрастности.

*Имя изменено редакцией.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх