Казнь стеньки разина

Ростов-на-Дону, 29 марта 2018. DON24.RU. Сегодня, 29 марта, 389 лет со дня рождения царя Алексея Романова – сына первого царя династии Романовых и отца Петра I. Именно при этом правителе произошло восстание донского казака Стеньки Разина – человека, который впоследствии стал фольклорным героем.

Царь Алексей Романов родился 29 марта 1629 года. Править начал в 1645 году. Получил прозвище Тишайший, несмотря на то, что при нем случились раскол Православной церкви и бунты: Соляной, Медный, а также восстания донского казака Степана Разина в 1667–1770 и 1670–1671 годах. Последнее в дальнейшем стали называть Крестьянской войной. Как отмечал историк Михаил Кузахметов в эфире радио «Эхо Москвы», такое прозвище может быть связано с тем, что царь смотрел на все происходящее со стороны, созерцательно. При этом он не был тихим человеком – любил охоту, принимал активное участие в военных действиях, но одновременно с тем был дружелюбным. Умер царь 8 февраля 1676 года.

Как писал атаман Всевеликого войска Донского, политический деятель и публицист Петр Краснов в книге «Картины былого Тихого Дона», во время правления Алексея Романова, летом 1645 года, казаки разгромили крымских татар, за что Алексей Романов отправил похвальную грамоту и знамя войску Донскому. Он поручил воевать с крымскими и ногайскими татарами, а «с турецкими людьми под Азовом жить мирно».

«Это было уже не первое знамя, пожалованное государем Московским донским казакам. Знамя есть воинская святыня, под которой собираются верные долгу воины и с которой они идут в бой с врагом. Знамя должно напоминать воину, что он присягал служить честно и верно своему государю», – пишет Краснов.

Он также рассказывает о донском казаке Степане Разине.

«В 1667 году по Дону, на площадях и улицах, в самом Черкасском городке раздался давно забытый клич: «На Волгу-матушку рыбку ловить, на Черное море за ясырями, на Хвалынское за добычей! Атаманы-молодцы, послушайте!» То кричал статный и видный казак с русой окладистой бородой и длинными вьющимися вокруг лба кудрями – Черкасской станицы (по другой версии, он родился в станице Зимовейской-на-Дону. – Прим. ред.) казак Степан Разин», – пишет публицист.

Как отмечают исследователи, Разин решил восстать против феодально-крепостнических порядков в России в связи с тем, что самодержавие начало притеснять вольных казаков, в том числе его старшего брата Ивана убили за то, что тот пытался вместе с отрядом казаков уклониться от участия в войне с поляками. В основном Степана поддерживали наиболее бедные, недавно пришедшие на Дон крестьяне, ставшие казаками. Во время правления Алексея Тишайшего этот атаман ходил вместе с казаками на Волгу и Яик, по Каспийскому морю в Персию, затем снова на Волгу, брал Царицын, Астрахань, Саратов и Самару. Однако в 1671 году наиболее зажиточные и проживающие в низовьях Дона казаки стали все больше недолюбливать главу бунтовщиков, и в результате передали его на царский суд в Москву, где его казнили.

«Как ни велики были преступления Разина после того, как он пошел против царя и стал пьянствовать, но первая слава его как победителя персов, слава старинного донского охотничьего атамана и смелого начальника, оказалась выше этого. Дон простил его. Казаки, присудившие Разина к смертной казни, сложили о нем немало песен», – пишет Краснов.

Ранее мы рассказывали о роли Николая I и Александра II в истории донского края.

24 апреля 1671 года донские казаки взяли в плен руководителя одного из самых кровопролитных крестьянских восстаний в России

Семнадцатое столетие навсегда вошло в русскую историю как время тяжелых испытаний и кровопролитных войн, в том числе крестьянских. Одной из самых знаменитых и тяжелых среди них была крестьянская война Степана Разина. Начавшаяся как обыкновенный разбойничий поход, она вскоре переросла в открытое противостояние с боярами и воеводами: их Разин объявлял предателями и узурпаторами, а своих сторонников — свободными людьми без всяких ограничений в правах. Оттого и было столь велико разинское войско, оттого и поддерживали его практически везде, где появлялись разинцы. Но ровно до тех пор, пока они демонстрировали военные успехи. Когда же удача отвернулась от них, сохранившие верность царскому престолу донские казаки 24 апреля 1671 года в Кагальницком городке захватили Разина и выдали его московским воеводам.

Человек ниоткуда

Жизнь и смерть Степана Разина давно стали легендой, а во многом жизнь была ею с самого начала. Ни дата рождения, ни место рождения знаменитого донского атамана достоверно неизвестны. Год рождения Стеньки Разина — 1630-й — получен в результате вычислений, опирающихся на свидетельство нидерландского путешественника Яна Стрейса, по подсчетам которого в 1670 году атаману было 40 лет. А о том, где именно родился Разин, споры идут до сих пор. Однозначно можно утверждать только, что Степан Тимофеевич Разин появился на свет где-то на Дону, но конкретное место остается предметом разногласий историков. Одни поддерживают версию о том, что родился он в станице Зимовейской, другие – что в городке Черкасске, а народная молва называет и Кагальницкий городок, и Есаульский…


Портрет Степана Разина. Рисунок современника. Источник: https://cultural.bzi.ro

Такой же туман окутывает и историю Стеньки Разина до середины XVII века. Установить, где и когда он начал приобретать военный опыт, почему так быстро и так рано сумел завоевать серьезный авторитет у донских казаков, до сих пор не смог никто из исследователей биографии мятежного атамана. С уверенностью можно утверждать лишь одно: Степану Разину хватало мужества, сметливости и удачливости, чтобы добиться уважения у такой трудной аудитории, которой всегда были донские казаки. И маловероятно, чтобы все это смог обеспечить ему его старший брат Иван Разин: одного только правильного происхождения и братской поддержки Степану вряд ли хватило бы, чтобы заслужить серьезный авторитет, без которого ему никогда не удалось бы стать предводителем одного из самых больших и страшных крестьянских восстаний в русской истории.

Командир «голутвенных» казаков

Истокам и причинам восстания Степана Разина посвящено множество исследований, но большинство из них сходятся в том, что непосредственным поводом для недовольства московской властью стала смерть старшего брата Ивана. Он был казнен по приказу воеводы Юрия Долгорукова в 1665 году за то, что вместо продолжения царской службы казаки решили вернуться на Дон. Во многом стремление казаков уйти из Москвы было связано с тем, что как раз в это время Московское царство начало укреплять не только внешнюю, но и внутреннюю политику, что быстро привело к конфликтам с привыкшими к вольностям обитателями Дона.


«Степан Разин». Картина художника Василия Сурикова, 1906 г. Источник: https://muzei-mira.com

Никто и никогда не фиксировал никаких клятв, которые народное творчество приписывало потом Степану Разину: дескать, обещал атаман жестоко отомстить московским боярам и воеводам за смерть брата Ивана. Но то, что это событие наложило отпечаток и на личность Степана Тимофеевича, и на его отношение к представителям царской власти, несомненно. Не случайно тот же Ян Стрейс, оказавшийся волей судеб в караване, который стал одной из первых жертв разинского «похода за зипунами» в 1667 году, позднее писал, что Стенька во всеуслышание заявлял, мол, он «пришел бить только бояр да богатых господ, а с бедными и простыми готов, как брат, поделиться».

Было ли это заявление чистосердечным или то был точный расчет – сегодня уже не установить. Но лозунги известного атамана, должно быть, быстро привлекли на его сторону множество «голутвенных» казаков. Так называли тех обитателей Дона, кто недавно появился в этой «казацкой республике» и не успел, да и не слишком стремился осесть и обзавестись серьезным хозяйством, как «старые» казаки, и не хотел так же, как они, поставить свои воинские умения на службу московскому царю. Напротив, многие из «голутвенных» видели если не в самом царе, то в его приближенных главную причину всех своих неурядиц: многие были беглыми крестьянами из Центральной России. И потому совершенно не горели желанием вновь прирастать к земле или идти на московскую службу, а видели свое будущее в вольной казацкой жизни, под которой чаще всего понимали обыкновенный разбой, что, впрочем, было вполне легальным видом казацких занятий того времени.


«Степан Разин в Саратове». Картина художника Сергея Бузулукова. Источник: https://infourok.ru

Верные и не очень

Особенно большое число таких «голутвенных», а то и вовсе вчерашних холопов, появилось на Дону в 1666 году после того, как закончился неудачей поход на Москву донского атамана Василия Уса. Заявлявшие о намерении идти на службу московскому царю казаки по пути занялись разбоем, а когда против них двинулось регулярное стрелецкое войско, ушли обратно на Дон, уведя с собой многих крестьян и холопов. Именно они и составили существенную часть ватаги Стеньки Разина, когда тот в 1667 году отправился в свой знаменитый «поход за зипунами». Это мероприятие начиналось точно так же, как и большинство подобных казацких походов той эпохи, — как грабеж купцов, путешествовавших по Волге и Каспию. Но поскольку очень быстро разинцы фактически перерезали волжский путь, а потом доставили массу неприятностей Персии, это вызвало большой переполох в Москве. А после взятия Яицкого городка и морских сражений на Каспии превратился в пролог к восстанию.

Кстати, сам Василий Ус, понимая, что соперничать с авторитетом Разина ему не с руки, пошел на то, чтобы стать одним из ближних сподвижников: это открывало перед ним перспективы еще более заманчивые, чем во время неудавшегося похода на Москву. И Разин оценил эту преданность и эту предусмотрительность несмотря на то, что еще совсем недавно, уступая уговорам «старых» казаков, Ус и его «голутвенные» даже входили в войско белгородского воеводы, отправленного воевать с разинцами. Но в 1670 году атаман Ус со своими казаками присоединился к Разину и быстро стал одним из ближайших его помощников, командуя конными казаками. В благодарность вскоре, когда разинцы начали уже самую настоящую войну с Москвой и в качестве одного из первых шагов захватили Астрахань, именно Ус стал управителем города.


«Привоз в Москву Степана и Фрола Разиных». Рисунок англичанина Томаса Хебдона, представителя британской Русской компании.

Похожими были судьбы и многих других разинских сподвижников – Федора Шелудяка, Тимофея Мещерякова, Михаила Харитонова или бывшей казачки и монашки Алены Арзамасской. Метавшиеся между казачеством и центральной властью, понимавшие, что настоящего успеха разинское восстание «против бояр и воевод, предавших царя» вряд ли достигнет, они не стали настоящей опорой для Разина. Во многом именно этим объясняется неудача, которая постигла затею Стеньки Разина «идти на Москву»: распылив свои силы в надежде на то, что сподвижники сумеют распространить восстание как можно шире, он вынужден был принять сражение с гораздо более организованной и подготовленной царской армией под Симбирском — и проиграл его.

Дон важнее Разина

Получившего тяжелое ранение во время этой битвы Степана Разина в сопровождении верного казачьего конвоя отправили на Дон, в Кагальницкий городок, считавшийся одним из оплотов восставших. Но слепая вера в то, что на Дону все казаки заодно и «с Дона выдачи нет», проиграла точному политическому расчету. «Домовитые», то есть старые казаки хорошо понимали, что поджоги и грабежи, казни и пытки, которыми отмечали свой путь по России разинцы, безнаказанными не останутся и что в конечном счете войну ресурсов области Войска Донского у Москвы не выиграть. В этих условиях спасти себя и Дон от поголовной расправы они могли только одним способом — выдачей мятежного атамана. И решились пойти на это, понимая, чем и ради чего рискуют.


«Степан Разин». Картина художника Сергея Кириллова. Источник: http://www.kirillovgallery.ru

Правда, для этого казакам пришлось взять штурмом Кагальницкий городок. Командовал этой операцией давний и последовательный противник Разина — войсковой атаман Корней Яковлев, сохранивший безусловную верность Москве и царскому престолу. Примечательно, кстати, что именно Яковлев считается крестным отцом Разина. Это, однако, не помешало ему ради сохранения донского казачества как такового 24 апреля (по н. ст.) 1671 года после пленения выдать своего крестника царским воеводам.

Степана Разина вместе с братом Фролом под казачьим конвоем доставили в Москву только 12 июня. Следствие по делу о его преступлениях было недолгим: во-первых, все было очевидно, а во-вторых, как свидетельствовали современники, несмотря на жестокие пытки, Разин хранил молчание. Так ни в чем и не сознавшегося Степана Тимофеевича вместе с братом казнили на Красной площади 16 (по н. ст.) июня 1671 года.


Немецкая гравюра XVII века «Настоящий портрет главного мятежника Стеньки Разина в Московии».

После казни Разина разожженное им восстание понемногу пошло на убыль, хотя некоторые историки считают, что последние очаги сопротивления удалось ликвидировать только в 1680-х годах. Счет казненным участникам разинского восстания шел на тысячи, а усеявшие Поволжье и Дон виселицы, плахи и колы вводили в ужас всех, кому довелось видеть это зрелище. До следующей крестьянской войны – под руководством Емельяна Пугачева, которая превзошла разинское восстание по своей жестокости и кровопролитности, оставался еще почти век…

Обложка: «Они несут Разина!». Этюд к картине «Степан Разин» художника Сергея Кириллова. Источник: http://www.kirillovgallery.ru

Семенит ярыжка-плут… Стеньку Разина везут!! В струпьях все, едва живые старцы с вервием на вые, что-то шамкая, ползут… Стеньку Разина везут! И срамные девки тоже, под хмельком вскочив с рогожи, огурцом намазав рожи, шпарят рысью — в ляжках зуд… Стеньку Разина везут! И под визг стрелецких жен, под плевки со всех сторон на расхристанной телеге плыл в рубахе белой он. Он молчал, не утирался, весь оплеванный толпой, только горько усмехался, усмехался над собой: «Стенька, Стенька, ты как ветка, потерявшая листву. Как в Москву хотел ты въехать! Вот и въехал ты в Москву… Ладно, плюйте, плюйте, плюйте — все же радость задарма. Вы всегда плюете, люди, в тех, кто хочет вам добра. А добра мне так хотелось на персидских берегах и тогда, когда летелось вдоль по Волге на стругах! Что я ведал? Чьи-то очи, саблю, парус да седло… Я был в грамоте не очень… Может, это подвело? Дьяк мне бил с оттяжкой в зубы, приговаривал, ретив: «Супротив народа вздумал! Будешь знать, как супротив!» Я держался, глаз не прятал. Кровью харкал я в ответ: «Супротив боярства — правда. Супротив народа — нет». От себя не отрекаюсь, выбрав сам себе удел. Перед вами, люди, каюсь, но не в том, что дьяк хотел. Голова моя повинна. Вижу, сам себя казня: я был против — половинно, надо было — до конца. Нет, не тем я, люди, грешен, что бояр на башнях вешал. Грешен я в глазах моих тем, что мало вешал их. Грешен тем, что в мире злобства был я добрый остолоп. Грешен тем, что, враг холопства, сам я малость был холоп. Грешен тем, что драться думал за хорошего царя. Нет царей хороших, дурень… Стенька, гибнешь ты зазря!» Над Москвой колокола гудут. К месту Лобному Стеньку ведут. Перед Стенькой, на ветру полоща, бьется кожаный передник палача, а в руках у палача над толпой голубой топор, как Волга, голубой. И плывут, серебрясь, по топору струги, струги, будто чайки поутру… И сквозь рыла, ряшки, хари целовальников, менял, словно блики среди хмари, Стенька ЛИЦА увидал. Были в ЛИЦАХ даль и высь, а в глазах, угрюмо-вольных, словно в малых тайных Волгах, струги Стенькины неслись. Стоит все терпеть бесслезно, быть на дыбе, колесе, если рано или поздно прорастают ЛИЦА грозно у безликих на лице… И спокойно (не зазря он, видно, жил) Стенька голову на плаху положил, подбородок в край изрубленный упер и затылком приказал: «Давай, топор…» Покатилась голова, в крови горя, прохрипела голова: «Не зазря…» И уже по топору не струги — струйки, струйки… Что, народ, стоишь, не празднуя? Шапки в небо — и пляши! Но застыла площадь Красная, чуть колыша бердыши. Стихли даже скоморохи. Среди мертвой тишины перескакивали блохи с армяков на шушуны. Площадь что-то поняла, площадь шапки сняла, и ударили три раза, клокоча, колокола. А от крови и чуба тяжела, голова еще ворочалась, жила. С места Лобного подмоклого туда, где голытьба, взгляды письмами подметными швыряла голова… Суетясь, дрожащий попик подлетел, веки Стенькины закрыть он хотел. Но, напружившись, по-зверьи страшны, оттолкнули его руку зрачки. На царе от этих чертовых глаз зябко шапка Мономаха затряслась, и, жестоко, не скрывая торжества, над царем захохотала голова!..

Мы постоянно находимся в окружении токсических веществ — выхлопные г…азы в воздухе, консерванты и красители в пище, хлор и другие примеси в воде. Это сильнейшая нагрузка на все органы, отвечающие за дезинтоксикацию и защиту (в первую очередь — на печень). Врачи давно признали необходимость помогать организму в избавлении от шлаков. 🌺Чистка печени расторопшей — «народный» рецепт, который широко применяется традиционной медициной. 🌺Расторопша — это сорняк, колючка, которая растет буквально под ногами во многих странах с жарким климатом. Содержит уникальные вещества. Они используются для изготовления многих гепатопротекторов. 🌺Для чистки печени используют всё растение (семена, корни, листья). Наибольшую популярность получили семена расторопши (как целые, так и перемолотые в кофемолке). 🌺Шротом расторопши заправляют многие блюда: салаты, соки, бутерброды, добавляют в выпечку (но уже в готовую, шрот не стоит нагревать). Можно сделать коктейль: шрот замачиваем на ночь, затем добавляем любые ягоды и фрукты и взбиваем блендером. Такой напиток пьем не более 100 мл в день. ✒Как использовать✏ 📌Принимать шрот расторопши можно как лекарство: 1 ч. л. три раза в день за 30 минут до еды. Курс — 40 дней, через две недели его можно повторить. Профилактическая доза составляет 1 ч. л. утром натощак один раз в день. Будьте здоровы! #ПравильноеПитание #ЧисткаПечени #Здоровье See more

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх