Как описать нравственные страдания в исковом заявлении?

Компенсация морального ущерба — это один из способов защиты прав человека. Какие условия для этого необходимы и как составить исковое заявление, вы узнаете из статьи.

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Денежная выплата компенсации морального вреда возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Моральный вред и его компенсация

Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В нашем государстве компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель вреда не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

В нашем государстве размер компенсации варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и часто исковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т. п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ:
  • копии искового заявления для всех участников дела;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т. п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Скачать шаблон искового заявления

На прошлой неделе Экономическая коллегия ВС РФ рассмотрела очень интересное дело, связанное с компенсацией морального вреда юридическому лицу. Вопрос о возможности взыскания морального вреда в пользу юридических лиц носит дискуссионный характер в литературе и вызывает затруднения в судебной практике. Сложность такого рода споров обусловлена не только проблемой, связанной с природой юридического лица, но и изменениями, внесенными в ст. 152 ГК РФ, которые прямо исключили возможность взыскания в пользу юридического лица морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих деловую репутацию. В общем, четкая и обоснованная правовая позиция ВС РФ была бы как никогда кстати…

Прежде чем перейти к существу спора, рассмотренного ВС РФ, следует немного остановиться на ключевых разъяснениях высших судебных инстанций, затрагивающих данную тему.

Пожалуй, впервые вопрос о компенсации морального вреда юридическому лицу был поднят ВС РФ. В Постановлении Пленума ВС РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было разъяснено, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации. При этом Пленум ВС РФ не стал затрагивать правовую природу морального вреда юридического лица, ограничившись ссылкой на положения п. 7 ст. 152 ГК РФ.

Более подробный анализ продемонстрировал КС РФ. В Определении от 04.12.2003 г. № 508-О Конституционный Суд указал, что применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ). По мнению КС РФ, данный вывод основан на положении ст. 45 (ч. 2) Конституции РФ, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. При этом КС РФ отметил, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (ст. 41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 06.04.2000 г. по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании», — указал КС РФ. Таким образом, суть позиции КС РФ сводится к тому, что юридическое лицо имеет право требовать т.н. «моральный вред», однако его правовая природа отлична от одноименного института, предназначенного для защиты нематериальных благ физических лиц. Так же, немаловажное значение имеет и вывод КС РФ о том, что отсутствие в законодательстве прямого способа защиты нематериальных благ юридического лица, не лишает указанных субъектов права на предъявление требований о возмещении нематериального вреда (нематериальных убытков). На сегодняшний день последний довод имеет основополагающее значение, т.к. действующее законодательство не предусматривает такой способ защиты прав юридических лиц как возмещение морального вреда.

Теперь перейдем к существу спора, ставшего предметом рассмотрения Экономической коллегии ВС РФ.

ООО «МХС групп» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском о взыскании с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов за счет казны Российской Федерации 49666,53 руб. в возмещение морального вреда. В обоснование заявленных требований Истец указал, что на протяжении длительного времени он не мог получить от ФССП информацию о ходе исполнительного производства, поскольку Служба приставов не отвечала на его запросы. По мнению истца, в результате незаконного бездействия ФССП он находился в состоянии длительной неопределенности, что позволяет ему требовать возмещения морального вреда.

Нижестоящие суды удовлетворили исковые требования. Суды пришли к выводу, что истец длительный период не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результате и причинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок, в связи с чем, заявитель находился в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение компенсации. В качестве правового обоснования возможности взыскания морального вреда юридическому лицу суды сослались на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и практику ЕСПЧ. Так, суд апелляционной инстанции, привел следующее обоснование:

«Согласно статье 15 Конституции Российской Федерации составной частью российской правовой системы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в том числе с учетом практики Европейского Суда по правам человека.

Как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека — в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, являются составной частью российской правовой системы и должны учитываться Федеральным законодателем прирегулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 г. № 2-П).

В постановлении Европейского суда по правам человека от 06.04.2000 по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии, суд отметил: Европейский суд, таким образом, не может исключать возможность присуждения компенсации за моральный вред коммерческой организации. Тот факт, что рассматриваемое производство по делу длилось сверх разумного срока, должно было причинить компании «Комингерсол С.А», ее директорам и акционерам значительное неудобство и длительную неясность.

Таким образом, практика Европейского суда по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности».

Однако Верховный Суд РФ признал указанные выводы ошибочными, отменил принятые судебные акты и отказал в удовлетворении иска. Правовая позиция Экономической коллегии свелась к следующему:

«В соответствии с абзацем 1 статьи 151 Гражданского Кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные права, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 4 пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторых вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина.

В силу части 2 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежат компенсации только в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, из буквального содержания вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе.

Статья 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующая гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный публичной властью, прямо не предусматривает компенсации морального вреда юридическому лицу.

В действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных ООО «МХС групп» требований не имелось».

Вот собственно и вся позиция ВС РФ по этому интересному делу. Экономическая коллегия не стала утруждать себя анализом природы морального вреда юридического лица, а также обоснованностью отхода от позиций КС РФ и ЕСПЧ. Хотя это был явно не тот случай, когда «краткость — сестра таланта». Лично я остался разочарованным мотивировкой судебного акта. Верховный Суд это не та инстанция, которая может ограничиться простым переписыванием норм права. Юридическое сообщество ждет от ВС РФ глубокого анализа сложных правовых вопросов, а не формальных отписок.

Если быть объективным, то несмотря на слабую мотивировку, на мой взгляд, ВС РФ правильно разрешил указанный спор. Учитывая, что по своей правовой природа возмещение морального вреда (нематериального вреда) является мерой ответственности, привлекать лицо к ответственностине предусмотренной законом, неверно. Вместе с тем, разделяя мнение Экономической коллегии ВС РФ в части вывода о невозможности взыскания морального вреда в пользу юридического лица de lege lata, не могу не выразить свое мнение de lege ferenda.

На мой взгляд, вопрос о моральной компенсации за нарушение прав и законных интересов юридических лиц не может иметь однозначного ответа применительно ко всем организационно-правовым формам юридических лиц. Очевидно, что само юридическое лицо, будучи субъектом права, отличным от физического лица, не может испытывать какие-либо физические и психологические (нравственные) страдания. В связи с этим, нельзя не согласить с приведенным выше мнением КС РФ о том, что правовая природа морального вреда юридических лиц отлична от морального вреда физических лиц. Тем не менее, не стоит забывать, что за каждым юридическим лицом стоят интересы физических лиц. Ведь сам смысл конструкции юридического лица заключается в том, чтобы человек мог воспользоваться этим правовым инструментом для осуществления созидательной деятельности. Тем самым, практически любое нарушение прав и интересов юридического лица способно (в той или иной степени) повлечь определенный психологический дискомфорт у физических лиц, непосредственно осуществляющих деятельность с помощью этого юридического инструмента. По моему мнению, было бы несправедливым, если бы во всех случаях, когда для удовлетворения своих законных интересов физическое лицо воспользовалось конструкцией юридического лица, оно было лишено возможности в той или иной форме получить денежную компенсацию за доставленные неудобства. Изложенное позволяет прийти к выводу, что с точки зрения перспектив развития законодательства, следует признать, что полностью исключать возможность компенсации «морального вреда» юридическим лицам является неверным, поскольку это безосновательно лишает возможности защитить нарушенные интересы некоторых категорий физических лиц.

Задача законодателя заключается в том, чтобы определить в каких случаях интерес физического лица, стоящего за правовой личностью юридическим лицом, нарушается на столько, что причинитель вреда должен возместить не только материальные убытки, но и загладить нематериальный вред путем выплаты денежной компенсации в пользу юридического лица. Я думаю, что отправной точкой в этой дифференциации должна являться область деятельности, которую осуществляет юридическое лицо. Так, для юридического лица, осуществляющего коммерческую деятельность, достаточным способом защиты будет являться возмещение убытков, поскольку этот способ в достаточной мере способен восстановить имущественные интересы бенефициаров-физических лиц (для чего собственно обычно и создается коммерческая организация). Напротив, трудно представить, как иск о взыскании убытков может, к примеру, хоть как-то восстановить нарушенные неимущественные интересы физических лиц, входящих в религиозную организацию, которой незаконно препятствуют в осуществлении ее деятельности, или восстановить неимущественные интересы членов политической партии, которая незаконно была лишена возможности участвовать в выборах. Таким образом, возможность компенсации «морального вреда» юридическому лицу должна зависеть от той деятельности, ради которой было создано юридическое лицо, а также характера и степени правонарушения.Нечто подобное уже есть было закреплено в нашем законодательстве. В п. 2 ст. 1099 ГК РФ законодатель установил, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации лишь в случаях, предусмотренных законом, т.е., по общему правилу, нарушение имущественных прав не является основанием для получения моральной компенсации.

Завершая тему, хочу остановиться еще на одной не маловажной детали. Долгое время одним из ключевых преимуществ, которые таила в себе правая позиция о возможности компенсации морального (репутационного) вреда юридическому лицу заключалось в том, что, руководствуясь положениями § 4 гл. 59 («Компенсация морального вреда»), пострадавшее юридическое лицо не было обязано доказывать точный размер вреда. В этом и заключалось фундаментальное практическое отличие иска о компенсации морального (репутационного) вреда от иска о взыскании убытков. Другими словами, суд, с учетом обстоятельств дела, мог «на глаз» определить разумный размер морального (репутационного) вреда, что нельзя было сделать применительно к убыткам.К счастью, времена меняются и российская юриспруденция развивается. Гражданский кодекс вслед за практикой ВАС РФ закрепил норму, запрещающую суду отказывать во взыскании убытков лишь на том основании, что невозможно точно установить размер причиненного вреда (п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393). Тем самым, и сегодня юридическое лицо не лишено возможности требовать взыскания репутационного вреда, опираясь уже не на нормы, регулирующие компенсацию морального вреда, а на нормы о причинении убытков. Ведь каждому здравомыслящему юристу понятно, что причинение вреда деловой репутации, неизбежно влечет негативные имущественные последствия (убытки), которые должны быть возмещены их виновником. Скорее всего, по тому пути и должна пойти правоприменительная практика.

К адвокату обратилась Н. с просьбой представлять ее интересы в суде по делу о взыскании материального ущерба и морального вреда.

Выходя из жилого дома, Н. поскользнулась на наледи, в результате чего получила травму – вколоченный перелом шейки бедра. С данным переломом она была доставлена в больницу, где месяц находилась на лечении и где ей была проведена операция по закреплению осколков бедра винтами.

Иск о возмещении ущерба и морального вреда был подан к управляющей компании. При рассмотрении дела судом было установлено, что падение Н. было вызвано некачественной уборкой придомовой территории. Это следовало из акта о несчастном случае и из справки о погоде из Гидрометеорологического Бюро Москвы и Московской области, согласно которой в день, когда Н. упала, выпал снег и температура воздуха оставалась отрицательной, естественного снеготаяния не наблюдалось, таким образом, имелось место для гололедицы и снежного наката.

Ссылаясь на данные обстоятельства суд удовлетворил все требования Н. о возмещении причиненного материального ущерба в качестве затрат на сиделку, затрат на приобретение медикаментов, морального вреда, и судебных расходов на оказание услуг представителя.

Судебная практика по возмещению материального ущерба и морального вреда

К адвокату обратилась В. В квартире, принадлежащей ей на праве собственности, произошел залив, в результате которого пострадала отделка квартиры. По заключению специалистов стоимость восстановительных работ составила … тысяч рублей. Причиной залива послужил лопнувший тройник на стояке ХВС, что подтверждалось актами обследования.
ОАО «Ж» осуществляло управление общим имуществом многоквартирного дома, где располагалась квартира В. Тройник на стояке ХВС относится к общему имуществу многоквартирного дома, и, следовательно, управляющая компания была обязана осуществлять обслуживание данного имущества. Но свои обязанности по обслуживанию стояка ХВС ОАО «Ж» надлежащим образом не исполнило, в связи с чем, произошло повреждение тройника, и как следствие залив квартиры В.
Добровольно возместить ущерб ОАО «Ж» отказалось. В этой связи дело было рассмотрено в суде.

ОАО «Ж» в ходе судебного разбирательства не смогло представить доказательств отсутствия своей вины в причиненном ущербе, в связи с чем, требования В. были удовлетворены в полном объеме. Суд взыскал с управляющей компании материальный ущерб в размере, указанном в заключении специалистов, расходы по оплате заключения об оценке ущерба, расходы на оплату услуг представителя в суде, штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50 процентов от взысканной судом суммы, а также моральный вред.

Судебная практика по возмещению материального ущерба и морального вреда
К адвокату обратился А.. Он стал участником ДТП, велосипед под управлением несовершеннолетнего Б. при выезде из двора столкнулся с его автомобилем. В результате ДТП автомобилю были причинены повреждения, стоимость восстановительного ремонта составила ___ рублей.

Поскольку велосипедом управлял несовершеннолетний, производство по делу об административном правонарушении было прекращено.

Адвокатом к Б. и его родителям был предъявлен иск о возмещении причиненного ущерба и морального вреда. В ходе судебного разбирательства, была установлена вина Б. в причинении ущерба, поскольку по правилам дорожного движения при выезде на дорогу с прилегающей территории он должен был уступить дорогу транспортным средствам и пешеходам, движущимся по ней. При этом ответственность по возмещению ущерба должен был нести причинитель вреда – несовершеннолетний Б., но поскольку он еще обучается в школе, не работает и не имеет дохода и имущества, то суд ответственность солидарно возложил на его родителей. Кроме того суд присудил возместить моральный вред и расходы на представителя.

Возмещение материального ущерба и морального вреда

К адвокату за помощью взыскания компенсации материального ущерба, морального вреда обратился У.

11.12.2006 года по вине работника организации водителя П., был причинен вред автомобилю и здоровью обратившегося У. Данный факт подтверждается протоколом и постановлением по делу об административном правонарушении, на основании которого водитель организации П. привлечен к административной ответственности.

В протоколе об административном правонарушении зафиксировано, что водитель организации П., управляя автобусом, нарушил Правила дорожного движения, что стало причиной столкновения с автомобилем У.

Данный спор был рассмотрен в Симоновском районном суде г. Москы.

Судом было установлено, что водитель организации П. выполнял трудовые обязанности.

Сторонами в ходе рассмотрения дела были представлены различные оценки стоимости годных остатков поврежденного автомобиля У., размеры ущерба, причиненного в результате ДТП, в связи с чем, судом была назначена экспертиза.

Решение ответчиками не обжаловалось.

Оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся. Возмещение материального ущерба

К адвокату обратилась П.. В результате маневра с разворотом в автомобиль П. врезался автомобиль Л, в результате чего автомобиль был поврежден.
Л. с места происшествия скрылся, т.е. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.27 ч.2 КоАП РФ.
П. вызвала полицию. Данный факт был зафиксирован, а так же было возбуждено административное производство.
С момента возбуждения административного производства интересы П. представляла адвокат О.Плыкина.
В процессе административного расследования была установлена личность виновника, а так же выяснилось, что ответственность виновника не застрахована.
Виновник был привлечен к административной ответственности в соответствии с ч.2 ст.12.37 КоАП РФ
В добровольном порядке Л. отказался возместить материальный ущерб.
В суде адвокат представляла интересы потерпевшей по административному делу. Виновник Л. был лишен права управления транспортным средством на 1 год.
В результате обращения в суд с иском о возмещении материального ущерба с виновника был взыскан материальный ущерб, убытки за проведение независимой оценки, направления телеграмм, оплаты услуг адвоката.

Запись на консультацию осуществляется по телефонам:

В производстве мирового судьи находится дело по иску истца к ответчику о взыскании материального и морального вреда. Ответчик считает требования, изложенные в исковом заявлении, не подлежащими удовлетворению. Ответчик просит отказать истцу в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Мировому судье судебного участка №__ района ___________ г. Москвы
Адрес: ________________________

От Ответчика:
_________________________
Адрес: ________________________

Возражение на исковое заявление

В производстве мирового судьи судебного участка №___ района _____________ г. Москвы находится дело по иску ______________________ к ______________________ о взыскании материального и морального вреда.
Считаю требования, изложенные в исковом заявлении, не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
В своем исковом заявлении Истец указывает на то, что _______г. в подъезде дома №___ по ул. ____________ г. Москвы, где мы находились рядом с лифтом для того, что бы преследовать наверх в свои квартиры, я оскорбляла ее и ее мать нецензурными словами, угрожала изуродовать их, убить и обокрасть. При этом Истец ссылается на то, что они очень сильно испугались и терпели мои угрозы на протяжении всего времени, которое мы находились в лифте. Однако, это противоречит ее словам о страхе, так как если бы они чувствовали реальную угрозу, то не вошли бы со мной в один лифт. Истец и ее мать являются лицами с неустойчивой психикой и не одним человеком неоднократно было отмечено их неадекватное поведение. Поэтому все их слова и доводы, изложенные в исковом заявлении, являются абсолютной выдумкой.
Более того, не только я, но и другие жильцы дома постоянно терпим от Истца различного рода клевету и ее личные домыслы, ложные вызовы полиции, безосновательные заявления в отношении нас, стук по полу и батареям, нецензурную брань и дневное и ночное время и иные провокации со стороны Истца. В нашей семье и в семье жильцов из квартиры №12 живут маленькие дети разного возраста – 9 месяцев, 3,5 года, 7 лет и 11 лет, которые не могут уснуть от шумов, которые намеренно создает Истец, просыпаются, вздрагивают во сне, также слышат ее ругательства и нецензурную брань, все мы не высыпаемся из-за этого стука и громкой брани.
На самом же деле я повредила ручку входной двери квартиры Истца в тот момент, когда случайно дернула ее после того, как дверь в квартиру Истца никто не открыл. Я не обладаю такой физической силой, которая позволила бы мне ломать дверь или вырывать дверную ручку. Ручка могла быть слабо прикручена или повреждена еще до того, как я за нее дернула. При этом я пришла в квартиру Истца именно из-за того, что в ней слышался шум и я хотела узнать в чем дело. Учитывая, что дверная ручка сломалась все-таки из-за моего воздействия, причинение материального ущерба я не отрицаю и готова возместить стоимость дверной ручки, хотя при этом считаю, что стоимость явно завышена и ручку можно было бы приобрести по значительно меньше цене. При этом, хочу обратить внимание на то, что я была готова возместить Истцу стоимость затрат, однако, Истец не стал обращаться ко мне для мирного урегулирования проблемы, а предпочел создать конфликтную ситуацию и инициировал разбирательство в судебном порядке.
Более того, считаю требования Истца о взыскании морального вреда в размере ________ рублей не подлежащими удовлетворению.
Законодательством Российской Федерации не установлены конкретные суммы для взыскания судами в качестве компенсации морального вреда при установлении факта его причинения. Законом предусмотрены лишь критерии, используя которые, судьи исходя из собственного правосознания, жизненного опыта и определяют размер компенсации морального вреда в каждом конкретном деле. Согласно ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований. Однако, Истцом не доказано причинение моральных и нравственных страданий, причиненных какими-либо моими словами или действиями в ее адрес.
Так же считаю не подлежащими удовлетворению требования о возмещении юридических затрат, так как они не являлись необходимыми, а были произведены Истцом намеренно, чтобы привлечь к незначительному инциденту наибольшее внимание и опорочить мою репутацию. При этом Истец пренебрег разрешением спора мирным путем, на который я была готова.

В соответствии со ст. 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при подготовке дела к судебному разбирательству ответчик или его представитель:
1) уточняет исковые требования истца и фактические основания этих требований;
2) представляет истцу или его представителю и суду возражения в письменной форме относительно исковых требований;
3) передает истцу или его представителю и судье доказательства, обосновывающие возражения относительно иска;
4) заявляет перед судьей ходатайства об истребовании доказательств, которые он не может получить самостоятельно без помощи суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 149 Гражданского процессуального кодекса РФ,

прошу:

Отказать Истцу в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх