Изменение процентной ставки

Изменение процентной ставки по кредиту

Ставки BBA LIBOR не существуют с 31 января 2014 года. (http://www.bbatrent.com/rates/historical). Вместо них ассоциация применяет ICE LIBOR (https://www.theice.com/iba). С ранее действующими ставками Вы можете ознакомиться на официальном сайте — https://www.theice.com/marketdata/reports/170.

Частью правовой системы РФ ключевые ставки не являются (не публикуются ЦБ и т.д.)

Рекомендация. В каком порядке банк может устанавливать и изменять процентную ставку по кредиту.

Гость, знакомьтесь — Правобот!

Интеллектуальный сервис для подбора судебной практики. Думает, как юрист, только быстрее.

Познакомиться поближе

«В тексте договора необходимо проверить, закреплено ли в нем право банка в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки. Если в договоре такое условие есть, то в период действия кредитного договора размер процентной ставки может повышаться.

Но если банк существенно повысил размер процентной ставки, то суд, даже несмотря на закрепление такого права в кредитном договоре, исходя из фактических обстоятельств дела может расценить это повышение как злоупотребление правом.

Заемщик вправе доказывать, что такое изменение условий кредитного договора нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон.

Это подтверждается судебной практикой.

Пример из практики: существенное повышение банком размера процентной ставки суд может трактовать как злоупотребление правом

Между банком и заемщиком был заключен кредитный договор.

По договору сумма кредита, проценты за пользование кредитом и срок возврата кредита могут быть изменены банком в одностороннем порядке путем направления заемщику уведомления.

Банк принял решение о сокращении срока, на который был выдан кредит, об изменении графика возврата кредита и обязании заемщика единовременно возвратить сумму кредита, а также об увеличении в два раза процентов за пользование кредитом.

Заемщик обязательство по возврату кредита на новых условиях не исполнил.

Банк обратился в суд с требованием о взыскании кредита, процентов за пользование кредитом и неустойки.

Суд указал: из кредитного договора вытекает, что, изменяя в одностороннем порядке условия договора, банк вообще не должен доводить до заемщика мотивы, которыми он при этом руководствовался.

Иск банка был удовлетворен в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил. Он признал неверным вывод суда первой инстанции о том, что если в договоре предусмотрено право в одностороннем порядке изменять его условия, то обоснование такого решения не имеет юридического значения.

Процентные ставки по кредитам, а также срок кредитования могут быть изменены банком в одностороннем порядке в случае, если это предусмотрено договором (ст. 29 Закона № 395-1). Однако это не означает, что заемщик не может доказать, что изменение условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон договора, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает принципы разумности и добросовестности.

Суд апелляционной инстанции указал, что банк обоснованно принял решение о сокращении срока, на который заемщику был выдан кредит, в связи с резким увеличением риска невозврата кредита. Так, банк представил доказательства того, что в отношении одного из учредителей заемщика возбуждено уголовное дело по факту совершения им преступлений в сфере экономической деятельности.

Вместе с тем, суд счел, что, устанавливая новый срок для возврата кредита, банк действовал с нарушением принципа разумности. Этот срок наступал спустя два дня после получения заемщиком уведомления банка об изменении условий договора. Поскольку сумма кредита, подлежащая возврату, достигает величины совокупной выручки заемщика за год, назначение нового срока сделало бы обязательство заемщика по возврату кредита заведомо неисполнимым.

Увеличение банком ставки процентов по кредиту в два раза также не может расцениваться как разумное и добросовестное действие, так как новый размер процентов по кредиту существенно превышает среднюю плату по банковским кредитам в местонахождении банка.

Кассационный суд пришел к выводу о наличии в действиях банка признаков злоупотребления правом. В связи с чем постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения (п. 3 информационного письма № 147).

В рамках другого дела суд рассмотрел следующий спор.

Между ООО «С.» (заемщик) и банком (кредитор) заключен ряд договоров об открытии кредитной линии. Каждый из договоров содержит условие о том, что банк имеет право в одностороннем порядке увеличивать размер процентной ставки.

В соответствии с дополнительными соглашениями к кредитным договорам банк значительно увеличил размеры процентных ставок.

ООО «С.» обратилось в Управление ФАС России по Челябинской области с заявлением о том, что банк поддерживает размер процентных ставок на повышенном уровне. По мнению ООО «С.», это является злоупотреблением правом. В результате таких действий банк получает необоснованно высокую прибыль, а заемщик терпит необоснованные убытки.

Однако управление пришло к выводу, что в действиях банка отсутствуют признаки навязывания изменения процентной ставки.

По мнению управления, подписав дополнительные соглашения к договорам, стороны выразили взаимное волеизъявление по изменению процентной ставки, в связи с чем действия банка не могут быть квалифицированы как злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением на рынке.

ООО «С.» обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило возложить на управление обязанность устранить нарушения прав и законных интересов путем возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении банка.

Суд первой инстанции требования удовлетворил. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Банк обратился в кассационный суд.

Как установил суд кассационной инстанции, управление проверило действия сторон до момента повышения процентных ставок.

Вместе с тем, вопрос поддержания банком монопольно высокой цены товара и обязанности банка снизить процентную ставку по кредитам управление не исследовало.

Следовательно, отказ управления в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства является незаконным.

Заявление ООО «С.» было ненадлежащим образом проверено управлением. В связи с изложенным суды правомерно указали на то, что отказ в возбуждении дела в отношении банка нарушил права и законные интересы заемщика.

Судебные акты подлежат оставлению без изменения (постановление ФАС Уральского округа от 15 ноября 2010 г. № Ф09-9218/10-С1 по делу № А76-6692/2010-51-251)».

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>

Изменение процентной ставки. Самый сильный сигнал на рынке

Хотели бы вы иметь 100%-ный сигнал на открытие сделки? Еще бы, что за вопрос. Этого хочется любому, кто торгует на бирже. И такой сигнал существует – это изменение процентной ставки центральным банком. Реакция рынка на такое изменение последует незамедлительно и вызовет сильные колебания цены.

Итак, процентная ставка – это процент, под который центральный банк дает деньги коммерческим банкам. Возвращая деньги в центральный банк, коммерческий уплачивает этот процент, тем самым снижая уровень инфляции.

Процентная ставка может быть изменена не чаще раза в месяц. Как правило, Центробанк меняет ставку очень редко, потому как это самый сильный рычаг управления экономикой. Понижение ставки — мера стимулирования экономики. Понижение ставки дает возможность коммерческим банкам давать кредиты по сниженным процентам. Благодаря этому растет производство, увеличивается спрос со стороны населения.

Для валютного рынка понижение ставки будет иметь свои последствия. Непосредственно в день, а скорее даже в момент понижения ставки валюта будет падать. Это связано с тем, что любое понижение вызывает у трейдеров негатив, снижается доверие инвесторов к валюте.

Однако в долгосрочном плане валюта будет укрепляться. Последующая фаза роста валюты вслед за понижением ставки растягивается на 2-3 месяца.

В случае повышения ставки, реакция рынка будет в точности обратной. Непосредственно в день повышения ставки валюта будет укрепляться, а в долгосрочном плане будет снижаться. Повышение процентной ставки – способ обуздать экономику. Центральный банк делает это чтобы достичь баланса в экономике.

  • Воспользуйтесь лучшими стратегиями Форекс для получения максимальной прибыли.

Трейдер, который следит за изменением процентных ставок, практически всегда оказывается в прибыли по своим сделкам. В момент выхода новости о ставке трейдер пропускает первый импульс движения. Это важно, первая реакция исходит от участников рынка, от инвесторов, которые держат свои активы в данной валюте.

Спустя час-полтора в игру вступают финансовые организации (инвест-фонды, хежд-фонды) и вот здесь самое время открывать сделки. Таким образом, трейдер оказывается в лучшем для себя положении: панически настроенные инвесторы ушли, а пришли профессионалы, которые знают куда двигать цену.

Пример сделки по выходу процентной ставки:

А вы знаете главную проблему Америки?

Обучение по стратегии «Торговля по новостям»

Одностороннее изменение процентной ставки по кредиту (Костоваров А.)

Кризисные времена обозначили довольно много вопросов применительно к возможности одностороннего изменения условий договора. Это коснулось как ситуаций, когда договор не предусматривал права на одностороннее изменение его условий, так и ситуаций с наличием такого права в договоре.
В российском законодательстве, в ст. 310 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), закреплено правило на недопустимость одностороннего изменения договора или одностороннего отказа от него. По общему правилу одностороннее расторжение или изменение договора допускается только в случаях нарушения договора контрагентом (что понятно и не требует дополнительных пояснений) и существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора (ст. 450 ГК РФ).
В то же время стоит отметить, что в предпринимательских отношениях закон допускает сторонам договора самостоятельно определять возможность в одностороннем порядке выходить из него или в одностороннем порядке изменять его условия.
Одностороннее расторжение договора или односторонний отказ от исполнения обязательств из него является довольно распространенным явлением. Более того, право на односторонний выход из договора с недавнего времени перестало существовать только как средство реагирования на нарушение договора, а приобрело еще и спекулятивный характер. Давний спор о возможности выйти из договора за плату наконец нашел свое положительное разрешение в п. 3 ст. 310 ГК РФ и недавно получил подтверждение в Определении Верховного Суда РФ от 03.11.2015 N 305-ЭС15-6784.
В отличие от одностороннего расторжения договора вопрос о его одностороннем изменении более щепетилен. Если, расторгнув договор, стороны выходят из него, то при одностороннем изменении контрагент изменившего договор лица вынужден исполнять договор на измененных условиях, т.е. становится связанным условиями, в формировании которых он не участвовал. В ситуации с инкорпорированием права на одностороннее изменение договора можно возразить со ссылкой на добровольность включения такого права. Однако эта добровольность не снимает вопросов о переделах реализации права на одностороннее формирование условий договора, да и добровольность зачастую не отражает истинную волю стороны, соглашающейся на предоставление такого права контрагенту.
Кризисные времена обозначили довольно много вопросов применительно к возможности одностороннего изменения условий договора. Это коснулось как ситуаций, когда договор не предусматривал права на одностороннее изменение его условий, так и ситуаций с наличием такого права в договоре.
В первом случае эти вопросы стоят острее, поскольку определяют саму возможность стороны без согласия ее контрагента изменить договор. Видимо, понимая всю опасность формирования положительной практики, допускающей одностороннее изменение договора, суды даже при наличии очевидных и достаточных оснований отказывают в требовании об изменении договора. (Речь идет об отказной практике изменения условий договора в связи с существенным изменением обстоятельств. Известны попытки многих участников гражданского оборота добиться изменения условий договора со ссылкой на экономический кризис как на изменившееся обстоятельство, и позиция судов, согласно которой кризис не является обстоятельством, которое стороны не могли предвидеть при заключении договора. Это касается практики применения ст. 451 ГК РФ.)
В случае же включения права на одностороннее изменение договора непосредственно в договор вопросы касаются скорее пределов реализации этого права, а не его наличия. Именно в этой плоскости одностороннее изменение условий договора интересно для банковской сферы.
В ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» закреплено право банка на одностороннее изменение условий кредитного договора, когда такое право прямо предусмотрено в кредитном договоре. Банки часто используют эту норму, чтобы предусмотреть в кредитных договорах с предпринимателями право на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту. Закономерность включения такого права в большинство кредитных договоров обусловлена самим характером кредитных отношений. Кредитные договоры в коммерческой сфере достаточно долгосрочны, и банки, очевидно, не имеют возможности спрогнозировать все риски, прежде всего инфляционные, и включить их в процентную ставку. Поэтому право на одностороннее изменение процентной ставки можно рассматривать как некий страховочный механизм, позволяющий банкам управлять изменением рисков.
Последние экономические кризисы (2008 — 2009 гг. и главным образом текущий экономический кризис) продемонстрировали ряд проблем, которые возникают при одностороннем изменении банками процентной ставки по кредиту.
На первый взгляд спор о правомерности повышения процентной ставки, когда право на это закреплено в Законе, лишен каких-либо сложностей. Казалось бы, у банка есть право, и он, когда и как хочет, тогда и так его и реализует. Однако на практике все не столь однозначно. Можно выделить три проблемы, на которые следует обратить внимание банкам.
Проблема первая. Условие о праве на одностороннее изменение процентной ставки может быть признано недействительным как несправедливое и обременительное для заемщика. Само по себе включение в кредитный договор условия о праве банка на одностороннее изменение процентной ставки еще не означает, что банк обладает таким правом.
Как правило, условия кредитных договоров формируют банки, а заемщики не имеют реальной возможности изменить предложенные банком условия, что позволяет банками включать в кредитный договор достаточно невыгодные для заемщиков условия.
Действующее законодательство указывает, что если заключен договор присоединения (а часто именно такую природу имеет кредитный договор) и он содержит явно обременительные для одной из сторон условия, то эта сторона вправе потребовать расторжения или изменения такого договора. Однако на практике данная норма не имела широкого распространения.
Постановлением Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» защита интересов экономически слабой стороны договора (заемщики часто и есть такая сторона) получила возможность более развернутого регулирования.
Дополнительно к возможности слабого контрагента потребовать у суда изменить или расторгнуть договор с несправедливыми условиями Пленум ВАС РФ указал на возможность суда самостоятельно констатировать недействительность (ничтожность) несправедливого условия на основании ст. ст. 10 и 169 ГК РФ. При этом суд может сделать это даже просто при рассмотрении требования, основанного на несправедливом условии.
Немаловажно, что Пленум ВАС РФ обозначил также правила определения факта навязывания невыгодных условий и самого характера условий как невыгодных.
При определении этих обстоятельств суды должны определять фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выяснять, кто предложил несправедливые условия, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывать уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. При этом введена презумпция, что проект договора предложило лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере.
Учитывая, что именно банки являются профессионалами в кредитной сфере, предлагающими проект кредитного договора, а заемщики часто не имеют реальных возможностей отклонить предложенные банком условия, указанное Постановление Пленума ВАС РФ создает серьезные риски для банков в части включения в кредитные договоры условия о праве на одностороннее изменение процентной ставки, поскольку суды, применяя его, могут дезавуировать действия такого условия.
На практике такая позиция уже применяется, о чем свидетельствует приведенное ниже дело.
Примечание. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2015 по делу N А40-113521/2014.
ООО «МЕГАПОЛИС», приобретшее требования по кредитному договору у КБ «Европейский трастовый банк», обратилось к ООО «Автохозяйство Лианозово» с иском о взыскании кредита и процентов по кредитному договору.
В соответствии с условием кредитного договора о праве кредитора на одностороннее изменение процентной ставки было осуществлено увеличение процентной ставки с 19 до 31%.
Суд, сославшись на Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» и установив, что именно кредитор предлагал проект кредитного договора с таким условием, констатировал ничтожность этого условия и взыскал проценты по изначально установленной процентной ставке 19%.
Таким образом, банкам следует быть готовыми к необходимости защищать собственное право на одностороннее изменение процентной ставки, доказывая отсутствие навязывания условий кредитного договора.
Проблема вторая. Отсутствие указания на конкретные обстоятельства, при которых банк вправе изменять процентную ставку, может стать причиной признания увеличения процентной ставки неправомерным.
Появление данной проблемы было обусловлено попытками судов не допустить произвольного увеличения банками процентной ставки.
Необходимость включения в кредитный договор обстоятельств, при которых банк может увеличивать процентную ставку, а равно необходимость определения в кредитном договоре порядка определения процентной ставки при увеличении выводятся судами из ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», хотя прямое указание на это в данной статье отсутствует.
Такой подход порой порождает довольно странные судебные позиции. Так, в одном из споров суды признали условие кредитного договора о праве банка на изменение процентной ставки незаключенным.
Примечание. Определение ВАС РФ от 24.11.2010 N ВАС-15748/10.
ООО «Луч» обратилось в суд с требованиями к ОАО «Банк «Уралсиб» о признании незаключенным условия кредитного договора, предусматривающего право банка изменять в одностороннем порядке процентную ставку по кредиту.
Данным условием кредитного договора было предусмотрено, что при изменении конъюнктуры денежного рынка и стоимости привлекаемых банком ресурсов, в том числе при изменении ставки рефинансирования Банка России, банк вправе потребовать изменения размера процентов за пользование кредитом (траншами).
Суды удовлетворили требования, указав, что из кредитного договора непонятно, какие именно изменения являются основанием для увеличения процентной ставки, не указаны порядок ее определения при изменении ставки рефинансирования Банка России и верхний предел возможного увеличения ее размера.
Вряд ли такую практику можно признать обоснованной, поскольку при заключении кредитного договора довольно сложно заранее предугадать все условия, которые могут послужить основанием для увеличения процентной ставки. Показательной в этом плане является ситуация, сложившаяся в конце 2014 — начале 2015 г. Большинство кредитных договоров, заключенных до этого периода, содержали в качестве определяющего возможность изменения процентной ставки обстоятельства изменение Банком России ставки рефинансирования. Однако, как известно, в сентябре 2013 г. Банк России отказался от ставки рефинансирования как основного индикатора денежно-кредитной политики, перейдя на ключевую ставку. Несмотря на то что изменение ключевой ставки оказывало существенное влияние на процентные ставки по кредитам, ни в одном кредитном договоре не было указания на нее как основание для изменения процентной ставки.
Таким образом, правильнее говорить, что вопрос о правомерности увеличения процентной ставки должен решаться не при оценке условия кредитного договора, предоставляющего банку такое право, а при оценке действий банка при реализации такого права. О постепенном изменении позиции в эту сторону свидетельствует другая практика по этому вопросу.
Примечание. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 декабря 2011 г. по делу N А53-4860/2011.
Индивидуальный предприниматель Ермачков А.Г. обратился в суд с требованиями к ЗАО «Коммерческий банк «ЛОКО-Банк» о признании незаключенным и не соответствующим закону пункта кредитного договора, предусматривающего право банка на одностороннее изменение процентной ставки.
В соответствии с оспариваемым пунктом кредитного договора банк имеет право в одностороннем порядке изменить ставку процентов по кредиту в случаях: изменения конъюнктуры рынка кредитных ресурсов, включая изменение учетной ставки рефинансирования Банка России, изменение нормативов обязательных резервов, депонируемых коммерческими банками в Банке России, а также изменение других индикаторов финансового рынка, включая ставки межбанковского кредитования в рублях и иностранной валюте, доходность государственных долговых инструментов и корпоративных ценных бумаг; невыполнения заемщиком какого-либо обязательства по договору.
Отменяя судебные акты судов двух инстанций, поддержавших исковые требования, кассационный суд указал, что для проверки обоснованности увеличения процентной ставки судам необходимо в каждом конкретном случае исследовать обоснованность изменения банком ставки по кредитам с учетом анализа значимых факторов и обстоятельств, влияющих на данное решение. Таким образом, само по себе условие кредитного договора о праве банка в одностороннем порядке изменять ставку процентов по кредиту при изменениях в экономике, влияющих на банковскую сферу, не противоречит закону и считается согласованным сторонами.
Тем не менее, чтобы не давать недобросовестным заемщикам лишний повод для оспаривания самого наличия права на изменение процентной ставки, банкам желательно не ограничиваться формальным указанием на такое право в договоре, но и описывать примерный перечень условий и определенный механизм увеличения.
Третья проблема. Отсутствие определенности относительно оснований и обоснованной величины увеличения процентной ставки.
Как уже было отмечено выше, правомерность изменения процентной ставки логично оценивать не в контексте оценки правомерности права на такое изменение, а в контексте оценки правомерности самих действий по изменению процентной ставки. При этом отсутствие в кредитном договоре указания на обусловливающие изменение процентной ставки обстоятельства или механизма изменения само по себе не должно свидетельствовать о неправомерности увеличения процентной ставки.
Собственно, по этому пути в свое время пошел и Высший Арбитражный Суд РФ, чья позиция по данному вопросу выражена в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» и Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 13567/11.
Так, в п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 указано, что банк вправе увеличивать процентную ставку, но это не означает, что сторона договора, уведомленная об изменении условий договора и не согласная с такими изменениями, не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон договора, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.
В Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 13567/11 повторялась такая позиция с некоторыми дополнениями. Президиум ВАС РФ указал, что при реализации предусмотренного кредитным договором права в одностороннем порядке изменять условия кредитования банк должен действовать в допустимых пределах осуществления гражданских прав и доказать наличие оснований, с которыми по условиям договора связана возможность одностороннего изменения банком размера платы (процентов) за кредит. Право банка на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту, закрепленное в договоре, не означает, что заемщик, не согласный с такими изменениями, не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.
Таким образом, для признания увеличения процентной ставки правомерным банку необходимо доказать, что такое увеличение отвечает требованиям разумности и добросовестности.
Такая позиция, с одной стороны, заранее не ставит правомерность изменения процентной ставки в зависимость от условий кредитного договора, а с другой стороны, создает ситуацию неопределенности для банков в этом вопросе — несмотря на заведомо сложную задачу указать конкретный перечень критериев, можно было бы надеяться хотя бы на частные примеры таких критериев, задающих вектор для банков.
Тем не менее анализ судебной практики позволяет выделить критерии разумности и добросовестности банка при увеличении процентной ставки. К этим критериям можно отнести:
— ухудшение общеэкономических условий (экономический кризис, колебания курса валюты и т.п., см., например, Постановление ФАС Московского округа от 13.03.2012 по делу N А40-125174/10-47-1096);
— изменение Банком России основного индикатора денежно-кредитной политики (ставки рефинансирования, ключевой ставки, см., например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.11.2015 по делу N А60-6730/2015);
— изменение ставок по межбанковским кредитам (MIACR, MosPrime, см., например, Постановление ФАС Московского округа от 26.01.2012 по делу N А40-26982/11-47-236);
— изменение процентных ставок по кредиту другими банками (в частности, средневзвешенных процентных ставок кредитных организаций, см., например, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2012 по делу N А67-1996/2012).
Суды, к сожалению, не указывают, какие из этих критериев являются свидетельством добросовестности, а какие — разумности. Если же смотреть на этот вопрос с теоретической точки зрения и исходить, что добросовестность изменения процентной ставки предполагает наличие объективных экономических причин, обусловливающих такое увеличение, то свидетельством добросовестности можно считать первые три критерия, а четвертый критерий скорее является свидетельством разумности, поскольку демонстрирует, что действия банка не выходят за пределы аналогичных действий, совершаемых другими участниками гражданского оборота.
Исходя из этого при принятии решения об увеличении процентной ставки банку желательно запастись набором указанных критериев, чтобы впоследствии иметь возможность обосновать правомерность своих действий.
Помимо условий, при наличии которых изменение процентной ставки признается правомерным, важное значение имеет величина, на которую банк вправе повысить процентную ставку. Очевидно, что даже при наличии оснований для увеличения процентной ставки банк не вправе осуществить такое увеличение на произвольную величину.
Суды, как правило, при ответе на этот вопрос руководствуются общими представлениями о разумности величины и не приводят детального обоснования, почему ту или иную величину они посчитали обоснованной. Данное обстоятельство из-за его непрогнозируемости существенно осложняет принятие банком решения относительно величины, на которую ему следует повысить процентную ставку. Примечательно, что ошибка в величине влечет не ее корректировку до уровня, который суд признает правомерным, а признание самого факта повышения процентной ставки необоснованным. Соответственно, неправильное определение величины чревато проигрышем всего судебного разбирательства о законности увеличения процентной ставки.
Тем не менее в судебной практике можно встретить обоснование судов относительно правомерной величины, которое следует признать довольно рациональным и логичным.
Примечание. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.11.2015 по делу N А60-6730/2015.
ООО «Транс бизнес Евразия» обратилось в суд с требованиями к ОАО «Уральский банк реконструкции и развития» о признании повышения процентной ставки с 16 до 26% годовых недействительным.
Суд кассационной инстанции, поддерживая нижестоящие суды, отказавшие в удовлетворении требования, указал на правомерность увеличения процентной ставки на 10% в связи с увеличением ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации с 5,50% годовых на дату выдачи кредита до 17% годовых на момент принятия решения об увеличении процентной ставки по кредиту, увеличения стоимости привлечения денежных средств юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — с 7,72% годовых до 20,80% годовых (на 13,08% годовых), увеличения ставки привлечения денежных средств в рублях по операциям РЕПО с Банком России — с 5,53% годовых до 17,33% годовых (на 11,80% годовых).
Как можно увидеть из приведенного судебного акта, суды сравнивают величину повышения процентной ставки с величинами повышения тех показателей, которыми обосновывается правомерность самого факта повышения.
Таким образом, при принятии решения об увеличении процентной ставки целесообразно ориентироваться на средние величины увеличения показателей по указанным выше критериям.
Подводя итог данному небольшому обзору основных проблем, возникающих при повышении банками в одностороннем порядке процентной ставки по кредиту, можно констатировать следующее:
— при включении в кредитный договор права банка на одностороннее изменение процентной ставки желательно обзавестись доказательствами участия заемщика в формировании условий договора и его возможности исключить данное право банка из договора (например, сохранив переписку с заемщиком или подписав протокол разногласий, в котором со стороны заемщика нет претензий к условию о праве банка на изменение процентной ставки);
— само условие, закрепляющее право банка на одностороннее изменение процентной ставки, желательно максимально наполнить указанием на примерный перечень оснований, при котором банк вправе реализовать такое право, и приблизительный механизм определения увеличенной процентной ставки (например, путем привязки к основным показателям на кредитном рынке);
— при принятии решения об увеличении процентной ставки необходимо определить среднюю величину увеличения тех показателей, к которым банк привязал увеличение процентной ставки, или величину увеличения основных показателей на кредитном рынке (например, ключевой ставки, ставок межбанковских кредитов).

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх