Как вернуть сына?

Среди провокационных вопросов, которые взрослые любят задавать детям, есть, пожалуй, самый эмоционально напряженный, как для ребенка, так и для его родителей: «Кого ты больше любишь, папу или маму?» В первый раз, когда кто-то догадался у меня об этом спросить, я легко и не задумываясь, ответила, что папу, и для меня этот ответ был очевиден. Почему? Наверное, потому что он ничего мне не запрещал, не ругал, а просто любил, и его я не боялась. Потом уже меня научили, как «правильно» отвечать на этот вопрос: и папу, и маму.

Я уверена в том, что если ребенок свободно выражает свое мнение и чувства, и не играет в политкорректность, то он определенно ответит, что папу. И это все очень просто и логично объясняется. Во-первых, обычно дети значительно меньше времени проводят с отцом, чем с матерью, и общение с ним становится более ценным. Во-вторых, на отца ложится меньшая степень ответственности за поведение ребенка, поэтому он менее требователен, меньше его контролирует, меньше запрещает что-либо делать. В-третьих, у отца больше свободного расслабленного внимания к ребенку, т.к. традиционно он в меньшей степени озабочен делами по дому. Поэтому отец большую часть общения с ребенком проводит в играх, а это как раз то, что надо для установления близких понимающих отношений.

Когда мама ребенка в моем лице находит помощь психолога http://julva.ucoz.ru/ то часто в адрес отца ребенка выражаются обиды: «Он с ребенком только играет, а я провожу бессонные ночи, когда он более, готовлю, обучаю, воспитываю… А в результате мама плохая, папа – хороший…».

Вспоминая свое детство, я отчетливо помню, как выглядел папа, и как я с ним проводила время. Образ мамы весьма смутен, я представляю ее на кухне, находясь в детской комнате…

Маме труднее. Ей нужно и заботиться о порядке в доме, и о том, чтобы всех накормить, и заниматься ребенком, и еще находить время для себя, чтобы хорошо выглядеть, и, как ни странно, она тоже ходит на работу. Поэтому у мамы часто просто не хватает эмоционально-психических ресурсов, чтобы быть с ребенком всегда мудрой, терпеливой, любящей, творческой и спонтанной.

Часто представление мамы о том, как правильно воспитывать ребенка, мешает ей обладать теми по-настоящему важными качествами с точки зрения ребенка, какие он нередко обнаруживает у отца:

— безусловную любовь и принятие;

— творчество и спонтанность;

— полное внимание и интерес.

Поэтому получается так, что, хотя ребенок и проводит больше времени с мамой, но истинного контакта между ними не происходит, а самые ходовые реплики – это:

— Подожди.

— Не мешай.

— Туда не лезь.

— Не кричи.

— Прекрати.

— Погуляй.

И хотя мама искренне верит, что она просто живет для своего ребенка, на самом деле, он чувствует отвержение – самый мощный фактор развития неблагополучной личности, беспомощности, которая впоследствии приводит к болезням и зависимостям вплоть до летального исхода.

Папа реже проявляет отвержение, с папой общение качественней, а потому и много больше ценится ребенком. Моей дочери еще полтора года. Конечно, она меня любит. Наверно, она скоро услышит свой первый вопрос: «Кого ты больше любишь, папу или маму?» Не знаю, что она ответит, но когда я прихожу за ней к моей маме, то уже из-за двери слышу ее радостный крик: «Папа, папа!!»…

Чтобы пересмотреть свое отношение к ребенку, как правило, нужна эффективная консультация психолога https://vk.com/id73108824. Самим разобраться с тем, что происходит, в какую сторону и как производить изменения – невозможно. Будут мешать все те же стереотипы, иррациональные убеждения, отсутствие взгляда со стороны на происходящее. Поэтому приходите на консультацию и посмотрите на свою семью со стороны!

Юлия Васюкова, психолог-консультант.

Молитва, с картины Уолтера Рейна.

Я никогда не молилась так часто, как в то время, когда одному из моих сыновей исполнилось семнадцать лет. У него возникли некоторые сомнения по поводу Евангелия, и иногда он отказывался повиноваться и слушать нас. Мы с мужем всегда старались настаивать на том, чтобы он посещал церковь, но часто бывало так, что он отказывался слушаться. Мы проводили семейные домашние вечера, читали Священные Писания и молились всей семьей, но он часто не принимал в этом участия. Не могу сказать, как часто я становилась на колени и просила нашего Небесного Отца коснуться его сердца и помочь ему идти по правильному пути.

В течение следующих двух лет у него было много взлетов и падений. Церковные руководители поддерживали меня и беседовали с ним, но, казалось, ничто не помогало. В конце концов он ушел из дома.

Все это время я не прекращала молиться за него. Иногда, устав от этого, мой муж говорил: «Оставь его. У него есть свобода воли». Но я неизменно отвечала: «Нет. Я не теряю надежды».

Спустя какое-то время наш сын вернулся домой. Он попросил у меня прощения и сказал мне: «Мама, я хочу вернуться домой». Мы с мужем отнеслись к этому с осторожностью, но, обсудив все это, согласились. После того, как он вернулся, мы увидели его твердую решимость изменить свою жизнь. Он стал активным в Церкви и участвовал в разных мероприятиях. Позднее его призвали служить в Первоначальном обществе учителем, и это служение стало для него особым духовным опытом.

Однажды я повесила на стену плакат из Лиахоны, на котором было написано: «Не позволяй беспокойству или сомнениям помешать тебе служить на миссии полного дня»1. Плакат висел в комнате сына пару месяцев, как вдруг он сказал: «Мама, я хочу в конце года поехать на миссию». Это было просто чудесно. Мы с мужем не сдерживали слез и, конечно же, поддержали сына в его подготовке к посещению храма и служению на миссии. Я снова постоянно молилась, воздавая благодарность Небесному Отцу за то, что Он коснулся сердца моего сына.

Уже служа на миссии, в одном из своих писем он написал мне: «Мама, благодаря тебе у меня есть крепкое свидетельство о молитве. Я знаю, что все это время ты молилась обо мне, и сейчас я служу на миссии только благодаря тому, что Господь коснулся моего сердца, а не из-за того, что я такой хороший. Спасибо, мама. Расскажи сестрам об этом принципе, который изменил мою жизнь».

Мой сын отслужил на миссии и участвовал в этой чудесной работе. Я бесконечно благодарна Небесному Отцу за то, что все эти годы Он слушал мои молитвы и коснулся сердца моего сына, что помогло ему вернуться на праведный путь.

Жили-были, поссорились, разъехались, муж схватил ребёнка и уехал в Словению. Или жена обиделась, схватила сына и убежала из Испании в Рязань к маме. Всё? Нет, только начало.

Вот живет семья. Предположим, в Нидерландах. И все вроде бы хорошо, но вдруг семейная лодка дает трещину. Супруга-россиянка берет ребёнка в охапку и устремляется на Родину. Приходит ко мне: «Разведите нас. Но чтобы ребёнок остался со мной».

Проблема? Да! Поскольку эта пара прожила значительное время в Нидерландах, встает вопрос, а где, собственно говоря, разрешать спор? Он — не гражданин Нидерландов, а какой-то другой европейской страны. Она — гражданка России. Ребёнок, соответственно, и там, и тут гражданин.

Наше российское семейное законодательство — наиболее либеральное вообще в мире, на мой взгляд. Оно хорошее, оно простое, оно понятное. И оно не усложняет процедуры, чем славятся, например, британская, американская, французская практика разводов. Во Франции, чтобы развестись, нужно как минимум три года. Об этом вас сразу предупредит любой местный адвокат.

И ведь во многих странах мира процедура задумана похожим образом не случайно. Чтобы жениться — вам достаточно подать заявление и зарегистрировать ваши отношения. А вот чтобы развестись — сначала пройдите через судебные тяжбы. И это оправданно. Потому что обычно в браке появляются дети, наживается имущество. И пока ты всё не поделил, не урегулировал — никакого развода.

Но у наших людей, у россиян, крепко засел в сознании стереотип, что при разводе всё — и везде — предопределено раз и на всегда, что ребёнок — остается с мамой. Отец — платит алименты и живет отдельно. Так, к слову, принято только еще в нескольких странах бывшего СССР и ряде экзотических государств.

А вот если брать государства иного склада, например, из Старого Света (Францию, Италию, или еще какую), то обнаружится, что развод там, а уж тем более — споры о детях, это очень сложный, многоступенчатый процесс, результат которого заранее не предопределен.

Сегодня в мире число трансграничных браков растет. И это понятно. Та же самая Европа вроде бы едина. Границы стерты. Обычное дело, когда муж, например, швейцарец, супруга — француженка, живут они в Германии, а дети — граждане Австрии. Вот такой непростой набор. Разумеется, без разводов дело не обходится. И поэтому европейцы уже давно пытаются такими процессами управлять, приводить в систему.

Наиболее сильный документ, регулирующий происходящее во время расставания родителей, и защищающий детей — Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, принята в Гааге 25 октября 1980 года. На стартовом этапе ее разработали и подписали, в основном, европейские государства. Документ для этих стран-подписантов вступил в силу в 1983 году. И постепенно к Конвенции стали присоединяться и другие заинтересованные государства — от Албании до Зимбабве.

О чем говорит эта Конвенция?

Она закрепляет такое юридическое понятие, как «страна обычного проживания ребёнка». У них, за границей, прописки нет. Но, тем не менее, понятие место постоянного, обычного проживания существует. И было сказано, что в случае перемещения ребёнка «страной обычного проживания» остается та, откуда он был незаконно перемещен.

Есть еще международное понятие «прав родительской опеки». В России — в точно таком же, полном смысле, оно отсутствует. Но у нас принято понятие «родитель, с которым проживает ребёнок» (ну, или если родитель лишён родительских прав — всё очевидно). И это предполагает у этого родителя некий больший набор прав, чем на другого. И некий другой набор обязанностей. В частности, право менять место жительства. Это с одной стороны.

С другой стороны, у нас остается совместная родительская опека (если бы мы были в Европе, мы бы сказали так), когда оба родителя несут ответственность за ребёнка. Несмотря на то, что его место жительства определено с одним из родителей. И при таких ситуациях перемещение ребёнка за границу, если это произошло вопреки воле второго родителя, оно является незаконным. Так говорит закон. Если, к примеру, ребёнка от брака француженки и итальянца увезли из Австрии (где они обычно жили) в Испанию, то ребёнка нужно, прежде всего, считает Конвенция, вернуть. Именно в то место, где он жил. А дальше то государство, в котором ребёнок постоянно жил, будет решать соответствующие вопросы — с кем и как ему дальше жить. И это правильно. Ведь в Испании этого ребёнка увидели в первый раз. Во Франции его не видели вообще. Кто знает про него, про его нужды? В этой ситуации только, конечно, австрийцы.

Сначала эта Конвенция работала тяжеловато. Затем, все уверенней и уверенней. Сейчас действует (в Европе) как часы.

Итак, если сегодня вы увезли ребёнка без согласия второго родителя, то судебным решением ребёнок будет возращен на территорию той страны, откуда он был вывезен. Практика уже выработана.

Да, действительно, бывают истории, когда родитель пьет, бьет домашних, ребёнку причиняется вред и так далее. И тогда у матери, может быть, и нет другого выхода, кроме как бежать. И бежать за границу. В таких ситуациях суд рассматривает подобные обстоятельства и принимает решение оставить ребёнка. Но это – исключение, позволяющее не возвращать ребёнка туда, где ему может быть причинен вред. Но обычно ситуация в семьях на грани развода развивается все-таки в рамках приличий, без мордобоя..

Поэтому правило состоит в следующем: ребёнок, перемещенный в другую страну, сначала должен быть возвращен обратно.

И когда эта Конвенция была принята и в Российской Федерации, она для РФ оказалась весьма важна. Почему? Потому что с теми детьми, которых увезли из России в другие страны, на момент до принятия этой Конвенции, до вступления ее в силу между определенными странами, это были проблемные, неразрешимые истории. Ребёнок увезён – и всё.

На сегодня всё большее количество стран признает присоединение РФ к Конвенции. Поэтому в случаях с этими государствами такое перемещение вызывает очень простую реакцию. Второй родитель обращается в суд той страны, в которую переместили ребёнка, и суд обязан предписать возврат ребёнка. Никаких других вариантов нет. Конвенция очень понятная, простая, сильная и работающая.

Существует лишь крайне небольшое количество случаев, когда эту Конвенцию удается обойти. Связано это с двумя вещами. Либо в суде удается доказать, что такое перемещение было совершено с согласия второго родителя. Либо суд признаёт, что возвращение ребенка в то место, где он обычно пребывал, приведет к необратимо плохим последствиям для него («создаст очень серьезный риск причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия»). Но доказательства должны быть серьезными, весомыми.

Эта Конвенция остановила в присоединившихся к ней странах буквально эпидемию, когда пожелавшие расстаться родители хватали детей и убегали. Теперь эта эпидемия должна быть остановлена и в России. И она будет остановлена, нравится нам это или нет. Это тектонический сдвиг в понимании того, что происходит. Потому что до этого не было документа, который бы с такой силой обязывал российского гражданина, находящегося на территории России с собственным, российским, ребенком, вообще что-то делать. А здесь ситуация жесткая. И Конвенция эта работает. Она исполняется.

Тяжело, но все-таки меняется представление россиян о том, что у нас развод «простой», что у нас дети остаются с мамой и это вроде как не обсуждается, что вообще наши суды есть некий «рекомендательный» орган. Сказал судья — все равно, что порекомендовал. А выполнять — не выполнять, это уж сугубо мое решение. Таков пока еще распространённый подход большинства людей. И поэтому та несчастная женщина, что приехала из Нидерландов в Россию, забрав с собой ребенка, она крайне рискует тем, что в ее деле может быть применена Конвенция.

Кстати, есть нюанс. Конвенция в отношениях между Россией и Нидерландами вступает в силу только с 1 апреля 2016 года. Но перемещение ребёнка состоялось до этого. Поэтому мы будем надеяться, что нам, в этом случае, удастся, чисто по формальным признакам, обойтись без его возвращения.

Поскольку эта Конвенция — очень сильный инструмент, то каждое из уже входящих в нее государств должно явно дать согласие на присоединение той или иной новой страны-члена. И существует сложная таблица, между какими странами действует этот документ, а между какими — нет. Присоединение России признали не все. Это многоступенчатая дипломатическая история. Тем не менее, признали, например, Франция, Греция, Израиль, Чехия, Хорватия, Украина, Финляндия, Словения, Испания, Словакия, Румыния, Литва, Сербия, Ирландия, Андорра, Беларусь, Швейцария, Нидерланды, Германия и другие. А вот Португалия, например, не признала пока наше присоединение. Это значит, что если мы увезем ребёнка из Португалии в Россию, то по этой Конвенции возврата туда не будет. Но и в обратном направлении – тоже.

Повторяю, надо понимать, что Конвенция — сильный инструмент и он начинает действовать с большим количеством стран. Так что придется цивилизовываться. Нет другого пути.

Поэтому, возвращаясь к выше описанной ситуации, женщина очень рискует. Возможно, мы сможем отстоять ее ребёнка, воспользовавшись возможностями Конвенции. А может быть и нет. Потому что правильно — по закону — нужно решать споры о ребёнке в том месте, где он постоянно проживает, «обычно проживает», как это называет Конвенция.

А вот другая женщина, у неё ситуация обратная. Муж увез ребёнка из России в Швейцарию. Сказал, что уезжает с ним на каникулы. А потом сообщил, что возвращаться не намерен, будет жить там. Этой женщине, скорее всего, удастся помочь, потому что Швейцария давно вступила в Конвенцию и она тут явно применима. Но, тем не менее, даже в этом случае, несмотря на сильный инструмент, все равно требуются определенные усилия.

Почему? Потому что представления наших граждан о справедливости и судах несколько расплывчатое. Справедливость должна появиться в суде откуда-то сама собой. «Я вот расскажу судье, какая я хорошая (или хороший) и он меня поймет и все для меня сделает. Ведь это же так очевидно. Я радею только о ребенке, а бывший супруг (супруга) — нет».

На самом деле суд, это только то место, где, исходя из ваших доводов и ваших доказательств, человек в мантии примет решение, чьи доказательства и доводы (ваши или противоположной стороны) более весомы. Права защищаете вы сами. Суд только принимает решение. Вспомните Фемиду. Она взвешивает позиции сторон на весах. И если вы на свою чашу весов ничего не кладете, то не надо удивляться результату.

Поэтому вам нужно обязательно заниматься своим делом. «Автоматически» не бывает ничего. И человек, который этой Конвенцией хочет воспользоваться, должен понимать, что адвокат ему нужен. Несмотря на всю кажущуюся (со стороны) простоту. Есть ведь еще и нюансы. Например, сейчас вы способны предпринять некоторые шаги (в соответствии с Конвенцией), а через несколько месяцев она в вашем конкретном случае действовать перестанет. Потому что, если с момента перемещения ребёнка прошло достаточное длительное время, то в рамках этой Конвенции вы вопрос уже не решите. Наступит следующий этап, со своими нюансами. Вопрос придётся урегулировать по-другому. Как — это зависит от очень многих факторов. (Это — не предмет нашего сегодняшнего разговора).

Но в реальности чем больше вы ждете, тем больше ребёнок приживается на новом месте, привыкает, осваивается. И перед вами, как родителем, встает вопрос, а вообще в интересах ли ребёнка будет его возвращение обратно? Ведь Конвенция создана не только для того, чтобы защитить права родителей, но и, в основном, чтобы защитить детей. Потому что ребенок — это не предмет мебели, который можно бесконечно перемещать с места на место.

Вы должны быть готовы к самому разному развитию ситуации, понимать, что в западном мире развод, повторю еще раз, — штука сложная, долгая. И если обычное место проживания ребенка — за границей, то компетентными при решении вопроса будут являться те органы, которые находятся именно за границей, а российские — скорее всего предпишут возвратить ребёнка обратно. Непонимание этого, неготовность к такой ситуации приводит к трагедии.

В уже упомянутом случае с Нидерландами у нас есть довольно сильная правовая позиция. Она связана с формальным применением этой Конвенции. И российские суды по такому пути идут. У меня уже были случаи, когда неприменение Конвенции было вызвано тем, что она не вступила в силу между двумя конкретными странами или не вступила в силу именно на момент перемещения.

Но нужно понимать и оценивать эти риски. В принципе, суд может и принять решение вернуть ребёнка обратно в Нидерланды. И тогда вы оказываетесь перед голландским судом в позиции человека, который украл ребенка, похитил. Они, за границей, называют это именно «похищением» детей. В российском праве похищение — это совсем другое, уголовное преступление. Но у них это «схватила ребёнка и убежала» называется именно так. И вы априори оказываетесь в слабой, виновной позиции. Потому что, как полагает суд в Европе, вы обязаны действовать честно, разумно, добросовестно. Прежде всего добросовестно. Если вы хотите увезти ребенка в Россию, и это чем-то оправдано, идите в суд и доказывайте. Или договаривайтесь с супругом (супругой). Есть только два варианта. А третьего – нет. Он существует только в представлении некоторых наших граждан, слабо разбирающихся в законах. В конце концов, хитрите, не договаривайте, делайте двусмысленности, но не обманывайте, и не применяйте тактику «схватить и бежать» без подготовки и оценки риска.

У нас, у россиян, вообще довольно часто встречается такой подход: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Но в данном случае это, скорее всего, уже не пройдет. Потому что в европейских судах — продуманная система. Там выигрывать — можно. Получать решения суда в вашу пользу — можно, даже будучи российским гражданином.

Еще раз. Пять-семь лет назад я мог бы рекомендовать женщине, которая вышла замуж за (условно) испанца и которая находится в сложных условиях: «Забирайте ребёнка, приезжайте в Россию, будем здесь судиться». На сегодняшний день я такого посоветовать категорически не могу. Потому что это приведет к следующим последствиям. Ребёнка для начала вернут в Испанию. А дальше мы будем долго разбираться с испанским судом, уже исходя из позиции, что мама «похитила» ребёнка. Выход и из этой ситуации определенный есть, но надо, повторяю, все ходы просчитывать заранее.

В первую очередь нужно, не делая резких движений, проконсультироваться по поводу нюансов вашего вступления в брак. Главная проблема наших прекрасных, замечательных и очень доверчивых россиянок в том, что они, заключая брак, например, по французскому законодательству, совершенно не представляют себе, что их ждет в случае развода во Франции. Или в Голландии, или в Великобритании.

Брак — сложнейшая и многовариантная юридическая конструкция. В России развод, в общем случае, проходит проще и быстрее, чем за границей. Но ситуация такова, что вы, вступив в брак во Франции по французским законам, проживая там всю свою сознательную жизнь, лет скажем 15, и вырастив там детей, вы не сможете здесь, в России, решить вопрос о детях. Потому что его будет решать суд страны обычного проживания детей. И, вступая в брак, женщины себе зачастую не представляют (да и мужчины тоже), какова цена развода окажется в данной ситуации.

Именно поэтому, повторюсь, прежде всего неплохо было бы проконсультироваться и просчитать риски. Это первый момент. И второй момент. Международное законодательство запрещает незаконное перемещение детей. Только с согласия родителей. Никто это специально не контролирует. Но в случае чего обманутый родитель обращаются в суд и вам придётся доказывать, что разрешение было.

Третий момент заключается в том, что если у вас ребёнка все-таки увезли, не надо плакать. Если увезли за границу, вам нужен адвокат в той стране, куда его увезли. Если у вас такого адвоката нет, то придите, по крайней мере, проконсультироваться к специалисту в России. Если ребёнка увезли в Россию — вам нужен адвокат в России. Так все устроено: предписывает возвращение суд той страны, куда увезли ребёнка.

По Конвенции в некоторых странах адвокаты по таким делам предоставляются бесплатно. У нас в России — нет. Но в такой категории дел нужны адвокаты и в той стране, откуда увезли, и в той стране, куда переместили. Первые будут собирать доказательства, вторые — представлять их в суде.

Четвертый момент. Если случилось так, что вы в состоянии стресса, не подумав, всё-таки увезли ребёнка, опять же обязательно проконсультируйтесь на предмет того, что вам грозит, и просчитайте риски. Увозить ребёнка, конечно, нельзя, но иногда этому есть оправдание. Возможно, это ваш случай, и ребёнка оставит с вами даже строгий немецкий (французский, испанский…) суд.

Во всяком случае, нужно понимать два главных момента. Первое, бегство за границу или из-за границы — не является решением проблемы. И второе: зато теперь если за границу увезли вашего ребёнка — это не безнадежное дело. Теперь этим можно заниматься. Возврат ребенка из-за границы — процесс эффективный. Он работает.

И надо им пользоваться.

Антон Жаров, руководитель Команды адвоката Жарова,
специалист по семейному и ювенальному праву

Мама дочери и мама сына — это два совершенно разных образа, даже если они объединены в одной женщине. С самого младенчества воспитание мальчиков и девочек требует разных подходов. Но еще больше различий в построении отношений с подрастающими и взрослыми детьми разных полов.

Воспитание дочери для женщины относительно понятный и естественный процесс. Как минимум у нее есть пример ее собственных отношений с матерью. У мамы мальчика такого опыта и примера нет. Все, на что она может рассчитывать, это ее интуиция и советы опытных психологов.

Отношения между сыном и матерью — какими они бывают, какими должны быть, как их построить? Почему ошибки в воспитании мальчика отразятся на всей его жизни?

Разрушительное воспитание

Любящая мать и преданный, боготворящий ее сын и сын, который ненавидит мать, обвиняет ее во всех своих неудачах — это две крайности взаимоотношений матери и ребенка, к которым привело нездоровое воспитание.

Влюбленность в сына

Точнее не в самого сына, а в тот образ, который мать для него создала. У нее одна цель — вырастить выдающуюся личность. И для этого мама не жалеет ни сил, ни времени, ни средств. Она жертвует собственной жизнью, полностью посвящает себя ребенку.

Но взамен требует не меньше. Сын непременно должен оправдывать ее ожидания — быть лучшим учеником в классе и игроком в команде. Занимать призовые места на конкурсах, собирать все возможные кубки, грамоты, похвальные листы. Мать очень щедра на похвалы за достижения. А ради того, чтобы они были, мама готова на все.

Обожествление сына

Чрезмерная любовь матери к сыну также действует на ребенка деструктивно. Обожествляющая мама отрицает любые недостатки и негативные черты характера. Она готова «разорвать» каждого, кто посмеет сделать ее идолу замечание или усомниться в его избранности.

У таких матерей учителя виноваты в том, что сын плохо учится, а тренера, что не добивается успехов в спорте. Это «плохие ребята» провоцируют его в 14 лет пробовать курить, а в 15 «насильно заставляют» пить алкоголь. И то, что он разбил окна в соседнем подъезде, вообще не его вина. Нечего было оставлять дверь открытой.

Сверхопека сына

Сверхопекающая мать стремится стать для сына целым миром. Она старается убедить его, что только рядом с ней он в безопасности и в комфорте. Такая мама не хочет отпускать сына никогда. Она в ярких красках рассказывает мальчику «страшные» перспективы самостоятельной жизни, акцентирует его внимание на негативных ситуациях.

Гуляя со своими детьми на детской площадке, я часто встречаю такую мамочку. Однажды ее пятилетний сын играл со сверстниками в догонялки, упал и счесал колено. Мама, промывая небольшую ссадину, несколько раз повторила: «А если бы ты не бегал, а шел со мной за ручку, тебе не было бы сейчас больно».

В другой раз мать кормила его мороженым, при этом держала пломбир на палочке в руках. Сын сказал, что хочет сам держать мороженое. Через пару минут подтаявший пломбир упал с палочки в песок. Реакция мамы: «Если бы ты кушал с моих рук, то смог бы доесть все мороженое, а теперь остался без вкусняшки».

Сверхопека — это прямой путь к созависимым отношениям матери и сына. Он становится для нее не просто ребенком, а главным мужчиной в жизни. Получается своеобразный психологический брак матери и сына — нездоровые отношения, лишающие каждого из них счастливого будущего.

Подавление

Влияние матери на сына в таких отношениях строится на ее стремлении подчинять мужчин в принципе. Это война, в которой авторитарная женщина пресекает любую попытку мальчика поступать вопреки ее желаниям, взглядам, требованиям.

Подавлять мать может разными способами — прямыми угрозами и наказаниями, в том числе физическими. Использовать психологические манипуляции — давить на чувство страха, вины, стыда. Может убеждать сына в его никчемности: «Я же говорила, что ты ничего не добьешься», «Ты слабый и ничтожный, опять все испортил», «Я так и знала, что у тебя не получится, не нужно было и пытаться».

Безучастность

Безучастная или отстраненная мать только физически присутствует в жизни сына. Она может безупречно выполнять все родительские обязанности — заботиться о ребенке, возить его на всевозможные секции, покупать дорогую одежду и технику, делать так, чтобы он был «не хуже других». Но их общение полностью лишено эмоций с ее стороны. Мама не ругает за шалости, не наказывает за более серьезные проступки, но и не хвалит за успехи, не поддерживает, не жалеет, не успокаивает когда сыну плохо.
Ребенку кажется, что мать не любит его, но это не всегда так. Мама может безумно любить своего сына. Но при этом, она глубоко не уверена в себе, боится сделать что-то неправильно, причинить вред ребенку. И ее отстраненность это попытка защитить сына от своей неопытности, неумелости.

Как мать влияет на судьбу сына

Трудные отношения с мамой в детстве обязательно отражаются на взрослой жизни мужчины, на выборе профессии, на успехах и достижениях в самореализации. Но, самое главное — от того, как строилось его общение с мамой, во многом зависит личная жизнь.

  1. Сын матери идеализировавшей свое чадо, это мужчина с психологией вседозволенности. Ему не знакомо чувство благодарности, все, что он получает, воспринимает как должное. Необходимость в покровителе и защитнике, которым была для него мать, с возрастом не исчезнет. Он будет искать его в других людях — более сильных и влиятельных, чем сам.
    Строить отношения с женщинами такому мужчине будет сложно, поскольку он не готов что-то вкладывать в них. Единственный устраивающий его вариант — это самопожертвенная жена, готовая посвятить свою жизнь ему, ничего не требуя взамен.
  2. Мужчина, воспитанный влюбленной матерью, это «нарцисс» — честолюбивый, эгоцентричный, уверенный в своей избранности. При этом он не готов к проигрышам и неудачам, от которых заботливо оберегала его мама. Крушение идеального мира, которое обязательно случится, может загнать такого мужчину в глубокую депрессию.
    К женщинам он будет относиться крайне избирательно и остановится лишь на той, которая, как и мама, будет восхищаться им, вселять уверенность в себе, вдохновлять, убеждать в его особенности. При этом сам мужчина ничего подобного для своей партнерши делать не будет. Он может даже не любить ее.
  3. Сверхопека со стороны матери превращает мужчину в безвольного, зависимо от маминого мнения, вечного «маменькиного сынка». Только под маминым крылом он чувствует себя в безопасности, только мамин борщ может называться борщом. И только мама знает, какая женщина достойна стать его женой. Хотя, достойных обычно нет.
    При таком воспитании не происходит сепарация сына от матери. Часто сыновья остаются жить с мамой, даже если есть возможность обустроить собственный дом. Они не готовы к самостоятельной жизни, не доверяют окружающим, не полагаются на свое мнение.
    Женой такого мужчины может стать лишь женщина, готовая признать свекровь главной и всю жизнь быть в семье на «вторых ролях». Причем ситуация не изменится даже после смерти матери. Она невидимо будет присутствовать в их жизни.
  4. Выросший под контролем подавляющей матери мужчина — это неуверенный в себе человек с заниженной самооценкой. Подсознательно он всю жизнь будет стараться доказать маме, что достоин ее любви и способен чего-то достичь.

Среди таких сыновей много перфекционистов и трудоголиков, никогда не довольных результатами своей работы. Это приводит их к частым депрессиям, нервным срывам, другим психологическим проблемам.

Еще сложнее им устроить личную жизнь. Ведь с одной стороны выросший в «ежовых» маминых рукавицах мужчина боится женщин, сторонится их. С другой, он ищет такую же суровую, доминирующую, привыкшую управлять «железную леди», чтобы уютно устроиться у нее «под каблуком».

Но ровно до того момента, пока не подвернется повод выместить на партнерше долго копившуюся злость и ненависть за унижения. Такие мужчины способны не просто поднять руку на женщину, в состоянии аффекта они могут зайти гораздо дальше. В истории криминологии есть немало серийных убийц, которые убивали женщин, потому что они напоминали им унижавшую их мать.

Сыновья безучастных матерей часто становятся мизантропами. Именно мама учит ребенка проявлять чувства и принимать их. Отстраненная мать не способна научить этому. В результате, выросший в стерильных от чувств условиях сын следует ее примеру и транслирует окружающим такую же безучастность и холодность.

Отстраненные отношения сына и мамы отражаются на его взаимоотношениях с женщинами. Такие мужчины цинично относятся ко всему, что касается любви, сексуальности, близких отношений. Но если найдется та, которая сможет разрушить эту психологическую защиту, ей достанется вся ласка, любовь, нежность, которая много лет была законсервирована в мужчине.

Ошибки в воспитании сына, которые разрушают эмоциональную связь с ним

Особенности поведения матери, о которых пойдет речь, разрушительны для отношений и с сыном, и с дочерью. Но именно сыновья крайне враждебно реагируют на такие действия.

Раздражающие вопросы.

    • Это те вопросы, на которые мать знает ответ, и ребенок понимает, что она знает, но все равно задает их. Например, сын вернулся с вечеринки в испачканных джинсах. Мать встретила его и даже сделала замечание по этому поводу. Утром она готовит сыну завтрак и спрашивает: «Ты в каких джинсах поедешь на занятия — в тех, в тех, что вчера был?». Мать прекрасно понимает, что сын не наденет грязную одежду в университет, но все равно задает этот раздражающий вопрос.

Формальный интерес.

    • «Сынок, у тебя же все нормально в университете, (на работе, с твоей девушкой, с деньгами, с друзьями) правда?». То есть вопрос задается с посылом: «Я не хочу вникать в твои проблемы, но и переживать тоже не хочу. Поэтому скажи мне, что у тебя все в порядке, чтобы я была спокойна». В нем нет искреннего интереса.

Нарушение физических границ.

    • Сыновьям, особенно подросткам, дико не нравится, когда мать физически контактирует с ними — обнимает, целует, гладит, приближается слишком близко, настолько, что чувствуется ее дыхание или запах тела. Это нарушение его личных границ. Такое поведение может вызвать со стороны сына отчужденность и даже отвращение к матери. И это может быть одна из причин, почему сын не любит мать.

Двойные послания.

    • Это обращения, в которых слова и интонация противоречат внешним, невербальным посланиям. «Да не нужно меня встречать, я сама дотащу эти сумки с рынка. Надеюсь, хватит здоровья». «Договорился сходить с девушкой в кино? Ну ладно, я и сама побуду, что мне привыкать что ли». Вместо того, чтобы прямо высказаться, мать такими посланиями пытается манипулировать сыном, аппелируя к его жалости, вызывая чувство вины.

Противоречия.

    • Сначала мама поддерживает ребенка в выборе чего-то — одежды, вуза, техники, девушки — а потом критикует его выбор. «Ты в этой футболке похож на забулдыгу». «Чем ты думал, поступая в этот колледж? Но ведь было же понять, что это место для дебилов». «Эта вертихвостка тебя бросила? Так по ней сразу было понятно, что она тебе не пара». «Мама, но тебе же нравилась эта футболка/колледж/девушка?» «Не выдумывай, не нравилась изначально».

Бойкоты.

    • Такая форма морального наказания способна не просто сделать отношения с мамой трудными, она может убить их. Я знаю нескольких мужчин, у которых молчание с матерью длилось годами. А начиналось все с маминого бойкота в ответ на «безобразное» поведение сына.

Непоследовательность.

    • Обычно это черта женщин, у которых все происходит под настроение. Они могут по-разному реагировать на одни и те же поступки ребенка. Вчера мама хвалила за «тройку» по математике — «Не двойка и слава богу», а сегодня вычитывает за «четверку» — «Не мог на «пятерку» вытянуть? Давай учи все правила за прошлый семестр!». При таких отношения сын не знает, чего ожидать от матери, постоянно находится в напряжении, готов обороняться.

Ролевое несоответствие.

    • Когда мать относится к сыну не как к ребенку, а как к другу. Она ведет с ним откровенные беседы о личной жизни, делится душевными переживаниями. Естественно, мальчику, подростку, да и взрослому мужчине, такие разговоры не по душе. Он хочет быть для своей мамы просто сыном, а не другом и личным психологом.

Предательство.

    • Сын, считая мать самым надежным и верным другом, делится с ней чем-то очень личным, а она рассказывает его секреты посторонним или предпринимает какие-то действия без согласия ребенка. Например, сын признался, что у него конфликт с одноклассником. Мать звонит директору школы, родителям обидчика, поднимает шумиху и тем самым унижает ребенка, делает посмешищем в глазах ровесников. Такое поведение может убить любовь сына к матери, сделать врагом на всю жизнь.

Формирование зависимости.

    • Чаще это происходит в отношениях матери со взрослым сыном. Мама задаривает его подарками, которые, в принципе-то, и не нужны, а затем обращается с собственными просьбами — сходить с ней на концерт, помочь на даче, купить путевку в санаторий и т.д.

Игра на чувствах.

  • Страх, стыд, вина — очень удобные инструменты для управления ребенком, причем не важно, сколько ему лет. Особенно умело ими пользуется властная мать, даже не задумываясь, что калечит психику своего сына.

Как мама должна вести себя с сыном

Я описала множество сценариев неправильных, деструктивных отношений между мамой и сыном. А теперь расскажу о единственной форме морально и эмоционально здоровой связи между ними.

Основа таких отношений — внутренняя гармония, удовлетворенность жизнью самой матери. Если мама счастлива, чувствует себя реализованной, не относится к ребенку как к «делу всей жизни», она:

  1. Просто любит сына и не ждет от него чего-то сверхъестественного: что он станет выдающимся музыкантом, чемпионом мира по плаванию (спортивным танцам, боксу и т.д.), создаст великую бизнес-империю, станет президентом;
  2. Не пытается через него реализовать собственные несбывшиеся мечты. Не отдает сына в студию бальных танцев, не заставляет играть на фортепиано, не настаивает на учебе юридическом колледже;
  3. Подстраховывает сына в сложных задачах, но дает ему возможность учиться на собственных ошибках. Вмешивается только в критических ситуациях;
  4. Знает, чем живет, чем увлекается, где проводит время ее ребенок, но не контролирует каждый его шаг;
  5. Не зацикливается на воспитании, поскольку помимо ребенка у нее есть и другие интересы.;
  6. Не создает конкуренцию между мужем и сыном, у нее есть время для каждого из них.

Сын такой мамы — уверенный в себе, харизматичный, общительный мальчик, подросток, мужчина. Поскольку мать не использовала страх, стыд и обвинения, чтобы управлять им, эти чувства ему почти не знакомы. Он не боится радоваться жизни, честолюбив, честен с собой и окружающими. Счастливая мать научила сына быть счастливым.

Свою личную жизнь он будет строить по тому же сценарию. Его спутницей может стать только легкая в отношениях, имеющая схожие с ним взгляды на жизнь и интересы женщина. В ней мужчина в первую очередь будет видеть друга, партнера, компаньона. А страсть — лишь бонус к их крепким, счастливым отношениям.

Как наладить эмоциональную связь с ребенком

Эмоциональная связь между матерью и ребенком формируется до шести лет. В этот период закладывается фундамент их отношений, определяется место матери в жизни мужчины. От того, как поведет себя мама, какую тактику воспитания выберет, зависит, будут ли их отношения доверительными, захочет ли сын впускать ее в свой мир.
Если до шести лет ребенок не получал от матери достаточно здоровой любви, поддержки, качественного внимания (не выполнения родительских обязанностей с отстраненным лицом, а искренней заинтересованности), наладить с ним связь в подростковом и старшем возрасте будет очень сложно. Для этого матери придется много работать над собой. И здесь будет очень полезна помощь психолога.
Что придется сделать:

  • Понять и принять свои ошибки. Если сейчас ты ищешь способ найти общий язык с сыном, вернись и еще раз перечитай список ошибок. Выдели «грешки», которые водятся в ваших взаимоотношениях. Будь объективной и честной.
  • Заслужить доверие сына. Да, точно также, как он должен был заслуживать твою любовь хорошим поведением, высокими оценками, помощью по дому и т.д.. Не говори, что в ваших отношениях такого не было. Если бы сын получал безусловную любовь, сейчас тебе не нужно было бы налаживать с ним эмоциональную связь.

Как заслужить доверие ребенка?

  • Исключить любые манипуляции и угрозы.
  • Уменьшить свое присутствие в его жизни, дать возможность самому принимать решения. Нет, не бросать его с «берега в омут» самостоятельной жизни. Дай понять, что он может в любой момент обратиться к тебе за помощью, но не навязывай её и ничего не требуй взамен.
  • Набраться терпения и ждать, пока сын сделает встречный шаг. Сначала робкий, недоверчивый,, чтобы понять, в чем подвох. Потом более уверенный.
    Еще несколько правил, которые помогут не оттолкнуть ребенка в сложном для вас обоих подростковом возрасте.

Не критикуй его увлечения, друзей, способы самовыражения

Не устраивай скандал, если сын покрасил волосы в зеленый цвет — волосы отрастут, краска смоется, а неприятный осадок от твоих «наездов» останется.
Если понимаешь, что его друзья — не самые благополучные ребята, не говори ему это прямо. Их авторитет сейчас для него намного выше твоего. Действуй мудро, наглядно покажи, к чему может привести такая дружба.

Одна знакомая, узнав, что ее сын связался с компаний «зацеперов», подростков, которые любят кататься на крышах электричек, организовала ему экскурсию в морг. Причем подгадала все так, что на входе в морг они столкнулись с родственниками девочки, погибшей от удара током на крыше электрички. Родители как раз забрали ее тело для похорон. Эта ситуация произвела на подростка очень сильное впечатление. После этой экскурсии знакомая больше никогда не видела сына в злополучной компании.

Не повторяй бесконечно, что он что-то должен

Четко определи его обязанности как члена семьи и пожелания к поведению: убирать в своей комнате, выносить мусор, выгуливать собаку, не занимать ванну более 30 минут, не приглашать в дом друзей без предупреждения и т.д. Не занимай своими задачами все его время, не загружай делами, которые не делают его сверстники. Вымыть полы, приготовить еду, сделать уроки с младшим братом/сестрой — это все не обязанности подростка.

Не ставь ультиматумы

«Либо ты убираешь свою комнату, либо я все разбросанные вещи выбрасываю в мусорку!». «Или ты поступаешь в этот колледж, или я вообще не дам денег на обучение». Такие манипуляции и давление матери подросток точно примет в штыки и сделает назло.

Здоровые отношения между мамой и взрослым сыном — это как?

Эта часть статьи — своеобразный тест для мам взрослых сыновей. Чем больше пунктов будет помечено «плюсами», тем здоровее и гармоничнее их связь.
В здоровых отношениях мать:

  1. Не вмешивается в личную жизнь сына и участвует в ней только в качестве приглашенного гостя. Она не критикует невестку, не высказывается о ее талантах и способностях в кулинарии, ведении хозяйства, воспитании детей. Дает советы, только если их просят.
  2. Не навязывает свою помощь — финансовую или физическую. На консультации одна из моих собеседниц жаловалась, что свекровь регулярно приезжает к ним домой, пока они с мужем на работе, и убирает в доме, моет ванную, стирает их одежду. Естественно, это очень раздражает. Когда муж попытался объяснять, что им не нужна помощь, мать очень обиделась. А когда попросил отдать ключи от их квартиры, она симитировала сердечный приступ. Об этом им сказал приехавший по вызову врач «Скорой».
  3. Не требует чрезмерного внимания, апеллируя к сыновнему долгу. Этим «грешат» очень многие матери.
    «Когда ты был маленьким, я столько всего для тебя делала, а тебе сложно раз в неделю съездить со мной за продуктами (свозить меня на дачу, на массаж, в театр)!». «Сынок, у меня, кажется, потек кран, ты мог бы приехать посмотреть?». «Лешенька, я затеяла ремонт, но эти рабочие явно халтурят. Приедь, пожалуйста, посмотри, не натворят ли они чего». С такими просьбами регулярно звонила мама моему бывшему коллеге. И это при том, что они с женой и его мама жили на разных краях города.

В здоровых отношениях сын:

  • Не мчится к маме по малейшему поводу — переставить стол, прибить полку, свозить в аптеку, измерить давление.
  • Не советуется по каждому вопросу — какую мебель купить, куда съездить отдохнуть, встречаться ли с этой девушкой, устраиваться ли на эту работу и т.д.
  • Не рассказывает в подробностях о своей жизни, посвящает лишь в то, что считает нужным.
  • Навещает мать, когда она больна, ей действительно нужна помощь или поддержка, а также на праздники.
  • Не вмешивается в личную жизнь мамы. Такое тоже часто встречается.
    Не так давно ко мне на консультацию обратилась 62-летняя Тамара Андреевна. С 30 лет она одна воспитывала сына и серьезных отношений мужчинами в ее жизни не было. Пять лет назад сын женился, сейчас у них с женой двое детей. Несколько месяцев назад Тамара Андреевна познакомилась с интересным и вполне состоятельным мужчиной, своим ровесником, военным в отставке. Он сделал ей предложение и попросил переехать к нему. Узнав об этом, сын поставил матери ультиматум — либо он, либо «жених». И предупредил, что если она выберет личную жизнь, больше никогда не увидит ни его, ни внуков.

Эта история — лишь один из многочисленных примеров того, что не только у матери может быть психология эгоистки. Собственнические чувства также могут проявлять и сыновья.

Психология отношений матери и взрослого сына должна основываться на уважении личных границ друг друга. Все остальное — болезненная привязанность, чрезмерная забота, зависимость — это не про здоровую связь. Если сын не хочет общаться с матерью, постоянно ссорится с ней, значит, где была допущена ошибка. Чтобы наладить отношения, ее нужно найти и исправить. И в этом деле точно не помешает помощь психолога.

Если тебе сложно самостоятельно распутать клубок эмоций, накопившихся обид, каких-то внутренних установок, чтобы наладить отношения с ребенком, ты не знаешь, как найти подход к взрослому сыну или подростку, приходи ко мне на консультацию. Вместе мы найдем способ восстановить вашу связь.

ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ про воспитание детей в еще одной моей статье ПРАВИЛА ВОСПИТАНИЯ СЧАСТЛИВЫХ ДЕТЕЙ: СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА

Просмотров: 👁 170

Пристав сможет забрать ребёнка, которого скрывает отец или мать, и поместить в учреждение, подведомственное органам опеки, пока не приедет законный представитель несовершеннолетнего. Соответствующий законопроект Госдума приняла в первом чтении. Во время обсуждения инициативы депутаты предложили установить уголовную ответственность для тех, кто прячет детей.

В случае развода страдают дети

По словам одного из авторов законопроекта, зампреда Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксаны Пушкиной, в 2018 году на один миллион браков пришлось 600 тысяч разводов. В ходе судебного разбирательства одного из родителей могут лишить родительских прав. Некоторые «обиженные» родители похищают своих детей и скрывают от отца или матери, который является их законным представителем. Причём количество детей, украденных собственным отцом или матерью, растёт. В 2015 году таких случаев было 30, в 2016-м — 42, в 2017-м — 48, в 2018-м — уже 60. Из 60 детей почти все были найдены, но только 24 ребёнка переданы законным представителям.

«Проблема «детей раздоров» невероятно актуальная как в нашем обществе, так и за границей», — сказала Оксана Пушкина. В российском законодательстве прописана процедура, в соответствии с которой если отец или мать, лишённые родительских прав, выкрали ребёнка, то второй родитель подаёт в розыск, и судебный пристав исполняет решение суда. Когда он находит несовершеннолетнего, то сообщает законному представителю, и родитель может явиться, чтобы забрать его в течение суток. Но зачастую этого времени недостаточно, чтобы мать или отец успели доехать до нужного места. Например, недавно был случай, когда отец выкрал ребёнка у матери, которая живёт на Камчатке, и увёз в Подмосковье. Женщине сообщили, но она не успела приехать вовремя, и отец снова скрылся.

Сейчас у пристава и органов опеки нет полномочий забрать несовершеннолетнего и поместить его в специальное учреждение до приезда законного представителя. Так что родители, лишённые прав, могут снова скрыться в неизвестном направлении. «Психологическая травма, которая наносится ребёнку родителем, который «мотает» сына или дочь по всей стране, гораздо серьёзнее, чем нахождение его в специализированном учреждении до тех пор, пока его не вернут отцу или матери», — уверена Пушкина.

Фото: Пресс-служба ФССП

Пристав сможет забрать ребёнка

В законопроекте предлагается упростить механизм возвращения ребёнка прежде всего в его же интересах. В законодательство, в том числе в Семейный кодекс и закон об исполнительном производстве, предлагается внести поправки, позволяющие судебному приставу на основании определённых бумаг и судебных актов забрать ребёнка и поместить его в учреждение, подведомственное органам опеки, которое находится по месту его обнаружения. Там он может находиться максимум в течение месяца. Но, как правило, ребёнка забирают в течение суток-двух, подчеркнула Пушкина.

Психологическая травма, которая наносится ребёнку родителем, который «мотает» сына или дочь по всей стране, гораздо серьёзнее, чем нахождение его в специализированном учреждении.

Зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин спросил, что будет, если через месяц ребёнка не заберут? Оксана Пушкина ответила, что таких случаев ещё не было. Её коллега по комитету Оксана Кувычко подчеркнула, что ко второму чтению инициативы предстоит уточнить, что будет с ребёнком, если законный представитель умер или заболел.

Многие депутаты считают, что в таком случае его лучше вернуть второму родителю. «Если ребёнка изъяли, отдали в детский дом, а родитель не появился, наверное, надо возвращать его тому, у кого он жил, а не органам опеки решать его судьбу», — сказал депутат Сергей Вострецов.

Отвечая на вопросы парламентариев, Оксана Пушкина отметила, что лишить человека родительских прав в России чрезвычайно сложно. Она напомнила о Маргарите Грачёвой, бывший муж которой отрубил ей кисти обеих рук, заранее спланировав своё преступление. И при этом суд несколько раз отказывал в лишении его родительских прав на двоих сыновей.

Законопроект нужно доработать

Большинством голосов депутаты поддержали законопроект с условием его доработки ко второму чтению. Глава Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнёва считает, что нужно чётко прописать, что документ касается только тех родителей, которые лишены прав. Пока такой нормы в документе нет.

«Вопросы, связанные с судьбой ребёнка, очень ответственные. Главное — действовать в интересах несовершеннолетних, — констатировала вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. — Прежде всего должны быть уравновешены действия всех ветвей власти и родителей в пользу детей».

Она подчеркнула, что правоохранительные органы или судебные приставы не имеют права взаимодействовать с детьми без участия педагога и психолога. И ко второму чтению нужно обязательно прописать в законопроекте, что в процедуре изъятия ребёнка обязательно должны участвовать педагоги и психологи. А чтобы случаев хищения детей было меньше, Ирина Яровая предложила повысить ответственность для тех, кто прячет несовершеннолетних, вплоть до уголовного срока.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх