Как усыновить ребенка

Реальная история: как я взяла ребенка из детского дома

Я всегда знала, что в семье не может быть одного ребенка. Знала, и все. А жизнь помогла мне утвердиться в этом мнении. Моя дочь в 4 года перенесла рак, и хотя мы его победили, я только укрепилась во мнении, что детей в семье должно быть много. Нет, не на замену, а чтобы не сойти с ума и продолжать жить ради кого-то.

Важный звонок

Это давняя история. Я жила одна с дочкой и мечтала усыновить маленького человека, но как-то все время находились другие важные дела. И тут поздней осенью позвонила близкая подруга и сказала, что я могу ее поздравить: у нее теперь два ребенка, второй — это сын. Зовут Тимур и ему 6 месяцев. Если бы я вчера не видела Ольгу в кофейне, то подумала бы, что сошла с ума. И тут меня осенило: она сделала это! Почему она смогла, а я до сих пор нет, когда будет «тот день»? Я тут же погуглила телефоны органов опеки по району, и организация оказалась в трех шагах от моего дома. Чем не знак судьбы? Уже на следующий день я была на приеме, и самым сложным оказалось ответить на вопрос: «А почему вы хотите взять ребенка?». Если бы я только знала, сколько раз мне будут задавать этот вопрос разные люди. Теперь я знаю ответ: я хотела себе и кому-то еще сделать хорошо.

Так много бумаг…

Да, бумаг оформлять, действительно нужно много, но не верьте тому, кто говорит, что это очень сложно. Да, бывают неадекватные сотрудники опеки, но нам такие люди встречаются на каждом шагу. Итак, схема: сначала нужно сделать запрос в специальные органы о судимости — справка делается около месяца (говорят, что сейчас этот процесс упростили), и идете на занятия в школу приемных родителей (ШПР) — она есть в каждом районе, и занятия там бесплатны. Параллельно ходите в поликлинику и по диспансерам, сдаете анализы — вам выдадут специальную бумажку — «бегунок». На все это уходит от силы месяц, поверьте.

Одиноким детей не дают

Это откровенная ложь. Зачем ее распространяют — не знаю. Еще как дают! У меня даже собственности не было: я жила в квартире, но прописана была не там и судилась с жилищником о документе, — я хотела иметь свидетельство о собственности на жилье. Я очень боялась, что из-за этого мне не дадут малыша. А в квартире, в которой я жила, происходил социальный ремонт, и накануне визита комиссии из органов опеки и органов Роспотребнадзора, которая должна была проверить, где и как ребенок будет жить, у меня на кухне слетела вся плитка. Выглядело это ужасно, я выдала разруху за ремонт. И подписав все документы о здоровье у главврача, отдав справку о несудимости и жилусловиях, стала ждать заключения. Заключения о том, что я могу быть опекуном. Ах, да, к этим документам прилагалось заявление моей 14-летней дочери, что она не против, что я хочу взять ребенка. Больше об этой моей авантюре никто не знал.

Не надо искать, он сам придет

Дочь требовала взять из дома малютки тяжелобольного ребенка, чтоб это и вправду была помощь. Я была против. Зная, сколько денег ушло на ее болезнь и еще уйдет, я объяснила ей свою позицию. Кстати, не надо специально искать малыша, пока оформляются документы. Дело в том, что к тому моменту, как вы их оформите, выбранного кроху уже могут забрать. А это больно. И мы с дочкой перестали «шерстить» сайты с детьми-сиротами. Происходило все это под Новый год. И вот за несколько дней до праздника мне позвонила некая «Анна сироты» — так она была обозначена у меня в телефоне. Кто это, я понятия не имела и все же трубку сняла. «Юля, вы просто не представляете, какой устроили детям праздник, все отделение в шоке, мы так благодарны!» О чем речь?! Оказывается, один из рекламодателей нашего журнала решил подарить нам огромную елку, украшенную, да еще с детскими подарками, и я в запаре перевела их на Анну — старшую медсестру отделения кардиологии центра им. Бакулева. Откуда я ее знаю — понятия не имею. Решилась спросить, почему она у меня так странно записана в телефоне. Оказалось, все просто: в Бакулевке по акции оперировали детей с пороками сердца из разных областей России. Поскольку заключение о возможности быть опекуном мне вот-вот должны были дать, я спросила: «Аня, а нет ли у вас там прекрасного малыша для нас?» Казалось, Аня опешила: «А то, что у него пороки сердца, вас не смущает?» Меня? После рака дочери? Нет. И она прислала мне его фото — копия моей дочки в детстве. И еще дала адрес дома малютки, куда Максюшу — так она его называла — уже вернули после операции. У моего мальчика было два порока сердца и несращение аорты, но операцию сделали хорошо и прогноз был благоприятный, по словам Анны.

Поездка на край света

Я сразу же позвонила в дом ребенка, как сейчас помню, это было 30 декабря, и мне сказали, что нет, никто не взял этого мальчика. Я тут же отправила им по факсу заключение о том, что могу быть родителем, и 2 января стояла с пакетом памперсов под дверями дома ребенка (как я туда добиралась, вам лучше не знать). В 8 утра меня встретила социальный работник и начала зачитывать медицинскую карту Максюши, чем еще, кроме сердца, болен или возможно болен мой будущий сын. У него было подозрение на туберкулез (мама кормила его в роддоме, хотя у нее была открытая форма этого заболевания) и грыжа пахово-мошоночная. И в свои 1 год 6 месяцев он, естественно, не говорил ни слова и, как мне сказали даже не гулил. В общем, отставал в психическом развитии. С каждым их словом мне казалось, что я умираю… А пути обратно нет. Как я могу развернуться и уйти? И тут на лестнице раздались шаги, социальный работник привела мне мальчика. На нем был очень милый костюмчик и шапка с бунбоном больше его головы. Максим сразу протянул мне ручонку, теплую, влажную. Мне разрешили взять его на руки и тут же спросили: ну что, мамочка, берете?.. Прозвучало как на базаре, словно картошку выбираю. Малыш все это время радостно прыгал у меня на коленях. Я посмотрела в его глазищи и спросила: «Ну, что, Макс, поедешь в Москву, жить с нами?», не ожидая, конечно, ответа. Малыш замер, пристально посмотрел мне в глаза и совершенно четко сказал: «Да! Да-да-да!».. И эти люди мне говорили, что он даже не гулит! Я подписала все бумаги не раздумывая. И понимая, что Нового года малышу дома не видать, молила их об одном: закончить оформление побыстрее, чтоб Максимка мог встретить дома Рождество.

Рождественское чудо

Я каждый день звонила в дом малютки и департамент образования города, но меня просили подождать. 6 января утром я проснулась с чувством, что хватит звонить, набрала подругу, взяла дочь, детские вещи, и мы поехали на машине за моим сыном. Безумный страх, что его заберет кто-то кроме меня, сводил с ума. Подруга-доктор цинично успокаивала: кому он нужен, с тремя пороками сердца, туберкулезом и грыжей и исковерканной грудной клеткой? Только тебе. От этого становилось легче. Мы приехали к закрытым дверям департамента… Но тут кто-то вышел из припаркованной машины, и это оказалась та самая злая тетя, которая отдавала сына, как картошку. «Не выдержали-таки. Ну Бог с вами, сегодня Рождество. Берите документы и за ним в дом малютки, я позвоню, не забудьте в понедельник отдать папку с делом органам опеки в Москве. Хотя это и не по правилам…»

Я сняла с него, с моего малыша (он не выглядел на полуторогодовалого, от силы 9 месяцев, только-только начал шатко ходить), детдомовские вещи в одно мгновение, нарядив во все новое и то, что дали друзья, и вынесла на улицу. Помню, как сын прижался ко мне и зажмурился от яркости снега. По дороге нас остановил патруль: впопыхах мы забыли про кресло, да и не факт, что Макс сидел бы в нем. Всю дорогу он проехал у меня на руках, и только подъезжая к Москве, я положила его на плед на сиденье, и он, закрыв глаза, стал отчаянно укачивать себя головой. Так, как убаюкивают себя все детишки в детдоме. Я аккуратно обхватила его голову руками, и он постепенно затих. А ровно в полночь мы остановились у подъезда моего дома. Максим так и не проснулся до утра и спал улыбаясь, как будто знал, что произошло чудо и теперь у него большая семья: мама, сестра, бабушка, прабабушка и прадедушка… А через полгода у нас появился еще и папа. Вот такие чудеса.

P.S. Прошло много лет, сын учится в третьем классе, он знает, что он приемный, но рад, что мы его нашли и так любим.

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел. Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа. С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой… не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к. (цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Наталья Степанова

— Маленький Славка мне сразу полюбился. Одинокий и застенчивый малыш выделялся из ребячьей толпы в социальном центре помощи детям. Мы забрали его в первый же день знакомства. Однако уже через две недели забили тревогу. Внешне спокойный и добрый мальчик неожиданно стал проявлять агрессию к домашним питомцам. Сначала Слава повесил на кухне новорожденных котят, предварительно обмотав их проволокой. Затем объектом его внимания стали маленькие собачки. В итоге на счету малолетнего душегуба оказалось не менее 13 загубленных жизней. Когда началась череда этих жестоких поступков, мы сразу же обратились к детскому психологу. На приеме специалист нас успокоила и посоветовала уделять Славе больше времени и дать понять, что мы любим его. Мы пошли навстречу и летом уехали в деревню, подальше от шумного города. Но там ситуация стала ещё хуже. На очередной консультации психолог объяснила нам, что Славке необходима специализированная помощь. А так как я в положении, мы решили, что сына лучше отдать обратно в детский дом. Мы до последнего надеялись, что у мальчика вскоре пройдет агрессия, а вместе с ней и желание убивать. Последней каплей терпения стали три тела растерзанных щенят. Словно по сценарию фильма ужасов, в очередной раз воспользовавшись отсутствием взрослых, малыш в одиночку жестоко забил четвероногих до смерти.

Процедура усыновления ребенка из дома малютки

За последнее несколько лет в России возросло количество семей, желающих усыновить ребенка, подарить ему свою любовь и заботу.

Это очень радует. Ведь таким образом, можно уменьшить количество детей, которые остались без попечения родителей и проживают в сиротских домах по всей стране.

Младенцы, от которых отказались мамы и близкие родственники, к сожалению, явление распространенное.

Как усыновить ребенка из дома малютки — довольно болезненный и ответственный вопрос.

Ведь принимая на себя все тягости проблем воспитания малыша, люди не всегда осознают, что эта юридическая процедура изменит их жизнь навсегда. Для бездетных пар — это шанс стать настоящими родителями.

По данным статистики 2019 года, среди усыновляющих есть такие пары, которые уже имеют своих детей. При этом они просто хотят спасти малышей, стать им поддержкой и настоящей семьей.

Такие люди отдают свои силы, средства и любовь маленькому ребенку, чтобы изменить его судьбу, забрав из дома малютки.

Усыновление — это длительный и сложный процесс. Для него требуется много сил. Преодолеть все преграды помогает только желание оказаться рядом с малышом, не бросить его на полпути, не подвести.

Очень важно, чтобы потенциальным родителям не мешали заведомо неверные представления о малыше. Усыновители должны полюбить его, как родного не за какие-то конкретные качества, которых может в нем не оказаться, а без всяких условий.

После усыновления, как ребенку, так и родителям требуется время, чтобы создать новый порядок в жизни. Следует понимать, что малыш не всегда будет вести себя так, как от него ожидается.

Если потенциальные родители будут подготовлены к встрече, и не будут создавать иллюзий по этому поводу, то не окажется и разочарований.

Мотивы усыновления младенца

Мотивов, которые побуждают к усыновлению, может быть довольно много. Делается это не от скуки, а от сложившейся жизненно сложной ситуации.

Среди них выделяют такие:

  1. Женщина не может сама родить из-за болезни, но хочет сделать приятное мужу, чтобы он почувствовал себя полноценным отцом, а она мамой.
  2. Мужчина и женщина хотят сделать счастливые сироту из приюта.
  3. Чувство неполноценности людей, которые сами не могут иметь детей.
  4. Желание воспитать наследников, чтобы они могли позаботится о родителях в старости тогда, когда наступит немощность.
  5. Дочь родила малыша в очень раннем возрасте и ее родители хотят оставить дите в семье, но чтобы не пострадала репутация дочери, сами желают стать родителями для своего внука.
  6. Потенциальные родители хотят дать ребенку, потерявшему своих родных, любовь и заботу.
  7. Состоятельные люди хотят вырастить наследника своего имущества.

Желание взять ребенка из дома малютки объясняется тем, что проще всего воспитать именно кроху, который не имеет пока ни памяти, ни навыков, ни привычек.

Большинство родителей думает, что у такого ребенка можно сформировать характер по своему желанию.

Как взять ребенка из дома малютки

Все дома малютки работают на основании Постановления Минздрава «Положение о доме ребенка» и определенной инструкции о приеме и выписке малышей. В такие учреждения чаще всего попадают сироты и «отказники».

Несовершеннолетние мамы, студентки, предпочитающие доучиться, наркоманки, зависимые от алкоголя, бросают своих детей и совершенно не задумываются о их будущем.

Супружеские пары, у которых не может быть детей по медицинским показателям, становятся в очередь, чтобы дать им хорошее воспитание, обеспечение, любовь и заботу. Поэтому, прежде всего, следует разобраться, как взять ребенка под опеку из дома малютки.

Данная процедура довольно сложная и длительная. Усыновление ребенка из дома малютки нужно начинать из получения разрешения на усыновление о органах опеки.

Для начала необходимо сходить туда и написать заявление о желании стать родителями маленького ребенка. В органах опеки дадут список документов, которые нужно собрать.

Кроме того, требуется сделать следующее:

  • пройти медицинское обследование;
  • дождаться органов опеки, чтобы они проверили условия жизни потенциального родителя;
  • пройти курсы приемных родителей;
  • получить заключение о возможности усыновления.

Если граждане хотят взять девочку или мальчика из дома малютки, им придется ждать, когда придет их очередь и только потом они смогут ознакомиться с базой данных на младенцев.

Но выбирать ребенка следует не по собственным представлениям, которые сложились: чтобы были глаза определенного цвета, вьющиеся волосы, прямой нос и не торчащие уши. Ребенок должен показаться родным и близким.

После выбора крохи, нужно ознакомиться с его данными:

  1. Узнать причину, по какой малыш оказался в таком положении.
  2. Кем были его родители.
  3. Какое состояние его здоровья.

Очень похвально, когда люди готовы взять больного ребенка, лечить его и воспитывать. Но в любом случае, нужно требовать тщательного обследования малыша перед усыновлением.

Трехлетний ребенок в состоянии сам рассказать, что у него болит и где. Из этого можно сделать выводы правильно ли он мыслит, развивается физически и интеллектуально, нет ли психических отклонений.

У малыша, которому только 2 месяца, все болезни и отклонения в развитии выявить могут только врачи. В домах малютки обследование крох должно проводиться бесплатно.

Если работники учреждения будут требовать деньги, усыновители имеют полное право заявить в прокуратуру. Туда можно обратиться при выявлении ужасных условий жизни малышей или плохого обращения с ними персонала.

В судебной практике были такие случаи, когда по обращению потенциальных родителей, что приехали в дом малютки знакомиться с малышом, проверки обнаруживали злоупотребление медицинского и педагогического персонала, нарушение гигиены и санитарии, безответственное отношение к малышам.

После того, как родители определяются с выбором, они должны сообщить оператору, который давал им направление в этот дом малютки. Таким образом, он будет осведомлен о том, что люди усыновляют или удочеряют кроху и уберет сведения о ней из банка данных.

Затем следует снова обратиться в органы опеки, они помогут подготовить необходимые документы в суд. В соответствии с законодательством РФ, усыновление устанавливается только органами суда.

Документы, необходимые для усыновления

Выяснив с помощью органов опеки и попечительства, какие документы нужны для усыновления ребенка из дома малютки, следует обязательно снять копии паспорта каждого из супругов и свидетельства о регистрации брака.

Итак, в суд нужно представить такой перечень бумаг:

  1. Заявление, в котором должны быть данные будущих родителей, данные малыша и бросивших его биологических родителей. В заявлении нужно указать, настаивают ли усыновители на изменении фамилии ребенка. Подается оно по месту регистрации малыша.
  2. Копии документов, удостоверяющих личность.
  3. Представить сведения о семейном положении — в браке или в разводе. Если усыновитель одинок, то свидетельство о рождении.
  4. Заключение с медицинского учреждения о пригодности к усыновлению.
  5. Согласие супруга или супруги, в случае, когда усыновление будет оформлено на кого-то одного.
  6. Документ с места работы, что подтверждает уровень дохода каждого усыновителя.
  7. Документ, свидетельствующий о наличии собственного жилья.

Органы опеки и попечительства должны представить документы о контактах потенциальных родителей с малышом. Но даже подготовив все необходимые бумаги, следует настроить себя, что усыновить здорового новорожденного малыша без очереди практически невозможно.

В большинстве случаев таких деток намного меньше, чем желающих усыновить. Ребенка постарше можно усыновить без очереди.

В 2019 году существует возможность выбрать ребенка в компьютерной базе данных. В России соединены более 50 банков в единую сеть. Таким образом, поиск малыша может занять всего несколько минут.

Но стоит учитывать, что чувства не поддаются логике. Вряд ли возможно узнать заранее, какого малыша смогут полюбить родители.

Поэтому к компьютерной рекомендации нужно относиться, как к точке отсчета, он помогает только в поиске детей конкретного возраста и национальности.

Требования к усыновителям новорожденных

Новорожденный — неадаптированный к среде и неокрепший человек. Он требует много внимания и практически все время мамы. Тяжело обойтись и без помощи ее супруга — новоиспеченного папы.

То, что нужно для усыновления ребенка из дома малютки в России, почти не отличается от требований к усыновлению деток более старшего возраста. А именно:

  1. Совершеннолетие обоих потенциальных родителей.
  2. Наличие собственного жилья достаточной площади.
  3. Наличие работы и обеспеченность постоянным доходом для нормального существования.
  4. Отсутствие судимости за противоправные деяния, связанные с нанесением вреда здоровью человека.
  5. Психическое и физическое здоровье.
  6. Кандидаты не должны быть теми, кого лишили родительских прав или приемными родителями, что уже пробовали воспитывать детей и вернули их, а также опекунами, которых лишили этого звания.
  7. Требуется отсутствие вредных привычек.
  8. Разница в возрасте с малышом должна составлять не менее 16 лет.
  9. Отсутствие гражданства США или других стран, где разрешены однополые браки.

Состояние своего здоровья необходимо подтверждать прохождением медицинской комиссии.

При соответствии всему вышеперечисленному и наличии необходимых документов, можно готовиться к судебному слушанию. На суде присутствуют усыновители, сотрудники органов опеки и прокурор.

Потенциальным родителям следует объяснить, почему они решили взять ребенка именно из дома малютки.

Необходимо привести убедительные доводы, поскольку прокурор должен понять, ребенок усыновляется ради его счастливого будущего, а не из каких-то расчетливых побуждений.

После того, как суд примет положительное решение по усыновлению, малыша можно забрать к себе домой и зарегистрировать в ЗАГСе. Усыновленные дети приравниваются к родным.

Поэтому законодательство РФ предусматривает выплаты для усыновителей в таких же размерах и сроках, что и для родителей в обычных семьях.

Усыновление малыша — нелегкий и длительный процесс. Но при огромном желании, сделать это возможно. Недавно родившегося кроху можно взять в роддоме или в доме малютки.

Самое главное, чтобы усыновители смогли полюбить этого ребенка, без каких-либо условий и стали ему настоящими родителями.

Взять ребенка из дома малютки возможно. Младенцы, от которых отказались их мамы и близкие родственники, к сожалению, явление не редкое. Бедные малыши, отлежав положенный срок в роддоме, передаются в детские больницы, где им проводят обследование. Но медперсоналу некогда уделять внимание крохам, и они лежат в кроватках без всякого общения и ласки со стороны взрослых. Потом они попадают в дом малютки или дом ребенка. Это разновидность детского дома для самых маленьких, где живут дети до 3 лет.

Дома малютки работают на основании Постановления Минздрава «Положение о доме ребенка» и соответствующей инструкции о приеме и выписке малышей.

В Дом малютки попадают дети – сироты, но чаще – так называемые отказники. Несовершеннолетние мамы, студентки, предпочитающие получение образования воспитанию своего родного ребенка, алкоголички и наркоманки, в дурмане зелья бросают детей и не думают об их будущем без нежных материнских рук.

А супружеские пары, у которых нет детей по медицинским показаниям, становятся в очередь, чтобы дать этим детям свою любовь и заботу. Желающих взять малыша в семью очень много, и понятно, что легче воспитать ребенка с младенческого возраста. Некоторые, наоборот, хотели бы взять малыша, но боятся, что ребенок может оказаться с генетическими дефектами, хроническими заболеваниями, неизвестной наследственностью.

Как взять ребенка и избежать осложнений?

Давайте рассмотрим весь механизм усыновления или удочерения малыша. Не ищите в интернете сайты с детьми, ждущими новую маму, пока вы не получите разрешения на усыновление в органах опеки.

Для начала сходите туда и оставьте заявление о том, что вы хотите стать родителями маленького ребенка.

Соберите все документы, список которых вам дадут в органах опеки. Пройдите медицинское обследование и дождитесь сотрудников органов опеки, чтобы они обследовали условия вашей жизни. Пройдите курсы приемных родителей. И получите заключение о возможности усыновления вами малыша.

Если вы решили удочерить девочку из дома малютки или крошечного мальчика, вам придется ждать, когда подойдет ваша очередь, и только тогда вы получите возможность ознакомиться с банком данных на младенцев. Выбирайте ребенка не по своим представлениям, которые у вас сложились: чтобы были голубые глазки и вьющиеся волосы, или чтобы носик был прямой и уши не лопоухие. Ребенок должен показаться вам родным.

Выбрав малыша, подробно ознакомьтесь с его данными:

  • по какой причине малыш оказался в столь бедственном положении;
  • кем была его мама, а лучше, если возможно, и папа;
  • каково состояние его здоровья.

Конечно, если вы готовы взять больного ребенка, вылечить его и поставить на ноги, вам честь и хвала. Но в любом случае потребуйте подробно обследовать ребенка перед усыновлением. Ребенок после 3 лет уже в состоянии рассказать, где у него болит, видно, правильно ли он развивается физически и интеллектуально, нет ли психических отклонений. У крохи, которому от роду 2 месяца, выяснить его болезни и отклонения в развитии могут только врачи. Обследование детей из дома малютки должно быть бесплатным, и если с вас требуют деньги за обследование, вы вправе заявить об этом в прокуратуру.

Туда же вы можете обратиться, если условия жизни малышей или обращение с ними персонала показались вам ужасающими.

В судебной практике были случаи, когда по сигналу будущих родителей, приехавших знакомиться с малышом, проверки обнаруживали злоупотребления медицинского и педагогического персонала, грубые нарушения санитарии и гигиены, небрежное обращение с безответными жильцами дома малютки. Детей плохо кормили, купали в той же ванне, где мыли посуду, не меняли мокрые простынки на кроватках и т.д.

Определившись с выбором, вы должны сообщить оператору, который давал вам направление в этот дом малютки, что вы удочеряете или усыновляете этого ребенка, чтобы он убрал сведения о нем из банка данных, и снова идете в органы опеки.

Они помогут вам подготовить документы в суд. По законодательству РФ усыновление детей устанавливается только судом.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх