Из 47 6

Содержание

ФКУ Следственный изолятор №6 УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Адрес: 188508, Ленинградская область, Ломоносовский район, Вилозовское поселение, ул. Заречная, тупик

Телефон(ы): (812) 746-15-05

Начальник: полковник внутренней службы Семенов Роман Алексеевич

Лимит наполнения: 1252 чел.

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

Полное наименование: Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор №6 Управления федеральной службы исполнения наказания по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области».

Краткое наименование: ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Адрес: 188508, Ленинградская область, Ломоносовский район, Вилозовское поселение, ул. Заречная, тупик.

Телефон дежурной службы: 8 (812) 746-15-05.

Лимит наполнения учреждения составляет 1252 человека.

Начальник: полковник внутренней службы Семенов Роман Алексеевич.

Прием граждан руководством учреждения

начальник учреждения — четверг с 11.00 до 13.00

заместитель начальника учреждения, курирующий кадровую и воспитательную работу — понедельник с 11.00 до 13.00

заместитель начальника учреждения, курирующий тыловое направление — вторник с 11.00 до 13.00

заместитель начальника учреждения — начальник отдела охраны — среда с 11.00 до 13.00

заместитель начальника учреждения, курирующий оперативное направление — пятница с 11.00 до 13.00

Запись на прием: тел. 8 (812) 746-12-86.

График работы бюро приема передач

ежедневно с 8.30 до 17.00

обед с 12.30 до 13.00

последнее воскресенье месяца — санитарный день

Образец заявления на передачу

График работы комнаты краткосрочных свиданий

вторник: в 9.45 — для подозреваемых, обвиняемых и осужденных (кроме отряда хоз.обеспечения и кроме больных туберкулезом)

среда: в 13.45 — для лиц, содержащихся на режимных корпусах (кроме больных туберкулезом)

четверг: в 9.45 — для лиц, содержащихся на режимных корпусах, кроме больных туберкулезом, в 13.45 — осужденные хозяйственного обслуживания

суббота: в 9.45 — для лиц содержащихся на режимных корпусах (кроме больных туберкулезом), в 13.45 — для лиц содержащихся на режимных корпусах (кроме больных туберкулезом)

воскресенье, понедельник — выходной

обед с 12.20 до 13.00

Образец заявления на длительное свидание

Информация

В каких случаях осужденному разрешают выезды за пределы ИУ?

Осужденному разрешаются следующие выезды за пределы ИУ:

• краткосрочные, продолжительностью до 7 суток, не считая времени в пути;

• длительные, на время ежегодного оплачиваемого отпуска сроком 12 рабочих дней для отбывающих лишение свободы в ИК. Для лиц, содержащихся в ВК, отпуск составляет 18 рабочих дней.

Краткосрочный выезд предоставляется осужденному в связи с исключительными личными обстоятельствами (смерть или тяжелая болезнь близкого родственника, угрожающая его жизни; стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному или его семье). Такой отпуск может быть предоставлен также осужденному для предварительного решения вопросов своего трудового и бытового устройства после освобождения из ИУ.

Осужденным женщинам, имеющим детей в домах ребенка при ИУ, может быть предоставлен отпуск до 15 суток для последующего устройства детей у родственников либо в детский дом. Кроме того, осужденным женщинам, имеющим несовершеннолетних детей-инвалидов вне ИУ, может быть предоставлен один краткосрочный выезд в год (до 15 суток) для свидания с ребенком.

Родственникам осужденного, к которым он приехал для проведения отпуска, следует обратить особое внимание и проконтролировать выполнение следующих обязательных правил:

• осужденный в течение суток по прибытии должен явиться в дежурную часть органа внутренних дел, а в сельской местности – к участковому уполномоченному милиции и сделать отметку о прибытии, сообщить цель приезда, срок и место пребывания, дату убытия;

• по окончании отпуска осужденный в том же органе внутренних дел должен сделать отметку в удостоверении об убытии в ИУ;

• отметки о датах прибытия и убытия заверяются печатью органа внутренних дел.

Если во время выезда ваш родственник заболел и ему требуется госпитализация, он лично или вы срочно должны известить об этом администрацию ИУ и органы внутренних дел по месту пребывания осужденного. (Ст. 97; ч. 4 ст. 104 УИК РФ; раздел XVIII Правил ИУ ).

Часть 1

Слово «тюрьма» происходит от немецкого «thrum», «башня». Подобное наименование мест заключения узников не случайно. На территории средневековой Германии, как и всей Европы, находилось большое количество замков, многие из которых сохранились до наших дней. В каждом таком замке непременно находилась если не башня, то подвал для содержания узников.

Из-за утраты ранних документальных источников мы не знаем, где в ранние века истории Выборгского замка конкретно располагались тюремные камеры… Что же касается дальнейшего периода, то, исходя из сведений и предположений исследователя Альфреда Хакмана, приведенных в его работе «К вопросу об истории строительства Выборгского замка», в различные периоды XV-XVII вв. местами заключения являлись:

– подвалы башни св. Олафа (до надстройки ее во второй половине XVI в.);

– двухэтажное каменное здание, примыкающее к башне (XVII в.);

– Тюремная башня (башня Узников); упоминается с 1561 г., в 1689 г. часть башни срыта и перестроена;

– «старая писарская изба», оборудованная в 1623 г. под тюрьму;

– «привратная изба», расположенная на северо-западе острова, рядом с «новыми воротами» (1586), выходившими к Шлосскому мосту.

– в 1649 г. под тюрьму было оборудовано одно из зданий на Кузнечном дворе.

– несколькими годами ранее на территории замка появилась губернская тюрьма. В 1634 г., в связи с административной реформой в Швеции, места наместников заняли губернаторы. Резиденцией выборгского губернатора стал бывший дом наместника в замке. Здесь же, на переднем дворе, располагалась и губернская канцелярия, двухэтажное здание которой было построено на месте бывшей бойни. Сама канцелярия находилась на втором этаже, первый этаж использовался под тюрьму. Это подтверждает отчет по замку за 1693 г., в котором сообщалось, что «помещение под канцелярией, использовавшееся раньше для содержания узников», перестроено под зернохранилище. Финский исследователь Сеппо Мартинен в своем труде «Viipurin laaninvankilan historia» («История Выборгской губернской тюрьмы», 2006) полагает, что именно в этом здании в 1634-1693 гг. располагалась Выборгская губернская тюрьма.

С 1721 г., согласно Ништадтскому мирному договору, Карельский перешеек с Выборгом и Кексгольмом – в составе Российской империи. В 1710 г., при осаде Выборга войсками Петра I, город значительно пострадал. В замке, среди других построек, было разрушено и здание губернской канцелярии.

После очередной русско-шведской войны 1741-1743 гг., в январе 1744 г. была образована Выборгская губерния. Канцелярия губернатора располагалась в бывшем доме наместника (затем губернатора). В восстановленном каменном двухэтажном здании бывшей шведской канцелярии, на втором этаже обосновались штатгалтерская канцелярия (создана «для управления экономических дел и сборов» Выборгского и Кексгольмского уездов) и провиантская, на первом – солдатская и офицерская караульни. На второй этаж здания вела наружная лестница с навесом и стенами обшитыми досками. Почти по центру нижнего этажа широкий сквозной проход вел на северный берег к Шлосскому мосту.

Известно, что в период русско-шведской войны 1788-1790 гг. в Выборгском замке содержались военнопленные шведские офицеры. Один из них – Клеркер – вспоминал впоследствии, что в течение трех недель их содержали в замке, в «ужасной тюрьме», после чего «позволили прогуливаться по городу и в крепости, но под строгой охраной, которая зорко следила за пленными». Вскоре они получили возможность снимать квартиры у горожан, чем он, Клеркер, не преминул воспользоваться. К сожалению, автор воспоминаний не упомянул, в каком из помещений замка находилась их тюрьма.

В XIX в. замок, давно утративший свое военное предназначение, становится фактически складом военной амуниции и оружия. Одновременно ряд его помещений используется для содержания узников. Так, в здании ордонанс-гауза, в четырех камерах нижнего этажа содержались подсудимые и пересыльные нижние чины Отдельного Финляндского корпуса. Вскоре после того, как Выборгская губерния в декабре 1811 г. вошла в состав автономного Великого княжества Финляндского, здание бывших канцелярий было передано городу под губернскую тюрьму финляндского гражданского ведомства. В ней содержались уголовные преступники, бродяги, должники, пересыльные арестанты.

Охрана узников была возложена на Выборгский гарнизонный батальон. В 1817 г. проходил очередной ремонт Абовского (Крепостного) моста, в связи с чем путь из города на Линнансаари (о. Твердыш) шел от городской набережной по временному мосту к воротам замка, пересекал передний двор и, через сквозной проход под зданием тюрьмы выходил на Шлосский мост. Опасаясь, что в такой ситуации арестанты могут совершить побег, губернатор К.Й. Валлен обратился к коменданту крепости генерал-майору К.Е. Жерве с просьбой усилить тюремную охрану, в ответ на которую, к двум рядовым гарнизонного батальона, несущим охранную службу, было отряжено еще два солдата.

С течением времени меры содержания заключенных ужесточались. Контроль за состоянием тюрем был возложен на генерал-губернатора, который был обязан дважды в год объезжать подведомственную ему губернию. Видимо, вскоре после одного из таких объездов генерал-губернатор Ф.Ф. Штейнгель 25 мая 1822 г. известил коменданта Выборгской крепости, генерала Б.М. Берга: финляндский Сенат согласился с его предложением. Для предотвращения побегов было решено снабдить финских арестантов Выборгской и Фридрихсгамской крепостей «легкими кандалами, соединенными тонкою цепью, и… за малые проступки штрафовать их произвольным телесным наказанием». А поскольку в данных крепостях «не определено особых смотрителей», генерал-губернатор предложил комендантам крепостей, по их усмотрению, наказывать провинившихся «в присутствии товарищей их в арестантской без суда … двадцатью пятью палочными ударами … по три дни сряду».

В соответствии с Уставом для казенных губернских тюрем Великого княжества Финляндского от 25 октября 1824 г. арестантов утром и вечером подвергали осмотру «с наблюдением, не имели ли они случая снабдиться железным или другим орудием или инструментом» для побега или нанесения вреда себе или другим».

С каждым годом количество заключенных увеличивалось. На конец декабря 1825 г. в двенадцати камерах Выборгской губернской тюрьмы узники содержались «с немалою теснотою». Появилась насущная потребность в новых помещениях.

Еще в марте 1824 г. городской архитектор Йохан Штрольман предложил расширить тюрьму за счет перестройки чердачного помещения и переоборудования его под тюремные камеры. Архитектор Карл Энгель внес ряд изменений в этот проект. Работы начались осенью 1824 г. и завершились в сентябре 1826-го.

В трехэтажном здании тюрьмы на первом этаже находилась кухня, несколько подвалов и арестантских камер; на втором – канцелярия, жилые комнаты надзирателей и их семей, камеры; третий этаж был разделен деревянными и каменными перегородками «на две передние и одиннадцать камер». Оборудование каждой камеры состояло из нар и кафельной печи. Одна из передних была оборудована под тюремную церковь. Левее сквозного прохода, что шел через первый этаж к пристани, находилась входная дверь. На второй этаж вела наружная лестница. Внутренние деревянные лестницы связывали этот этаж с третьим этажом и с чердаком. В дальнейшем тюрьма заняла и здание, примыкающее к ней слева.

Зинаида НОВОСЕЛОВА, старший научный сотрудник Выборгского объединенного музея-заповедника

19 апреля 2020 г. 22:16 Егор Баренцев

Всех подследственных уже направили в другие СИЗО.

Вконтакте Facebook Читать нас в Яндекс.Новостях

В Горелово прекратил работу следственный изолятор №6. Всех, кто содержался в учреждении, уже перевели в другие СИЗО, сообщила журналистам глава пресс-службы Управления ФСИН по Петербургу и Ленинградской области Юлия Алешина.

В изоляторе находилось порядка тысячи подследственных. Всех их перевезли на специальных машинах с учетом принятых санитарных правил, подчеркнула пресс-секретарь.

По ее словам, закрытие СИЗО было плановым. Тем не менее ранее ряд представителей Общественной наблюдательной комиссии, посещавших учреждение, не раз обращали внимание на жесткие условия содержания граждан там.

Ранее сообщалось, что заключенных из СИЗО в Горелово начали перевозить в «Кресты».

Подписывайтесь на нас вЯндекс.Дзен иЯндекс.Район: больше интересного каждый день. Все интересные события — в нашей еженедельной
Новости Горелово Общество Тюрьмы и заключенные По информации:

УФСИН по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Следственный изолятор №6

СИЗО № 6 в Горелове — самое проблемное пенитенциарное учреждение Ленобласти и Петербурга, говорят правозащитники. Подсудимые, которые содержатся там, рассказывают об угрозах и избиениях. Члены ОНК сообщают о перенаселении в камерах, из-за которого заключенные вынуждены спать на одной кровати, а также об антисанитарии и распространении в изоляторе кожных заболеваний.
В ноябре 2018 года фигурант дела «Сети» Юлий Бояршинов, проведший в «Горелове» пять месяцев, также рассказал о «кошмарных условиях», угрозе изнасилованием и избиениях.
Что известно об иерархии заключенных в СИЗО № 6, какие дела о пытках дошли до суда и как на претензии правозащитников реагирует руководство СИЗО — «Бумага» рассказывает о «Горелове».

Фото: «Горелово»

СИЗО «Горелово» существует с 2000-х годов. Там камеры рассчитаны на 120–140 человек, а основной контингент — подследственные

СИЗО-6 «Горелово» располагается на Заречной улице, 22 в историческом районе Горелово в Ленобласти. Оно существует с 2000-х годов, раньше в зданиях находилась исправительная колония.

В «Горелове» размещают подследственных из юго-западных районов Ленинградской области, а также из Красносельского, Кировского и Невского районов Петербурга. Здесь также есть хозяйственный отряд примерно из 70 заключенных, оставленных в СИЗО для его обслуживания. Как рассказывало руководство изолятора, в среднем — с ареста до осуждения — подследственные проводят там около восьми месяцев.

По словам членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ленобласти, главным отличием «Горелова» от других СИЗО является большая территория: в трех корпусах изолятора официально помещаются 1250 человек. Тут есть несколько больших камер со 120–140 спальными местами, в которых, по неофициальным данным, размещают больше человек, чем положено.

Суд установил, что с 2009 года в СИЗО сотрудники ФСИН пытали человека, а заключенные издевались над подследственными по распоряжению

В 2009 году, как установил Смольнинский суд Петербурга, работающие в «Горелове» офицеры УФСИН Балоболко, Березкин и Игнатьев избили заключенного Илью Биязова вешалкой-«плечиками» и папкой для документов, сбрили волосы на теле, написали на его груди слово «петух», а потом заставили двух других заключенных изнасиловать мужчину. После этого Биязова еще раз избили начальник и заместитель начальника «Горелова» Гаврилов и Хачикян. По версии суда, офицеры таким образом мстили Биязову за то, что он сбежал из СИЗО.

Позже суд установил, что за отказ сотрудничать с руководством СИЗО начальник отдела УФСИН Петров также заставил двух заключенных изнасиловать другого. Всех сотрудников службы осудили и приговорили к 1,5–10 годам колонии за «превышение должностных полномочий».

После скандала от должности отстранили главу ФСИН по Петербургу Владимира Маленчука, который заявлял, что «ручается» за осужденных сотрудников. СМИ писали, что вместе с этим увольнением в изоляторе «закончилась эпоха Маленчука», связывая его имя с пытками подследственных.

При этом громкие дела, связанные с «Гореловым», не закончились с уходом Маленчука. К 2011 году «Фонтанка» рассказала, что в колонии есть своя иерархия, в рамках которой некоторые заключенные выполняют распоряжения начальства СИЗО. Издание опубликовало видеозаписи, на которых «старшие» заключенные унижали других арестантов: мужчин оскорбляли, заставляли раздеваться догола и угрожали.

В этом же году стало известно об убийстве сокамерниками заключенного Ивана Лебедева, который, по словам его сокамерников, был «старшим» и вымогал деньги.

Из «Горелова» до сих пор часто поступают жалобы на избиения, но в основном анонимно. Из-за таких показаний не заводят уголовные дела

Как рассказала «Бумаге» член ОНК Ленобласти Анна Оснач, ежемесячно к ним поступает около пяти жалоб на избиения в СИЗО-6. По ее словам, это гораздо больше, чем в других изоляторах Ленобласти и Петербурга.

Оснач отмечает, что подсудимые и заключенные практически никогда не рассказывают о нарушениях на встречах в самом «Горелове» — только когда выезжают в другие изоляторы. Часть жалоб подают родственники и адвокаты подсудимых. При этом, как говорит Оснач, ей не поступало жалоб на избиение сотрудниками СИЗО — только другими заключенными и подсудимыми.

По словам правозащитницы, такая особенность подачи жалоб может быть связана с тем, что заключенные и подсудимые запуганы и не хотят становиться заявителями или выступать свидетелями. К тому же она отмечает, что сотрудники «Горелова» не хотят помогать членам комиссии, не позволяют смотреть записи видеокамер и знакомиться с документами или журналами учета.

В докладе петербургской ОНК 2018 года рассказывается о случаях, когда подсудимые и заключенные из «Горелова» сообщали про ежедневные избиения, вымогательства, а также побои за отказ давать показания.

Так, один из содержащихся в СИЗО-6 под именем Ж. сообщал, что сокамерники ежедневно избивают его и вымогают у него деньги. Гражданин Щ. заявлял о том, что сотрудники уголовного розыска якобы нанесли ему травму и сфальсифицировали против него обвинение в краже. Через год после заявления Щ. скончался в СИЗО.

Гражданин Т. утверждал, что сотрудники СИЗО якобы избили его после отказа дать признательные показания в суде. Позже члены ОНК зафиксировали на его спине обширные синяки. Еще один человек погиб в этом СИЗО, о чем стало известно из записи в журнале учета происшествий. На его лице врачи зафиксировали многочисленные гематомы и кровоподтеки, а на теле — ссадины.

По словам Оснач, подобные заявления далеко не всегда приводят к уголовным делам или даже разбирательствам. «Руководство отвечает на наши запросы дежурно. Что жалоб не поступало, и они не могут реагировать», — говорит она.

После публикации доклада ФСИН вместе с членами ОНК провела проверку «Горелова», но нарушений в СИЗО не обнаружили.

Об условиях в «Горелове» подробно рассказал фигурант дела «Сети», который провел там 5 месяцев. По его словам, ему угрожали изнасилованием и избивали

После этапирования из «Горелова» в другой изолятор петербургский антифашист и фигурант дела «Сети» Юлий Бояршинов рассказал в письме об условиях содержания в СИЗО-6, где он провел пять месяцев.

По словам Бояршинова, более чем у половины содержащихся в камере подследственных нет личного спального места. Он говорит, что это связано не только с перенаселением СИЗО, но и с тем, что в камере есть «кремль» — большое, огороженное шторой, пространство, где живут «старшие» заключенные. Они, как говорит Бояршинов, выполняют поручения администрации СИЗО и подвергают других заключенных «систематическому физическому насилию и унижениям».

По словам Бояршинова, его несколько раз избивали: в день, когда он заехал в камеру, в первый и второй день в камере и «еще несколько раз эпизодически, когда вызывали «на разговор» на кухню».

Антифашист утверждает, что когда он попросил перевести его в камеру для некурящих, его вызвали к «старшим», которые, под угрозой физического насилия и изнасилования, заставили его сделать фото с сигаретой.

— кричал на меня, угрожал, наносил несколько ударов по лицу открытой рукой и потом уходил. Такой «разговор» продолжался около полутора часов, потом Денис опять зашел и сказал, что если я не сделаю с сигаретой, меня он изнасилует, снимет на видео и отошлет в исправительные колонии, при этом Костя стоял справа и держал меня, а Денис положил руку на пах и сказал: «Готов?» — после чего я согласился сделать фотографию, — рассказывает активист.

К тому же Бояршинов утверждает, что «старшие» устраивают подследственным «прожарку» якобы по указанию сотрудников СИЗО. «Бьют, угрожают, заставляют бесконечно мыть пол, в целом создают невыносимые условия, — говорит антифашист. — Прямо заявляют, что чтобы прекратить это, необходимо давать нужные показания по своему делу, «решать вопрос со своими операми», так было и со мной».

Условия в СИЗО Бояршинов называет «кошмарными». По его словам, на одного человека в камере приходится около двух квадратных метров, часть людей спят по несколько человек на кровати, некоторые окна выбиты, а «старшие» постоянно кричат на кого-то, угрожают и бьют. Антифашист утверждает, что часто слышал крики и мольбы с просьбой остановиться из «кухни», где «кого-то били по пяткам либо по ягодицам».

Наличие иерархии в «Горелове» подтверждают правозащитники, ссылаясь на жалобы подсудимых. По их словам, «старшие» также вымогают деньги

О том, что в «Горелове» есть иерархия среди заключенных, «Бумаге» со ссылкой на полученные жалобы рассказали члены ОНК Ленобласти Дмитрий Остряков, который занимался изолятором с 2014 по 2017 год, и Анна Оснач, которая наблюдает за СИЗО сейчас.

По словам Оснач, до сих пор не ясно, кто и как именно становится «старшим». Это могут быть как подследственные, так и заключенные из хозяйственных отрядов СИЗО. Подследственные рассказывали ОНК о том, что «старшим» за сотрудничество якобы предлагают денежное вознаграждение и лучшие условия в камерах.

Сидевший в «Горелове» Юлий Бояршинов рассказывал ОНК, что «старшие — это накачанные мужчины до 140 килограмм, невероятные супермутанты: они вкалывают себе соответствующие препараты прямо в камере». По его словам, при заселении новенького в камеру «старшие» велят ему бежать в конец помещения и ни с кем не разговаривать, затем требуют плату «за въезд»: от трех до нескольких десятков тысяч рублей. Бояршинова, как он говорит, «старшие» заставляли мыть пол по пять раз в день.

В докладе ОНК отмечается, что, со слов подсудимых, «старшие» заключенные есть практически во всех больших камерах 1 и 3 корпусов и что они якобы выполняют распоряжения администрации и требуют дать признательные показания под угрозой насилия. К тому же сообщается, что «старшие» требуют 5 тысяч рублей ежемесячно, чтобы подсудимые могли «жить в камере спокойно».

Фото: «Горелово»

В «Горелове» может содержаться 1250 человек, но в основном там живет около 1400 осужденных и подследственных, утверждают правозащитники

Всего в камерах «Горелова» по нормативам может содержаться 1250 человек. Отдельно в самых больших из них — до 120–140 подследственных и заключенных. Это, как рассказал «Бумаге» бывший член ОНК Дмитрий Остряков, и так очень много. Согласно постановлению ООН, перед помещением подследственного в камеру сотрудники ФСИН должны проанализировать, сможет ли он ужиться с остальными. Сделать это при таком количестве человек практически невозможно, говорит Остряков.

В разные годы подсудимые и члены ОНК рассказывали, что в «Горелове» содержится больше людей, чем положено. Из-за этого людям не хватает спальных мест, они вынуждены делить кровати. По словам председателя петербургской ОНК Александра Холодова, в СИЗО-6 впервые осужденные вынуждены соседствовать с ранее судимыми, что запрещено законом.

Руководство «Горелова», отвечая на жалобы членов ОНК, не отрицает плотное заселение СИЗО, утверждает Оснач. При этом, по ее словам, в ответах руководства правозащитникам зачастую говорится о том, что изолятор принимает столько подсудимых, сколько в него направляют, и не имеет права отказываться.

Как говорит Холодов, из-за тесного соседства в «Горелове» между заключенными могут возникать конфликты. При этом в областную ОНК из «Горелова» поступают жалобы на то, что «старшие» заключенные забирают себе сразу несколько спальных мест, рассказала «Бумаге» член комиссии Анна Оснач.

Один из содержавшихся в СИЗО под именем Б. рассказывал ОНК, что в 2018 году его перевели в камеру на 35 мест, где жило 40 человек. По его словам, там его избили сокамерники. Позже его перевели в камеру со 110 спальными местами, где, по его словам, содержалось 150 человек.

В «Горелове» у заключенных есть проблемы со здоровьем из-за антисанитарии, говорят члены ОНК

В СИЗО-6 медицинские работники ежедневно осматривают подсудимых и заключенных в изоляторе. Руководство «Горелова» утверждает, что медики смотрят на наличие телесных повреждений и состояние здоровья.

При этом, как говорит Оснач, жаловаться на здоровье в «Горелове», по неизвестным причинам, «не принято». Члены ОНК, по ее словам, часто встречают заключенных, которые используют мази «с воли» для самолечения, но не заявляют о своих проблемах медработникам. Дмитрий Остряков рассказывает, что в основном жалобы от заключенных за период его работы приходили в отношении качества медпомощи — наравне с жалобами на переполненность.

Правозащитники говорят, что в «Горелове» распространяются кожные заболевания — из-за тесного проживания заключенных. Как говорит Оснач, на жалобы правозащитников руководство колонии отвечает: «Помощь оказывается». Остряков отмечает, что распространение кожных заболеваний в помещении сложно зафиксировать. Заключенные в основном жаловались на чесотку, хотя никто точно не знал, чем они болеют, утверждает Остряков.

Так, по словам Бояршинова, в «Горелове» он заразился чесоткой, которую ему диагностировали в СИЗО-1 Пензы. Он утверждает, что заражение произошло из-за условий содержания, а многие заключенные также жаловались на зуд.

Как отмечает Оснач, подсудимые анонимно жалуются и на отсутствие горячей воды, хотя при опросе в СИЗО все утверждают, что «сегодня мылись». «Но невозможно, чтобы все подсудимые помылись в один день, для этого не хватит времени и мест в душевых», — говорит она.

В «Горелове» есть туберкулезная больница, под которую отведен один корпус. В нем лечат больных туберкулезом, гепатитами В и С, циррозом печени, а также ВИЧ-положительных. В 2014 году заключенные подали анонимную жалобу на некорректное обращение врачей: якобы медработники советовали им «не волноваться, ведь вы всё равно умрете». Как отчиталось руководство СИЗО, при опросе подсудимых и заключенных ни один не заявил о нарушениях напрямую.

Руководство «Горелова» рассказывает о гуманизации в системе СИЗО и отрицает обвинения. Проверки нарушений не выявляют: заключенные не жалуются напрямую

Начальство СИЗО-6 редко выступает с заявлениями по поводу жалоб подсудимых на условия содержания и избиения. Оперативно ответить на запрос «Бумаги» об интервью в изоляторе также не смогли.

В последний раз, в марте 2018 года, руководство «Горелова» дало интервью газете «Новый красносел». Автор материала отметил, что руководители сами попросили сделать текст о них. В статье не затрагивается тема жалоб заключенных и делается вывод, что «вполне возможно, гореловский изолятор лучше среднего».

Так, начальник СИЗО Николай Пейголайнен рассказал, что «делал упор на гуманизацию, произошедшую в их системе». Он отмечал, что задача СИЗО — обеспечить сохранность подследственных, а сотрудники должны соблюдать нормы и права подсудимых. По его словам, для комфорта в «Горелове» подсудимых снабжают газетами и журналами, а также проводят шахматные турниры.

Пейголайнен рассказал, что они решили проблему с водоснабжением (это противоречит утверждению членов ОНК — прим. «Бумаги»), а также улучшили систему питания заключенных и наладили приезд в изолятор духовных наставников: к ним приезжает отец Артемий из церкви святой Троицы, а также раз в месяц посещает мулла.

Сотрудники СИЗО рассказывали, что заключенным в изолятор пытаются передавать в том числе наркотики. За три неполных месяца в «Горелове» изъяли 30 граммов наркотиков, говорится в материале.

К тому же, как пишет журналист «Нового красносела», сотрудники изолятора попросили автора «не демонизировать жизнь в СИЗО и облик его сотрудников: «не смотрите плохих фильмов»».

Как передают члены ОНК, руководство СИЗО в основном отрицает, что у них есть крупные нарушения. Так, сотрудники ФСИН заявили, что не применяли силу к Юлию Бояршинову и что у него было отдельное спальное место.

По словам Анны Оснач, у подсудимых нет «обратной связи» с администрацией СИЗО, и они зачастую не могут напрямую пожаловаться или обсудить какую-либо проблему, как это работает в других СИЗО.

После жалоб на избиения в «Горелове» несколько раз проводились проверки с сотрудниками прокуратуры и членами ОНК. Однако они ни разу не выявили серьезных нарушений, так как подсудимые ничего не рассказывали о проблемах проживания.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх