Каков принцип подсудности уголовных дел военным судам

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В.С. АВДОНКИН, М.И. ТОЛКУНОВ
В.С. Авдонкин, подполковник юстиции, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Военного университета, кандидат юридических наук.
М.И. Толкунов, генерал-майор юстиции, заместитель председателя Московского окружного военного суда, заслуженный юрист Российской Федерации.
Правовые правила, непосредственным образом определяющие, какие уголовные дела подсудны военным судам, в настоящее время закреплены в УПК РФ и Законе о военных судах . При этом положения УПК РФ во многом по-другому регламентируют эти правила, чем Закон о военных судах . Учитывая такую спорную ситуацию, полагаем, что при рассмотрении темы статьи прежде всего необходимо выяснить, каким же из этих законов следует руководствоваться сейчас при принятии решений о подсудности уголовных дел. Согласно ст. 1 Закона о введении в действие УПК РФ основная часть положений этого Кодекса должна применяться с 1 июля 2002 г. До этой даты «федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации», а со дня ее наступления «впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные акты и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» . С учетом того что нормы Закона о военных судах во многом по-иному определяют подсудность уголовных дел военным судам, чем нормы УПК РФ, существует реальная потребность изложить в этих правовых актах единым образом правила о подсудности дел. Однако на сегодняшний момент этого не произошло. На первый взгляд может показаться, что, исходя из приведенных положений Закона о введении в действие УПК РФ, как более позднего и специализированного акта по регулированию уголовно-процессуальной деятельности , следует руководствоваться нормами УПК РФ. Однако внимательное прочтение УПК РФ и Закона о введении в действие этого Кодекса, а также анализ положений Конституции Российской Федерации приводят к другому выводу. Конституция Российской Федерации закрепляет, что одной из основ правового поля нашего государства является принцип законности, который, в частности, устанавливает градацию правовых актов по их юридической силе . Никакой правовой акт не может противоречить более высшему по юридической силе правовому акту, а следовательно, и изменять последний. Так, ст. 76 Конституции Российской Федерации определяет, что в России принимаются по предметам ее ведения два вида законов: федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральные конституционные законы являются правовыми актами более высокой юридической силы, чем федеральные законы: ч. 3 ст. 76 гласит, что «федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам». Закон о военных судах имеет статус федерального конституционного закона, а УПК РФ и Закон о введении его в действие — федерального закона. Следовательно, нормы Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» обладают большей юридической силой, чем нормы федерального закона «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» и Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», а потому в условиях возникшей правовой коллизии следует руководствоваться нормами Закона о военных судах .
———————————
Правовые основы, в самом общем виде определяющие правила подсудности уголовных дел, установлены Конституцией Российской Федерации и общепризнанными принципами и нормами международного права (ст. ст. 19, 46, ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации); см. также, например: ст. ст. 7, 8, 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; ст. 7 Африканской Хартии прав человека и народов 1981 г. и др. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1999. С. 40, 57, 58, 541, 738.
Кроме того, есть также нормы Закона о статусе судей, которые содержат правила разграничения подсудности уголовных дел между военными судами и Военной коллегией. Однако сегодня они не подлежат применению. См. подробнее: Авдонкин В.С. Разграничение подсудности уголовных дел между военными судами разного уровня, а также Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации // Военно-уголовное право: Вкладка в журнал «Право в Вооруженных Силах». 2002. N 5 — 6. С. 1 — 16; Право в Вооруженных Силах. 2002. N 6.
См.: ст. 4 Закона о введении в действие УПК РФ.
См.: Божьев В.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2002. С. 70.
См.: ст. ст. 15, 76 Конституции Российской Федерации.
Такая же позиция высказана Н.А. Петуховым. См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. Н.А. Петухова и Г.И. Загорского. М., 2002. С. 73.
В связи с вышесказанным можно сделать вывод, что положения ч. 6 ст. 31 УПК РФ, как противоречащие Закону о военных судах, не имеют юридической силы. В то же время часть норм УПК РФ, касающихся рассматриваемой темы, регламентируют вопросы, не отраженные в Законе о военных судах, а поэтому уже применяются и военными судами. Ввиду этого в статье анализируются не только нормы Закона о военных судах, но и дополняющие (а не заменяющие, противоречащие) их нормы УПК РФ.
Далее непосредственно переходим к вопросу, какие категории уголовных дел подлежат рассмотрению и разрешению по первой инстанции в военных судах.
Из содержания ст. 7 Закона о военных судах видно, что формулировка подсудности уголовных дел военным судам дана применительно к ряду юридических фактов: статусу обвиняемого, месту дислокации военных судов, общественно-политической обстановке в стране. Основываясь на этих исходных данных, можно систематизировать уголовные дела, подсудные военным судам, по четырем категориям:
1) в мирное время военным судам, дислоцирующимся на территории Российской Федерации, подсудны дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы, при условии, что эти деяния совершены ими в период прохождения военной службы или военных сборов;
2) в мирное время военные суды, дислоцирующиеся на территории Российской Федерации, полномочны также в отдельных случаях, предусмотренных Законом, рассматривать дела по обвинению в совершении преступлений гражданских лиц;
3) в случае дислокации военных судов за пределами территории Российской Федерации военным судам подсудны все уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации;
4) в период мобилизации и в военное время подсудность уголовных дел военным судам должна определяться соответствующими федеральными конституционными законами.
Вполне понятно, что сегодня основная масса уголовных дел, рассматриваемых и разрешаемых по существу в военных судах, относится к первой из перечисленных категорий дел. Это определяется прежде всего условиями мирного времени, нахождения абсолютного большинства военных судов на территории Российской Федерации. Помимо названных двух условий, установление которых обычно не является сложным, первая категория уголовных дел, подсудных военным судам, определена законодателем еще и по персональному, а также временному признакам — применительно к статусу обвиняемого во время совершения преступления. Для выяснения вопроса о разграничении подсудности уголовных дел между военными и общими судами принципиально важно точно установить следующее: момент совершения преступления; являлся ли обвиняемый в это время военнослужащим, гражданином, проходившим военные сборы; проходил ли он в это время военную службу, военные сборы. В связи с этим прежде всего необходимо выяснить, кто признается военнослужащим, а также гражданином, проходящим военные сборы.
В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» от 14 февраля 2000 г. даны разъяснения законодательства о том, кто является военнослужащим. Ввиду этого не видим необходимости повторять основные положения данного Постановления, а остановимся только на некоторых нюансах, не отраженных в нем.
Законом период военной службы определяется временем с начального по последний день таковой. Более точно начальный и конечный моменты военной службы в указанных актах не конкретизируются. А ведь не исключены ситуации, когда лицо совершает преступление утром, а во второй половине дня призывается на военную службу или же когда лицо, уволенное утром с военной службы, в полдень или вечером совершает преступление. В связи с этим представляется правильной позиция Н.В. Артамонова о необходимости включить в текст Закона «нормы о начальном и конечном моментах состояния на действительной военной службе, изменив их таким образом, чтобы предусматривался более конкретный момент (не день, а, например, час)» . Это, в частности, в ряде случаев позволит избежать проблемы определения подсудности уголовных дел. Однако и ныне, в условиях такой регламентации в Законе начала и окончания военной службы, при производстве по делу о преступлении, совершенном в подобных обстоятельствах, следователь, прокурор и суд должны выяснять точный момент совершения преступления, призыва, увольнения с военной службы, с учетом которых и следует определять подсудность дела. Такое требование указано и в ч. 5 ст. 7 Закона о военных судах, где говорится, что военным судам не подсудны уголовные дела в отношении военнослужащих «при условии, что преступления совершены ими ДО ПРИЗЫВА ИЛИ ПОСТУПЛЕНИЯ (выделено авторами) на военную службу».
———————————
Артамонов Н.В. Правовой статус советских военнослужащих: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1986. С. 376. Соответствующая норма существовала ранее в военном законодательстве ГДР (см. там же, с. 99).
По персональному признаку также определяется подсудность военным судам и всех дел о преступлениях, в совершении которых обвиняются граждане, проходящие военные сборы, при условии, что эти преступления совершены ими во время таких сборов. Правовое регулирование военных сборов осуществляется Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» и Положением о порядке проведения военных сборов граждан, пребывающих в запасе . Так, в частности, согласно названному Положению началом и окончанием военных сборов считается соответственно день зачисления гражданина в список личного состава воинской части и день истечения сроков военных сборов, т.е. начало и окончание военных сборов, так же как и период военной службы, нуждаются в законодательном уточнении , в точном выяснении их при производстве по уголовному делу. Такое же требование содержится и в ч. 5 ст. 7 Закона о военных судах.
———————————
Утверждено Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 26 июня 1993 г. N 605 (с изменениями от 26 февраля 1999 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 28. Ст. 2595; Российская газета. 1999. 19 марта.
В ряде случаев более детально сроки прохождения гражданами военных сборов установлены в Положении о военных сборах. Так, например, согласно пп. 3, 4 данного Положения к тренировочным занятиям гражданин привлекается на срок не более восьми часов. Поэтому и момент начала и окончания этого вида военных сборов должен обозначаться более точно — в часах и минутах.
Таким образом, военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы, считаются лица, которые согласно установленным правилам проходят соответственно военную службу или военные сборы. Начальный и конечный моменты военной службы, военных сборов подлежат точному определению в законодательном порядке и выяснению в ходе уголовного судопроизводства.
Все дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются указанные лица , согласно действующему законодательству Российской Федерации подсудны военным судам, при условии, что эти правонарушения совершены ими соответственно в период прохождения военной службы или военных сборов, т.е. в пределах начального и последнего дней пребывания на военной службе, военных сборах. Такие дела подлежат разрешению в военных судах независимо от того, что:
———————————
Ранее военным трибуналам (судам) были подсудны также дела о преступлениях, совершенных лицами, в отношении которых имелось специальное указание в законодательстве. Еще недавно к числу таких лиц относились военные строители, служба которых засчитывалась в срок военной службы (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1955 г.; Положение о военно-строительных отрядах в Министерстве обороны (Приказ министра обороны СССР 1975 г. N 201)). Однако в настоящее время федеральное законодательство не предусматривает иной замены военной службы, кроме альтернативной гражданской службы. Правовое регулирование последней до сих пор отсутствует. Поэтому сегодня в военно-строительные части призываются лица для прохождения собственно военной службы, т.е. они являются военнослужащими. При этом их должность именуется «военный строитель», что отражается в соответствующих приказах, учетно-послужных карточках и ряде других документов.
— эти обвиняемые ко времени рассмотрения данных дел в суде могут быть уволены с военной службы, военных сборов;
— военнослужащий или гражданин, проходящий военные сборы, в момент совершения преступления мог не находиться при исполнении обязанностей военной службы, военных сборов. В частности, если преступление, в котором кто-либо из них обвиняется, совершено во время пребывания в отпуске, самовольного оставления воинской части, нахождения в плену, интернирования, нахождения в качестве заложника, в следственном изоляторе в связи с применением меры пресечения в виде содержания под стражей и т.п., то дело подсудно военному суду;
———————————
В некоторых таких случаях военнослужащий не может быть признан субъектом преступлений против военной службы. Однако независимо от того, какого рода преступление он совершает, он является военнослужащим.
— преступление совершено во время, которое не засчитывается в срок военной службы (время пребывания в дисциплинарной воинской части, время самовольного оставления воинской части продолжительностью свыше 10 суток ). Ведь в данном случае гражданин в это время продолжает быть военнослужащим, Закон приостанавливает не саму военную службу, а исчисление ее срока. К тому же никаких правовых актов о прекращении или приостановлении военной службы

ПОДГОТОВКА ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ(В.В. Зайцева (Петрова)) «

текст кодекса по состоянию на октябрь 2009 года

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь

Страница 22

1. По уголовному делу, поступившему с постановлением о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд, прокурор или его заместитель вправе своим постановлением отменить или изменить ранее примененную меру пресечения либо применить меру пресечения, если она не была применена ранее. В случае отмены, изменения или применения меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста прокурор или его заместитель руководствуются правилами, предусмотренными статьями 125 и 126 настоящего Кодекса.

2. Прокурор или его заместитель вправе также изменить список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Статья 266. Направление прокурором уголовного дела в суд

1. Прокурор или его заместитель, согласившись с постановлением следователя, органа дознания, немедленно своим постановлением направляют уголовное дело в суд по подсудности и уведомляют об этом обвиняемого, его защитника и законного представителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, разъяснив при этом, что в дальнейшем всякие ходатайства и жалобы по делу направляются непосредственно в суд.

2. Копию постановления следователя, органа дознания о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд прокурор или его заместитель вместе с уведомлением направляют обвиняемому и потерпевшему с переводом на их родной язык или на другой язык, которым они владеют. Если прокурором или его заместителем были изменены объем обвинения или квалификация общественно опасного деяния либо применена, изменена или отменена мера пресечения, указанным лицам направляются копии соответствующих постановлений.

3. Вместе с уголовным делом в суд направляется постановление следователя, органа дознания о передаче дела прокурору для направления в суд и список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

4. В случае, если предварительное расследование уголовного дела или руководство следственной группой осуществлялись прокурором, то после выполнения требований статей 255 — 259 настоящего Кодекса прокурор немедленно своим постановлением направляет уголовное дело в суд по подсудности с соблюдением требований, указанных в части 1 настоящей статьи. К постановлению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Раздел IX

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Глава 32

ПОДСУДНОСТЬ

Статья 267. Подсудность уголовных дел районному (городскому) суду

1. Районному (городскому) суду подсудны все уголовные дела о всех преступлениях, за исключением дел, подсудных вышестоящим и военным судам.

2. Судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышает десяти лет лишения свободы, за исключением дел о преступлениях несовершеннолетних.

Статья 268. Подсудность уголовных дел областному, Минскому городскому, Белорусскому военному судам

1. Областному, Минскому городскому, Белорусскому военному судам подсудны уголовные дела о преступлениях против мира и безопасности человечества, преступлениях против государства, а также о преступлениях, за которые может быть назначена смертная казнь.

1-1. Областному, Минскому городскому судам подсудны уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственные секреты, за исключением дел, подсудных военным судам.

2. Областные, Минский городской, Белорусский военный суды вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции любое уголовное дело, подсудное нижестоящему суду.

Статья 269. Подсудность уголовных дел Верховному Суду Республики Беларусь

1. Верховному Суду Республики Беларусь подсудны уголовные дела:

1) о преступлениях, совершенных высшими должностными лицами государства, депутатами Палаты представителей и членами Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь и судьями;

2) переданные в данный суд с согласия обвиняемого и его защитника в целях обеспечения объективности судебного разбирательства в случаях, предусмотренных статьей 274 настоящего Кодекса.

2. Верховный Суд Республики Беларусь вправе принять к своему производству по собственной инициативе любое уголовное дело.

Статья 270. Подсудность уголовных дел военным судам

Межгарнизонным военным судам подсудны уголовные дела, в том числе дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственные секреты, о преступлениях:

1) совершенных лицами, на которых распространяется статус военнослужащего;

2) совершенных одним лицом, если хотя бы одно из них подсудно межгарнизонному военному суду;

3) совершенных группой лиц, если дело хотя бы в отношении одного из них подсудно межгарнизонному военному суду при невозможности выделения дела в отношении лица, на которое распространяется статус военнослужащего, в отдельное производство;

4) совершенных лицами в период прохождения ими воинской службы, но к моменту рассмотрения дела в суде уволенными с воинской службы.

Статья 271. Территориальная подсудность уголовных дел

1. Уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления.

2. Если преступление было начато в месте деятельности одного суда, а окончено в месте деятельности другого суда, дело подсудно суду по месту окончания преступления.

3. Если место совершения преступления определить невозможно или если преступления совершены в разных местах, дела рассматриваются судами по месту окончания предварительного расследования либо по месту совершения одного из преступлений, последнего или же наиболее тяжкого из них.

Статья 272. Определение подсудности при объединении уголовных дел

1. При обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны разноименным судам, дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом.

2. Если дело по обвинению одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений подсудно военному суду в отношении хотя бы одного лица или одного преступления, дело о всех лицах и преступлениях рассматривается военным судом.

3. Дело, по тем или иным основаниям подсудное одновременно нескольким одноименным судам, рассматривается судом по месту окончания предварительного расследования.

Статья 273. Передача уголовного дела в другой суд

1. Суд, установив, что находившееся в его производстве дело подсудно другому суду такого же уровня, вправе с согласия сторон обвинения и защиты оставить уголовное дело в своем производстве, но только в случае, если он уже приступил к его рассмотрению в судебном заседании. Однако если дело подсудно вышестоящему или военному суду, оно во всех случаях подлежит направлению по подсудности.

2. Передача в нижестоящий суд дела, начатого рассмотрением в судебном заседании вышестоящего суда, не допускается.

Статья 274. Передача уголовного дела из суда, которому оно подсудно, в другой суд

1. В отдельных случаях в целях наиболее быстрого, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела с согласия сторон обвинения и защиты оно может быть передано для рассмотрения в другой одноименный или вышестоящий суд. При этом передача дела допускается лишь до начала его рассмотрения в судебном заседании.

2. Вопрос о передаче дела по указанным в части первой настоящей статьи основаниям из одного суда в другой разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем по представлению прокурора или суда, которому подсудно дело, о чем выносится постановление.

3. Вопрос о передаче дела в суд другой области или в Верховный Суд Республики Беларусь по указанным в части первой настоящей статьи основаниям разрешается Председателем Верховного Суда Республики Беларусь или его заместителем, о чем выносится постановление.

Статья 275. Недопустимость споров о подсудности

Споры о подсудности между судами не допускаются. Всякое уголовное дело, направленное из одного суда в другой в порядке, предусмотренном статьями 272 — 274 настоящего Кодекса, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, в который оно направлено.

Глава 33

НАЗНАЧЕНИЕ И ПОДГОТОВКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Статья 276. Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу

1. Судья по поступившему в суд уголовному делу принимает одно из следующих решений:

1) о направлении дела по подсудности;

2) о прекращении производства по делу;

3) о приостановлении производства по делу;

4) о назначении судебного разбирательства.

2. Решение по делу судья принимает в форме постановления, в котором должны указываться:

1) время и место вынесения постановления;

2) должность и фамилия судьи, вынесшего постановление;

3) основания и сущность принятых решений.

3. Решение должно быть принято не позднее четырнадцати суток со дня поступления дела в суд, а по делам, подсудным Верховному Суду Республики Беларусь, областным, Минскому городскому и Белорусскому военному судам, — в срок до одного месяца. В исключительных случаях с учетом особой сложности и большого объема дела срок может быть продлен по постановлению председателя суда соответственно до одного и до трех месяцев.

Статья 277. Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу

По поступившему в суд уголовному делу судья должен выяснить:

1) подсудно ли дело данному суду;

2) не имеются ли обстоятельства, влекущие прекращение либо приостановление производства по делу;

3) подлежит ли изменению или отмене примененная в отношении обвиняемого мера пресечения;

4) приняты ли меры, обеспечивающие возмещение вреда, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества;

5) подлежат ли удовлетворению заявления и ходатайства.

Статья 278. Направление уголовного дела по подсудности

Судья, разрешая вопрос о назначении судебного разбирательства и установив, что поступившее уголовное дело не подсудно данному суду, направляет его своим постановлением по подсудности в соответствии с требованиями статей 267 — 275 настоящего Кодекса.

Статья 279. Прекращение производства по уголовному делу

1. Судья при назначении судебного разбирательства выносит постановление о прекращении производства по уголовному делу по основаниям, указанным в пунктах 3 — 11, 13 части первой статьи 29, и с соблюдением требований части третьей той же статьи настоящего Кодекса.

2. Приняв решение о прекращении производства по делу, судья отменяет меру пресечения и иные меры процессуального принуждения, меры обеспечения гражданского иска и конфискации имущества и разрешает вопрос о вещественных доказательствах. Копия постановления судьи о прекращении производства по делу направляется прокурору, а также вручается лицу, привлекавшемуся к уголовной ответственности, и потерпевшему.

Статья 280. Приостановление производства по уголовному делу

1. Судья приостанавливает производство по уголовному делу в случаях:

1) когда обвиняемый скрылся от суда и его местопребывание неизвестно;

2) временного психического или иного заболевания обвиняемого, препятствующего его участию в производстве процессуальных действий и удостоверенного врачом, работающим в государственной организации здравоохранения.

2. О приостановлении производства по уголовному делу судья выносит постановление.

3. При приостановлении производства по делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой настоящей статьи, судья объявляет розыск скрывшегося обвиняемого и одновременно решает вопрос об изменении меры пресечения. При этом определение (постановление) суда о розыске обвиняемого направляется прокурору для организации розыска. В случае, если у разыскиваемого обвиняемого остаются дети без попечения родителей, о его розыске не позднее следующего дня после принятия решения уведомляется управление (отдел) образования районного, городского исполнительного комитета, местной администрации района в городе по его месту жительства для обеспечения государственной защиты детей.

4. Производство по делу возобновляется, когда отпали основания для его приостановления.

Статья 281. Назначение судебного разбирательства

1. Судья, установив, что отсутствуют основания, препятствующие рассмотрению уголовного дела в суде, принимает решение о назначении судебного разбирательства.

2. В постановлении о назначении судебного разбирательства разрешаются следующие вопросы:

1) о месте и времени судебного разбирательства;

| «»»Начало …. | Стр.15 | Стр.16 | Стр.17 | Стр.18 | Стр.19 | Стр.20 | Стр.21 | Стр.22 | Стр.23 | Стр.24 | Стр.25 | Стр.26 | Стр.27 | Стр.28 | …. Конец»»» |

УДК 343

Д. П.Чекулаев

ПРОБЕЛЫ В ЛЕГАЛЬНОМ ОПРЕДЕЛЕНИИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ПОДСУДНОСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ТРЕБУЮТ УСТРАНЕНИЯ

Обращается внимание на имеющиеся пробелы в регламентации порядка определения территориальной подсудности уголовных дел, предусмотренного ч. 2-5 ст. 32 УПК РФ. Предлагается исключить любую «вариативность» при определении надлежащего суда. Высказывается мнение о необходимости возвращения к предусмотренному ст. 41 УПК РФСФР1960 г. порядку определения подсудности уголовных дел суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание, когда место совершения преступления определить невозможно, а также в некоторых других случаях (при множественности преступлений, при совершении преступления не на территории Российской Федерации). К л ю ч е в ы е с л о в а: территориальная подсудность.

GAPS IN THE LEGAL DEFINITION OF TERRITORIAL JURISDICTION CRIMINAL CASES REQUIRE REMOVAL

Поступила в редакцию 15 января 2018 г.

В современном уголовном процессе не вызывает сомнений правило о недопустимости наличия «нескольких вариантов» при определении из множественности судов того единственного суда, который компетентен на рассмотрение каждого уголовного дела.

Еще во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. было закреплено, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (п. 10). Аналогичные нормы содержатся в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (п. 1 ст. 6), Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (п. 1 ст. 14).

Согласно положениям ч. 1 ст. 47 Конституции РФ и корреспондирующей ей норме ч. 3 ст. 8 УПК РФ, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (право на естественный суд).

По смыслу указанных правовых актов обвиняемый, потерпевший, другие участники уголовного процесса, а также все граждане заранее имеют право знать,

© Чекулаев Д. П., 2018

какой именно суд в соответствии с законом правомочен рассматривать конкретное уголовное дело.

На необходимость закрепления в законе критериев, которые в нормативной форме предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное гражданское дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, обращал внимание и Конституционный Суд РФ1. К сожалению, данная рекомендация в полном объеме не была воспринята законодателем в ходе подготовки и принятия в 2001 г. УПК РФ.

Только на первый взгляд в действующем уголовно-процессуальном законе правила определения территориальной подсудности прописаны достаточно подробно. Согласно ч. 1 ст. 32 УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, за исключением случаев, предусмотренных ст. 35 Кодекса (связаны с необходимостью обеспечения объективности суда или сокращения времени рассмотрения уголовного дела и соблюдения иных интересов обвиняемых и других участников процесса). Законом регламентируются также случаи определения подсудности по месту окончания преступления (ч. 2 ст. 32 УПК РФ) и подсудности нескольких преступлений (ч. 3 ст. 32 УПК РФ).

Закрепление в законе приоритета принципа подсудности по месту совершения преступления способствует обеспечению полноты исследования обстоятельств дела и учету местных условий при его рассмотрении. Обоснованность такого подхода в виде общего правила сомнений не вызывает. Однако, руководствуясь указанными нормами ст. 32 УПК РФ, однозначно определить подсудность ряда категорий уголовных дел возможно не всегда.

Обращает внимание отсутствие в УПК РФ правил определения подсудности уголовных дел, при расследовании которых место совершения (окончания) преступления установить не представилось возможным. Подобные случаи на практике нередки. Так, не всегда возможно определить точное место совершения преступления в подвижном составе железнодорожного транспорта.

Обратившись к истории легального закрепления правил определения подсудности в указанном случае, напомним, что в соответствии со ст. 29 УПК РСФСР 1923 г. и в последующем ст. 41 УПК РСФСР 1960 г., если определить место совершения преступления невозможно, дело было подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание по делу. Правило определения подсудности уголовных дел, аналогичное закрепленному в ст. 41 УПК РСФСР, содержится в большинстве действующих уголовно-процессуальных кодексов государств — членов СНГ2. Современный российский законодатель упустил данную норму при реформировании уголовно-процессуального закона, что создает существенные, иногда неразрешимые затруднения при определении подсудности.

Например, отправляющийся с Белорусского вокзала г. Москвы электропоезд пригородного сообщения за первые 27 минут движения (примерно 19 километров пути) следует по территориям, на которые распространяется юрисдикция че-

1 По делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан : постановления Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. № 9-П (п. 4) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. № 12. Ст. 1459.

тырех районных судов г. Москвы — Тверского, Савеловского, Дорогомиловского и Кунцевского. Время движения скорого пассажирского поезда по этому участку еще меньше. Определение подследственности уголовного дела при совершении преступления на данном участке особых сложностей не вызывает, так как указанная территория находится в оперативном обслуживании одного линейного органа внутренних дел. Однако если нет объективных данных о месте совершения преступления (например, поезд проходил мимо заметного объекта, пересекал реку, находился под мостом и т. п.), либо потерпевшие или свидетели с точностью до минут не отметили время начала и окончания противоправных действий, установить точное место совершения преступления бывает весьма затруднительно.

Представляется, что отсутствие в действующем уголовно-процессуальном законе правила определения в подобных случаях подсудности уголовных дел обусловлено не осознанной позицией законодателя, а недостатком юридической техники. Обоснованность такого предположения подтверждается неоднократными решениями Конституционного Суда РФ, в которых делался вывод о соответствии Конституции РФ положений ст. 41 УПК РСФСР, определяющих территориальную подсудность уголовных дел исходя из места совершения преступления или места окончания предварительного расследования3.

Ряд современных авторов предлагают также разрешать вопросы подсудности уголовных дел в тех случаях, когда место совершения преступления не может быть точно установлено — по месту окончания предварительного расследования4. Однако данные рекомендации при всей их практической целесообразности не имеют легального закрепления.

В 2013 г. ст. 32 УПК РФ дополнена тремя новыми частями, в которых определяется подсудность уголовных дел в тех случаях, когда преступление совершено не на территории Российской Федерации. Отметим, что применительно к уголовным делам частного обвинения указанной категории данный вопрос был ранее подробно рассмотрен Конституционным Судом РФ в постановлении от 16 октября 2012 г. № 22-П «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 2 и части первой статьи 32 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С. А. Красноперова»5. Конституционный Суд РФ признал ч. 1 ст. 32 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она в системе действующего правового регулирования не позволяет однозначно определять территориальную подсудность уголовных дел частного обвинения о преступлениях, совершенных гражданами Российской Федерации в

3 См., например: По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан : постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. № 6. Ст. 867 ; По запросу Московского областного суда о проверке конституционности статьи 421 УПК РСФСР : определение Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2000 г. № 69-0 // Там же. 2000. № 24. Ст. 2657.

5 Собр. законодательства Рос. Федерации. 2012. № 44. Ст. 6071.

отношении граждан Российской Федерации вне пределов Российской Федерации. В п. 2 резолютивной части постановления Конституционный Суд РФ фактически сформулировал новую норму, согласно которой до внесения в УПК РФ надлежащих изменений указанные уголовные дела частного обвинения «подлежат рассмотрению тем мировым судьей, чья юрисдикция распространяется на территорию, на которой проживают и потерпевший, и обвиняемый, а во всех иных случаях территориальную подсудность соответствующего уголовного дела определяет председатель (заместитель председателя) вышестоящего суда на основе статей 32 35, 36, 125 и 152 УПК Российской Федерации, руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем постановлении». Иными словами, в случае если потерпевший и обвиняемый не проживают на территории, относящейся к подсудности одного мирового судьи, надлежащего судью должен был определить руководитель вышестоящего суда, руководствуясь «правовыми позициями» Конституционного Суда РФ, что вряд ли можно признать удачным.

После принятия Конституционным Судом РФ указанного постановления законодатель достаточно оперативно закрепил порядок определения территориальной подсудности уголовных дел о преступлениях, совершенных за рубежом государства. Однако данный порядок вновь содержит «варианты или/или».

Так, в силу ч. 4 ст. 31 УПК РФ, если преступление совершено вне пределов Российской Федерации, но расследование уголовного дела осуществлялось на территории Российской Федерации, уголовное дело должно рассматриваться судом, юрисдикция которого распространяется на место жительства или место пребывания потерпевшего в Российской Федерации либо на место жительства или место пребывания обвиняемого в Российской Федерации, если потерпевший проживает или пребывает вне пределов Российской Федерации. Как видим, в данной норме три (!) раза встречается союз «или» и один раз «либо».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нельзя не заметить, что место жительства (место пребывания) как потерпевшего, так и обвиняемого может меняться в период производства по уголовному делу. То есть может сложиться ситуация, когда подсудность уголовного дела «определяет» потерпевший или сам обвиняемый, например, изменяя место пребывания. Для определения подсудности уголовного дела с участием признанного потерпевшим юридического лица неминуемо придется использовать аналогию закона, так как понятие «жительство» или «пребывание» к таким потерпевшим неприменимо. Более того, неясно как в закрепленном законом порядке может быть определена подсудность уголовного дела единственному и конкретному суду в случае, когда по уголовному делу потерпевшими или обвиняемыми признаны несколько лиц, проживающие (пребывающие) в разных районах или даже субъектах РФ.

«Вариативно» урегулирован вопрос подсудности и в ч. 5 ст. 32 УПК РФ, согласно которой уголовное дело частного обвинения подлежит рассмотрению мировым судьей, чья юрисдикция распространяется на территорию, на которой проживает потерпевший или обвиняемый. Какому мировому судье из двух равнозначных отдает приоритет указанная норма, понять невозможно. Кроме того, и потерпевший, и обвиняемый могут не иметь места жительства на территории Российской Федерации, оставаясь ее гражданами. В таком случае определить компетентного мирового судью будет еще сложнее, так как понятие «пребывание» в ч. 5 ст. 32 УПК РФ отсутствует.

Неясно также, по каким причинам законом не предусмотрена возможность уголовного преследования потерпевшим в частном порядке лица, не являющегося гражданином нашего государства. В литературе справедливо задается вопрос: кому тогда подсудны дела частного обвинения и заявления потерпевшего о совершении вне пределов Российской Федерации такого рода преступления лицом без гражданства и (или) иностранным гражданином6?

Отметим, что в законодательстве некоторых государств — членов СНГ вопросы подсудности уголовных дел о преступлениях, совершенных на территории других государств, урегулированы более удачно. Например, согласно ч. 3 ст. 47 УПК Республики Армения, дело о преступлении, совершенном на территории другого государства, подсудно суду, на судебной территории которого находится последнее место жительства обвиняемого, а если определить его не удалось, суду, на судебной территории которого было закончено досудебное производство по делу. Аналогичным образом определен вопрос подсудности таких уголовных дел в ч. 3 ст. 40 УПК Республики Молдова. Согласно ч. 3 ст. 314 УПК Республики Казахстан, если уголовное правонарушение совершено за пределами Республики Казахстан или место совершения уголовного правонарушения определить невозможно, или если уголовные правонарушения совершены в разных местах, дело рассматривается судом по месту окончания расследования.

В УПК РФ не имеется также указания на правила определения подсудности уголовных дел, совершенных на территории Российской Федерации, но вне территории ее субъектов. Общее указание на применение норм УПК РФ при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами Российской Федерации под флагом Российской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации (ч. 2 ст. 2 УПК РФ), представляется явно недостаточным.

Так, согласно ч. 1 ст. 67 Конституции РФ территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, а также воздушное пространство над ними7.

Как следует из ч. 2 ст. 67 Конституции РФ Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет свою юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права. Согласно уголовному закону Российской Федерации, его действие распространяется на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации (ч. 2 ст. 11 УК РФ). Уголовным законодательством регламентируется также действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, военном корабле или воздушном судне (ч. 3 ст. 11 УК РФ).

Не вдаваясь глубоко в вопрос полноты законодательного регулирования юрисдикции судов РФ на территорию, не входящую в состав субъектов РФ, отметим, что

6 См.: Рыжаков А. П. Комментарий к Федеральному закону от 21 октября 2013 года № 271-ФЗ «О внесении изменений в статьи 32 и 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

толкование ч. 1 и 2 ст. 20 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»8 позволяет сделать следующий вывод: Верховный Суд республики, краевой (областной) суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа распространяет свою компетенцию только на территорию соответствующего субъекта РФ. Об этом прямо говорится в федеральных законах о создании судов общей юрисдикции9. О том, что компетенция каждого суда распространяется на соответствующую административно-территориальную единицу (районного суда — на территорию района, областного суда — на территорию области и т. п.) пишется и в учебной литературе10. Мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ и осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков11.

Возникает парадоксальная ситуация, когда уголовное дело о преступлении, совершенном, например, на судне под флагом Российской Федерации в территориальном море, подлежит юрисдикции Российской Федерации, однако при существующих правилах определения подсудности не может быть рассмотрено ни одним из судов России. При буквальном следовании ст. 32 УПК РФ (иное толкование формулировки закона не предусматривается), «за бортом» правосудия могут остаться некоторые из рассматриваемых категорий уголовных дел.

По нашему мнению, существующая со времени действия УПК РСФСР практика направления таких уголовных дел в суд по месту окончания расследования или нахождения порта приписки судна обоснована. Это отвечает интересам процессуальной экономии и целям уголовного судопроизводства, не создает предпосылок для произвольного ограничения прав участников процесса. Однако полагаем, что такая практика требует легального закрепления.

Представляется, что в целях недопущения возможных противоречий при определении подсудности уголовных дел рассматриваемых категорий ст. 32 УПК РФ должна быть дополнена нормой о том, что если место совершения преступления определить невозможно, а также если преступление совершено во внутренних водах, территориальном море или воздушном пространстве Российской Федерации, иной территории, на которую распространяется юрисдикция Российской Федерации, либо вне пределов Российской Федерации, оно подсудно суду, в районе деятельности которого закончено предварительное расследование.

Наличие подобной нормы исключит субъективизм при решении вопроса о том, каким судом должно быть рассмотрено уголовное дело. В противном случае законность приговора, постановленного любым судом по таким делам, может быть поставлена под сомнение с последующей его отменой по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ (вынесение судом решения незаконным составом).

Не вполне удачной представляется также установленная законом регламентация определения подсудности уголовного дела, если преступления совершены в

8 Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. № 1. Ст. 1.

10 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник / отв. ред. П. А. Лу-пинская. М., 2006. С. 88.

разных местах. Согласно ч. 3 ст. 32 УПК РФ уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Путем формально-логического толкования закона невозможно определить, какому принципу определения подсудности законодатель предоставляет приоритет — большинство преступлений или их тяжесть. Неясно также, в какой суд должно быть направлено уголовное дело, если в двух (или более) районах или субъектах РФ совершено одинаковое количество преступлений одной тяжести. В этом случае рассмотрение уголовного дела любым из нескольких возможных судов будет считаться правомерным. Таким образом, в законе де-факто закреплена альтернативная подсудность по выбору прокурора. Именно он направляет уголовное дело в суд в соответствии с ч. 1 ст. 222 УПК РФ12.

В литературе предлагается определять территориальную подсудность уголовных дел в данном случае с учетом таких критериев, как полнота и объективность разрешения дела, место нахождения потерпевших и большинства свидетелей, обеспечение безопасности участников процесса и т. п.13

Представляется, что реализация такого предложения таит в себе опасность неправильного либо ошибочного использования оценочных критериев в ущерб интересам правосудия и только закрепляет возможность прокурора самостоятельно определить из нескольких возможных конкретный суд, в котором будет рассматриваться уголовное дело.

Для гражданского процесса подсудность по выбору истца является одним из традиционных институтов (ст. 29 ГПК РФ) и допускается по ограниченной категории гражданских дел. В отличие от установленного ст. 28 ГПК РФ общего правила предъявления иска по месту жительства или нахождения ответчика, право выбора суда предоставляется истцу в основном тогда, когда необходимо облегчить процесс доступа к правосудию слабейшей стороны процесса (возможность предъявления по месту жительства истца иска о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного увечьем, о защите прав потребителей и т. п.), либо необходимостью скорейшего рассмотрения гражданского дела (предъявление иска к ответчику, место жительства которого неизвестно, по месту нахождения его имущества, предъявление иска по месту исполнения договора и т. п.). Однако предоставление преимущества в выборе суда стороне обвинения, хотя бы и по относительно небольшой категории уголовных дел со множественностью преступлений, вряд ли можно назвать приемлемым. Наличие такого преимущества создает у стороны защиты предубеждение о неспособности суда, избранного прокурором из двух или нескольких возможных, беспристрастно рассмотреть данное дело.

В литературе высказывается точка зрения, что судья в данном случае вправе по аналогии закона (ч. 1 ст. 34 УПК РФ) направить уголовное дело другому суду «с учетом, например, места совершения наиболее тяжкого преступления, а не боль-

шинства преступлений, как это сделал прокурор, направляя дело в суд (или наоборот)»14.

Полагаем, что определение судом подсудности уголовного дела при произвольном использовании одного или другого критерия из предусмотренных ч. 3 ст. 32 УПК РФ (множественность преступлений либо их тяжесть) является также недопустимым. Обвиняемый до даты назначения судебного заседания не будет достоверно знать, каким судом будет рассмотрено его дело. Его мнение, в отличие от изменения территориальной подсудности в соответствии с ч. 1 ст. 35 УПК РФ, в данном случае не учитывается. У обвиняемого может создаться мнение об отсутствии беспристрастности суда, нежелании суда (судьи) рассматривать его дело и т. п.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Имеющиеся неясности и наличие усмотренческих начал в легальном правиле определения подсудности рассматриваемой категории уголовных дел должны быть устранены. Приоритет рассмотрения уголовного дела со множественностью преступлений должен быть предоставлен законом тому суду, юрисдикция которого распространяется на место совершения наиболее тяжкого преступления. Обоснованность такого приоритета очевидна, так как чем выше тяжесть инкриминируемого подсудимому деяния, тем суровее наказание может быть ему назначено по приговору суда. Если же в разных местах совершено одинаковое число преступлений одной тяжести, уголовное дело должно рассматриваться судом по месту окончания предварительного расследования.

По нашему мнению, предлагаемая регламентация вопроса определения подсудности уголовных дел со множественностью преступлений не только учитывает интересы участников процесса, но и создает условия для объективного и скорого рассмотрения уголовного дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом.

14 См.: Божьев В. П. Указ. соч. С. 117.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Чекулаев Д. П., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 1 (42). С. 221-224.

УДК 378

ПРОБЛЕМЫ ПОДСУДНОСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

THE PROBLEMS OF JURISDICTION OF CRIMINAL CASES ON TERRORIST CRIMES

А. Ф. АБДУЛВАЛИЕВ (A. F. ABDULVALIEV)

Рассматриваются вопросы, связанные с отнесением уголовных дел по преступлениям террористического характера по подсудности военным судам ввиду обеспечения безопасности рассмотрения уголовного дела и жизни участников уголовного судопроизводства. Также подняты проблемы, связанные с трудностью обеспечения и реализации прав некоторых участников уголовного судопроизводства по преступлениям террористического характера. Дополнительно исследован вопрос о неучастии некоторых окружных (флотских) военных судов Российской Федерации в рассмотрении уголовных дел по преступлениям террористического характера. Отдельно акцентируется внимание на возможности предоставления суду права по ходатайству сторон принимать решение об участии подсудимого в рассмотрении уголовного дела с использованием системы видеоконференц-связи.

Ключевые слова: уголовный процесс; суд; подсудность; видеоконференц-связь; терроризм.

Key words: criminal procedure; the court; jurisdiction; video conferencing; terrorism.

В мае 2014 г. законодателем были внесены существенные изменения и дополнения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, касающиеся усиления ответственности за преступления террористического характера, оформленные в виде Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» .

Как отмечается в Заключении Комитета Совета Федерации по обороне и безопасно -сти, «федеральный закон направлен на совершенствование правовых и организационных основ противодействия терроризму. Его принятие будет способствовать своевременному выявлению преступлений террористической направленности, применению адекватных мер ответственности к лицам, причастным к террористической деятельности,

расширению активации функциональных возможностей органов государственной власти в сфере противодействия терроризму».

Подобное рвение вполне объяснимо ввиду осложнившейся обстановки у государственной границы европейской части России и ещё неспокойной ситуации на Северном Кавказе. Примечательно, что за один раз законодатель вносит комплекс изменений в ряд законов, в том числе Федеральный закон «О противодействии терроризму». Хотя отдельно стоит отметить поправки, внесенные непосредственно в УПК РФ.

© Абдулвалиев А. Ф., 2015

А. Ф. Абдулвалиев

военным судам, точнее, Московскому окружному военному суду и Северо-Кавказскому окружному военному суду (г. Ростов-на-Дону). Причем законодатель «передал» подобные полномочия военным судам второго (высшего) судебного звена, а не гарнизонным военным судам.

Напомним, что ранее дела данной категории передавались на рассмотрение в окружные военные суды по ходатайству Гене -рального прокурора или его заместителя в Верховный Суд Российской Федерации, если существовала реальная угроза участникам судебного разбирательства, их родственникам и близким лицам . Этим и объясняется изменение направления развития института подсудности уголовного судопроизводства в сторону ужесточения процедуры рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции и обеспечения безопасности лицам, участвующим в судебном заседании.

Однако подобная новелла содержит ряд существенных противоречий и правовых аномалий, которые не должны остаться без внимания в научных и судебных кругах.

1. Возникает коллизия видов подсудности уголовного процесса. По своей правовой и процессуальной природе военные суды разных уровней «заточены» под персональную подсудность, т. е. рассматривают дела о преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы (ч. 5 и 6 ст. 32 УПК РФ). Внесенные поправки разрушили существовавший порядок института подсудности, отнеся теперь рассмотрение уголовных дел по преступлениям террористического характера в ведение военных судов, т. е. закрепив за ними родовую подсудность.

2. Сужение законодателем количества судов, уполномоченных рассматривать уголовные дела по преступлениям террористического характера, до двух сильно сократило (урезало) возможности использования территориальной подсудности, что, в свою очередь, ограничивает возможность другим окружным военным судам рассматривать подобные уголовные дела. Таким образом, без внимания остаются нормы ст. 33 и 34 УПК РФ, не позволяющие применить правила о рассмотрении уголовного дела по месту совершения преступления или по месту наи-

большего количества очевидцев, свидетелей и живых потерпевших на месте теракта.

3. Остается загадкой тот факт, что остальные окружные военные суды остались вне компетенции по рассмотрению уголовных дел террористического характера. Ведь существуют и другие окружные военные суды в Российской Федерации, которые также могли бы быть наделены полномочиями по рассмотрению уголовных дел террористического характера: 3-й Окружной военный суд (Московская область), Восточно-Сибирский окружной военный суд (Забайкальский край), Дальневосточный окружной военный суд (Хабаровский край), Западно-Сибирский окружной военный суд (Новосибирская область), Ленинградский окружной военный суд (г. Санкт-Петербург), Приволжский окружной военный суд (Самарская область), Уральский окружной военный суд (Свердловская область). К тому же имеются ещё Балтийский флотский военный суд (Калининградская область), Северный флотский военный суд (Мурманская область), Тихоокеанский флотский военный суд (Приморский край), которые в соответствии с ФКЗ «О военных судах» также относятся к военным судам второго звена, равно как и окружные военные суды. Не стоит забывать также о том, что преступления террористического характера могут быть совершены не только в Москве и на Северном Кавказе, есть и другие регионы, которые могут быть подвержены террористическим атакам. В связи с этим следует считать разумным и целесообразным другие окружные и флотские военные суды наделить полномочиями по рассмотрению уголовных дел террористического характера.

4. Кроме того, остается неучтенным географический фактор, обуславливающий некоторые особенности и нюансы рассмотрения судом уголовного дела. В Российской Федерации имеются регионы, не имеющие стабильной и постоянной связи с Большой землей (Якутия, Чукотка, Магаданская область, север Красноярского края). И если кто-либо совершит теракт в указанных регионах, то априори могут возникнуть трудности с организацией расследования и рассмотрения уголовного дела. Ещё сложнее будет с транспортировкой обвиняемого или обвиняемых либо с места преступления, либо к месту со-

Проблемы подсудности уголовных дел по преступлениям террористического характера

вершения преступления для проведения ряда следственных действий. Автомобильный или железнодорожный транспорт не везде может быть использован, а использование гражданской авиации для этапирования в подобных случаях является небезопасным, что подтверждается событиями прошлых лет . Можно предположить, что для подобных случаев возможно привлечение «родственного» для военных судов Министерства обороны РФ, чей авиапарк приспособлен для выполнения задач любой сложности.

5. Без внимания законодателя остался также социально-экономический фактор, определяющий расходную часть судебного процесса, который тоже влияет на процедуру рассмотрения уголовного дела. Не секрет, что присутствие некоторых участников процесса (особенно потерпевшего и свидетеля) в судебном заседании является затратным ввиду необходимости расходования собственных средств на частые поездки в суд, особенно если участники процесса живут на значительном расстоянии от места рассмотрения уголовного дела. Применительно к нашему случаю участникам уголовного судопроизводства станет ещё сложнее и затратнее добираться до Московского окружного военного суда и Северо-Кавказского окружного военного суда. И если свидетели и потерпевшие, оставаясь в своем городе или ином населенном пункте, могут быть допрошены с использованием системы видеоконференцсвязи в соответствии с ч. 4 ст. 240 УПК РФ, то как быть, например, с гражданским истцом и гражданским ответчиком, которые исходя из смысла данной статьи УПК РФ должны непосредственно принимать участие в рассмотрении уголовного дела без использования системы видеоконференц-связи? Пока данная новелла уголовно-процессуального законодательства не позволяет получить точный ответ на эти вопросы.

Стоит отдельно отметить, что в июле 2014 г., спустя всего пару месяцев, законодатель внес очередные дополнения в Уголовнопроцессуальный кодекс РФ, предложив суду рассматривать уголовные дела о преступлениях террористического характера без непосредственного участия подсудимого, но только с использованием системы видеоконференц-связи . Данное правило применимо

только в исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, но только по ходатайству любой из сторон. К сожалению, законодатель не предусмотрел возможность суда по собственной инициативе принимать решение об участии подсудимого в рассмотрении его уголовного дела с использованием системы видеоконференц-связи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В то же время законодатель, наконец-таки, разрешил суду оглашать только вводную и резолютивную части приговора, особенно по тем уголовным делам террористического характера, материалы которого составляют несколько сотен томов. Как отмечается в Пояснительной записке, данное нововведение «обусловлено, прежде всего, обеспечением безопасности судей, провозглашающих приговор, и исключением распространения через средства массовой информации сведений об организации и структуре преступных сообществ для совершения террористических актов и вооруженных мятежей» .

Таким образом, очевидно, что законодатель заинтересован в ужесточении и усилении борьбы с терроризмом и одновременно в обеспечении максимальной безопасности участникам уголовного судопроизводства. Однако внесенные поправки УПК РФ могут только усугубить ситуацию, если все вышеизложенные проблемы не будут устранены либо не будут найдены другие способы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства и качества правосудия по преступлениям террористического характера.

4. Так, 19 августа 1990 г. во время воздушного этапирования из СИЗО г. Нерюнгри в г. Якутск 11 осужденными был захвачен самолет ТУ-154, который впоследствии после ряда

А. Ф. Абдулвалиев

промежуточных посадок приземлился в аэропорту г. Карачи (Пакистан). Причиной угона послужил тот факт, что перевозка осужденных производилась вместе с пассажирами и на борту было всего три конвоира на всех преступников. См.: Русским террористам Колыма покажется раем // Коммерсантъ. -1998. — № 210. — 11 нояб. — С. 1.

5. О внесении изменений в статьи 241 и 293 Уголовно-процессуального кодекса Россий-

ской Федерации : Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 251-ФЗ // СЗ РФ. — 2014. -№ 30 (ч. I). — Ст. 4252.

6. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : Пояснительная записка к проекту Федерального закона РФ // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. — URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf (дата обращения: 05.08.2014).

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх