Известные прокуроры в истории России

11. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

11.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА В ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1722 — 1864 ГГ)

Казаков В.В., проректор Академии Генеральной прокуратуры РФ

Государственный советник юстиции 3 класса

Перейти на Главное МЕНЮ

Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Key words: general-prosecutor, chief secretary of the senate, guardsman officer-on-duty in the senate.

Ключевые слова: Сенат, Генерал-прокурор, обер-секретарь Сената, государственная служба, дежурные гвардейские офицеры в Сенате.

Статья посвящена развитию и становлению государственных органов прокуратуры в Российской имерии.

Основателем органов прокуратуры и прокурорского надзора за соблюдением законности в России по праву считается Петр I, проводивший в период своего нахождения на престоле активное реформирование всей структуры государственного управления, целенаправленную деятельность по созданию и укреплению единого централизованного государства. По свидетельству В.О. Ключевского, Петр I долго размышлял над созданием прокуратуры и работал над законопроектами непосредственно1. В результате учреждение прокуратуры было оформлено тремя петровскими указами: «Быть при Сенате Генерал-прокурору и обер-прокурору, также во всякой коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-прокурору»2 гласил указ от 12 января 1722 г.3; указом от 18 января 1722 г. «Об установлении должности прокуроров в надворных судах и в пределах компетенции надворных судов в делах по доносам фискальных и прочих людей»; «Генерал-прокурор должен си-

1 Ключевский В.О. Соч. Т.4 — М, 1958. — С. 177-180.

2Российское законодательство X — XX веков. Т.4. — М., 1986. — С. 198-199.

3 Именно эта дата в декабре 1995 г. Президентом Российской Федерации провозглашена «Днем прокурора».

деть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах … истинно, ревностно и порядочно без потеряния времени по регламентам и указам отправлял», «также должны накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал»4 -определил указ «О должности Генерал-прокурора» от 27 апреля 1722 года. Тем самым получил становление новый, России до этого момента не известный институт прокурорского надзора, так необходимый в то время быстро развивавшейся стране для проведения в жизнь экономических, социальных и политических реформ царя вопреки скрытому, а нередко и открытому сопротивлению чиновничества.

Уникальная роль прокуратуры в жизни общества через непосредственное и комплексное влияние на состояние законности на территории России, с первых дней существования выявила необходимость обеспечения прокуратуры квалифицированными, принципиальными, высоконравственными, знающими и уважающими закон и обладающими иными, необходимыми для службы кадрами. По этому поводу видный отечественный правовед Х1Х — начала ХХ веков И.Я. Фойницкий справедливо отметил, что «правила доброго поведения и безукоризненной жизни имеют особенно важное значение для людей, публично обличающих порок и преступления»5. Понимал исключительную важность подбора кадров в прокуратуре и царь Петр I: «Ныне ни в чем не надлежит так трудиться, чтобы выбрать и мне представить, кандидатов на вышеописанные чины, а буде за краткостью времени всех нельзя, то чтобы в президенты коллегий и в генерал и обер-прокуроры выбрать; что необходимая нужда есть до наступающего карнавала учинить, дабы потом исправиться в делах было можно; в сии чины дается воля выбирать изо всяких чинов, а особливо в прокуроры, понеже дело нужное есть»6.

Изначально же перед генерал-прокурором, которым был назначен П.И. Ягужинский, была поставлена задача — обеспечить укомплектование прокуратуры порядочными, квалифицированными людьми.

Не будучи специально регламентирован каким-либо нормативным актом, порядок назначения должностных лиц прокуратуры складывался на практике двояко. Прокуроров назначал как император, так и тогдашний высший орган государственной власти — Правительствующий Сенат.

4 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.4. — М, 1986. — С. 184-200.

5 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. -СПб., 1996. -Т.1. -С.527

6 Российское законодательство X — XX веков. Т.4. — С. 198-199.

Именными указами были определены генерал -и обер-прокуроры Сената, прокуроры восьми коллегий.

К исходу 1722 г. отечественная прокуратура была структурно и численно невелика. На всю территорию Российской империи приходилось 20 прокуроров: в том числе 17 в центральных органах управления и надворных судах, 3 — в генерал-прокуратуре Сената и обер-прокуратуре Синода. Не велики были штаты и прокурорских контор. Так, согласно организационной структуре при коллежском и надворном прокуроре обыкновенно состояли один-два канцелярских служащих, и только в непосредственном подчинении генерал-прокурора Сената — семеро (канцелярист и шесть копиистов). На третьем году существования прокуратуры генерал-прокурор П.И. Ягужинский сумел впервые добиться увеличения её штатной численности. По указу Сената от 12 марта 1724 г. в генерал-прокуратуре была введена должность секретаря.

С момента образования российской прокуратуры в эпоху Петра I служба на прокурорских должностях считалась государственной. Все прокуроры состояли на «государевой службе», занимали в соответствии с «Табелью о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных, которые в котором классе чины, и которые в одном классе, те именуют по старшинству времени вступления в чин между собой, однако ж воинские выше протчих, хотя б и скорее кто в том классе пожалован был» — законом, принятым 24 января 1722 г.7, строго определенные государственные должности. В Табели о рангах прокурорам были присвоены высокие классы: Генерал-прокурору -третий, соответствующий генерал-лейтенанту; обер-прокурору — четвертый; коллежским прокурорам — шестой, прокурорам надворных судов -седьмой наравне с обер-фискалами8.

Особых требований к кандидатам на прокурорские должности в тот период не было, но велено было избирать «их из всяких чина», но «лучших». По роду прежних занятий подавляющую часть первых российских прокуроров составляли военнослужащие, участвовавшие в походах и сражениях Великой Северной войны, драматической Прутской компании. Из их числа опытом работы в гражданской администрации обладали только И. Бибиков, В. Гагарин, Т. Кутузов и И. Отяев. Прокуроры И. Бибиков, И. Козлов и Е. Пашков получили фундаментальную практическую юридическую подготовку в бытность асессорами в «майорских» следственных канцеляриях. Длительным стажем следственной деятельности обладал прокурор Камер-коллегии П. Вельяминов, работающий с 1714 г. в следственной канцелярии ве-

7См.: Законодательство Петра I. — М., 1997. — С.99-124.

8 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.4. С.198-199.

дения И. Плещеева, а с 1719 г. — И.Дмитриева-Мамонова9.

Изначально предельно четко был определен механизм организации Российской прокуратуры: Генерал-прокурору подчинялись все прокуроры в коллегиях и надворных судах; они действовали его именем под его наблюдением и контролем, от него получали указания и к нему обращались с «протестациями». Последний же должен был все прокурорские доношения предлагать Сенату и «инстиговать, чтоб по ним исполнено было»10.

Со временем Генерал-прокурор занимает ключевое положение в государственном управлении. Русский историк Ключевский В.О. писал по этому поводу: «Генерал-прокурор, а не Сенат, становился маховым колесом всего управления; не входя в его состав, не имея сенатского голоса, был, однако, настоящим его президентом, смотрел за порядком его заседаний, возбуждал в нем законодательные вопросы, судил, когда поступал Сенат право и неправо, посредством своих песочных часов руководил его рассуждениями и превращал его в политическое сооружение на песке»11.

Влиятельная должность прокурора предусматривала и серьезную ответственность: «И ежели в чем поманит, или инако, каким образом ни есть, должность свою ведением и волею преступит, то яко преступник указа и явной разоритель государства, наказан будет». Генерал-прокурор и обер-прокуроры несли ответственность только перед императором. В указе «О должности Генерал-прокурора» на этот счет отмечалось: «Генерал и обер-прокуроры ничьему суду не подлежат, кроме нашего». Однако в его отсутствие Сенат мог их арестовать по подозрению в «тяжкой и времени не терпящей вине, яко измене» и начать расследование. Наказать же до возвращения императора Сенат не имел права, как и применять пытки.12 Если на местных прокуроров поступало «доношение», что они «званий своих истинно и ревностно не исполняют», то Генерал-прокурор обязан был представить этот документ в Сенат со своим мнением.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оклад Генерал-прокурору назначался именным императорским указом, согласно заведенному Петром I правилу — «статскую службу вознаграждать в половину военной». Например, генерал-прокурор Н. Ю. Трубецкой получал 3600 рублей в год, генерал-прокурор Я. П. Шаховской 4204 рубля. Однако, сама должность была таковой, что ее обладатель всегда мог рассчитывать на подарки монаршей особы: имения с крепостными, перст-

9 Серов Д. Прокуратура России: начало пути // Законность. 2005. — №12.

10Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999. С. 13.

11Ключевский В.О. Мысль Т.4. — С.289.

12 См.: Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. Т. 1. —

М., 1945. — С.319.

ни, крупные денежные суммы, высшие государственные ордена — все это могло стать благодарностью государя за хорошую службу и старание.

Значительно роль прокурора возрастает при Екатерине II. Манифестом от 15 декабря 1763 г. Сенат был разделен на шесть департаментов. При первом оставался генерал-прокурор, а в остальных пяти учреждались должности обер-прокуроров. Все перемещения обер-прокуроров происходили только с разрешения императрицы. Оставалась также должность обер-прокурора при Святейшем Синоде. Императрице также предоставлялись доклады о подборе кандидатов на должности прокуроров в коллегии и губернии, которые подписывались Генерал-прокурором вместе с обер-прокурорами.

Государственная реформа Екатерины ознаменовалась принятием 7 ноября 1775 г. Учреждения для управления губерниями Всероссийской империи. В этом значительном для государственного управления и судебной системы правовом акте предусматривалась специальная глава XXVII «О прокурорской и стряпческой должности», где указывалось: «Губернский прокурор и стряпчие смотрят и бдение имеют о сохранении везде всякого порядка, законами определенного,

и в производстве и отправлении самих дел» .

При Петре I было только губернское звено прокуроров при надворных судах. Теперь же создавались прокурорские органы и в уездах. Губернский прокурор, как и уездный стряпчий, находился в двойном подчинении — губернским властям и Генерал-прокурору. Но в отличии от первого, уездный стряпчий подотчетен был администрации не своего звена, не уездной, а вышестоящего — губернской.

О конкретных полномочиях прокурора в петровском законодательстве ничего не говорилось. Екатерининский указ этот пробел восполнил. Среди полномочий прокуроров и стряпчих следует упомянуть право в любое время входить в любые присутственные места, при этом чиновники не могли их перебивать и должны были в молчании выслушивать заключения и предложения по должности. Кроме того, прокурор и стряпчий могли потребовать все «реестры и дела присутственных мест». Прокурорские заключения держались в тайне от тяжущихся, и последние не могли потребовать отвода прокурора. В случае если прокурор или стряпчий знали об упущении и промолчали, они сами подлежали «ответу и взысканию законному».

Вскоре после вступления в должность Генерал-прокурора графа А.Н. Самойлова в марте 1794 года более сотни прокуроров и стряпчих были

13 Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Око государево. Российские прокуроры. XVIII век. — М, 1994. — С.286

награждены чинами за «ревностную и беспорочную службу и успехи в отправлении должности».

В сентябре 1802 г. Александром I был подписан манифест об учреждении министерств, в соответствии с которым должность Генерал-прокурора была соединена с должностью министра юстиции. Первым этот пост в новом качестве занял Г.Р. Державин — знаменитый русский поэт и государственный деятель.

В 1846 году правительство определило целесообразным сосредоточить управление государственной службой в администрации государя как носителя верховной власти. В этих целях в первом отделении Собственной канцелярии был образован особый Инспекторский департамент, который занимался подбором и расстановкой чиновников. Вместе с тем инспекторский департамент ведал определением на службу, производством в чины, увольнением со службы, выдвижением на должности, располагал формулярами всех «классных чинов» лиц, состоявших на государственной службе. В департаменте сосредоточивались все вопросы, связанные с практическим осуществлением чиновниками функций государственной службы в масштабах России. Так, российским правительством была создана единая система учреждений государственной службы, которая включала органы общегосударственного, регионального и губернского уровней, а также отраслевых министерств и ведомств14.

С этого времени определенная закономерность начинает прослеживаться в кадровом составе прокуратуры. В первой половине XIX века обычным чином губернского прокурора был надворный, реже — коллежский советник (т. е. 7 — 6 класс), тогда как губернатор был не ниже действительного статского советника (4 класс). Разница в чинах имела и исключительно материальное выражение. Губернаторы в то время получали жалование — 1800 руб., вице-губернаторы — 1200, а губернские прокуроры — только 600 руб. в год. У председателей судебных палат зарплата была до 840 руб.15 Губернский прокурор получал в три раза меньше, чем председатель казенной палаты, а на все судебные и прокурорские должности выделялось около 2 миллионов рублей в год. Вплоть до судебной реформы 1864 года главной проблемой министерства юстиции были низкие оклады служащих, что соответственно влекло кадровые проблемы в ведомстве.

П.А. Зайончковский провел анализ социального положения губернских прокуроров на 1 января 1853 года по 52 послужным спискам. Он установил следующее. Прокуроры относились в основном к чинам V — VIII классов. Так, среди них стат-

15 История Сената. Т.Ш. — С.574.

ских советников было 13, коллежских — 15, надворных — 12, коллежских асессоров — 14, коллежских секретарей — 1. Один из прокуроров имел придворное звание камер-юнкера. По возрасту прокуроры были моложе, нежели другие представители губернской администрации: от 20 до 25 лет — 2; от 26 до 30 лет — 14; от 31 до 40 лет -8; от 41 до 50 лет — 8; от 51 до 55 лет — 13; от 56 до 60 лет — 3; от 61 до 65 лет — 416.

Следует отметить, что Министры юстиции, как правило, осознавали важность подготовки кадров для всей системы. Так, например И.И. Дмитриев, занимавший пост министра юстиции с 1809 года, свою деятельность начал с того, что удалил со службы чиновников, которые только числились на службе, получали чины, награды, жалование, а служебные обязанности не исполняли. Также в целях укрепления кадров, он признавал полезным учреждение училищ правоведения, в которые можно было бы принимать как дворянских, так и мещанских, купеческих детей. М.Ю. Дмитриев считал, что уже через десять лет можно будет принимать на службу в министерство только после окончания такого учебного заведения. Его пожелание сбылось лишь в 1835 году, когда в Петербурге было открыто Императорское училище правоведения17.

При этом, профессионализм прокуроров возрастал по мере увеличения в его рядах лиц, получивших высшее юридическое образование. По этому поводу Н.В. Муравьев писал: «Губернскими, прокурорами, а иногда губернскими и даже уездными стряпчими стали назначать лиц с высшим юридическим образованием, преимущественно окончивших курс в Училище правоведения, часто совсем молодых и во всяком случае живых и свежих, не зараженных профессиональными недугами огромного большинства местных чиновников. Стремления многих из этих первых пионеров законности и бескорыстия были самые симпатичные, а деятельность весьма заметная среди провинциального застоя, нередко корыстных побуждений и всегда рутинных приемов службы. Благодаря этому притоку новых элементов прокурорское вето получило долю того значения, о котором думал законодатель…»18.

Прокуроры всегда являлись элитой юридических кадров в стране, отличались высоким уровнем профессионального правосознания и особо

19 \ #

трепетным отношением к понятию чести . Уже к середине XIX века прокуратура становится одним из наиболее образованных элементов русского чиновничества. В 1853 году высшее обра-

16Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. — М., 1978. — С. 171.

17Коробейников Б.В. Прокурорский надзор в Российской Федерации. — М., 2006. С.73.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 Муравьев Н.В. Указ. соч. — С. 356-357

19Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н., Калинин В.Н. Прокурорский надзор. Учебник. М., 2006. С. 165.

зование имели 27 губернских прокуроров (52%), из них 16 человек закончили Училище правоведения, среднее образование получили 14 человек (26%), низшее — 2 человека, домашнее — 9 человек2 . Следовательно, более половины прокуроров имели специальное юридическое образование, а лица, получившие высшее и среднее образование, составляли около 80%. Основная же масса государственных чиновников не имела даже среднего образования. А.В. Никитенко в 1861 году писал в своем дневнике: «В продолжение двух или трех лет с 1857 года из всех университетов, лицеев и училищ правоведения выпускалось ежегодно 400 человек, кроме меди-ков»21 (в то время число вакансий на гражданской службе ежегодно составляло 3 тыс.). С 1840 по 1862 год получили юридическое образование в университетах России (без национальных окраин) 3650 человек22. К этому числу можно прибавить несколько сот выпускников лицеев и Училища правоведения, подготовленных за это время. И все же, объективно оценивая роль дореформенной (имеется в виду судебная реформа 1864 года) прокуратуры, следует отметить, что она, как и большинство государственных органов царской России накануне реформы 60-х годов ХХ века, находилось в сложном положении. По мнению С.М. Казанцева, все это привело к тому, что прокуратура, как и общество в целом, требовала серьезных преобразований23. Неудивительно, что как только во второй половине 50-х годов Х!Х века встал вопрос о необходимости судебной реформы в России, выяснилось, что применение даже некоторых принципов буржуазного судоустройства и судопроизводства неизбежно влечет реорганизацию прокуратуры.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что с момента учреждения Российской прокуратуры 12 января 1722 г. и до проведения в Российской империи Судебной реформы 1864 г. происходил постепенный процесс зарождения и становления основополагающих начал службы в прокуратуре и подходов к решению вопросов кадрового обеспечения прокуратуры. Прежде всего в соответствии с «Табелю о рангах…» от 24 января 1722 г. служба в прокуратуре считалась государственной службой и все состоявшие в на ней прокуроры занимали строго определенное этим нормативным правовым актом того времени положение, предусматривающее материальное обеспечение от государства.

Табель о рангах определял порядок приема на службу и ее прохождение от низших чинов к

20См.: Материалы по судебной реформе в России. Т. 26. — СПб., 1864. — С. 7.

21 Никитенко А.В. Дневник. Т. 1. — СПб., 1861. — С. 54.

22 См.: Материалы по судебной реформе в России. Т. 26. -СПб., 1884.

23 См.: Казанцев СМ. Дореволюционные юристы о прокуратуре// Сборник статей. — СПб., 2001. — С. 19.

высшим. Основой служебного продвижения являлись личные заслуги, способности, знания, опыт, профессиональная пригодность. Хотя в то время единых требований к кандидатам на прокурорские должности в отношении возраста, образования, состояния здоровья и социального происхождения не было, но указано было «избирать их из всяких чинов, но лучших».

Прокуроры назначались либо самим императором, либо высшим органом государственной власти — Сенатом и в связи с этим начал складываться особый порядок уголовной ответственности этих «особо доверенных лиц» и освобождения их от занимаемой должности. Однако единого нормативного документа, регулирующего в то время службу в органах прокуратуры не было, и даже не было единства прокурорской системы: губернский прокурор находился в двойном подчинении — губернским властям и Генерал-прокурору.

Список литературы:

2. Бессарабов В. Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999.

3. Бессарабов В.Г. Правозащитная деятельность российской прокуратуры (1722-2002 гг.): история, события, люди. М., 2002.

4. Бессарабов В.Г. Прокурорский надзор. — М., 2008.

5. Берендтс Э.Н. О прошлом и настоящем русской администрации: (записка, состав, в дек. 1903 г.). — СПб., 1913.

6. Буцковский Н. О деятельности прокурорского надзора вследствие отделения обвини-

тельной власти от судебной. СПб., 1863.

7. Вигель Ф.Ф. Записки. М, 1891. Ч. 1.

8. Викторский С. И. Русский уголовный про-

цесс. — М., 1912.

9. Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. Т. 1. -., 1945.

10. Вышинский А.Я. Советская прокуратура и ее задачи. -М., 1935.

11. Градовский А.Д. Высшая администрация России XVIII столетия и Генерал-прокуроры.

— СПб. 1866.

12. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н., Калинин В.Н. Прокурорский надзор. Учебник. М., 2006.

13. Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX века // Русская старина. 1889.- №3.

14. Евреинов В.И. Гражданское чинопроизводство в России. — СПб., 1887.

15. Ефремова Н.Н. Судоустройство России в XVIII — первой половине XIX в. — М., 1993. Ерошкин Н.П. История государственных уч-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

реждений дореволюционной России. — М., 1983.

16. Журнал Государственного совета. — 1864. -№48.

17. Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. — М., 1978.

18. Законодательство Петра I. — М., 1997.

19. Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Российские прокуроры. — М., 1999.

20. Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Призванные отечеством. Российские прокуроры. 17221917 гг. — М., 1997.

21. Иванов П. Опыт биографий генерал-прокуроров и министров юстиции. — СПб., 1863.

22. Исаев И.А. История государства и права России. — М., 1996.

23. История Сената. Т.Ш.

24. Казанцев СМ. История царской прокуратуры. — СПб., 1993.

25. Казанцев СМ. Дореволюционные юристы о прокуратуре// Сб. статей. — СПб., 2001.

26. Ключевский В.О. Соч. Т.4 — М, 1958.

27. Коробейников Б.В. Прокурорский надзор в Российской Федерации. М., 2006.

28. Материалы по судебной реформе в России. Т. 26. — СПб., 1864.

29. Муравьев Н. В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М., 1889.

30. Мурашин Г.А. Органы прокуратуры в механизме советского государства. -Киев, 1972.

31. Никитенко А.В. Дневник. Т. 1. — СПб., 1861.

32. Орлова С.А. Сенат как высший надзорно-контролъный орган России // Правоведение.

— 2000. — N 2.

33. Орлов Ю.Г., Звягинцев А.Г. «Око государево. Российские прокуроры. XVIII век.», М, 1994.

34. Орлов Ю.Г. «Сей чин яко око наше» (Прокуратура при Петре I и его преемниках) // Законность. 1992. № 1.

35. Орлов Ю.Г. Имея единственную пользу отечества и справедливость в виду // Законность. 1992. — №5-4.

36. ПСЗ. ТЖ №3979, 3937, 4037.

37. Российское законодательство X — XX веков. Т.4. — М., 1986.

39. Савюк Л.К. Правоохранительные органы: Учебник. М.,2005.

40. Серов Д. Прокуратура России: начало пути // Законность. 2005. — №12.

41. Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. — М., 1997.

43. Фаизова И.В. Материалы герольдмейстер-ской конторы о реализации Манифеста о вольности дворянства в практике дворянской службы // Чтения памяти В.Б. Кобрина. -М., 1992.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

44. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. -СПб., 1996. -Т.1.

45. Шашков В.Я. Краткая история государственности и государственной службы России (IX — XX века). Мурманск, 1999.

Рецензия

Статья посвящена актуальной теме развития и становления службы в органах прокуратуры Российской империи в период в период с 1722 по 1864 гг. В представленной статье новизной отмечаются выводы автора о том, что в период с момента учреждения Российской прокуратуры 12 января 1722 г. и до проведения в Российской империи Судебной реформы 1864 г. происходил постепенный процесс зарождения и становления основополагающих начал службы в прокуратуре и подходов к решению вопросов кадрового обеспечения прокуратуры. Прежде всего в соответствии с «Табелю о рангах…» от 24 января 1722 г. служба в прокуратуре считалась государственной службой и все состоявшие в на ней прокуроры занимали строго определенное этим нормативным правовым актом того времени положение, предусматривающее материальное обеспечение от государства. Табель о рангах определял порядок приема на службу и ее прохождение от низших чинов к высшим. Основой служебного продвижения являлись личные заслуги, способности, знания, опыт, профессиональная пригодность. Хотя в то время единых требований к кандидатам на прокурорские должности в отношении возраста, образования, состояния здоровья и социального происхождения не было, но указано было «избирать их из всяких чинов, но лучших».

Полагаем, что представленная статья соответствует предъявляемым требованиям и может быть опубликована в научном журнале.

Статья разрешена к печати, так как не является секретной или для служебного пользования

Научный руководитель

Заведующий отделом НИИ Академии

Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридич-секих наук, профессор В. Г. Бессарабов


Герой СССР Борис Кравцов — это человек с большой буквы. Фото:Виктор Потапов

Сегодня блестящий советский юрист и правовед, Герой Советского Союза Борис Кравцов, который почти 15 лет был бессменным прокурором РСФСР, а затем в конце 80-х министром юстиции СССР, отмечает свой 90-летний юбилей.

Надо сказать, что с самого начала его судьба была очень необычной. Он родился и прожил первые пять лет жизни не где-нибудь, а в Кремле. Причем отец — Василий Алексеевич — простой рабочий. Прошел Первую мировую, затем и Гражданскую, работал в Совнаркоме курьером, а по совместительству — истопником в кабинете у Ленина. Мать Гликерия Львовна из бедной крестьянской семьи. Именно с ее слов Борис Васильевич и знает о своем кремлевском детстве. Как жили одной коммуналкой с Луначарскими и Рыковыми в потешном дворце, а неподалеку с семьей — Ленин. Как собирались за одним столом в праздники…

…Октябрь 1943 года немцы засели на хорошо укрепленном острове Хортица, который рассекал Днепр на два русла. Небольшое подразделение советской пехоты получило приказ форсировать реку, высадиться на острове и оттянуть на себя основные силы противника, чтобы дать возможность переправиться основным частям. Десант должна была поддержать огнем артиллерия. Корректировать огонь батарей было приказано группе разведчиков во главе со старшим лейтенантом Кравцовым. На острове разведчики укрепились в блиндаже. Всю ночь до рассвета они передавали нашим артиллеристам координаты, где засели фашисты. А когда немцы полностью окружили блиндаж и у бойцов не осталось ни одного патрона, чтобы отстреливаться, Борис Кравцов приказал радисту Мозгунову вызвать огонь батарей на себя. Вот как рассказывал потом об этом сам Кравцов: «Исполнят ли наши артиллеристы команду?. А тут — разрыв у самого входа: в проход влетела граната. Меня ранило, взрывной волной сорвало провода и повредило рацию. Поднял ее Мозгунов, повертел, встряхнул и бросил. Теперь уж не повторишь команду. А огня-то нет… Но что это? Я услыхал знакомый звук полета снарядов. Наших снарядов, с левого берега. Согнулись мы в три погибели. Первый залп — перелет, второй — недолет, а третий — прямо по блиндажу. Немцев смыло, как грязь с крыши, проливным дождем. И нам досталось. В потолке — дыра. Рухнули на нас бревна, ветви, груды песка. И дыма столько набралось, что нечем дышать. Мы с Мозгуновым выбрались кое-как и — к своим, к левому флангу. А там положение отчаянное. Патроны на исходе, людей осталось мало. Теснят их гитлеровцы к реке. Хорошо еще, телефонная связь не повреждена. Связался с командиром дивизиона. Тот ушам не верит: «Жив, Борис?!» И снова корректирую огонь…». За этот подвиг старшему лейтенанту Борису Кравцову было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны героя-разведчика отправляют на учебу в московскую юридическую школу, которую он с отличием заканчивает.

С июля 1947 года началась его работа в органах юстиции. В течение трех лет он был членом линейного суда Московско-Окского речного бассейна. Дела он разбирал дотошно, пытаясь вникнуть в самую их суть. Он чрезвычайно бдительно разбирался во всех деталях и не боялся оправдывать людей, которые шли на хищения из-за нужды и голода. Такую же принципиальную и в то же время человечную позицию он занимал уже и будучи прокурором. Например, в 1964-м справедливое решение по довольно заурядному гражданскому делу едва не стоило ему жизни. В Дагестане озлобленный ответчик, который обязывался судом возвратить взятые в долг деньги, явился к зданию прокуратуры республики с револьвером, дождался приезда Кравцова и хладнокровно выстрелил в прокурора. Пуля угодила в правое плечо. Уже на суде судья спросила Кравцова не как прокурора, а как потерпевшего — какого наказания заслуживает подсудимый. Он ответил, что поскольку тот фронтовик, то заслуживает снисхождения. В итоге подсудимого приговорили к 12 годам, хотя его преступление тянуло на высшую меру.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх