Исчисление сроков по УПК РФ

1. Процессуальный срок — это установленный УПК период времени, в течение которого должны совершаться процессуальные действия или в течение которого от совершения этих действий следует воздержаться. Соблюдение срока обеспечивает выполнение задач уголовного процесса. «Право на судебное разбирательство в течение разумного срока» имеет значение международно-правового принципа (ст. ст. 9, 14 Пакта о гражданских и политических правах и ст. ст. 5, 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Несоблюдение срока существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) и может повлечь санкцию ничтожности (признание принятых решений недействительными, а полученных доказательств — не имеющими юридической силы — ч. 3 ст. 7 УПК), а также установленную законом ответственность участников процесса. Так, за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, с учетом конкретных обстоятельств может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи .

См.: п. 2 Постановления ПВС РФ от 27 декабря 2007 г. N 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» // БВС. 2008. N 2.

2. Процессуальные сроки исчисляются часами, сутками и месяцами. Если в законе указаны годы (ч. 3 ст. 326, ч. 2 ст. 398, ч. 5 ст. 400, ч. 3 ст. 414 УПК), то применяются правила об исчислении сроков месяцами. Если в законе указан такой срок, как «день», то во внимание принимается период с 6 часов до 22 часов по местному времени (п. 21 ст. 5). В некоторых случаях срок — период времени для совершения (воздержания от совершения) процессуальных действий — устанавливается путем указания на определенное событие, которое должно наступить (например, предварительное следствие приостанавливается до выздоровления обвиняемого — ст. 211).

3. Согласно ч. 1 комментируемой статьи тот час и те сутки, которыми начинается течение исчисляемого месяцами срока, не включаются в этот срок. Представляется, что это правило не распространяется на срок содержания под стражей, домашнего ареста, принудительного нахождения в медицинском стационаре. При исчислении срока заключения под стражу, его началом считается «момент заключения под стражу» (ч. 9 ст. 109), т.е. момент фактического лишения свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) — п. 15 ст. 5.

4. Действующий уголовно-процессуальный закон в отличие от УПК РСФСР изменил порядок начала исчисления срока. «При исчислении срока МЕСЯЦАМИ (выделено мной. — К.К.) не принимается во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока», — определяет ч. 1 комментируемой статьи. На первый взгляд, указанная норма содержит досадную неточность. Велик соблазн просто не заметить этой разницы и продолжать делать по-старому — не учитывать текущий час и текущие сутки при расчете любых сроков. Однако расширительное толкование новой процессуальной нормы (распространение по аналогии правил исчисления срока месяцами на исчисление сроков часами и сутками) может ухудшать положение личности и потому не всегда желательно при определении собственно процессуальных сроков. Представляется, что данная проблема должна решаться следующим образом:

а) при исчислении срока часами он рассчитывается с начала того момента (минуты), в который произошел юридический факт, влекущий течение срока. Например, момент фактического задержания подозреваемого имел место в 12 часов 45 минут. С учетом этих 45 минут и следует исчислять срок задержания. «При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания», — дополнительно подчеркивает процессуальный закон (ч. 3 ст. 128). Судебная практика идет именно по такому пути (см. Кассационное определение СК по УД ВС РФ от 22 декабря 2005 г. по делу N 67-о05-90);

+Читать далее…

б) при исчислении срока сутками учитывается та часть суток, которая следует за юридическим фактом, влекущим начало течения срока. Однако в этом случае в законе не вполне ясно решен вопрос с окончанием срока, поскольку согласно ч. 2 ст. 128 УПК он истекает в 24 часа последних суток. Например, в отношении подозреваемого в порядке ст. 100 УПК мера пресечения применена в 11 часов 15 июля… В этом случае в течение 10 суток с момента применения меры пресечения ему должно быть предъявлено обвинение. По смыслу ст. 128 оставшаяся часть суток, в которые с момента задержания начинается течение данного срока, принимается во внимание, т.е. 10-суточный срок начинается именно с 11 часов 15 июля… Иными словами, сутки (15 июля…) не должны округляться до 24 часов. Тогда 10-суточный срок истекает 25 июля… в 11, а не в 24 часа. Однако, если следовать указанию ч. 2 ст. 128, срок, напротив, должен истекать 25 июля, но не в 11, а в 24 часа («срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток»). Практически это означает, что не принимаются в расчет и округляются до целых те сутки, в ходе которых начинается течение срока. Однако законодатель предусмотрел названное правило начала течения суток только для исчисления срока месяцами (ч. 1 ст. 128), а не сутками. Поэтому налицо коллизия двух норм данной статьи. Согласно известному правилу толкования правовых норм в случае подобных сомнений закону придается более мягкий смысл (benignius leges interpretendae sunt, quo voluntas earum conservetur — лат.). Представляется, что в том случае, если окончание срока, исчисляемого сутками, в 24 часа последних суток этого срока благоприятствует защите интересов личности в уголовном процессе, применяется именно этот порядок. Например, началом 10-суточного срока для подачи кассационной или апелляционной жалобы содержащимся под стражей осужденным можно считать 0 часов 00 минут следующих суток за теми, когда ему вручили копию приговора (ст. 356). Если же фактическое продление срока до 24 часов последних суток умаляет права личности, то срок должен заканчиваться в соответствующий астрономический час. Так, названный в приведенном примере 10-суточный срок для предъявления обвинения следует считать истекшим не в 24 часа 25 июля, а в 11 часов тех же суток.

5. Часть 1 данной статьи содержит норму о зачете нерабочего времени. Из буквального содержания этой нормы можно было бы сделать вывод, что при исчислении других сроков, не связанных с содержанием под стражей, домашним арестом и нахождением в медицинском стационаре, нерабочее время может не учитываться (т.е. исключаться из них). Однако такой вывод противоречит непрерывности срока, и потому данное правило нуждается в ограничительном толковании. Оно имеет значение только для тех нерабочих дней, которыми заканчивается течение срока: они, действительно, должны исключаться из процессуальных сроков, например срока подачи жалобы, как это следует из содержания ч. 2 коммент. статьи.

В данном случае под нерабочим временем нужно понимать не время отдыха (как это установлено ТК), а только общепринятые выходные и праздничные дни. Согласно законодательству о труде общим выходным днем является воскресенье (ч. 2 ст. 111 ТК РФ). Нерабочими праздничными днями являются: с 1 по 5 января (включительно) — Новогодние каникулы, 7 января — Рождество Христово, 23 февраля — День защитника Отечества, 8 марта — Международный женский день, 1 мая — Праздник весны и труда, 9 мая — День Победы, 12 июня — День России и 4 ноября — День народного единства (ст. 112 ТК РФ). При совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день. Постановлением Правительства РФ выходные дни могут быть перенесены на другие дни (ст. 112 ТК РФ).

УПУ ДПД МВД России 17 Сентября 2018 Разъяснения по вопросу: «О порядке исчисления сроков проверки сообщения о преступлении и производства дознания.» ….

Согласно части второй статьи 128 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.

Последними сутками является дата окончания срока, продолжительность которого равна установленному количеству суток. Указанная дата должна определяться путем прибавления к дате начала течения срока количества суток конкретного процессуального срока. Полученная таким образом дата является последними сутками, в 24 часа которых истекает процессуальный срок.

С учетом изложенного по смыслу части второй статьи 128 УПК правило исчисления сроков сутками обеспечивает возможность осуществления процессуальной деятельности в течение установленного количества полных суток с округлением указанного срока в большую сторону.

Указанный подход корреспондирует положению, закрепленному в части второй статьи 128 УПК, согласно которому, если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день, за исключением случаев исчисления сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте, запрете определенных действий и нахождении в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Таким образом, обеспечивается возможность производства процессуальных действий и принятия решений в отведенные сроки с учетом запрета на производство следственных действий в ночное время (часть третья статьи 164 УПК), а также работы организаций, взаимодействие с которыми требуется для осуществления соответствующей уголовно-процессуальной деятельности.

Сроки, исчисляемые сутками, не применяются в УПК при регламентации мер уголовно-процессуального принуждения, а определены для:

реализации участниками уголовного судопроизводства своих прав, например, права на обжалование (часть одиннадцатая статьи 108, часть первая статьи 389);

рассмотрения жалоб и ходатайств участников уголовного судопроизводства (статья 121, часть первая статьи 124, часть третья статьи 125, статья 389);

установления данных, указывающих на признаки преступления, и обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (часть первая статьи 144, часть третья статьи 223);

осуществления надзорных полномочий прокурора (часть первая статьи 221, часть первая статьи 226, часть первая статьи 226).

Правильность указанных выводов подтверждается судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации, основанной на том, что при исчислении суточного срока не принимается во внимание тот час и те сутки, которыми начинается его течение (определение от 13 января 2009 г. N 64-008-55, решение от 9 ноября 2015 г. N ДК15-62, включенное в обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23 декабря 2015 г., определение N 47-011-49, включенное в обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 года, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 марта 2012 г.), в том числе день поступления сообщения о преступлении, то есть день его регистрации в установленном законом порядке (кассационное определение Московского городского суда от 29 февраля 2012 г. по делу N 22-2338/2012).

  • Версия для печати

Ссылка на страницу

закрыть

Отправить ссылку на E-mail

закрыть

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх