Имеют ли право выкладывать фото без согласия?

Пленум напомнил, что согласия не требуется и при публикации «изображения, полученного при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, в том числе, открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях)», но оговорился, что из этого исключены случаи, когда изображение человека на снимке «является основным объектом использования».

В частности, не нужно согласия, если в целом фотоснимок отображает информацию о проведенном публичном мероприятии. При этом внимание не должно привлекаться именно к изображению данного гражданина. Коллективные фотографии, где «граждане очевидно выразили свое согласие на фотосъемку» может обнародовать любой из запечатленных на фото без получения дополнительного согласия от иных изображенных на фотоснимке лиц, «за исключением случаев, если такое изображение содержит информацию о частной жизни указанных лиц», отметил Верховный суд.

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина «представляет собой сделку», которая может быть совершена в письменной или устной форме. Поэтому согласие может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения. «Если согласие было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось», — говорится в постановлении пленума.

Согласие гражданина на использование его изображения может быть отозвано им в любое время, но владелец права на использование изображения может потребовать возмещения причиненных отзывом убытков. После смерти гражданина и при отсутствии пережившего его супруга, детей или родителей, какого-либо согласия для обнародования и использования изображения данного гражданина не требуется.

В начале апреля 2012 года Госдума приступила к рассмотрению масштабного блока поправок к ГК РФ, предполагавших существенное изменение гражданско-правового законодательства и вызвавших большой резонанс в профессиональном сообществе1. Принятые на основании законопроекта законы, основная часть которых была подписана президентом в 2013 году, серьезно изменили правовое регулирование сделок, представительства, ценных бумаг и т.д. Однако реформирование ГК РФ не только внесло коррективы в уже действующие правила, но и обогатило его некоторыми нововведениями. К ним относятся, например, безотзывная доверенность (ст. 188.1 ГК РФ), юридически значимые сообщения (ст. 165.1 ГК РФ), единый недвижимый комплекс (ст. 133.1 ГК РФ) и т.д.

Не остались без внимания законодателя и правила охраны и защиты частной жизни гражданина. Глава 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» была дополнена статьей 152.2 «Охрана частной жизни гражданина», вступившей в силу с 1 октября 2013 года.

Рассмотрим основные новшества в сфере защиты и охраны частной жизни граждан, которые были внесены статьей 152.2 ГК РФ.

Информация под запретом

Новая редакция ГК РФ установила, что сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускаются, если иное не предусмотрено законом.

Право на неприкосновенность частной жизни входит в состав основных прав человека и гражданина и закреплено в Конституции РФ 1993 года. В какой-то мере оно находило свое отражение в законах еще с середины 90-х годов — например, было установлено, что неприкосновенность частной жизни должна быть сохранена при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне (ст. 23 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О государственной тайне») и т. д.

Однако детально вопросы защиты частной жизни и статуса информации о гражданине стали получать разрешение в законодательстве лишь с середины 2000-х годов. К примеру, в один день, 27 июля 2006 года, были приняты Федеральный закон № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», закрепивший в качестве одного из принципов неприкосновенность частной жизни, а также Федеральный закон № 152-ФЗ «О персональных данных», установивший общий запрет на обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных. А наряду со ст. 152.2 ГК РФ 1 октября 2013 года вступило в силу еще одно нововведение — теперь граждане и организации вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда вследствие распространения не только порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, но и любой информации о себе, не соответствующей действительности (п. 10 ст. 152 ГК РФ).

Правило, аналогичное закрепленному статьей 152.2 ГК РФ, введено в российскую практику впервые, однако в законодательстве западных стран (Германия, Франция, Швейцария и т. д.) оно существует достаточно долго. Один из основных вопросов, который сразу возникает перед правоприменителем, заключается в содержании понятия частной жизни. ГК РФ расшифровывает, что к информации о частной жизни относятся, в частности, сведения о происхождении гражданина, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, но оставляет этот перечень открытым.

Более подробно термин «частная жизнь» раскрыл КС РФ в одном из своих определений, указав, что право на неприкосновенность частной жизни означает возможность контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие «частная жизнь», подытоживает Суд, включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. № 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «б» части третьей статьи 125 и частью третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»).

Но и это определение не отвечает на принципиальный для практики вопрос: кто определяет границы частной жизни гражданина — он сам либо такие границы определены объективно? В первом случае возможности для применения ст. 152.2 ГК РФ будут практически неограниченными, что способно создать самую разнообразную и противоречивую судебную практику. Кстати, КС РФ рассматривает частную жизнь именно в таком понимании — в определении, вынесенном в июне 2012 года, он подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне (определение КС РФ от 28 июня 2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

О других важных поправках к ГК РФ читайте в наших материалах «Вещная реформа. Ограничение вещных прав по-новому » и «В ГК РФ появятся требования к бездокументарным ценным бумагам»

Исключения из правила

Из запрета на сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина есть и некоторые исключения. Так, эти действия не будут являться запрещенными, если они осуществлялись в государственных, общественных или иных публичных интересах (п. 2 ст. 152.2 ГК РФ). Иными словами, нововведение не отразится на деятельности государственных и муниципальных органов и учреждений, которым необходимо обрабатывать информацию о гражданах в силу специфики своей работы. Правда, это не освобождает их от обязанности соблюдать законодательство о персональных данных.

Что же касается общественных и публичных интересов, то, скорее всего, их критерии предстоит выработать судам. В наибольшей степени это затронет деятельность СМИ, освещающих тем или иным образом поведение чиновников и просто известных людей, а также события их жизни. Именно печатным и интернет-изданиям, телеканалам и радиостанциям предстоит доказывать, что конкретные фотографии или записи были сделаны не просто для удовлетворения любопытства аудитории СМИ, а в интересах всего общества.

Кстати, сразу возникает вопрос о гласности судебных заседаний. С одной стороны, в соответствии со ст. 10 ГПК РФ, разбирательство дел во всех судах по общему правилу является открытым (исключения составляют такие случаи, как необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан и т.д.). На практике суд объявляет о закрытом режиме судебного заседания после удовлетворения ходатайства участника судебного разбирательства — например, по делам об усыновлении или удочерении, в том числе совершеннолетних (ст. 139 Семейного кодекса РФ). А судебное заседание, в рамках которого предполагается изучение переписки или телеграфных сообщений гражданина, может иметь открытый характер только после получения согласия этого гражданина (ст. 182 ГПК РФ).

С одной стороны, новая редакция ГК РФ устанавливает запрет на получение и использование информации о гражданине без его согласия. С другой стороны, ГПК РФ является специальным законом, и к тому же содержит правило о защите частной жизни участников дела уже давно. В любом случае окончательное решение вопроса о режиме судебного заседания будет принимать суд. Статья 152.1 ГК РФ, введенная в 2006 году, уже попала в поле зрения Пленума ВС РФ. Суд разъяснил , что при решении вопроса о возможности кино- и (или) фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению судам следует учитывать как право гражданина на неприкосновенность частной жизни, так и право на охрану его изображения2. Скорее всего, нормы ст. 152.2 ГК РФ существенно не повлияют на практику судов в части определения режима судебного заседания.

Кроме того, не попадает под запрет действия с информацией в том случае, если ранее она уже стала общедоступной, либо была распространена самим гражданином либо по его воле.

Частные случаи

Отдельно оговаривается обязанность сторон обязательства сохранять в тайне ставшую известной им при возникновении и (или) исполнении обязательства информацию о частной жизни гражданина. При этом гражданин может как быть стороной этого обязательства, так и являться третьим лицом (например, при заключении обязательства в пользу третьего лица — в этом случае третье лицо приобретает право требования к должнику). Если раньше отдельные законы указывали в определенных случаях на недопустимость разглашения информации о стороне договора, придавая такой информации статус профессиональной тайны (банковская, адвокатская, нотариальная, врачебная и т. д.), то теперь это правило приобрело универсальный характер. Исключение составляют лишь случаи, когда возможность разглашения информации о сторонах предусмотрена соглашением между ними (п. 2 ст. 152.2 ГК РФ).

Еще одна специальная оговорка содержится в п. 3 ст. 152.2 ГК РФ — она касается использования информации о частной жизни гражданина при создании произведений науки, литературы и искусства. Такое использование признается неправомерным при наличии двух обстоятельств: сведения были получены с нарушением закона, а их использование нарушает интересы гражданина. К примеру, под запретом могут оказаться биографии известных личностей, написанные без их согласия. Причем информация о частной жизни гражданина охраняется и после его смерти — в этом случае право на ее защиту переходит к детям, родителям и пережившему супругу такого гражданина (п. 5 ст. 152.2 ГК РФ). Отметим, что аналогичный запрет уже содержится в законодательстве об архивном деле — так, ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни устанавливается на срок 75 лет со дня создания указанных документов3.

Защита информации о частной жизни

Способы защиты неимущественных благ, к которым относится и неприкосновенность частной жизни, установлены в ст. 150 ГК РФ. В частности, пострадавший гражданин может обратиться в суд с требованием о признании факта нарушения его личного неимущественного права и опубликовании решения суда. Право на неприкосновенность частной жизни можно защищать также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения этого права. Наконец, возможно и применение общих способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ).

Помимо гражданско-правовой ответственности за вторжение в частную жизнь, нарушитель может понести и уголовную ответственность. Так, в соответствии со ст. 137 УК РФ, незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ карается штрафом в размере до 200 тыс. руб. либо обязательными, исправительными или принудительными работами либо арестом (на срок до четырех месяцев) или лишением свободы (на срок до двух лет). Еще серьезнее наказание за те же деяния, совершенные с использованием служебного положения. Учитывая, что за одно деяние могут быть наложены меры ответственности различного характера, одно и то же нарушение может повлечь и возбуждение уголовного дела по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», и применение гражданско-правовой ответственности.

Меры по защите частной жизни гражданина можно встретить не только в ГК РФ, но и в административном, трудовом, уголовном и других отраслях законодательства. Наиболее комплексно вопросы сбора, хранения, распространения и использования информации о частной жизни регулирует Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных). Посмотрим, какие основные различия в порядке и методах защиты частной жизни существуют между ст. 152.2 ГК РФ и Законом о персональных данных.

Таблица 1. Сравнительный анализ правил охраны частной жизни гражданина, установленных ст. 152.2 ГК РФ и Законом о персональных данных

Предмет регулирования

Ст. 152.2 ГК РФ

Закон о персональных данных

Субъекты, на которых распространяется требование по защите частной жизни гражданина

Неопределенный круг лиц

Операторы (органы государственной власти и местного самоуправления, юридические и физические лица, организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных с использованием средств автоматизации*) (ч. 1 ст. 1, ст. 3)

Объект защиты

Частная жизнь, в частности сведения о происхождении гражданина, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ)

Более широкий объект защиты — под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (ст. 2).

Вместе с тем, установлены ограничения на обработку персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни (ст. 10)

Согласие гражданина на операции с информацией о его частной жизни

Требуется согласие гражданина, за исключением действий в государственных или публичных целях, а также если информация ранее стала общедоступной или была раскрыта самим гражданином либо по его воле (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ)

Требуется согласие гражданина (п. 1 ч. 1 ст. 6), за исключением обработки данных для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных, если получение его согласия невозможно (п. 6 ч. 1 ст. 6)

Форма согласия на обработку информации

Не установлена

Любая форма, позволяющая определить факт получения согласия, а в установленных законом случаях — только письменная форма (ст. 9)

Какие действия в отношении информации о частной жизни гражданина находятся под запретом в случае несоблюдения требований закона

Сбор, хранение, распространение, использование (п. 1 ст. 152 ГК РФ)

Сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных (ст. 3)

Сфера действия правил об использовании информации о частной жизни

Гражданские правоотношения

1. Административные правоотношения (например, оказание государственных и муниципальных услуг).

2. Гражданские правоотношения в том случае, если обработка данных происходит с использованием средств автоматизации* (например, ведение клиентской базы банком, страховой организацией и т. д.).

3. Трудовые отношения (гл. 14 ТК РФ)

Последствия нарушения правил обращения с информацией о частной жизни

1. Гражданин вправе вправе обратиться в суд с требованием об удалении информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации экземпляров содержащих ее материальных носителей (п. 4 ст. 152.2 ГК РФ)

2. Гражданин вправе требовать возмещения морального вреда (абз. 2 п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

3. Защита права на частную жизнь может осуществляться путем признания судом факта нарушения личного неимущественного права и опубликования такого решения, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (п. 2 ст. 150).

4. Наступает административная ответственность (ст. 13.11 КоАП РФ)

1. Наступает установленная законодательством ответственность за нарушение Закона о персональных данных (ст. 137 УК РФ, ст. 272 УК РФ).

2. Причиненный субъекту персональных данных моральный вред подлежит возмещению независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных убытков (ст. 24).

*Операции с персональными данными, проводимые без использования средств автоматизации, при наличии определенных условий также будут попадать под действие Закона персональных данных. Под такими условиями понимается обработка персональных данных, которая позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях данных, и (или) доступ к таким данным (ч. 1 ст. 1 Закона о персональных данных).

Как видно из таблицы, сфера применения ст. 152.2 ГК РФ намного шире, чем возможности использования Закона о персональных данных. Последний рассчитан в основном на деятельность государственных и муниципальных органов, а также частных лиц, обрабатывающих персональные данные с использованием средств автоматизации — например, ведение баз данных в банках, call-центрах, страховых компаниях, медицинских организациях и т. д. При этом деятельность по обработке персональных данных осуществляется систематически, о чем свидетельствует, в частности, закрепленная обязанность оператора уведомить Роскомнадзор о начале такой деятельности (ст. 22 Закона о персональных данных). Статья 152.2 ГК РФ таких ограничений не устанавливает и поэтому распространяет свое действие на все способы и виды использования информации о частной жизни гражданина, в том числе единичного характера.

Тайна частной жизни гражданина охраняется и другими законами, действовавшими до принятия ст. 152.2 ГК РФ — к примеру, Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» устанавливает, что при размещении текстов судебных решений в Интернете из них исключаются персональные данные, кроме фамилий и инициалов участвующих в деле сторон, судей, секретарей и т.д. Вместо персональных данных используются инициалы, псевдонимы или другие обозначения, не позволяющие идентифицировать участников судебного процесса (ч. 3 ст. 15). Действительно, в последнее время тексты решений судов, размещаемых в Интернете и справочных правовых системах, не содержат персональных данных — из них исключаются сведения о датах, суммах, адресах и прочих обстоятельствах дела.

Что скажете?

Нововведение вызвало серьезный резонанс в профессиональном сообществе — прежде всего, среди представителей СМИ, многие из которых расценили его как посягательство на свободу слова. Фонд свободы информации выступил с инициативой принятия закона «Об охране частной жизни», который урегулировал бы понятие частной жизни, а также принципы, критерии и процедуры отнесения сведений к информации о частной жизни. Кроме того, общественная организация поставила под сомнение реализацию принципа открытости судебных заседаний с учетом положений ст. 152.2 ГК РФ, однако во многом это связано с содержанием первоначального варианта законопроекта. Представленный к первому чтению текст документа включал в понятие частной жизни и сведения об участии гражданина в судопроизводстве4.

Резко против инициативы о включении в ГК РФ статьи 152.2 еще на стадии законопроекта выступила ОП РФ. По мнению экспертов, нормы ст. 152.2 ГК РФ нарушают положения Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», в соответствии с которыми журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию. При этом аналитики ОП РФ отметили, что перечень сведений составляющих «частную жизнь» гражданина неоправданно широк и не является исчерпывающим. «Неясность формулировок приведет к тому, что публикация практически любого редакционного материала СМИ может повлечь за собой риск быть признанной нарушением закона», — подытоживают специалисты ОП РФ.

Критично по поводу нововведения высказались и иные профессиональные объединения — Альянс независимых региональных издателей, Ассоциация независимых операторов связи и т. д. Правозащитные организации новые правила также не устроили — по мнению борцов за права человека, нововведение ограничивает общественную инициативу по противодействии коррупции и прочим правонарушениям.

Взгляды пользователей портала garant.ru на положения ст. 152.2 ГК РФ разделились. Большинство опрошенных (40%) уверены, что новые меры по защите частной жизни оградят от вмешательства в личную жизнь как знаменитостей, так и обычных граждан: «Крайне полезный закон», «Оградит от спама». Почти треть респондентов (27%) посчитали, что с задачей защиты частной жизни и так справляется Закон о персональных данных, а 15% участников опроса опасаются, что в результате нововведения невозможно будет узнать новости о первых лицах государства и прочих чиновниках. По мнению 9% пользователей, новая редакция ГК РФ затруднит работу организаций, имеющих доступ к различным базам данных о гражданах, а еще 9% опрошенных затруднились ответить на вопрос о последствиях вступления в силу ст. 152.2 ГК РФ: «Слишком расплывчато сформулировано, особенно в части защиты нарушенного права». Респонденты часто выражали сомнения по поводу реализации этих правил: «Все законы бездействуют», «Главное чтобы закон работал», а также подчеркивали необходимость достижения баланса между публичным и частным: «Будем надеяться на благоразумность правоприменителя, личная жизнь госслужащего и его профессиональная деятельность — разные вещи».

Дата проведения опроса: 14-20 октября 2013 года
Место проведения опроса: Россия, все округа
Размер выборки: 432 респондента

Прогнозы реализации новых норм о защите частной жизни

Пока сложно с определенностью сказать, каким образом и насколько эффективно будут воплощаться в жизнь новые правила, но некоторые прогнозы можно сделать. Конечно, российское законодательство в сфере защиты частной жизни еще относительно молодое, как и судебная практика по вопросам его применения, однако можно обратиться к решениям ЕСПЧ. Тем более, что Пленум ВС РФ в одном из своих постановлений, касающемся практики рассмотрения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, сориентировал суды на использование практики ЕСПЧ по аналогичным делам5.

Вопрос, который вызовет наибольшие затруднения на практике, заключается даже не столько в содержании понятия «частная жизнь», сколько в определении цели использования соответствующей информации. Иными словами, не всегда легко будет доказать, что лицо, нарушившее неприкосновенность чьей-либо частной жизни, действовало исходя из государственных, общественных или публичных интересов.

Практика западных судов для того, чтобы облегчить понимание этой группы интересов, выработала такие понятия, как «частные фигуры» и «публичные фигуры». При этом презюмируется, что объем частной жизни последних несколько меньше по сравнению с первой категорией лиц.

Примером может служить судебное разбирательство, инициированное принцессой Каролиной фон Ганновер, дочерью покойного князя Монако Ренье III, и ее мужем принцем Эрнстом Августом фон Ганновер. Они оспаривали серию публикаций с использованием их фотографий в ряде немецких журналов. На одной из фотографий принцесса была запечатлена верхом на лошади, на других — с детьми, на платном пляже, с известным актером в ресторане, на велосипеде, совершающей покупки в магазине и т. д.

Земельный суд Гамбурга и Федеральный Верховный суд при рассмотрении этого дела подчеркнули, что все фотографии были сделаны в общественных местах, а заявитель как значимая фигура современной истории должна терпимо относиться к публикациям такого рода. Правда, Федеральный Верховный суд поддержал принцессу в отношении одного из снимков (в ресторане с известным актером), поскольку было объективно очевидно, что они хотели остаться в одиночестве, выбрав дальний угол внутреннего дворика ресторана.

Федеральный Конституционный суд Германии также занял аналогичную позицию. Так, в отношении материала о состоянии здоровья князя Ренье, сопровождавшегося фотографиями принцессы и ее мужа на отдыхе, Суд подчеркнул, что неудовлетворительное состояние здоровья правящего князя представляло вопрос общего интереса, и пресса имела право сообщать о том, как его дети сочетают обязательство семейной солидарности с законными потребностями их права на уважение личной жизни (в том числе с желанием отправиться на отдых).

Общественность имеет правомерный интерес в возможности судить, в какой мере поведение персон, зачастую считающихся кумирами или примерами для подражания, в частной жизни, с одной стороны, и их поведение на официальных мероприятиях, с другой стороны, соответствуют друг другу (Постановление ЕСПЧ от 24.06.2004 «Дело «Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии» (жалоба № 59320/00))

Один из важных выводов ЕСПЧ по этому делу заключается в том, что необходимо различать факты, способные внести вклад в обсуждение в демократическом обществе, и обнародование подробностей частной жизни лица. Тогда как в первом случае пресса исполняет необходимую роль «сторожевого пса» в демократическом обществе, внося свой вклад в предоставление информации и идей, представляющих общественный интерес, во втором случае пресса не исполняет такой роли.

В отношении политических фигур ЕСПЧ неоднократно подчеркивал возможность и даже необходимость освещения их поведения в общественных местах и событий их жизни — например, Суд не усмотрел вторжения в частную жизнь в статьях про развод известного политика6, про совершение преступлений супругом депутата7 и т. д. С другой стороны, беспочвенные слухи о частной жизни политиков (например, о внебрачных связях жены президента) ЕСПЧ осуждает8.

В целом, по мнению ЕСПЧ, общественность имеет правомерный интерес в возможности судить, в какой мере поведение персон, зачастую считающихся кумирами или примерами для подражания, в частной жизни, с одной стороны, и их поведение на официальных мероприятиях, с другой стороны, соответствуют друг другу. Тем не менее, прессе не позволено использовать любые сведения о видных деятель современной истории. Так, на взгляд Суда, публикация статей, единственной целью которых было удовлетворение любопытства определенных читателей в отношении подробностей частной жизни лица, не может считаться вкладом в обсуждение вопросов общественной значимости, несмотря на то, что оно широко известно общественности9.

Кстати, к журналистам ЕСПЧ относится вполне лояльно. К примеру, он не находит нарушений в использовании для оценки действий чиновников некоторых оценочных понятий, имеющих негативный подтекст — «ненормальный»10, «почти безумный»11 и т. д. Более того, при значительной общественной значимости обсуждения Суд фактически оправдывает нарушение журналистами тайны следствия или профессиональной тайны, подчеркивая, что они действовали «в соответствии со стандартами профессии журналиста»12.

Таким образом, значимыми критериями для определения наличия или отсутствия публичного интереса в использовании информации будут являться как

Часть 1

При выполнении заданий с выбором ответа этой части обведите кружком номер правильного ответа в экзаменационной работе.

А1. Что относится к экономической сфере жизни общества?

1) производство материальных благ

3) создание произведений искусства

2) организация государственной власти

4) разработка и принятие законов

А2. Суждение: «Не спрашивай старого — спрашивай бывалого», — является результатом

1) научного познания

3) обыденного опыта

2) художественного творчества

4) религиозного откровения

А3. Верны ли следующие суждения о морали?

А. Моральные нормы возникли с появлением государства.

Б. Одним из признаков морали является добровольность выполнения ее требований.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

А4. Хранение документов, видео- и фотоматериалов, представляющих личную и общественную ценность, является непосредственной задачей

1) библиотеки

2) музея

3) архива

4) галереи

А5. Принцип: «Спешите делать добро», — является

1) законом науки

3) предписанием морали

2) нормой права

4) правилом этикета

А6. Верны ли следующие суждения о религии?

А. Религия предполагает возможность общения человека с Богом.

Б. В современном мире сохраняется разнообразие религиозных верований и культов.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

А7. К дефициту государственного бюджета непосредственно ведет

1) уменьшение налоговых поступлений

3) сокращение расходов на оборону

2) увеличение объемов производства

4) развитие малого бизнеса

А8. И в рыночной, ив командной экономике

  1. существует товарный дефицит

  2. устанавливаются хозяйственные пропорции

  3. ведущие позиции занимает государственная собственность

  4. труд является товаром

А9. В стране М. все стиральные порошки производятся на трех предприятиях-гигантах. Крупные предприятия поглощают мелкие и в других сферах производства. В этом проявляется процесс

1) приватизации

3) монополизации

2) национализации

4) стандартизации

А10. Верны ли следующие суждения об экономической сфере общества?

А. Экономическая сфера помимо производства, обмена, распределения материальных благ включает и их потребление.

Б. Экономическая сфера оказывает влияние на все другие сферы общества.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

А11. Отличительным признаком нации как этнической общности является

1) общность языка и духовной культуры

3) наличие публичной власти

2) суверенность во внешней политике

4) многообразие отношений собственности

А12. В 90-е годы прошлого века в нашей стране появились новые социальные группы, связанные с частной собственностью. Среди этих групп

1) бюрократия

2) фермеры

3) ученые

4) служащие

А13. Верны ли следующие суждения о социальных конфликтах?

А. Ссора между приятелями служит проявлением социального конфликта.

Б. Противоречия интересов рабочих и предпринимателей могут вызвать социальный конфликт.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

А14. Палатой. Федерального Собрания в России является

1) Совет безопасности

3) Совет Федерации

2) Общественная палата

4) Верховный Суд

А15. В Италии президента страны избирает парламент. Ответственность за издаваемые им акты лежит на министрах, которые их предложили. Эти факты характеризуют политический строй Италии как республику

1) президентскую

2) федеративную

3) парламентскую

4) суверенную

А16. Верны ли следующие суждения о тоталитарном режиме?

А. При тоталитаризме государственный контроль не распространяется на сферу экономики.

Б. В условиях тоталитаризма государство запрещает деятельность любых партий.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

А17. Что является административным проступком?

1) безбилетный проезд в метро

3) кража продуктов из магазина

2) порча чужого имущества

4) нарушение трудового договора

А18. Что относится к полномочиям Правительства Российской Федерации?

1) разработка и принятие законов

3) решение вопросов гражданства РФ

2) управление федеральной собственностью

4) введение чрезвычайного положения

А19. Вернувшись с работы домой, гражданин обнаружил, что его квартира ограблена. Куда необходимо обратиться гражданину?

1) к нотариусу

3) в органы внутренних дел

2) к мировому судье

4) к адвокату

А20. Верны ли следующие суждения о Конституции Российской Федерации?

А. Все законы, принимаемые в государстве, не должны противоречить Конституции.

Б. Предложения о поправках в Конституции может вносить только Президент.

1) верно только А

3) верны оба суждения

2) верно только Б

4) оба суждения неверны

Конституционный Суд Республики Беларусь 30.10. 2018 принял решение «О правовом регулировании в гражданском законодательстве использования и охраны изображения гражданина» <*>.

В решении Конституционный Суд констатировал наличие правовой неопределенности в регулировании использования и охраны изображения гражданина в Беларуси. По мнению суда, конкретное изображение гражданина, зафиксированное на материальном носителе, должно охраняться: нормы гражданского законодательства должны не только устанавливать способы такой охраны, но и определять режим использования изображения гражданина другими лицами. Суд пришел к выводу, что для полноценной реализации конституционного права каждого на защиту частной жизни в ГК необходимо установить особенности правового режима использования и охраны изображения гражданина, определить пределы реализации и условия ограничения права на изображение. Совмину предложено подготовить проект соответствующего закона.

Означает ли это, что с принятием поправок в ГК могут запретить фотографировать людей на улице, размещать такие фото в СМИ, сети Интернет? Что будут четко определены случаи, когда необходимо получать согласие гражданина на использование его изображения, а когда – нет? Появится ли у нас категория «публичных персон» (известных людей в сфере политики, бизнеса, шоу-бизнеса и т.п.), право на изображение которых может быть ограничено в связи с общественным интересом? Баланс между правом на свободу выражения одних и правом на частную жизнь других предстоит определить законодателю. Мы же давайте посмотрим на опыт в этих вопросах других стран.

На правовом регулировании использования и охраны изображения граждан в зарубежных странах положительно сказалось наличие богатой судебной практики. Большая практика по таким спорам сложилась в европейских странах и США.

Европа

Наиболее показательна по этому поводу практика Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). За основу судебных решений в ЕСПЧ всегда берутся ст. 8 и 10 Конвенции по правам человека <*>. При рассмотрении споров, связанных с использованием изображений граждан, ЕСПЧ имеет достаточно четкую позицию, которая заключается в следующем:

— суд не считает возможным и необходимым четко определять, что следует включать в понятие «личная жизнь», при этом изображение человека, будь то фотография или видеоизображение, признается судом составной частью его частной жизни;

— если предполагается вмешательство в частную жизнь лица путем использования его изображения в прессе, то оно должно быть оправдано законными основаниями (например, в интересах правосудия, если лицо находится в розыске, для обеспечения явки лица в суд), т.е. используемые изображения должны иметь новостное значение для общественности;

— обращение по поводу защиты нарушенного права на собственное изображение может быть рассмотрено судом тогда, когда заявителем исчерпаны все имеющиеся средства и возможности для защиты этого права в своем государстве;

— несмотря на общий принцип наличия общественного интереса у персон, занимающихся публичной деятельностью, не всегда возможно оправдать вмешательство в частную жизнь профессиональной деятельностью изображенного.

Примером разбирательства по поводу обнародовании изображений публичных персон может быть известное Решение ЕСПЧ от 24.06.2004 по делу фон Ганновер против Германии. Каролина фон Ганновер, старшая дочь принца Монако Ренье II, подала в суд на власти Германии. В иске она указала, что решения немецких судов по ее делу нарушили ее право на уважение частной и семейной жизни. Истица пыталась через суд предотвратить публикацию фотографий, касающихся ее частной жизни, в бульварной прессе нескольких европейских стран. При рассмотрении ее дела Верховный федеральный суд ФРГ указал, что лицо, являющееся «фигурой нашего времени», должно терпеть публикацию своих фотографий, отснятых в общественных местах, даже если они являются фотографиями сцен его обыденной жизни, а не фотографиями при исполнении им официальных обязанностей. Общество имеет законный интерес в том, чтобы знать, где находится принцесса Ганноверская и как она себя ведет на публике.

При рассмотрении дела ЕСПЧ указал, что каждый человек, даже если он хорошо знаком широкой общественности, имеет право на «законное ожидание» того, что его частная жизнь будет уважаться и ограждаться, что включает в себя и ожидание уважения к частной жизни и ее защиты в общественном аспекте. Фотографии, о которых идет речь по делу, касаются исключительно частной жизни истицы и были сделаны без ее ведома и согласия в контексте ежедневных преследований принцессы фотографами. Давая определение статусу истицы как лицу, являющемуся весьма представительный фигурой современного общества, суды Германии не дали ей возможности ссылаться на свое право на охрану частной жизни, если только она не находилась в уединенном месте вне поля зрения граждан. По мнению ЕСПЧ, государство, которое согласно Конвенции обязано охранять частную жизнь человека и его право контролировать использование собственного изображения, не сумело обеспечить эффективную защиту частной жизни истицы.

ЕСПЧ пришел к выводу, что в данном деле допущено нарушение требований ст. 8 Конвенции. Вопрос о выплате компенсации отложен, поскольку власти Германии не согласились с ее заявленным размером.

ЕСПЧ также разграничивает критерии, было ли опубликование изображения человека обеспечено общественным интересом или же имело место грубое нарушение принципа невмешательства в частную жизнь, в том числе и в отношении непубличных лиц.

Так, в деле Тома против Румынии изложена следующая фабула. В сентябре 2002 г. истца и другое лицо задержали сотрудники службы по борьбе с наркотиками за хранение марихуаны, которую они, по мнению властей, намеревались продать. В день задержания журналисты местного телеканала и газеты снимали истца в полицейском участке. На следующий день его фото опубликовали на первой странице газеты вместе со статьей, называвшей его наркоторговцем. Как утверждает истец, журналистов пригласила полиция. В тот же день его заключили под стражу. В 2003 г. окружной суд приговорил истца к трем годам лишения свободы за незаконное хранение наркотиков с целью сбыта. По жалобе срок наказания уменьшили до одного года и шести месяцев.

По этому делу ЕСПЧ определил, что поведение полиции, пригласившей журналистов и позволившей им фотографировать истца в полицейском участке без его согласия, представляло собой вмешательство в право на уважение личной жизни. Государство-ответчик не представило оправдательных объяснений. Даже если предположить, что может усматриваться законное основание для оспариваемого вмешательства, остается вопрос о преследуемой законной цели. Истец не находился в розыске, а был задержан в полицейском участке, и против него даже не возбудили уголовное дело. Указанные изображения не имели реального новостного значения сами по себе. Их целью было содействовать интересам правосудия, например для обеспечения явки истца в суд или воспрепятствования совершению им преступления, поскольку обвинительное заключение еще не было составлено. С учетом обстоятельств дела ЕСПЧ пришел к выводу, что вмешательство в право истца на уважение его личной жизни не преследовало ни одной из законных целей, предусмотренных п. 2 ст. 8 Конвенции. Судом было принято решение о выплате истцу 8 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.

США, Канада

Согласно поправке I к Конституции США Конгресс не должен издавать ни одного закона, ограничивающего свободу слова или печати. С учетом этого принципа законы многих штатов позволяют использовать изображения и образы реальных людей в художественных и прочих произведениях без их согласия. Однако это не препятствует судам при рассмотрении споров учитывать индивидуальные обстоятельства как в пользу несогласованного использования изображения (например, творческий вклад, который внес автор в свое фото или видеопроизведение), так и против (например, коммерческая цель использования «чужого» изображения).

Примером отсутствия единообразия в подходах американских судов к вопросу защиты личных изображений в соотношении с правом на свободу слова и печати может быть дело Фалуэлла против журнала «Нustler», рассматривавшееся в 1987 — 1988 гг. Известный в Америке политический и общественный деятель Джерри Фалуэлл обратился с иском к журналу о компенсации морального вреда, причиненного ему распространением в журнале непристойной пародии, в которой использовалось его имя и изображение. В суде ответчик ссылался на то, что объект спора является вымыслом, пародией на известное лицо. Суд присяжных и апелляционный суд сделали выводы, что в данной пародии нет реальных событий, при этом приняли решение о компенсации истцу вреда, так как публикация причинила ему моральные страдания.

В последствии это решение было отменено Верховным судом США по тем основаниям, что спорная пародия должна рассматриваться как традиционная политическая карикатура на общественных деятелей. Поэтому общественные деятели и должностные лица не могут получать компенсацию вреда за умышленное причинение им моральных страданий в результате таких публикаций. В данном деле Верховный суд США поставил «право критиковать общественных деятелей и их методы» в приоритетное положение над гражданскими правами отдельных лиц.

Другим примером, свидетельствующим о приоритете защиты права на изображение гражданина, может служить рассмотренное в Канаде в октябре 2014 г. дело о выплате компенсации женщине, фотография которой без ее согласия была распространена компанией Google. Просматривая панорамы Google Maps, женщина обнаружила на одном из снимков себя, сидящую на крыльце своего дома (не совсем одетую). Снимок был сделан закрепленной на движущемся автомобиле видеокамерой, обычно используемой Google для наполнения фотографиями электронных карт местности. Компания-ответчик, ссылалась на то, что фото было сделано в «общественном месте» и лицо женщины было заретушировано. Однако суд счел, что на снимке было достаточно информации, позволяющей идентифицировать женщину. В итоге Google обязали выплатить истице компенсацию в размере 2250 долларов за причиненные ей стресс и неудобства.

По другим делам о защите права на изображение гражданина канадский суд взыскивал в пользу потерпевших, в частности: компенсацию в размере 6000 долларов с журнала за публикацию фотографий нудистов, компенсацию в размере 10 000 долларов с газеты за публикацию фотографии тюремного охранника на рабочем месте.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх