Как доказать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства

Доказательства соразмерности выставленной неустойки

Истцу возможно представить доказательства соразмерности выставленной неустойки последствиям просрочки передачи квартиры в соответствии с договором долевого участия. Например, указать размер убытков, которые возникли у истца вследствие нарушения договора, или указать иные негативные последствия, вызванные просрочкой исполнения обязательства. Это может быть убытки в виде вынужденного найма жилья, или убытки в виде упущенной выгоды в связи с невозможностью сдать квартиру в найм и т.д.

Следует также учитывать, что в соответствии с позицией, изложенной в определении Конституционного суда РФ от 15 января 2015 г. № 7-О право суда снизить размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является способом борьбы со злоупотреблениями правом свободно определять размер неустойки. Однако суд может уменьшить размер неустойки только при наличии соответствующего волеизъявления со стороны ответчика. При этом ответчик обязан представить в суд доказательства, которые подтверждают несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, а сам этот вопрос должен решаться в судебном заседании с заслушиванием мнений заинтересованных лиц.

Таким образом, истец также вправе ссылаться на отсутствие доказательств, которые подтверждают несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

При этом возможные доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения; о неисполнении обязательств контрагентами; о наличии задолженности перед другими кредиторами; о наложении ареста на денежные средства или иное имущество ответчика сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании статьи 333 ГК РФ. Данный вывод приведен в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист»

<…>

1.Конституционный суд РФ подтвердил, что суд может снизить размер неустойки только по заявлению ответчика

«Вопрос о том, можно ли без соответствующего заявления ответчика снизить размер неустойки, который явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, на протяжении последних лет был одним из самых злободневных. С одной стороны, если суд будет снижать размер неустойки по своей инициативе, его можно обвинить в предвзятости и небеспристрастности по отношению к ответчику. С другой стороны, возможность суда снизить явно завышенный размер неустойки оставалась одним из немногочисленных способов обуздать чрезмерные аппетиты кредиторов.

Конституционный суд РФ занял следующую позицию. Право суда снизить размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является способом борьбы со злоупотреблениями правом свободно определять размер неустойки. Однако суд может уменьшить размер неустойки только при наличии соответствующего волеизъявления со стороны ответчика. При этом ответчик обязан представить в суд доказательства, которые подтверждают несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, а сам этот вопрос должен решаться в судебном заседании с заслушиванием мнений заинтересованных лиц.

Такая правовая позиция изложена в определении Конституционного суда РФ от 15 января 2015 г. № 7-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Паршина Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Ранее схожую правовую позицию заняли Верховный суд РФ и ВАС РФ.

ВАС РФ еще в 2011 г. разъяснил, что суд может снизить размер неустойки только по заявлению должника. Такое заявление должно быть сделано в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции. При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. В частности, доказательства того, что возможный размер убытков кредитора значительно ниже начисленной неустойки. Такая правовая позиция содержится в пунктах 1 и 3 постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Верховный суд РФ в своих разъяснениях также ссылался на то, что суды общей юрисдикции могут снизить размер неустойкитолько по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым такое уменьшение является допустимым (абз. 2 п. 34 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»; п. 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного суда РФ 22 мая 2013 г.).

Поэтому на определение Конституционного суда РФ от 15 января 2015 г. № 7-О можно ссылаться при рассмотрении споров как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции как на дополнительный аргумент против произвольного снижения неустойки судом.

В связи с этим, если ответчик хочет, чтобы суд снизил размер неустойки, ему нужно сделать в суде соответствующее письменное заявление и приложить к нему все необходимые доказательства, которые подтверждают его доводы. Если такого заявления не будет, суд не станет уменьшать неустойку».

2.Как убедить суд уменьшить размер неустойки

«Возникший у компании спор с контрагентом не привел к желаемому результату, и дело дошло до суда. При этом бывший партнер заявил требование об уплате неустойки, размер которой явно завышен и не соответствует степени нарушенного обязательства.

Выход из сложившейся ситуации – оспаривание размера начисленных пеней. Рассмотрим, как на практике юристу убедить арбитражный суд умерить аппетиты контрагента и скорректировать расчет неустойки в меньшую сторону.

Сложность для ответчика состоит в том, что по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков – достаточно лишь самого факта неисполнения или ненадлежащего исполнения со стороны должника обеспеченного неустойкой обязательства (ст. 330 ГК РФ).

Однако при этом Гражданский кодекс РФ предусматривает возможность для должника оспорить размер неустойки. И если неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить (ст. 333 ГК РФ).

Отметим, что судебная практика по вопросам снижения неустойки до недавнего времени не отличалась единообразием.

Но с выходом в свет постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 81) ситуация изменилась. Рассмотрим порядок действий в новых условиях.

Как заявить о снижении неустойки

До выхода Постановления № 81 судьи могли самостоятельно принимать решения о применении статьи 333 Гражданского кодекса РФ, уменьшая размер неустойки в случае явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Такая позиция была основана на разъяснениях, приведенных в пункте 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса РФ».

Кроме того, арбитражные суды руководствовались правовой позицией, выраженной в определении Конституционного суда РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О, в соответствии с которой снижение неустойки является обязанностью суда, если ее размер явно превышает допустимые пределы.

Обоснование

В соответствии с определением Конституционного суда РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О предоставленная судам возможность снижать размер неустойки при ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по сути, на реализацию требования статьи 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц). Поэтому, по мнению Конституционного суда РФ, в части 1статьи 333 Гражданского кодекса РФ речь идет о том, что суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

С выходом Постановления № 81 практика изменилась кардинально.

Как пояснил Пленум ВАС РФ, арбитражный суд больше не может снижать размер неустойки по собственной инициативе, ведь гражданские права должны осуществляться сторонами своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ).

Поэтому в первую очередь юрист ответчика должен сделать заявление о снижении неустойки (до издания Постановления № 81 аналогичная позиция была выражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10).

Отметим несколько важных правил, которые защищают интересы ответчика в такой ситуации и на которые обратил внимание Пленум ВАС РФ в пункте 1 Постановления № 81.

Во-первых, заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не может расцениваться как согласие ответчика с наличием долга перед истцом либо с фактом нарушения обязательства.

Во-вторых, с данным заявлением можно обращаться и в тех случаях, когда стороны договорились о неприменении или ограничении применения статьи 333 Гражданского кодекса РФ, а также установили в договоре верхний или нижний предел размера неустойки. Иными словами, суд не будет принимать во внимание условия договора, ограничивающие право истца просить о снижении размера неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса РФ.

В то же время решение вопроса о снижении неустойки теперь в еще большей степени зависит от действий самого ответчика (вернее, его представителя).

Дело в том, что без соответствующего заявления (т. е. по собственной инициативе) суд больше не имеет правовых оснований уменьшать заявленную к взысканию неустойку на основании статьи 333 Гражданского кодекса РФ. И это подтверждается арбитражной практикой (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26 апреля 2012 г. № А75-7648/2011, ФАС Уральского округа от 27 марта 2012 г. № Ф09-881/12, ФАС Дальневосточного округа от 6 марта 2012 г. № Ф03-498/2012, ФАС Поволжского округа от 2 апреля 2012 г. № А55-8238/2011). При этом суды стали более жестко относиться к форме и содержанию такого заявления.

167.1729 (11,17)

Внимание! Ответчику недостаточно просто указать на то, что неустойка была начислена неправомерно

Важно, чтобы четко прозвучало заявление с обращенной к суду просьбой снизить неустойку на основаниистатьи 333 Гражданского кодекса РФ. Если такого заявления не будет, суд не станет уменьшать неустойку.

Пример из практики: суд не стал уменьшать неустойку, так как ответчик лишь указал на неправомерность ее начисления, но не подал ходатайство о снижении ее размера

Лизингодатель обратился с иском о взыскании с лизингополучателя неустойки, предусмотренной несколькими договорами лизинга.

Суд первой инстанции взыскал только часть заявленной ко взысканию неустойки. При этом по двум договорам лизинга суд уменьшил размер неустойки с 2 572 903 руб. 17 коп. до 500 руб. Суд апелляционной инстанции с этим согласился.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты, указав следующее: «Судебная коллегия, поддерживая вывод суда первой инстанции, указала на наличие заявления ответчика в суде первой инстанции о снижении размера неустойки.

Однако в материалах дела такое заявление отсутствует.

Указанное обстоятельство также не нашло отражение в протоколах судебных заседаний и в решении Арбитражного суда города Москвы от 25 октября 2011 года.

В материалах дела имеется отзыв ответчика на исковое заявление, в котором ответчик указал на то, что истец не подтвердил документально факт просрочки оплаты лизинговых платежей, в связи с чем неправомерно начислил неустойку на суммы основного долга, включая НДС.

Ходатайство о снижении неустойки согласно ст. 333 ГК РФ в отзыве не содержится».

В результате суд направил дело на новое рассмотрение (постановление ФАС Московского округа от 26 апреля 2012 г. № А40-30405/11-109-171).

Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении

ООО «А.» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «В.» о взыскании основного долга по оплате выполненных и принятых работ в размере 281 342 руб. 86 коп. и неустойки в размере 204 461 руб. 16 коп. за нарушение срока оплаты. Ответчик предъявил встречный иск о взыскании 818 244 руб. 33 коп. в счет возмещения затрат, причиненных ненадлежащим исполнением договора.

Суд взыскал в пользу истца основной долг полностью, а сумму неустойки уменьшил до 50 000 руб.; в удовлетворении встречного иска суд отказал.

Истец оспорил снижение неустойки, ссылась на то, что ответчик не представил доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства и не представил заявление о снижении неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса РФ.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили в силе решение суда первой инстанции. ФАС Московского округа, отвергая доводы заявителя кассационной жалобы, отметил: «Из решения суда следует, что ответчик возражал по требованию о взыскании неустойки». При этом единственное упоминание о возражениях в тексте решения выглядит так: «Ответчик первоначальный иск не признал по доводам, изложенным в ранее представленном отзыве, а также возражал по взысканию неустойки». Суд не уточнил, в чем именно заключались возражения ответчика и содержали ли они просьбу уменьшить размер неустойки.

Коллегия судей ВАС РФ передала дело на рассмотрение в Президиум, и надзорная инстанция отменила судебные акты в части отказа во взыскании неустойки (постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 801/13). При этом и в определении коллегии судей, и в постановлении Президиума ВАС РФ есть фраза: «Возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении».

Закон не конкретизирует, в какой форме нужно сделать такое заявление. Чтобы исключить риски, связанные с разным толкованием, имеет смысл не ограничиваться упоминанием возражений в отзыве на иск, а оформить ходатайство в виде отдельного процессуального документа.

Заявление о снижении неустойки можно сделать исключительно при рассмотрении судом дела по правилам суда первой инстанции (п. 3 Постановления № 81). В апелляционной инстанции судьи также смогут рассмотреть такое заявление, но только в следующих случаях:

  • требование о снижении неустойки изначально было заявлено в первой инстанции;
  • суд первой инстанции не снизил неустойку или снизил ее в недостаточном размере (по мнению заявителя).

Пример из практики: суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы, в которой ответчик ссылался на несоразмерность неустойки, так как в первой инстанции ответчик этого довода не приводил

Суд первой инстанции в полном объеме удовлетворил исковые требования о взыскании неустойки по договору купли-продажи автотранспорта.

В апелляционной жалобе ответчик сослался на то, что начисленная в соответствии с условиями договора штрафная неустойка в размере 586 987,68 руб. несоразмерна последствиям нарушенного обязательства и является для ответчика значительной.

Апелляционный суд отказал в удовлетворении жалобы по следующим основаниям.

«Как следует из пункта 3 постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства может быть сделано исключительно при рассмотрении судом дела по правилам суда первой инстанции.

В пункте 25 постановления Пленума ВАС РФ № 36 от 28 мая 2009 года «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» разъяснено, что согласно части 7 статьи 268 АПК РФ новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции. К примеру, не могут быть приняты и рассмотрены требования о снижении размера пеней, неустойки, штрафа, которые не были заявлены в суде первой инстанции.

Поскольку ответчик в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции не заявлял о несоразмерности договорной неустойки последствиям нарушения обязательств, у суда апелляционной инстанции отсутствуют правовые основания для снижения размера неустойки в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации на основании соответствующего заявления ответчика на стадии апелляционного пересмотра судебного акта.

Нарушений или неправильного применения норм материального или процессуального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене, апелляционной инстанцией не установлено» (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 февраля 2013 г. № 15АП-15461/2012 по делу № А53-24539/2012; постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 22 мая 2013 г. по делу № А53-24539/2012 оставлено без изменения).

Пример из практики: суд апелляционной инстанции правомерно уменьшил размер неустойки, так как в нарушение норм действующего законодательства суд первой инстанции не рассмотрел заявление ответчика

«При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик заявил о явной несоразмерности неустойки со ссылкой на положения статьи 333 ГК РФ, также указав, что ее значительная часть выплачена добровольно, что не оспаривается истцом.

Однако в нарушение норм действующего законодательства, суд первой инстанции не рассмотрел заявление ответчика, каких-либо выводов о применении указанной нормы в судебном решении не отразил.

Таким образом, суд апелляционной инстанции по жалобе в пределах своей компетенции, предусмотренной статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации… разрешил вопрос о соразмерности неустойки.

…суд кассационной инстанции по жалобе истца может довзыскать неустойку, если она была снижена судом по собственной инициативе в отсутствие соответствующего заявления, сделанного ответчиком при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции, либо ниже однократной учетной ставки Банка России (за исключением случая, предусмотренного абзацем третьим пункта 2 настоящего Постановления), ввиду неправильного применения судом первой или апелляционной инстанции нормы статьи 333 ГК РФ (пункт 2 части 1 статьи 287 АПК РФ).

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно

12 декабря 2016 г.СтатьяКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Какая ставка поможет обосновать неустойку по обязательствам в иностранной валюте

Как подтвердить размер средней ставки по краткосрочным кредитам

Почему иногда выгоднее представить суду информацию о ставках Банка России, чем справку из банка

Снижению неустойки посвящено множество разъяснений. Однако при разрешении споров о снижении неустойки постоянно возникают новые вопросы. Анализ судебной практики показывает, что на ряд, казалось бы, очевидных вопросов нельзя ответить однозначно. Например, какой размер неустойки предложить суду в качестве соразмерного? Чем можно заменить учетную ставку Банка России, если она не применяется к конкретному правоотношению? Чем подтвердить средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств? Рассмотрим, какие позиции выработали суды по данным вопросам.

Для определения неустойки по обязательствам в иностранной валюте учетная ставка Банка России не применяется.

Высшие суды уже не раз разъясняли спорные моменты касательно снижения неустойки. Так, данному вопросу посвящено информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Информационное письмо № 17), более новое, но уже значительно редуцированное постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВАС № 81) и часть нового постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление Пленума ВС № 7).

Снижение размера неустойки для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь необоснованную выгоду кредитора (п. 77 Постановления Пленума ВС № 7). Существует мнение, что выявление несоразмерности неустойки как раз и позволяет установить возможность получения кредитором необоснованной выгоды. Для установления несоразмерности неустойки используется множество критериев, которые подробно освещались в литературе.
В связи с этим допустим, что несоразмерность неустойки доказана, и теперь решается вопрос, какой размер неустойки будет соразмерен последствиям нарушения обязательства. Суду необходимо предоставить какой-либо ориентир для определения размера неустойки.

Всем знакомы знаменитые рубежи для снижения неустойки, изложенные в п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81. Самый первый рубеж, пройти который в большинстве случаев не представляет большого труда, — двукратная учетная ставка Банка России. В случае если несоразмерность истребуемой неустойки доказана, ответчику необходимо лишь предоставить данные об учетной ставке Банка России, опубликованные на его официальном сайте.

Вторым рубежом является средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства. В данном случае зачастую возникают сложности с доказыванием среднего размера такой платы.

И, наконец, третьим рубежом, своеобразным «донжоном», является однократный размер учетной ставки Банка России.

Таким образом, в Постановлении Пленума ВАС № 81 суд заложил два ключевых показателя, которые необходимо использовать при определении соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств: учетная ставка Банка России и средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств.

Казалось бы, ВАС РФ недвусмысленно сказал, чем нужно руководствоваться судам при определении соразмерности неустойки. Но несколько вопросов все же остались открытыми.

Первые трудности могут возникнуть при взятии самого первого рубежа для снижения неустойки — двукратной учетной ставки Банка России. Ярким примером здесь служит взыскание неустойки за нарушение денежного обязательства, выраженного в иностранной валюте.

Как справедливо отметил Арбитражный суд Московского округа, поскольку Центробанк не устанавливает ставки рефинансирования в отношении иностранных валют, к обязательствам в иностранной валюте правило об учетной ставке Банка России не применяется (постановление от 25.03.2015 по делу № А40-55361/14).

В таком случае, что можно использовать в качестве аналога учетной ставки при взыскании неустойки за нарушение денежного обязательства в иностранной валюте?

Ответ на данный вопрос содержится в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Информационное письмо № 70). В нем разъясняется, что в подобных случаях вместо учетной ставки Банка России применяются средние ставки банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Эти сведения публикуются в «Вестнике Банка России».

Отметим, что Пленум ВС РФ Постановлением № 7 признал не подлежащим применению п. 52 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Тем не менее в тексте самого п. 8 Информационного письма № 70 содержится указание на применимый показатель — средние ставки банковского процента по краткосрочным валютным кредитам.

Иногда суды продолжают ссылаться на неподлежащий применению пункт и воспроизводят его в судебных актах (решения АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.05.2016 по делу № А56-11436/2016, АС Краснодарского края от 22.09.2016 по делу № А32-22924/15).

На первый взгляд данная норма не применима к случаям взыскания неустойки, ведь в ней прямо упоминаются только проценты по ст. 395 ГК РФ. Подобная позиция действительно находит отражение в судебных актах. Так, в одном из дел суд отклонил ссылку истца на п. 8 Информационного письма № 70, мотивировав это тем, что данный пункт регулирует порядок начисления процентов по ст. 395 ГК РФ, которые к данному спору не относятся, поскольку с ответчика взыскивается сумма неустойки в порядке ст. 394 ГК РФ (постановление ФАС Московского округа от 18.02.2010 по делу № А40-86846/09-17-603).

Подобные позиции — исключение из общего правила. Более типична позиция, согласно которой п. 8 Информационного письма № 70 распространяет свое действие на неустойку (постановление ФАС Московского округа от 10.04.2014 по делу № А40-38112/13-85-374).

Например, кассация в одном из дел указала следующее. Поскольку денежные обязательства по контракту выражены в долларах США, при расчете неустойки должна была учитываться процентная ставка Банка России по краткосрочным кредитам в иностранной валюте, являющаяся аналогом ставки рефинансирования Банка России в случаях, когда обязательство выражено в иностранной валюте (постановление ФАС Московского округа от 21.04.2014 по делу № А40-164722/12).

Стоит согласиться с подобной позицией, ведь в п. 8 Информационного письма № 70 указано, что данное правило распространяется не только на проценты за пользование чужими денежными средствами, но и на иные проценты.

Таким образом, средние ставки по краткосрочным кредитам в соответствующей валюте, выдаваемым в месте нахождения кредитора, являются аналогом учетной ставки Банка России.

Под краткосрочным кредитом для целей снижения неустойки Банк России понимает кредит сроком до одного года

На практике часто возникает вопрос — как подтвердить размер средней ставки по краткосрочным кредитам? На первый взгляд он кажется надуманным. Выше уже указывалось, что эти сведения публикуются в «Вестнике Банка России».

Между тем анализ сайта Банка России показал, что информация о средних процентных ставках кредитных организаций России именно по краткосрочным кредитам в иностранной валюте, о которой идет речь в п. 8 Информационного письма № 70, опубликована только до марта 2013 года.

К счастью, Банк России также ведет статистику по средневзвешенным процентным ставкам по кредитам, которую кредитные организации предоставляют нефинансовым организациям. Данная статистика ведется также и по кредитам, выдаваемым в долларах США и евро.

В пункте 8 Информационного письма № 70 указано, что информация о средних процентных ставках по краткосрочным кредитам, опубликованная в «Вестнике Банка России», является лишь одним из возможных источников сведений о данных процентных ставках.

В таком случае можно использовать информацию о средневзвешенных процентных ставках по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, в качестве субститута информации о среднем размере ставок по краткосрочным кредитам, выданным в иностранной валюте.

Однако между данными таблицами имеется существенная разница. Так, в таблице по средневзвешенным процентным ставкам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, кредиты разбиты на несколько групп в зависимости от их срока. Данное обстоятельство создает неопределенность относительно того, какой кредит является краткосрочным. В случае с информацией о средних процентных ставках кредитных организаций по краткосрочным кредитам в иностранной валюте данной проблемы не возникало, поскольку деление на какие-либо группы не производилось, а вся информация уже предоставлялась только по краткосрочным кредитам. Должнику в данном случае нужно было лишь выбрать необходимый период просрочки и открыть данную таблицу за соответствующий период.

Так какой же кредит будет являться краткосрочным и какой столбец является релевантным для иллюстрации пресловутых «средних ставок по краткосрочным кредитам в иностранной валюте»?
Разобраться в этом вопросе опять поможет судебная практика. Так, один из вариантов предложен в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 15.06.2016 по делу № А12-38279/2015. Здесь суд указал, что законные или договорные проценты на сумму денежного обязательства, выраженного в соответствии с п. 2 ст. 317 ГК РФ, начисляются на сумму в иностранной валюте, выражаются в этой валюте и взыскиваются в рублях по правилам п. 2 ст. 317 ГК РФ. По информации, размещенной на официальном сайте Банка России в разделе «Средневзвешенные процентные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям в евро», средняя процентная ставка по кредитам в евро на срок до одного года, включая «до востребования» для субъектов малого и среднего предпринимательства по состоянию на ноябрь 2014 года составила 10 евро 80 центов.

Представляется, что предложенный вариант является максимально приближенным к значениям средних процентных ставок кредитных организаций в иностранной валюте, о которых идет речь в п. 8 Информационного письма № 70.

Для иллюстрации данного тезиса стоит сравнить показатели, приведенные в таблице «Средние процентные ставки кредитных организаций России по краткосрочным кредитам в иностранной валюте», с показателями в таблице «Средневзвешенные процентные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям в евро» за аналогичный период (обе таблицы размещены в открытом доступе на официальном сайте Банка России). Для примера в качестве валюты будем рассматривать евро, временной период — 2013 год.
Так, средние ставки по краткосрочным кредитам в евро составляли в январе 2013 года 7,3%, феврале — 7,7%, марте — 6,7%. Аналогичные показатели можно наблюдать в таблице по средневзвешенным процентным ставкам по кредитам в евро в столбце «до года, включая до востребования».
Таким образом, под краткосрочным кредитом для целей снижения неустойки Банк России понимает кредит, выданный сроком до одного года, включая «до востребования».
Вместе с тем зачастую при определении того, какой кредит является краткосрочным, суды стараются максимально учесть все фактические обстоятельства и рассчитывают краткосрочность исходя из периода просрочки.

В конечном итоге определение краткосрочности не является самоцелью. Подобное понимание свидетельствовало бы лишь о правовом пуризме. Определяя период кредита для целей снижения неустойки, целесообразно исходить из максимы, закрепленной в абз. 1 п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81, согласно которой условия неправомерного пользования денежными средствами вследствие неисполнения обязательства не могут быть более выгодными, чем условия правомерного пользования.
В связи с этим суды иногда моделируют гипотетическую ситуацию, в которой определяют, сколько бы заплатил должник, если бы вместо пользования денежными средствами вследствие просрочки он перекредитовался в банке. И в таком случае при определении срока гипотетического кредита используется период просрочки.
Так, в одном из дел просрочка составил 79 дней. В связи с этим при определении краткосрочности суд пришел к выводу, что в данном случае краткосрочным будет кредит, выданный на срок от 31 до 90 дней (постановление АС Московского округа от 21.06.2016 по делу № А40-182961/2015).

Представляется, что данный подход, согласно которому при определении краткосрочности нужно исходить из периода просрочки, в целом является справедливым и оправданным. Между тем, если период просрочки составляет более года, подобный подход войдет в противоречие с п. 8 Информационного письма № 70, в соответствии с которым для денежных обязательств в иностранной валюте эквивалентом учетной ставки Банка России являются средние ставки именно по краткосрочным кредитам. Едва ли кредит сроком на 2,5 года можно признать краткосрочным. На основании этого можно прийти к выводу, что даже если период просрочки превышает год, все равно необходимо ориентироваться на ставки по кредитам, выданным на срок до года. Данная позиция находит подтверждение в судебной практике. Так, при просрочке в 1100 дней, суд, снижая неустойку, тем не менее исходил из ставок по краткосрочным кредитам (постановление ФАС Московского округа от 20.03.2003 по делу № А40-24209/02-48-257).

Справка из кредитной организации поможет подтвердить размер платы по краткосрочным кредитам

Не меньшие трудности возникают и при прохождении второго рубежа. Так, для обоснования иного размера неустойки, нежели двукратная учетная ставка Банка России, стороны спора вправе представлять доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств в период нарушения обязательства был выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России. Данная проблема актуальна вне зависимости от валюты денежного обязательства.

Приступая к рассмотрению второго рубежа, нужно отметить расхождение позиций ВАС РФ и ВС РФ по вопросу определения места действия среднего размера платы по краткосрочным кредитам.

Так, ВАС РФ указывал, что необходимо приводить ставки по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым в месте нахождения должника (п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81). Верховный суд, напротив, утверждал, что необходимо использовать средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым в месте нахождения кредитора (п. 75 Постановления Пленума ВС № 7).

Примечательно, что Пленум ВС РФ признал неприменимыми ряд положений Постановления Пленума ВАС № 81 (п. 84 Постановления № 7). В то же время Пленум ВС не посчитал нужным прекратить действие п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81.

В контексте данного противоречия представляются интересными рассуждения С. В. Сарбаша. Говоря об очередности удовлетворения требований по денежному обязательству, он рассуждает так. Интересы сторон обязательства в данной части не совпадают. Чьим интересам стоит отдать предпочтение? В связи с тем что нарушены права кредитора, именно его интересы нуждаются в защите, а должника, в свою очередь, необходимо стимулировать к своевременному исполнению обязательств.

Подобную логику можно применить и при разрешении описанной выше коллизии, касающейся места действия ставки по краткосрочным кредитам, и использовать средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств в месте нахождения кредитора.
Кроме того, при разрешении указанного противоречия необходимо принимать во внимание ст. 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „Об арбитражных судах в Российской Федерации“ и статью 2 Федерального конституционного закона „О Верховном Суде Российской Федерации“». В ней прописано, что разъяснения Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики применения законов сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ.

Достаточно сложным моментом является подтверждение размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым субъектам предпринимательской деятельности. Рассмотрим, какие доказательства в этом случае стороны представляют суду.

Наиболее очевидным способом подтверждения подобной информации является справка из кредитной организации, в которой указано, под какой процент она выдавала краткосрочные кредиты на пополнение оборотных средств в определенный период. В одном из дел суд прямо указал, что ответчик вправе представлять такие справки для определения величины неустойки, соразмерной последствиям нарушения обязательств (постановление АС Центрального округа от 23.12.2015 по делу № А23-2746/2015).

Между тем на практике кредитные организации редко предоставляют ответы на подобные запросы. По результатам направления запросов в 9 кредитных организаций можно получить, как правило, не более двух-трех ответов по существу. Особо стоит отметить, что между вручением запроса и получением ответа обычно проходит достаточно большой срок — от месяца до трех.

Несмотря на то, что практика предоставления справок из кредитных организаций для подтверждения среднего размера платы по краткосрочным кредитам широко распространена (постановления ФАС Дальневосточного округа от 25.12.2007 по делу № А51-8625/06-17-139, от 01.10.2013 по делу № А04-3197/2011, АС Северо-Кавказского округа от 09.12.2014 по делу № А53-11323/2014, Уральского округа от 05.04.2016 по делу № А07-1736/2013), имеются случаи, когда суды считают подобные справки ненадлежащим доказательством (постановление 16ААС от 01.06.2015 по делу № А04-8140/2014).

ЦИТАТА: «Ссылка заявителя на то, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности, в месте нахождения должника в период нарушения обязательства ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период, несостоятельна, поскольку суды не приняли в качестве надлежащих доказательств, подтверждающих средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями, представленные ответчиком справки кредитных организаций» (постановление АС Дальневосточного округа от 24.08.2015 по делу № А04-8140/2014).

Иногда суды устанавливают дополнительные требования к стандарту доказывания среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, которые значительно осложняют процесс доказывания. В качестве примера можно привести постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.10.2014 по делу № А32-40064/2013. Кассация не приняла в качестве доказательства письмо из банка, поскольку ответчик не доказал возможность получения такого кредита.

С подобным подходом сложно согласиться, поскольку требование о необходимости доказать возможность получения такого кредита практически невыполнимо.

Таким образом, помимо трудностей с получением подобной справки из кредитной организации, у ответчика нет полной уверенности, что суд примет ее в качестве надлежащего доказательства.
Иногда в качестве доказательств среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств должники представляют копии реально заключенных кредитных договоров (постановление ФАС Московского округа от 21.04.2014 по делу № А40-164722/12). Однако необходимо помнить, что в этом случае кредит должен быть выдан на срок до года, на что указывали суды (постановление 7ААС от 28.01.2013 по делу № А03-14246/2012).

Кроме того, в качестве доказательства среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств суды принимают распечатки с сайтов банков, на которых опубликованы ставки (постановление 2ААС от 16.06.2015 по делу № А82-16090/2014). В таких случаях ответчики иногда предоставляют протоколы осмотра сайтов банков (решение АС Нижегородской области от 19.12.2012 по делу № А43-22750/2012).

Между тем ни один из указанных способов подтверждения среднего размера платы по краткосрочным кредитам не является бесспорным. Так, к примеру, в ответ на предоставленные распечатки суд может указать, что эти сведения не являются офертой и не содержат полной информации о процентной ставке (постановление 7ААС от 17.08.2012 по делу № А45-12072/2012).

Не во всех случаях в качестве надлежащего доказательства среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств суды принимают конкретные кредитные договоры (постановление 18ААС от 04.03.2013 по делу № А07-15748/2012).

Справедливости ради стоит отметить, что вопрос о подтверждении размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств справкой из кредитных организаций все-таки вызывает наименьшие сомнения у судов. Тем не менее и данный способ, как было указано выше, имеет определенные недостатки, связанные, в первую очередь, с процессом получения данной справки.
Средние процентные ставки кредитных организаций России по краткосрочным кредитам в иностранной валюте в 2013 году (% годовых).

Средневзвешенная ставка по рублевым кредитам может служить ориентиром для оценки соразмерности неустойки

Можно предположить, что при отсутствии иной информации, подтверждающей средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, можно использовать публикуемые Банком России сведения о средневзвешенных процентных ставках по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям.
Данная позиция поддерживается судебной практикой.
Так, определяя величину неустойки, соразмерную последствиям нарушения обязательства, суд сравнивал двукратный размер учетной ставки Банка России и средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств. При этом в качестве доказательства среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств суд использовал именно сведения о средневзвешенных процентных ставках по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, опубликованные Банком России (постановление 9ААС от 10.12.2014 по делу № А40-85034/2014).

В одном из дел суд прямо указал, что средневзвешенная ставка по рублевым кредитам может служить ориентиром в рамках оценки соразмерности заявленной истцом к взысканию неустойки (постановление 13ААС от 16.03.2015 по делу № А56-59221/2014).

Средневзвешенные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, опубликованные Банком России, имеют два значительных отличия от того показателя, который указан в п. 75 Постановления Пленума ВС РФ № 7 в качестве второго рубежа снижения неустойки.

Во-первых, опубликованная Банком России информация о средневзвешенных ставках по кредитам содержит обобщенную информацию о ставках по кредитам, выдаваемым по России в целом. Между тем согласно разъяснениям высших судебных инстанций по вопросам снижения неустойки, необходимо доказать средний размер платы по краткосрочным кредитам, актуальный для определенного места либо места нахождения должника (п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81), либо места нахождения кредитора (п. 75 Постановления Пленума ВС № 7).

Говоря про данное отличие, стоит обратить внимание на следующее обстоятельство. Как указывалось выше со ссылкой на п. 8 Информационного письма № 70, если денежное обязательство выражено в иностранной валюте, аналогом учетной ставки Банка России являются средние ставки банковского процента по краткосрочным валютным кредитам. При этом так же, как и в п. 75 Постановления Пленума ВС № 7, необходимы ставки по кредитам, выданным именно в месте нахождения кредитора. Вместе с тем Президиум ВАС РФ в п. 8 Информационного письма № 70 рекомендует использовать в качестве одного из возможных доказательств размера данного показателя ставки по краткосрочным кредитам, опубликованные в «Вестнике Банка России» и являющиеся средними по России.

Иными словами, Президиум ВАС РФ, указывая, что при снижении неустойки за нарушение денежного обязательства, выраженного в иностранной валюте, аналогом учетной ставки Банка России являются средние ставки по краткосрочным кредитам, действующие в месте нахождения кредитора, тем не менее рекомендует судам использовать общие ставки по России.

Во-вторых, опубликованная Банком России информация не содержит указания на цель предоставления кредита — пополнение оборотных средств.

Тем не менее, как было показано выше, несмотря на указанные расхождения, при прохождении второго рубежа суды принимают во внимание средневзвешенные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, официально опубликованные Банком России.

В силу ст. 333 ГК РФ суд вправе снизить размер неустойки до размера, который, по мнению суда, является соразмерным последствиям нарушения обязательства.

В постановлении от 14.02.2012 № 12035/11 Президиум ВАС РФ разъяснил, что с учетом компенсационного характера гражданско-правовой ответственности под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.
Чтобы снизить неустойку, арбитражный суд должен располагать данными, позволяющими установить ее явную несоразмерность последствиям нарушения обязательства, в том числе и о возможном размере убытков (п. 3 Информационного письма № 17). Логично, что для установления несоразмерности требования нужно для начала определить, какой же размер является соразмерным.
Предоставление ответчиком информации о действующих в период просрочки средних ставках по краткосрочным кредитам, опубликованных Банком России (без указания места и цели выдачи кредита), стоит расценивать как одно из доказательств размера возможного априорного убытка кредитора.

В силу ст. 71 АПК РФ суд вправе оценить данное доказательство, равно как и возможный размер убытков, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

В связи с этим любопытный вывод сделал Первый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 08.06.2015 по делу № А79-8834/2014: из положений ст. 333 ГК РФ и Постановления Пленума ВАС № 81 следует, что суды не ограничены определением показателя, принимаемого за основу снижения неустойки. Поэтому таким показателем может выступать не только учетная ставка Банка России, но и ориентировочные ставки по кредитным договорам, иные показатели.

Приведем другую интересную позицию, изложенную в постановлении ФАС Дальневосточного округа от 25.12.2007 по делу № А51-8625/06-17-139. Суду необходимо было решить, чем руководствоваться при определении размера неустойки. Стороны представили суду два вида доказательств, обосновывающих размер неустойки: средние ставки по краткосрочным кредитам, опубликованные Банком России, и справки из кредитных организаций.

Несложно догадаться, что по информации, поступившей из кредитных организаций, ставки по краткосрочным кредитам были выше, чем по информации Банка России. Суд пришел к выводу, что нужно руководствоваться информацией, опубликованной Банком России, так как ставки других банков завышены по сравнению со средними ставками по России. Аналогичная позиция выражена в постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009 по делу № А27-16682/2008–1.

Таким образом, при отсутствии иных доказательств можно использовать в качестве доказательства среднего размера платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств средневзвешенные процентные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям.

В заключение стоит отметить, что, учитывая неопределенность в подходах судов к основаниям снижения неустойки, целесообразно задействовать все имеющиеся способы подтверждения данного показателя.

Средневзвешенные процентные ставки по кредитам, представленным кредитными организациями нефинансовым организациям в евро в 2013 году (% годовых)

См. об этом: Слесарев С. В. Кредитор требует оплатить неустойку. Когда есть реальный шанс снизить ее в суде? // Арбитражная практика для юристов. 2016. № 5. С. 100.
http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/average_rates_13.htm.
https://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=int_rat.
См.: Сарбаш С. В. Элементарная догматика обязательств. М.: Статут, 2016. С. 82.

Практика применения принципа соразмерности объема взыскания

Статья 64. Исполнительные действия

1. В процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия:
1) вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;
2) запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки;
3) проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов, по исполнению исполнительных документов;
4) давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах;
5) входить в нежилые помещения и хранилища, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам, в целях исполнения исполнительных документов;
6) с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника — без указанного разрешения) входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником;
7) в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение;
8) в порядке и пределах, которые установлены настоящим Федеральным законом, производить оценку имущества;
9) привлекать для оценки имущества специалистов, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности (далее — оценщик);
10) производить розыск должника, его имущества, розыск ребенка самостоятельно или с привлечением органов внутренних дел;
11) запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию;
12) рассматривать заявления и ходатайства сторон исполнительного производства и других лиц, участвующих в исполнительном производстве;
13) взыскивать исполнительский сбор и налагать штрафы на должника и иных лиц в случаях и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом;
14) обращаться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на имущество и сделок с ним (далее — регистрирующий орган), для проведения регистрации на имя должника принадлежащего ему имущества в случаях и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом;
15) устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации;
16) проводить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту, акту другого органа или должностного лица по заявлению взыскателя или по собственной инициативе. При проведении такой проверки организация или иное лицо, указанные в части 1 статьи 9 настоящего Федерального закона, обязаны представить судебному приставу-исполнителю соответствующие бухгалтерские и иные документы;
17) совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.
2. Исполнительные действия, указанные в пунктах 2, 4, 7, 10 и 11 части 1 настоящей статьи, судебный пристав-исполнитель вправе совершать на всей территории Российской Федерации и на территориях иностранных государств. Поручение в иностранное государство направляется в порядке, установленном международным договором Российской Федерации.
3. Полученные судебным приставом-исполнителем в ходе принудительного исполнения судебных актов, актов других органов или должностных лиц персональные данные обрабатываются им исключительно в целях исполнения исполнительных документов в необходимом для этого объеме с учетом требований, установленных Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных».

А. обратился в суд с иском к крупной лизинговой компании о расторжении договора купли-продажи автомобиля, возврате уплаченных денежных средств, а также о взыскании неустойки, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя и компенсации морального вреда.

В исковом заявлении А. указал, что на приобретенный автомобиль наложено ограничение (арест службы судебных приставов), о котором не сообщалось потребителю при продаже транспортного средства. В силу ареста невозможны постановка автомобиля на государственный регистрационный учет и, соответственно, полноценное использование и распоряжение.

Ответчик возражал, что в соответствии со ст. 23 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя. О наложении ограничений на автомобиль в момент заключения договора ответчику известно не было.

Рассмотрев аргументы сторон, суд первой инстанции решил, что исковые требования следует удовлетворить частично: договор купли-продажи подлежит расторжению, а уплаченные денежные средства должны быть взысканы с ответчика. Суммы неустойки, штрафа и компенсации морального вреда суд уменьшил в пять раз, применив ст. 333 Гражданского кодекса РФ по своей инициативе, в отсутствие соответствующего заявления ответчика и доказательств несоразмерности неустойки и штрафа.

Суд указал на предоставленное ему право снизить размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств. Такая возможность – один из предусмотренных в законе правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е. по существу – на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В обоснование своей позиции суд привел Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О, в котором выражено мнение, что в п. 1 ст. 333 ГК РФ «речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба».

Определением апелляционной инстанции вышеназванное решение оставлено без изменения, а определением кассационной инстанции отказано в передаче дела на рассмотрение Президиума Московского городского суда.

Исходя из буквального толкования ст. 333 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) суду не запрещено уменьшать размер неустойки без заявления должника, если последний не является лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность.

В п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено: применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки допустимо.

Аналогичные положения, предусматривающие инициативу ответчика в уменьшении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, предусмотрены в п. 72 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», в котором также указано, что заявление ответчика о применении положений ст. 333 ГК РФ может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Полагаю, что с учетом смысла приведенных правовых норм и постановлений Пленума ВС РФ, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) размер неустойки может быть снижен судом на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика. Кроме того, помимо самого заявления о снижении неустойки и штрафа, ответчик в силу положений ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязан представить суду доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки и штрафа последствиям нарушенного обязательства, а суд должен обсудить данный вопрос в судебном заседании и указать мотивы, по которым он пришел к выводу об удовлетворении такого заявления.

Таким образом, в настоящем деле для применения ст. 333 ГК РФ необходимо одновременное наличие двух условий:

  • заявления о несоразмерности неустойки;
  • представления доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В описанном мной деле ответчик является юридическим лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность; в суды первой и апелляционной инстанций с заявлением о снижении суммы неустойки и штрафа не обращался, доказательств наличия исключительных обстоятельств, не позволивших ответчику выполнить требование истца, не представил. Несогласие с заявленными исковыми требованиями не эквивалентно заявлению о снижении размера взыскиваемых штрафных санкций в связи с их несоразмерностью.

Положение п. 1 ст. 333 ГК РФ в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, не допускает возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки (штрафа) по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства без заявлений ответчиками соответствующих требований, представления доказательств, подтверждающих такую несоразмерность и без обсуждения этого вопроса в судебном заседании (определения Конституционного Суда РФ от 15 января 2015 г. № 7-О, от 15 января 2015 г. № 6-О; определения СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2018 г. № 32-КГ17-36, от 12 сентября 2017 г. № 32-КГ17-28, от 6 июня 2017 г. № 71-КГ17-5, от 20 декабря 2016 г. № 71-КГ16-17, от 1 ноября 2016 г. № 5-КГ16-172, от 5 июля 2016 г. № 34-КГ16-8, от 30 июня 2015 г. № 5-КГ15-82, от 30 июня 2015 г. № 5-КГ15-77).

Несмотря на отсутствие перечисленных обстоятельств, суды применили ст. 333 ГК РФ к отношениям сторон, при этом в судебных актах не привели основанных на законе мотивов, по которым сочли возможным снизить размер взыскиваемой неустойки и штрафа, а также не указали, в чем заключается несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

Итак, суды применяют на практике ст. 333 ГК РФ даже в отсутствие соответствующих заявлений сторон, а если такие заявления делаются, в них отсутствует аргументация несоразмерности неустойки (штрафа), т.е. суды в большинстве случаев, уменьшая размер неустойки (штрафа), нарушают принцип состязательности сторон.

Данная правовая проблема уже давно существует в правоприменительной практике, однако пока все больше вопросов, нежели ответов.

По моему мнению, для разрешения проблемы применения ст. 333 ГК РФ необходимо установить категорию споров (где должник – не предприниматель), на которые распространяется действие данной статьи, исключить из нее споры о защите прав потребителей или установить исключительные критерии несоразмерности неустойки (штрафа) последствиям нарушения обязательств, служащие основанием для снижения судом неустойки (штрафа) по данной категории споров.

Исключительный характер правила о снижении неустойки

К сожалению, на практике мы нередко встречаемся с полным игнорированием исключительного характера такой меры, как снижение неустойки. Сама конструкция ст. 333 ГК, по словам В.В. Витрянского, хотя и является необходимым элементом гражданского права, но неизбежно нарушает основополагающий гражданско-правовой принцип диспозитивности и автономии воли сторон, а равно зачастую противоречит процессуальному принципу состязательности сторон .

Этот фактор предопределяет, что данная мера должна носить характер исключения из правил и применяться в тех редких, «вопиющих» случаях, когда судебное невмешательство будет явно попирать справедливость и необоснованно нарушать права одной из сторон. Данный подход к ст. 333 ГК как к исключительной мере, на которую вправе рассчитывать должник в случаях явной несоразмерности неустойки, является гарантом эффективности самой неустойки как формы договорной ответственности. Российское право и без того наделило суды правом самостоятельно снижать неустойку, причем в любой инстанции, и довольно широко толкует понятие последствий нарушения договора. Если при этом еще и превратить саму возможность снижения неустойки в некую заведенную практику, воспринимаемую судами зачастую как свою обязанность, то можно получить значительное снижение эффективности защиты прав кредитора, размывание преимуществ самого института неустойки и, как следствие, падение договорной дисциплины.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 492.

Поэтому крайне важным является соблюдение баланса между принципами диспозитивности, автономии воли сторон, эффективности защиты нарушенных прав, с одной стороны, и принципами справедливости и адекватности ответственности тяжести нарушения — с другой. Дабы соблюсти этот хрупкий баланс, суды при постановке вопроса о возможности снижения неустойки не должны забывать, что (1) неустойка не аналог убытков и ее размер кредитор не обязан обосновывать, (2) снижение возможно исключительно в случаях явного, бросающегося в глаза несоответствия между размером неустойки и последствиями нарушения, (3) при оценке соразмерности нельзя ориентироваться исключительно на размер неустойки, а нужно брать в расчет реальные последствия нарушения. Последовательное применение судами этих критериев должно позволить более четко отразить характер механизма снижения неустойки по ст. 333 ГК как меры исключительной.

Отграничение правила ст. 333 ГК от смежных механизмов

снижения ответственности

Иногда можно встретить судебный акт, где суд снизил неустойку по ст. 333 ГК, приняв во внимание степень вины должника в нарушении обязательства, тяжелое финансовое положение и другие подобные обстоятельства, относящиеся скорее к характеристике причин нарушения, нежели последствий оного. Так, в одном деле указывалось на невыделение государственному учреждению финансирования из бюджета в качестве основания для применения ст. 333 ГК . Безусловно, такой подход нельзя признать правильным, так как он приводит к смешению понятий. Как разъяснил ВАС РФ в обзоре судебной практики применения ст. 333 ГК, степень вины должника в нарушении (там, где это имеет юридическое значение) может являться поводом для применения правил об освобождении от ответственности по ст. 401 ГК, но никак не правила ст. 333 ГК . Аналогичный же подход отражается и во многих постановлениях ВАС РФ по конкретным делам .

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.1996 N 2231/96.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17 «Обзор практики применения судами ст. 333 ГК РФ» (п. 7).

Постановления Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 N 3069/97; от 15.02.2002 N 3858/01 и др.

Как известно, невиновность должника может учитываться при привлечении к ответственности исключительно в отношениях непредпринимательского характера. При этом виновность презюмируется, а обратное вправе доказать должник. В отношениях же предпринимательских основанием для освобождения от ответственности может являться наличие обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора). В связи с изложенным немаловажно отметить, что и последствия возникновения обстоятельств непреодолимой силы необходимо столь же четко отличать от механизма, заложенного в ст. 333 ГК.

Итак, на первый взгляд суды в целом успешно справляются с решением такого рода коллизий. В действительности же, учитывая сложившуюся практику широкого применения правила о снижении неустойки без какого-либо серьезного исследования последствий и вопроса соразмерности, можно констатировать, что на практике в основе решения о снижении неустойки очень часто лежат доводы, относящиеся скорее к ст. 401 ГК, чем к ст. 333 ГК. Классический пример: государственное унитарное предприятие, являющееся, как известно, коммерческой организацией, при взыскании с него задолженности за отгруженную продукцию пытается снизить размер неустойки на основании того, что у него сложилось крайне тяжелое финансовое положение, наличествует картотека на счетах, оно выполняет важнейшие социальные задачи, не финансируется государством или по иным причинам не имело реальной возможности вовремя расплатиться с кредитором. Формально суд не имеет права снизить неустойку по этим причинам, даже если признает, что должник был невиновен в нарушении: ведь ГУП является коммерческой организацией, отвечает независимо от наличия или отсутствия его вины в нарушении и поэтому не имеет права ссылаться на свою невиновность. Но де-факто суды зачастую входят в положение ответчика и снижают неустойку на основании ст. 333 ГК, формально ссылаясь на несоразмерность, а в действительности просто проявляя снисхождение к ответчику. Конечно же такой подход недопустим, так как размывает границы между различными правовыми институтами и предоставляет судам неоправданную свободу при решении вопроса о размерах ответственности, а в итоге потакает должникам, провоцирует их нарушать договоры и в целом не способствует формированию здоровой договорной дисциплины в экономике.

Встречается также снижение судом неустойки на основании длительности периода просрочки. Мол, не предъявляя иска в суд о взыскании долга в течение долгого периода времени, кредитор сам способствовал увеличению своих убытков и необоснованному увеличению объема начисляемых санкций . В этой связи заметим следующее. Во-первых, согласно позиции ВАС РФ действия кредитора, способствовавшие увеличению размера ответственности, не могут служить основанием для применения ст. 333 ГК: для этого случая имеется специальная ст. 404 ГК «Вина кредитора» (см. п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17). Напомним, что согласно ст. 404 ГК, когда имеется обоюдная вина кредитора и должника, кредитор своими действиями сам способствовал увеличению своих убытков или не предпринял мер по их минимизации, суд должен соразмерно снизить ответственность должника.

Постановления ФАС Московского округа от 11.09.2002 N КГ-А40/5926-02; от 24.12.2001 N КГ-А40/7578-01; Постановление Президиума ВАС РФ от 19.05.1998 N 7770/97 и др.

Говоря о ст. 404 ГК, следует заметить, что нельзя в полной мере согласиться с мнением, несколько раз отраженным в отдельных постановлениях Президиума ВАС РФ , о том, что несовершение кредитором в течение долгого времени активных действий, направленных на судебное взыскание долга (предъявление иска в суд), может быть расценено как вина кредитора в порядке ст. 404 ГК и использовано должником против кредитора в процессе. Следует учесть, что предъявление иска не является обязательным условием для погашения долга: обязательство как было до вынесения решения, так и осталось. Предъявление или непредъявление иска является процессуальным правом кредитора, который волен им воспользоваться по собственному усмотрению или применить иную тактику в отношении должника (войти в положение должника и де-факто предоставить ему отсрочку, попытаться уступить права требования по данной задолженности или отложить возбуждение процесса по иным причинам).

«Наказание» кредитора за то, что он не начал немедленно судиться, а пытался уладить вопрос мирным путем, шел навстречу должнику и надеялся на то, что должник выправит свое финансовое положение и расплатится, видится нам в данном случае необоснованным. Наоборот, длительность нарушения обязательства может быть расценена как фактор, усугубляющий вину.

См., напр.: Постановления Президиума ВАС РФ от 15.06.1999 N 6308/98; от 01.07.1997 N 1451/97. Обратная позиция отражена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.06.2000 N 1569/00.

Если же действия кредитора, действительно, подпадают под регулирование ст. 404 ГК, то ответственность может быть снижена судом именно со ссылкой на данную статью. Хотя в принципе в практическом плане ничего «криминального» в совместном применении ст. ст. 333 и 404 ГК в случаях, когда кредитор на самом деле способствовал увеличению своих убытков, мы не видим. Снижение гипотетически подлежащих взысканию с должника убытков не может не сказаться на вопросе соразмерности неустойки. Приведем пример. Покупателю А, отплатившему товар, поставщик Б заявил о невозможности отгрузить товар по причине его гибели и предложил вернуть предоплату. Зная об этом, покупатель А заключил договор на перепродажу этого товара компании В. Не получив от покупателя А товар, компания В взыскала с покупателя А неустойку и убытки. Покупатель А предъявил эти суммы поставщику Б в качестве своих убытков от нарушения. В данном примере суду следует применить ст. 404 ГК и снизить объем ответственности поставщика, так как перепродавец, заключая договор на перепродажу товара, который поставщик ему поставить не может, своими действиями способствовал увеличению своих убытков или, по крайней мере, не предпринял необходимых действий для минимизации своих потерь. В этой ситуации, если покупатель предъявит поставщику неустойку, а не убытки, то у суда будут все основания для снижения и данной меры, в силу того, что она (1) является такой же мерой ответственности, как и убытки, и на нее в той же мере распространяется ст. 404 ГК, (2) снижение объема убытков кредитора, доступных для взыскания, приводит и к возникновению ситуации несоразмерности неустойки, а соответственно открывает дорогу и для применения ст. 333 ГК.

И тем не менее, несмотря на, казалось бы, четкую аргументацию, приведенную выше, считаем целесообразным заметить, что в определенных случаях снижение неустойки или убытков по ст. 404 ГК возможно по причине долгого непредъявления иска в суд. Речь идет о требовании об исполнении неденежного обязательства в натуре. Напомним, что мы считаем предъявление кредитором иска о присуждении к исполнению в натуре неденежного обязательства по прошествии долгого времени с момента начала периода просрочки основанием для отказа в таком иске. Данная позиция отражена в ряде современных исследований в качестве одного из условий для успешной реализации иска об исполнении в натуре , закреплена в законодательстве ряда стран (п. 3 ст. 23 шведского и финского Законов о купле-продаже, ст. 26 датского Закона о купле-продаже, ст. ст. 109 — 110 Закона о контрактах КНР), в бельгийской и английской судебной практике , а также нашла свое отражение в Принципах европейского контрактного права (п. 3 ст. 9:102). Она основана на том, что разумный кредитор не должен держать должника, обязанного выполнить неденежное обязательство, в неопределенности по поводу того, что он потребует — возврата предоплаты или принудительного исполнения обязательства в натуре. Поэтому предлагается под страхом возможного отказа в иске подстегивать кредитора к скорейшему выбору между двумя этими средствами защиты. Безусловно, при определении разумного срока для предъявления такого иска следует учитывать все обстоятельства дела, поведение кредитора и должника и т.д. . Каких-либо подтверждений закрепления такого подхода в российской судебной практике на настоящий момент нет. Тем не менее нам это правило кажется вполне разумным и достойным для закрепления в российской правовой доктрине и судебной практике. В этом случае неминуемо встанет вопрос о том, может ли этот же критерий учитываться при снижении неустойки, начисленной за просрочку исполнения неденежного обязательства.

См.: Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. С. 117; Гришин Д. Теоретические и практические аспекты исполнения обязательств в натуре // ЭЖ-Юрист. 2001. N 32. С. 12.

Например, если будет установлено, что должник предлагал кредитору расторгнуть договор и был готов вернуть предоплату, объясняя, почему он не может исполнить его, а кредитор, несмотря на это, не принимал отказ, продолжал настаивать на исполнении и в то же время не заявлял соответствующих требований в суд, то такие действия, если они имели место в течение значительного промежутка времени, должны послужить основанием для отказа в иске об исполнении в натуре. В таком случае покупатель будет ограничен правом взыскать назад предоплату и требовать компенсации убытков. Если же в описанной ситуации должник, получив предоплату, уверял кредитора, что обязательно исполнит договор, оттягивал время, пользуясь денежными средствами, полученными от кредитора, и не заявлял однозначно об отказе от договора, то предъявленный кредитором, у которого в конце концов кончилось терпение, иск об исполнении в натуре не может быть отклонен по причине просрочки разумного срока для предъявления такого иска.

На наш взгляд, если суд отказывает кредитору в принудительной реализации в суде его права на исполнение в натуре по причине того, что, по сути, признает бездействие кредитора проявлением недобросовестности, то этот фактор просто не может не затронуть объема ответственности должника. В данном случае будет вполне возможно применить ст. 404 ГК, рассмотрев бездействие кредитора как фактор, увеличивающий негативные последствия от нарушения, а равно как непринятие кредитором разумных действий по минимизации таких последствий. Следовательно, откроется возможность снижать ответственность, в том числе и неустойку. Как уже говорилось, если суд посчитает размер неустойки (с учетом длительности непредъявления иска и отказа в праве на принудительное исполнение в натуре) чрезмерным, не будет ошибкой сослаться на совместное применение ст. ст. 404 и 333 ГК.

Приведем пример. Подрядчик обязался возвести заказчику гараж. Заказчик полностью авансировал работы, но подрядчик отказался от постройки гаража, объяснив это арестом его строительного оборудования и техники по требованию третьих лиц, и предложил вернуть предоплату и расторгнуть договор. Заказчик отказался и настаивал на исполнении договора в натуре, правда не предъявляя соответствующего иска в суд. По прошествии двух с половиной лет заказчик решил все-таки обратиться в суд с иском о присуждении подрядчика к исполнению обязательства в натуре. Суд отказывает в таком иске, сославшись на то, что иск заявлен хотя и в пределах срока давности, но с учетом конкретных обстоятельств дела за пределами разумного срока для реализации такого иска в суде. В такой ситуации заявленная заказчиком ко взысканию неустойка в размере 50% годовых от стоимости работ может быть снижена по причине того, что предъявляемый заказчиком в качестве обоснования соразмерности неустойки примерный расчет убытков и иных негативных последствий нарушения должен быть судом «урезан» по ст. 404 ГК. В данной ситуации вполне разумным было бы уменьшение неустойки до уровня средних ставок банковского процента по краткосрочным кредитам.

Неустойка: такие разные решения судов

Арбитражным судам довольно часто приходится разрешать спорные ситуации, связанные с установлением и применением неустойки за неисполнение договорных обязательств – при этом складывающаяся судебная практика зачастую крайне противоречива.

Особенно это касается вопроса о снижении судом неустойки, которая может носить явно несоразмерный последствиям нарушения обязательства характер (ст. 333 ГК РФ). Здесь выделяется два основных затруднения – по каким критериям оценивать «явную несоразмерность» неустойки последствиям неисполнения или ненадлежащего исполнения договора и может ли суд по своей инициативе, без заявления должника, уменьшить ее сумму.

Впрочем, последний вопрос, не урегулированный ГК РФ, разрешил Пленум ВАС РФ еще в 2011 году (Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – Постановление № 81). Так, Суд подчеркнул, что снижение размера неустойки исключительно по инициативе суда, без соответствующего ходатайства ответчика, невозможно – в противном случае это противоречило бы принципу осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (абз. 2 п. 1 Постановления № 81).

Арбитражные суды в основной своей массе восприняли эту точку зрения, хотя встречаются и исключения. К слову, суды общей юрисдикции часто приходят к противоположным выводам и снижают неустойку по своей инициативе (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22 января 2013 г. № 33-356, апелляционное определение Московского городского суда от 26 июня 2013 г. по делу № 11-19828).

К примеру, Белгородский областной суд обосновывает это тем, что норма ст. 333 ГК РФ не ставит право суда на уменьшение неустойки под условие заявления ответчиком соответствующего ходатайства – поскольку направлена на соблюдение основанного на общих принципах права требования о соразмерности ответственности и предотвращение злоупотреблений правом на неустойку (апелляционное определение Белгородского областного суда от 25 июня 2013 г. по делу № 33-2077).

Учитывая отсутствие единой позиции по вопросу самостоятельного снижения судом размера неустойки ВАС РФ был вынужден снова высказать свою точку зрения.

    КРАТКО

    Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 801/13

    Требования заявителя (кредитор): Об отмене решений нижестоящих судов в части снижения размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ без соответствующего ходатайства должника.

    Суд решил: Удовлетворить требования заявителя (кредитора по основному обязательству)

Суть дела

ООО «Артико-Строй» обратилось в суд с иском к ООО «Вонорус» о взыскании основного долга и неустойки по договору подряда, причем эти требования были сопоставимы по размеру (281,3 тыс. руб. и 204,5 тыс. руб. соответственно). В соответствии с условиями договора размер неустойки составлял 0,5% от стоимости выполненных и принятых работ за каждый день просрочки, но не более 10%.

Арбитражный суд г. Москвы взыскал с ответчика сумму основного долга и неустойку, однако снизил размер последней до 50 тыс. руб. по своей инициативе (решение Арбитражного суда г. Москвы от 14 июня 2012 г. по делу № А40-118783/11-59-1052). Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали это решение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2012 г. № 09АП-19487/12, постановление ФАС Московского округа от 11 декабря 2012 г. № Ф05-13894/12).

Аргументы судов

Суды первых двух инстанций обосновали свое решение об уменьшении неустойки ссылкой на ст. 333 ГК РФ, не приводя больше никаких доводов. ФАС Московского округа разъяснил свою позицию более подробно, сделав следующие выводы:

  • из решения суда следует, что ответчик возражал по требованию о взыскании неустойки. Иными словами, суд приравнял возражения ответчика против иска к отдельному ходатайству о снижении размера неустойки;
  • в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой размера ущерба, причиненного в результате нарушения условий договора. Суд ссылается здесь на Определение КС РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Кстати, эту же позицию восприняли и некоторые другие арбитражные суды, обосновывая ею уменьшение размера неустойки по своей инициативе (постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 декабря 2013 г. № Ф03-6156/2013 по делу № А51-185/2013);
  • размер неустойки чрезмерно высок – 0,5% в день и не соответствует последствиям неисполнения обязательства за не столь значительный период;
  • степень несоразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, и в силу закона только суд вправе оценить соразмерность, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

Суд решил

Вместе с тем, ВАС РФ не согласился с выводами нижестоящих судов, указав на следующее:

  • положения п. 1 Постановления № 81 делают необходимым наличие соответствующего ходатайства должника об уменьшении суммы неустойки;
  • даже при наличии такого ходатайства на должнике лежит бремя доказывания несоразмерности неустойки последствиям нарушения условий договора. Кредитор, в свою очередь, вправе представить доводы, подтверждающие разумность размера неустойки с точки зрения компенсации убытков;
  • возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

Кроме того, ВАС РФ обратил отдельное внимание на необходимость соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон арбитражного процесса. Суд подчеркнул, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по инициативе непосредственных участников спорного правоотношения – а это предусматривает свободу распоряжения правами и процессуальными средствами их защиты.

Таким образом, ВАС РФ поставил точку в споре о том, от кого должна исходить инициатива в вопросе о снижении размера неустойки.

АРГУМЕНТ

«Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Неустойка является санкцией за нарушение обязательства, а не льготным кредитованием ответчика. В случае необоснованного снижения неустойки исполнение обязательства в срок становится для должника экономически нецелесообразным, поскольку ставка за использование денежных средств кредитора будет значительно ниже рыночной ставки кредитования»

(постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2013 г. № 15АП-6839/2013 по делу № А53-3314/2013).

Однако многие другие конфликты по поводу снижения размера неустойки до сих пор разрешаются судами неоднозначно – чаще всего это касается оснований для сокращения ее суммы. Как правило, суды единогласно признают, что одного лишь ходатайства ответчика для уменьшения неустойки недостаточно – последним должно быть представлено обоснование своих требований (постановление ФАС Московского округа от 18 июля 2013 г. по делу № А40-149630/12-138-1422, постановление ФАС Московского округа от 29 января 2013 г. по делу № А41-23823/12).

Так, доказательством, полагают суды, может являться тот факт, что «возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки» (постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2013 г. по делу № А40-80086/2012).

С другой стороны, в судебных решениях встречается и другая позиция: «положения ст. 333 ГК РФ содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба» (апелляционное определение Верховного суда Республики Хакасия от 23 июля 2013 г. по делу № 33-1743/2013).

Посмотрим, какие обстоятельства, по мнению судов, являются доказательствами необоснованно завышенного размера неустойки, а какие, напротив, не могут рассматриваться в качестве таковых.

Так, чаще всего в качестве обоснования доводов должника во внимание принимаются следующие факты:

1. Чрезмерно высокий процент неустойки – к примеру, встречались случаи установления процентов в размере 3285% годовых (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 апреля 2013 г. № 09АП-4795/2013-ГК по делу № А40-129143/2012).

2. Незначительные сроки нарушения обязательств по договору (постановление ФАС Московского округа от 12 сентября 2013 г. по делу № А40-129143/2012). Правда, просрочка исполнения обязательства на самом деле должна быть небольшой – в пределах нескольких дней (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 апреля 2013 г. № 09АП-4795/2013-ГК по делу № А40-129143/2012). Существенная же просрочка (например, в несколько лет), напротив, может послужить подтверждением обоснованности заявленного кредитором размера неустойки (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2013 г. по делу № А70-6432/2012).

3. Несоразмерность размера неустойки последствиям неисполнения обязательства – это является основным и наиболее часто встречающимся аргументом (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 6 мая 2013 г. № 06АП-1504/2013 по делу № А73-13783/2012, постановление ФАС Московского округа от 11 февраля 2013 г. № Ф05-15394/2012 по делу № А40-53875/2012).

4. Превышение размера неустойки над суммой основного долга (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2011 г. по делу № А33-765/2011). Правда, и этот аргумент не всегда может служить основанием для уменьшения неустойки.

Так, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в одном из своих постановлений пришел к выводу о том, что само по себе превышение неустойкой суммы задолженности с учетом отсутствия доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, не может быть основанием для применения ст. 333 ГК РФ (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2013 г. № 18АП-717/2013 по делу № А07-18088/2012)

5. Несоразмерность размера неустойки цене договора (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13 февраля 2006 г. № А39-9281/2005-93/17 ).

Суды общей юрисдикции при рассмотрении дел, вытекающих из защиты прав потребителей, также нередко сталкиваются с вопросом о снижении суммы неустойки. При его решении они чаще всего обращают внимание на следующие обстоятельства:

1. «Жесты доброй воли» должника, свидетельствующие о намерении выполнить обязательство – например, некачественно выполнивший работы изготовитель после получения требования потребителя о замене товара предпринял необходимые меры для получения от изготовителя необходимого для замены товара (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22 января 2013 г. по делу № 33-356).

2. Несоразмерность неустойки стоимости товара или размеру предварительно оплаченной суммы (определение Ленинградского областного суда от 5 февраля 2013 г. № 33-619/2013).

Можно выделить также обстоятельства, которые чаще всего не признаются судами в качестве обоснования необходимости уменьшения суммы неустойки:

  • финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2013 г. по делу № А63-15562/2012, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 марта 2011 г. по делу № А43-681/2010);
  • неисполнение обязательств контрагентами; наличие задолженности перед другими кредиторами; наложение ареста на денежные средства или иное имущество ответчика; непоступление денежных средств из бюджета; выполнение должником социально значимых функций; наличие у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа) (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 7 февраля 2013 г. по делу № А41-32439/2012).

АРГУМЕНТ

«Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права.

Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т.п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований»

(Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10).

Пожалуй, одним из самых спорных доказательств по делам о снижении размера неустойки является соотнесение ее со ставкой рефинансирования Банка России.

Так, в п. 2 Постановления № 81 ВАС РФ ориентировал суды на то, что при определении величины, достаточной для компенсации потерь кредитора, они могут исходить из двукратной ставки рефинансирования Банка России, существовавшей в период нарушения обязательства.

Действительно, суды приходят к тому, что снижение неустойки до размера, равного ставке рефинансирования, недопустимо, поскольку фактически означает нивелирование судом условия о неустойке, установленного в договоре его сторонами по взаимному согласию. В противном случае установление в договоре условия о неустойке утрачивает всякий практический смысл, поскольку размер взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ в силу закона равен ставке рефинансирования (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2013 г. по делу № А21-5725/2012).

В практике встречаются судебные решения, основанные на сопоставлении размера неустойки с учетной ставкой – например, учитывающие ее динамику (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2013 г. по делу № А70-6432/2012) или тот факт, что размер неустойки в четыре раза превышает уровень ставки рефинансирования (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2011 г. № А33-8195/2010).

Но в большинстве своем арбитражные суды относятся к ее использованию осторожно, указывая, к примеру, что она может выступать в качестве одного из ориентиров, но заменить необходимость реально оценивать последствия нарушения обязательств не может – так как является величиной абстрактной и на практике значительно ниже средних банковских процентов по краткосрочным кредитам (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2013 г. № 18АП-3324/2013 по делу № А47-16005/2012).

Поэтому нередко суды отказываются от учета ставки рефинансирования, подчеркивая, что обратное противоречило бы положениям ст. 421 ГК РФ о свободе договора (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А68-5799/2012, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2013 г. № 18АП-1196/2013 по делу № А07-9362/2012, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2013 г. по делу № А12-22800/2012).

Встречаются даже случаи, когда превышение размера неустойки над ставкой рефинансирования почти в 17 раз не смогло послужить аргументом для снижения неустойки (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2013 г. по делу № А81-4928/2012).

Таким образом, можно встретить самую разнообразную судебную практику по вопросу снижения неустойки – иногда практически единственным доводом суда является тот факт, что должник был уведомлен о ее размере при заключении договора и тем самым согласился с этим условием (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 мая 2013 г. № 15АП-4893/2013 по делу № А32-31001/2012).

Конечно, во многом такой разброс правовых позиций связан с тем, что несоразмерность неустойки последствиям нарушения договора носит оценочный характер, а также с разными правовыми позициями ВАС РФ и КС РФ – но не исключено, что в ближайшем будущем ВАС РФ будет вынужден предоставить дополнительные разъяснения по этому вопросу.

Документы по теме:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 801/13

Новости по теме:

ВАС разъяснил нормы ГК об уменьшении судами неустойки – ИА «ГАРАНТ», 11 января 2012 г.

Правовые консультации:

  • Может ли арбитражный суд полностью освободить ОАО от уплаты неустойки (штрафа), размер которой оговорен сторонами при заключении договора?
  • Может ли суд уменьшить размер неустойки, установленной законом (законной неустойки), на основании ст. 333 ГК РФ?
  • Может ли считаться незаключенным договор поставки, в котором не предусмотрена неустойка за просрочку оплаты товара?
  • Возможно ли в судебном порядке одновременно требовать взыскания с ответчика неустойки, предусмотренной условиями договора, и неустойки по ст. 395 ГК РФ?
  • Облагается ли НДС неустойка? Следует ли осуществлять расчет неустойки исходя из стоимости поставляемых товаров с учетом НДС?
  • Согласно условиям договора поставки за каждый день просрочки исполнения обязательства начисляется неустойка в размере 1/300 ставки рефинансирования Банка России. Как рассчитать неустойку?
  • По состоянию на какую дату необходимо применять ставку рефинансирования при расчете договорной неустойки?

С ответами на другие вопросы в сфере налогообложения, трудовых и гражданско-правовых отношений, бухгалтерского учета (в том числе в бюджетной сфере) и госзакупок можно ознакомиться в разделе «Правовые консультации (практика)».

Неустойка и нарушенные обязательства: общие положения

Чтобы заставить стороны более ответственно подходить к исполнению договоров, заключаемых в сфере экономики, в законодательстве предусмотрены определенные меры по обеспечению. Начисление неустойки относится к их числу. Это такая процедура, в ходе которой сторона, не выполнившая условия договора или осуществившая их не в полном объеме, обязана выплатить проценты, штрафы или пени потерпевшей стороне.

Порядок начисления и размер неустойки может быть прописан в контракте, а может быть определен по закону. Выплата ее объясняется, прежде всего, необходимостью компенсировать убытки, которые возникли, как следствие неисполнения договора. Поэтому при подсчете нужной суммы следует отталкиваться именно от соразмерности неустойки и материальных потерь.

Если таковая окажется завышенной, то судебным решением можно снизить размер установленной компенсации. Причем уменьшению подлежит и договорная, и установленная по закону неустойка. Правила и порядок осуществления этого процесса определены ГК РФ (ст. 333).

Самого понятия соразмерности неустойки ни в одном законодательном и подзаконном акте нет. Поэтому для определения отталкиваются от судебной практики. Можно сказать, что в судах выработаны основные принципы по данному вопросу:

  • Если одна из сторон нарушает законодательство, то теряет все преимущества в споре.
  • Для определения соразмерности за основу берется множество факторов, связанных с экономической ситуацией, как сторон-участниц, так и государства в целом.

Понятие соразмерность является сугубо оценочным, которое в первую очередь отталкивается от убежденности судьи.

Неустойка является одной из мер наказания за неисполнение обязательств

Как определяют соразмерность неустойки

Законодательство РФ никак не предполагает способы, которых можно было бы придерживаться для анализа соответствия компенсационных выплат последствиям нарушенного обязательства. Поэтому в данном вопросе стоит отталкиваться от судебной практики и в частности от решений Арбитражного Суда.

Прежде всего, необходимо проанализировать сущность и цели введения неустойки. Она направлена на осуществление компенсации за причиненный вред, т. е. как средство обогащения выступать не может.

Если размер предполагаемой неустойки установлен договором, а не подсчитывается по закону, то данная сумма будет приоритетной при определении соразмерности. Но это не значит, что судом она не может быть изменена. При обращении в судебные инстанции будут учитываться следующие факторы:

  • Не является ли процент неустойки явно завышенным.
  • Существенное превышение размера неустойки над суммой понесенных убытков.
  • Временной отрезок, в течение которого договорные обязательства не исполнялись.

Кроме того, в качестве определяющих критериев будут приниматься во внимание следующие:

  • Средняя стоимость товаров и услуг в регионе.
  • Общая стоимость договора.
  • Ставка рефинансирования ЦБ на данный период времени.

Даже если размер неустойки оказывается меньше суммы основного долга, он все равно может быть уменьшен, исходя из представленных критериев.

Кроме того, Арбитражным Судом установлено, что для определения соразмерности за основу могут быть приняты не только факты, которые прямо влияют на последствия от нарушения обязательства. К таковым могут отнести и произошедшие изменения в законодательстве, если они стали причиной дополнительных расходов, связанных с делом. Также может быть учтен и уровень инфляции в стране. Все указанные критерии должны быть оценены только в совокупности.

Основными же из них для определения соразмерности остаются следующие:

  • Величина неустойки по отношению к сумме основного долга.
  • Чрезмерно завышенный процент.

Соразмерность неустойки определяется судом

Резюмируя, можно сказать, что критерии – это субъективные, оценочные категории. Они являются личностным решением судьи, который при его вынесении отталкивается от вышеперечисленных факторов.

Какие могут быть последствия при несоразмерности неустойки

При установлении факта явной завышенности неустойки можно рассчитывать лишь на ее снижение в судебной инстанции. Такой порядок возможен согласно ГК РФ (ст. 333). Но чтобы судья принял необходимое решение, определяемая величина должна соответствовать следующим критериям:

  • Несоразмерность, предлагаемая к изменению, должна быть очевидной.
  • Получение ее приведет к приобретению необоснованной выгоды истцом.

При разбирательстве в суде всегда необходимо учитывать, что снижение неустойки не является обязанностью судьи в рамках разбирательства дела. Это лишь его право. И для его осуществления от должника должна последовать письменная просьба.

В процессе принятия решения судья может снизить предполагаемый процент или осуществить расчет и определить конечную сумму, которая подлежит к уплате. Оспорить такое решение при апелляции очень сложно в силу того, что оно изначально опирается на внутреннюю убежденность судьи, ведущего дело.

При условии, что должник уже выплатил заявленную неустойку, у него пропадает право требовать ее уменьшения (в данном случае – возврата) в ходе основного судебного разбирательства. Для этого ему придется составить и подать отдельный иск, по которому ему могут быть возвращены потраченные деньги.

Способы доказательства несоразмерности неустойки

Чтобы судья принял во внимание нюансы дела и снизил неустойку, должнику надлежит в процессе заседания обратиться с соответствующим возражением. Далее все бремя доказывания, что потерпевшая сторона запрашивает неоправданно высокую сумму, лежит полностью на ответчике.

Ответчик может попробовать доказать несоразмерность неустойки

В качестве доказательств того, что неустойка явно несоразмерна возникшим последствиям нарушения обязательства, чаще всего учитывают следующие моменты:

  • Если в нарушении обязательства усматривается обоюдная вина истца и ответчика.
  • Должник находится в сложной экономической ситуации. Дополнительным плюсом будет наличие у него долгов перед другими кредиторами.
  • Иные лица, имеющие денежные обязательства перед ответчиком, не выполнили их.
  • Имущество и денежные накопления должника арестованы в ходе исполнительного производства.
  • Свой основной долг ответчик погасил в ходе судебных слушаний.
  • Ответчик является лицом – участником государственных программ.

Кроме того, будет нелишним представить данные об уровне инфляции на момент, когда возник факт невыполнения обязательств. Плюс стоит собрать сведения о размере годовых процентов по краткосрочным кредитам. Если между ними и процентами неустойки будет серьезный разрыв, то это – однозначный аргумент в пользу уменьшения компенсационной выплаты.

Но самым аргументированным способом доказательства будет расчет возможных убытков истца, которые последовали из-за невыполнения обязательств ответчиком, в которых будет хорошо видно, что они значительно ниже, чем сумма предполагаемой неустойки.

Правовые особенности

При возникновении дел, где рассматривается соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, должны учитываться особые нюансы. К таковым относятся следующие моменты:

  • Если стороны, подписывая договор, указали в нем, что следование ст. 333 ГК РФ по определению суммы для них необязательно к исполнению, то такой пункт контракта будет признан судом как ничтожный.
  • При условии, что договором установлен предельный максимум и минимум для неустойки, не значит, что суд не имеет права изменить ее размер.

Неустойка может быть снижена при доказательстве ее несоразмерности

При составлении заявления со стороны потерпевшего лица должны быть соблюдены следующие требования:

  1. Оно пишется в произвольной форме. Примерный образец можно посмотреть в интернете.
  2. Приобретает характер обязательного, если в качестве должника выступают следующие лица:
  • Юрлицо, осуществляющее коммерческую деятельность.
  • Физическое лицо, занимающееся предпринимательством.
  • Некоммерческая организация при условии, что неустойка стала следствием ее стремления получить доход от своей деятельности.

Судья снижает неустойку по своей инициативе крайне редко. Если она возникла как следствие задолженности по алиментам, то уменьшению не подлежит.

Основные вопросы, связанные с начислением неустойки, регулируются статьями ГК РФ. На процесс этот влияет множество факторов. Поэтому, столкнувшись с подобной проблемой, необходимо в первую очередь подробно изучить законодательную базу.

О неустойке будет рассказано в видео:

Внимание! В связи с последними изменениями в законодательстве, юридическая информация в данной статьей могла устареть!

Наш юрист может бесплатно Вас проконсультировать — напишите вопрос в форме ниже:

Бесплатная консультация с юристом Заказать обратный звонок Все ещё остались вопросы? Позвоните по номеру +7 (499) 938 50 41 и наш юрист БЕСПЛАТНО ответит на все Ваши вопросы

Аналитика Публикации

Указание в договоре размера неустойки, подлежащей выплате в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, не является гарантией того, что при возникновении спора неустойка будет взыскана по требованию кредитора в том размере, который был согласован сторонами при заключении договора. Суд, рассматривающий спор о взыскании неустойки, может уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Не право, а обязанность

Одним из наиболее часто используемых на практике способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка – денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Руководствуясь положениями ст. 421, 422 ГК РФ, стороны договора при его заключении стараются установить размер неустойки, который, на их взгляд, действительно будет стимулировать должника к надлежащему исполнению обязательства, а в случае нарушения должником обязательства позволит кредитору компенсировать понесенные в связи с этим убытки. Между тем ст. 333 ГК РФ позволяет суду, рассматривающему спор о взыскании неустойки, уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Положения ст. 333 ГК РФ допускают возможность снижения как договорной, так и законной неустойки, а Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 7 совместного Постановления от 08.10.1998 № 13/14 сочли возможным уменьшение в порядке указанной статьи даже процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства на основании ст. 395 ГК РФ по ставке рефинансирования, установленной Банком России.

КС РФ, рассматривая жалобы на положения ст. 333 ГК РФ, отмечал, что, не ограничивая сумму устанавливаемых договором неустоек, ГК РФ вместе с тем управомочивает суд устанавливать соразмерные основному долгу их пределы с учетом действительного размера ущерба, причиненного стороне в конкретном договоре, что является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть по существу на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому, по мнению КС РФ, в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения КС РФ от 21.12.2000 № 263-О, 277-О, от 14.03.2001 № 80-О).

Следуя аналогичной логике, Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 № 17 отметил, что при наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

Основания уменьшения

На протяжении долгого времени в судебной практике большое внимание уделялось основаниям для уменьшения размера неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Так, в п. 42 совместного Постановления от 01.07.1996 № 6/8 Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ отметили, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.).

В 2003 году ВС РФ в Обзоре судебной практики «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» разъяснил, что при применении ст. 333 ГК РФ суд должен принимать во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения интерес ответчика.

В Определении от 17.04.2007 по делу № 78-В07-8 ВС РФ отметил, что при решении вопроса о соразмерности неустойки должны учитываться последствия, наступившие в результате неисполнения ответчиком взятых на себя по договору обязательств, длительность неисполнения, а также характер неисполненного обязательства (спор возник по поводу неисполнения обязательств застройщиком, вследствие чего истцы более двух лет не могли вселиться в приобретенное ими по договору жилое помещение).

Случай исключительный, практика повсеместная

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 13.05.2008 по делу «Галич (Galich) против России» отметил, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ российские суды имеют достаточно широкую свободу усмотрения в отношении размера присуждаемой кредитору неустойки, одновременно признав, что такие полномочия судов не противоречат положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этом же Постановлении ЕСПЧ обратил внимание на то, что по российскому законодательству истец в гражданском судопроизводстве, требующий взыскания неустойки, должен иметь в виду, что существует риск уменьшения судом размера взыскиваемой суммы в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

Несмотря на то что уменьшение неустойки судом на основании ст. 333 ГК РФ допускается в исключительных случаях, практика такого уменьшения долгое время была повсеместной. Причем неопределенность результатов рассмотрения требований о взыскании неустойки в значительной степени заключалась не в том, уменьшит суд ее размер или нет, а в том, до какой величины заявленная истцом законная или договорная неустойка будет снижена.

Отсутствие понятных критериев для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ и фактически произвольное ее определение судом значительно ослабили роль этого гражданско-правового института. В ситуации, когда должник по обязательству, заключая договор, соглашается на любой размер неустойки, понимая, что в случае спора суд с большой долей вероятности существенно ее снизит, неустойка утрачивает как стимулирующее (для должника), так и компенсационное (для кредитора) значение.

Позиция ВАС РФ…

Судебная практика применения ст. 333 ГК РФ начала существенно меняться с 2010 года. Так, в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ отметил, что, учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т. п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на недопустимость уменьшения неустойки судом в рамках своих полномочий, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ). Кроме того, Президиум ВАС РФ отметил, что необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

В качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ указал установленную Банком России ставку рефинансирования, которая по существу представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

Аналогичные правовые позиции были сформулированы в постановлениях Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 и Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11.

Так, в п. 2 Постановления № 81 Пленум ВАС РФ разъяснил, что, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России, согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81, на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.

В постановлениях от 22.10.2013 № 801/13 и от 17.06.2014 № 1850/14 Президиум ВАС РФ еще раз обратил внимание на то, что снижение неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ возможно только при наличии соответствующего ходатайства ответчика и представлении им доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, отметив при этом, что возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

…ВС РФ и КС РФ

В этот же период времени более жестких подходов в вопросах применения ст. 333 ГК РФ начинает придерживаться и ВС РФ.

Так, в п. 34 Постановления от 28.06.2012 № 17 и п. 45 Постановления от 27.06.2013 Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что применение ст. 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Отсутствие в судебных актах указания на мотивы, по которым суд счел возможным снизить размер взыскиваемой неустойки, служит основанием для их отмены при вынесении ВС РФ определений от 07.08.2012 № 18-КГ12-33, от 09.10.2012 № 18-КГ12-50, от 30.10.2012 № 5-КГ12-47 и др.

Значительное внимание вопросам применения ст. 333 ГК РФ было уделено ВС РФ в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013.

В данном Обзоре ВС РФ отметил, что основанием для применения ст. 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, которая должна оцениваться с учетом действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате нарушения ответчиком (должником) взятых на себя обязательств; соотношения сумм неустойки и основного долга; длительности неисполнения обязательства; недобросовестности действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности; имущественного положения должника.

В этом же Обзоре ВС РФ поддержал позицию ВАС РФ, ранее сформулированную в постановлениях Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10, от 14.02.2012 № 12035/11, Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, указав в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства ставку рефинансирования Центрального Банка РФ и отметив, что этот показатель по существу представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

С 2011 года некоторым образом меняется и позиция КС РФ в отношении ст. 333 ГК РФ. По-прежнему отмечая, что положения данной нормы в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, предписывают суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, КС РФ, однако, воздерживается от указания на то, что применение ст. 333 ГК РФ является фактически обязанностью суда (определения КС РФ от 17.11.2011 № 1606-О-О, от 25.01.2012 № 203-О-О и 185-О-О, от 11.05.2012 № 725-О, 731-О и 726-О, от 29.05.2012 № 905-О, от 19.06.2012 № 1176-О, от 24.09.2012 № 1777-О, от 24.10.2013 № 1664-О, от 22.01.2014 № 219-О, от 17.07.2014 № 1655-О).

В Определении от 17.07.2014 № 1723-О КС РФ отметил, что неустойка (штраф, пени) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение по смыслу ст. 12, 330, 332 и 394 ГК РФ стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Учетная ставка ЦБ РФ и неденежные обязательства

Использование учетной ставки Банка России в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям допущенного ответчиком нарушения применимо лишь в случаях нарушения денежного обязательства, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами, а необоснованное уменьшение судами неустойки открывает должнику доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10).

Неустойкой же могут обеспечиваться не только денежные обязательства. Так, Президиум ВАС РФ допускал возможность установления договорной неустойки:

  • за неисполнение обязательства стороны предварительного договора заключить основной договор (постановления от 12.02.2013 № 13585/12 и от 08.04.2014 № 16973/13);

  • нарушение арендатором лесного участка технологии лесопользования (Постановление от 10.09.2013 № 3845/13);

  • несоблюдение подрядчиком требований по обеспечению безопасности дорожного движения при ремонте дорог (Постановление от 09.07.2013 № 1488/13);

  • непредоставление банковской гарантии (Постановление от 13.10.2011 № 5531/11) и другие подобные нарушения.

Казалось бы, в ситуациях, когда нарушение обязательства не сопряжено с пользованием должником денежными средствами за счет кредитора, учетная ставка банковского процента не может использоваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Тем не менее данный критерий нередко применяется судами и при рассмотрении спора о последствиях нарушения неденежных обязательств. Так, суды руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, при разрешении дел о взыскании неустойки:

  • за нарушение сроков прибытия специалистов для выполнения работ по гарантийному ремонту предоставленного в лизинг оборудования (Постановление ФАС ЗСО от 18.02.2014 по делу № А45-9078/2013);

  • неисполнение покупателем квартир обязанности по обеспечению явки уполномоченного представителя для государственной регистрации перехода права собственности (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 по делу № А40116560/12);

  • непредоставление покупателю по предварительному договору доступа к объекту для целей проверки фактического состояния недвижимого имущества (Постановление ФАС МО от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13);

  • обнаружение в вагонах фирменных пассажирских поездов имущества без маркировки или с истекшим сроком эксплуатации (Постановление ФАС МО от 27.03.2014 по делу № А40-29825/13-64-286);

  • нарушение подрядчиком сроков устранения недостатков в выполненных работах (Постановление ФАС ПО от 24.02.2012 по делу № А49-4746/2011);

  • нарушение сроков предоставления банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств (Постановление ФАС ПО от 14.02.2012 по делу № А65-11629/2011);

  • нарушение сроков устранения недостатков поставленного товара (Постановление ФАС УО от 09.06.2014 по делу № А07-8491/2013);

  • несвоевременное исполнение обязанности по страхованию ответственности (Постановление ФАС СКО от 24.02.2014 по делу № А32-6789/2013) и др.

Только при нарушении денежных обязательств

Впрочем, по данному вопросу в практике существует и другой подход, в большей степени отражающий экономическую сущность последствий нарушения денежных и иных обязательств.

Так, в п. 6 Рекомендаций Научно-консультативного совета ФАС ВВО от 08.06.2012 отмечается, что в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 речь идет о неисполнении лишь денежного обязательства, поэтому если экономически сильный субъект заключает договор, направленный на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг и фактически навязывает контрагенту высокую неустойку на случай просрочки, то данные ситуации не подпадают под установленные данным пунктом пределы снижения, поскольку на стороне должника отсутствует денежное обязательство. Указанные Рекомендации нашли отражение в практике Первого арбитражного апелляционного суда (постановления от 05.07.2013 по делу № А39-5459/2012, от 05.07.2013 по делу № А39-5456/2012, от 04.07.2013 по делу № А79-14179/2012, от 24.06.2013 по делу № А39-113/2013, от 14.06.2013 по делу № А39-118/2013).

ФАС МО, рассматривая дело о взыскании неустойки по государственному контракту, отверг довод государственного заказчика о неправомерном снижении размера неустойки ниже однократной ставки Банка России, мотивировав это тем, что примененная судами мера ответственности не связана с фактом пользования ответчиком чужими денежными средствами (Постановление от 06.06.2014 по делу № А40-147413/13).

В определениях от 19.12.2013 № ВАС-18442/13 и от 13.01.2014 № ВАС-17980/13 коллегии судей ВАС РФ также указывали, что при рассмотрении дел о взыскании неустойки суды, руководствуясь в том числе разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, должны учитывать конкретные обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, отмечая, что отсутствие у истца негативных последствий, вызванных нарушением ответчиком договорных обязательств, может являться основанием для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ.

Именно такой подход был поддержан Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14. Отменяя Постановление ФАС МО от 10.02.2014 по делу № А40-41623/2013, Президиум ВАС РФ отметил, что снижение судом первой или апелляционной инстанций размера неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России само по себе не свидетельствует о неправильном применении нормы ст. 333 ГК РФ и не является основанием для обязательного довзыскания неустойки судом кассационной инстанции. Тем самым Президиум ВАС РФ поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций, которые сочли неприменимыми к обстоятельствам данного дела указания п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 о кратности размера взыскиваемой судами неустойки учетной ставке Банка России, поскольку неустойка была начислена не в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства.

В Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14 Президиум ВАС РФ также отметил, что с учетом характера нарушения методология начисления за него неустойки может не иметь прямой корреляции со ставкой рефинансирования Банка России. В частности, такая ситуация возникает в случаях, когда неустойка установлена за нарушение обязанности, не связанной с пользованием одной стороной имуществом (включая денежные средства) другой стороны обязательства, поскольку учетная ставка Банка России начисляется на цену товарного или денежного кредита, сумму неисполненного (просроченного) обязательства, не затрагивая иных обязательств сторон по договору.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на возможность квалификации требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, в качестве злоупотребления правом, что в соответствии со ст. 10 ГК РФ предполагает отказ лицу в защите принадлежащего ему права.

Необходимо отметить, что применение судами ст. 10 ГК РФ при разрешении требований о взыскании неустойки имело место и до принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 01.07.2014 № 4231/14. Так, ФАС МО при рассмотрении одного из дел указал, что мотивированное лишь ссылкой на формальное соответствие действующему законодательству требование о взыскании неустойки за неисполнение обязательства, к которому кредитор фактически утратил интерес, представляет собой злоупотребление правом, поскольку предъявляется в отсутствие защищаемого субъективного права (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 № Ф05-16442/2013 по делу № А40-116560/12-105-1082).

Такой подход в полной мере соответствует правовой позиции, сформулированной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, согласно которой превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Чем руководствоваться судам?

Несомненная ценность разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, состоит в определении объективного критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Если этот критерий не является универсальным, возникает вопрос: какими критериями должны руководствоваться суды при разрешении споров о взыскании неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, не являющихся денежными, когда учетная ставка банковского процента не может рассматриваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства?

ФАС МО в Постановлении от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13 указал, что степень соразмерности заявленного требования о взыскании неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требует ст. 71 АПК РФ. С такой позицией можно согласиться лишь отчасти.

Безусловно, вопрос о пределах снижения неустойки является тем обстоятельством, в отношении которого действует принцип состязательности сторон, в силу чего при заявлении ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства суд автоматически не уменьшает ее размера (соответствующая правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 № 4231/14). Однако определение соразмерной величины неустойки судом не может быть произвольным, поскольку в таком случае неустойка как мера ответственности и способ обеспечения исполнения обязательства утрачивает свои функции.

Представляется, что в качестве критерия соразмерности неустойки может выступать размер убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Данный вывод прямо следует из диспозиции ст. 333 ГК РФ, речь в которой идет о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Однако это вовсе не означает, что должник, на котором лежит бремя доказывания несоразмерности предъявленной к взысканию неустойки, не вправе с учетом принципа состязательности представить суду возражения, мотивированные тем, что допущенное им нарушение не повлекло для истца убытки, другие неблагоприятные последствия или угрозу их возникновения, либо что размер понесенных истцом убытков несоизмерим с предъявленной к взысканию неустойкой.

Еще одним критерием, который может быть использован судами при разрешении такого рода споров, является размер неустойки, установленной для самого истца на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения им собственных обязательств, поскольку закрепленный в ст. 1 ГК РФ принцип равенства участников гражданского оборота предполагает определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.

Именно такие критерии соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства были, в частности, указаны Президиумом ВАС в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/13.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх