Когда можно обрезать тополь?

В Красноярске стартовал сезон обрезки деревьев. Каждый год красноярцы массово жалуются на варварски спиленные чуть ли не под корень деревья, оставленные под ними ветки и недобросовестных подрядчиков. «Проспект Мира» поговорил с руководителем компании по ландшафтному дизайну «Зеленые кварталы» Андреем Садовским о том, как правильно обрезать деревья, почему от тополей до сих пор оставляют пеньки и кто такие «серые пильщики».

Зачем это делают

Конечно, когда деревья режут прямо «под пень» высотой примерно четыре метра, — это неправильно. Это такой старый метод обрезки. Раньше ведь было как? Стоит, например, тополь, который до этого никогда не обрезали, он вымахал высотой с шестиэтажку. И многие думали: а как его обрежешь, если не «под столбик»? А дальше он уж там как-нибудь нарастет. Многие так деревья и обрезали, и обрезают по сей день.

И мы, и другие специализированные обрезчики сейчас обрабатываем деревья по-другому: зачищаем ствол от боковых ветвей дерева и оставляем так называемый центральный проводник (ствол). Потому что у тополя ломается, как правило, не макушка, а именно боковые ветви — они наиболее хрупкие. А если тополь оставить без центрального ствола, то он уже не сможет расти вверх, а будет разрастаться вширь, обрастая этими боковыми ветвями.

Почему тогда многие деревья до сих пор пилятся «под пень»? Секрет в том, что большинство управляющих компаний, которые заказывают обрезку деревьев во дворах жилых домов, работают по сметам, и деньги платятся за объем спиленной древесины, то есть за кубометр спиленных деревьев. Чем больше подрядчик обрежет, тем больше получит.

Кроме того, есть недобросовестные предприниматели, которым тополя вывеску загораживают. Они и говорят подрядчикам: «Обрезайте как можно короче». И некоторые в погоне за длинным рублем будут обрезать.

Или, например, у человека бизнес, и рядом с парковкой возле офиса растет много тополей. Большинству предпринимателей в такой ситуации просто психологически захочется деревья под пень обрезать, чтобы в случае чего они на машины не падали. Короче дерево — меньше проблем, такая, к сожалению, у людей психология.

Наконец, спилить дерево — это просто. Обрезать тополь профессионально, оставив на нем необходимую массу веток, придав эстетический вид, сделав диагностику, правильно замазав срез — всё это требует времени и ресурсов. На качественную работу времени уходит в два-три раза больше, чем просто махнуть пилой на автовышке, свалить дерево и дальше поехать. Поэтому многие не заморачиваются.

Фото: tvk6.ru

У нас в стране лет 50 назад в городах эти тополя массово садили. Получается, они все выросли одновременно и лет 15-20 назад начали очень сильно «пылить» пухом — вспомните, как он у нас в городе тогда повсюду летал. Я думаю, в определенный момент, чтобы этого пуха не было, тополя решили серьезно покромсать. Со временем эти «пеньки» обрастали листвой и приобрели их нынешний вид — думаю, такую картину можно во многих городах России наблюдать.

А садили так много тополей, потому что это очень подходящее для жизни в городе дерево. Они очень быстро растут, дают много зеленой массы, а значит, и кислорода. Кроме того, тополь очень дымо- и газоустойчив и хорошо выживает в городской среде.

Хвойные породы, в отличие от тополей, сейчас достаточно плохо в Красноярске себя чувствуют. Вот недавно голубые ели напротив здания правительства пожелтели. Из-за чего — непонятно: то ли это какой-то грибок, заболевание, то ли их обожгло ранним солнцем, то ли был выброс какой-то.

Насколько я знаю, хвоя желтеет не только в городе, но и за ним. У нас в Минино есть небольшой питомник — и там тоже ели стоят пожелтевшие. Пострадали притом в основном сортовые ели: голубые, сизые. Наша сибирская ель пострадала меньше всего, она в основном зеленая. Управление зеленого строительства сейчас вроде выясняет, что именно произошло.

Обрезка тополей в Омске. Фото: pikabu.ru

Кто это делает

Большую часть деревьев в городе обрезает муниципальное Управление зеленого строительства — думаю, процентов 80. Чаще всего, кстати, когда люди видят пенек вместо дерева, то возмущаются именно в адрес УЗС: «Вот наши муниципалы опять неправильно деревья обрезали». Но как раз УЗС работает действительно профессионально и режет красиво, «под шарик», правильно формирует ветки.

Остальные 20% — это районные и частные компании. Фирм, которые обрезают деревья, в Красноярске сотни, и далеко не для всех это основной вид деятельности. Это могут быть компании, которые занимаются благоустройством, кладут брусчатку, делают бордюры. Но в мертвый сезон, когда заказов нет, они становятся озеленителями и обрезчиками.

На аукционы по обрезке, в которых мы в прошлом году участвовали, например, заявлялись непонятные фирмы вроде «Строймонтажэнерго-Красноярск» или «Красдормосинжиниринг» (я утрирую) — то есть уже по одному названию явно далекие от озеленения. Ни один из торгов мы, кстати, не выиграли – потому что конкуренты там цену роняли до 50% от начальной. Думаю, главная задача у них — выиграть аукцион, а дальше либо отдать подряд на аутсорсинг, либо сделать самим, как масть ляжет.

Я такие компании называю «серыми пильщиками», большинство пеньков оставляют именно они.

Вообще, одна из основных проблем с обрезкой деревьев — что эта деятельность не сертифицируется. То есть в принципе любой, кто умеет держать бензопилу и не боится работать на автовышке, может возомнить себя обрезчиком деревьев и будет резать их, как считает нужным.

У нас в городе в 2013 году, как раз после возмущений, приняли методические рекомендации для обрезки. Профессиональные озеленители и обрезчики, конечно, им следуют, но проблема в том, что это не закон, а только рекомендации. Так что какие-нибудь «серые пильщики» на них могут и забить.

Андрей Садовский

Как надо делать

Существуют три вида обрезки деревьев: формовочная — для придания формы кроне дерева или кустарника; омолаживающая, когда убирают всю крону, чтобы выросли новые ветви; санитарная (аварийная), когда обрезают обломанные, больные и сухие ветки.

Санитарную можно проводить круглый год, а омолаживающую и формовочную — только когда в дереве нет сокодвижения, то есть в холодное время года. Сезон обрезки длится с конца октября — начала ноября и до середины апреля.

По-хорошему, подрезкой нужно заниматься каждый год, потому что крона дерева формируется несколько лет. Ее раз обрезали, она нарастает, через год подрезали еще и еще. В результате через три года такое дерево будет выглядеть очень красиво. Правильно обрезанное дерево даже зимой, когда на нем только голые ветки, будет иметь эстетический вид — но для этого формировать нужно регулярно.

Спиленные ветки нужно утилизировать и отвезти на свалку. Это стоит денег, поэтому нерадивые подрядчики, чтобы сэкономить, могут выехать в поле, вывалить эти ветки в какой-нибудь овраг или просто оставить их под деревьями. А самые хозяйственные могут себе на дачу в печку забрать.

Все срезы на дереве после того, как ветки спилили, нужно обязательно обработать — замазать правильными растворами или специальными масляными красками. Это делается для того, чтобы в дереве не завелись паразиты, не вырос грибок, чтобы дерево попросту не начало медленно погибать. Не бывает ведь так, что взрослое дерево раз — и упало замертво. Оно погибает постепенно, год-два-три.

Я считаю, что нужно делать комплексный подход: не просто обрезать ветви, но и проводить диагностику всего дерева, особенно если оно старое. Это позволит понять, какие из старых или больных деревьев нужно удалять, а какие можно оставить. Очень часто ломаются ведь именно возрастные тополя: где-то начинают подгнивать, портиться, и ломает их очень сильно, они могут представлять опасность для прохожих.

Поэтому по-хорошему многие тополя в Красноярске, которым уже под 50 лет, нужно удалять и садить на их месте новые деревья. Но понятно, что на это нужно определенное финансирование и политическая воля. Конечно, у такого решения будет куча противников.

Фото здесь и на обложке: gornovosti.ru

Сколько стоит

По городу средняя цена за комплексную обрезку будет в районе 5-6 тысяч рублей за дерево, у нас в компании стоимость начинается от 3 тысяч, в зависимости от объема. Бывает, нам звонят бабушки или другие далекие от обрезок люди, говорят: «Нужно обрезать дерево. Сколько это стоит?» Сильно удивляются, когда узнают расценки. «А что так дорого? — спрашивают. — Там же рублей на 500 работы — приехал, пилой махнул и всё».

Но при этом в соцсетях все возмущаются и поднимают скандал, когда видят неправильно обрезанные деревья. Кричат, что нужно резать правильно, но когда выясняется, что это стоит дороже, то об этом забывают. Такое вот у людей сознание. Но ведь озеленение и обрезка — это тоже услуга, тоже товар, и нужно понимать, что профессиональный подход стоит дороже.

Притом качественная обрезка может даже не всегда устроить людей внешне. Бывает, говорят: «А что вы так мало обрезали, почему дерево еще с ветками стоит?» У некоторых есть стереотип, что обрезать дерево — это значит обчехлыжить его под самый пень.

И, несмотря на это, все считают себя озеленителями, думают, что они разбираются в теме. Сейчас вот есть призывы выходить и самим сажать деревья в городе, особенно депутаты наши в этом преуспели: «Давайте сами садить деревья, городу нужны деревья», «Я десять посажу!», «А я двадцать!» Но я видел, как это делается: человек дерево выкопал где-нибудь в лесу, воткнул его в городе — всё, оно типа растет. А деревья потом все стоят кривые-косые, засыхают, никто за ними не ухаживает.

Люди думают, что благое дело делают, но в итоге всё как попало понатыкано — здесь елка, там береза. Главное, чтобы зеленая масса была, а никто не думает, как это будет выглядеть через пять, десять лет, погибнет дерево вообще или не погибнет.

Вот так обычно выглядят деревья после «омолаживающей обрезки»:

Или вот так:

Или еще вот так:

Скажите честно, вам нравится? Это красиво?

Что происходит потом? Посмотрите:

Весной и летом в лучшем случае из обрубков стволов начинают расти длинные побеги с огромными листьями. Как вы думаете, почему они такие большие?

Вот тут деревья обрезали не так сильно, и листья выросли не такие большие:

Когда листья опадают, деревья приобретают вот такой вид:

Через два-три года побеги еще сильнее подрастают и начинают конкурировать друг с другом за место под солнцем:

Еще один «красивый вид»:

И опять, осенью мы видим такие вот уродливые метелки:

Присмотритесь: на следующем фото кроме футбольного мяча, случайно попавшего на срез, можно увидеть гриб, как вы думаете, почему он там вырос? И еще вопрос: как вам кажется, выросшие побеги хорошо прикреплены к стволу? Надежно?

Давайте разберемся вместе! Правомерна ли такая обрезка? Следуя букве закона — да. Правда, последняя редакция правил по уходу за зелеными насаждениями в городе Москва предписывает проводить ее в более «щадящем» режиме, срезая не более чем одну треть длины скелетных ветвей. Но чаще все-таки режут именно как на этих фото. Принципиально, однако, большой разницы нет, срезаем мы по правилам, или «чуть больше». Последствия примерно одинаковые.

Ниже на схеме показано, как следует делать такую обрезку по мнению авторов «Справочника по озеленению населенных мест» 1963 года издания:

Вот еще одно руководство, взятое из свободных источников в интернет, как видите, принципиально ничего не изменилось с середины XX века:

Стояла ли на месте наука все это время? Конечно нет!

И теперь давайте посмотрим на результат такой обрезки через пять-десять лет:

Посмотрите: на местах срезов осталось по два-три новых ствола. Куда делись остальные?

А почему в основании этих стволов торчат загнившие пеньки и зияют дупла? Почему гниль так сильно прогрессировала?

А теперь вопрос: вы бы оставили свою машину под такими деревьями? Вы бы спокойно отдали своего ребенка в тот детский сад, который находится за этим забором?

Давайте немного приблизим места срезов:

Как видите, эти стволы держатся, мягко выражаясь, на честном слове. Облом таких стволов может произойти в любой момент.

Прикиньте остаточную толщину незагнивших стенок ствола, за которые держатся эти новые стволы:

А вот таким будет итог жизни бедного тополя, если, конечно, нам с вами повезет, и он достоит до такого состояния, никого не убив. Возможно, ваш ребенок тоже сейчас гуляет рядом с похожим деревом в детском саду…

Разбираемся дальше: является ли такая обрезка омолаживающей? Строго говоря, да. У дерева самые молодые в генетическом отношении ткани расположены ближе к месту сочленения корней со стволом (т.н. «корневая шейка»). Когда мы обрезаем корни или стволы, то пробуждаются спящие почки, заложенные еще когда дерево было молодым, и новая поросль вправду получается генетически моложе старой кроны. Но нам что с того? Ничего! Абсолютно ничего полезного!

А как дереву от этого? Дереву от этого только хуже! Вы уже убедились в этом своими глазами, а сейчас вы поймете, почему:

Дерево получает питание из листьев. Ствол, ветви, корни — все они питаются за счет листьев. Листья находятся на ветвях в кроне. При обрезке всех ветвей дерево лишается питания. Питательные вещества запасаются в стволах и ветвях. При обрезке всех ветвей и части стволов дерево лишается запасов питательных веществ. Еще при такой обрезке получаются очень большие интернодальные срезы, поверхность которых почти никогда не зарастает, но всегда загнивает. Замазывание таких срезов герметичными замазками приводит к усилению гниения. Когда срез загнивает, то живой и крепкой остается в лучшем случае лишь та часть древесины, которая нарастает после проведения обрезки, то есть толщина здоровой древесины составляет считанные миллиметры и нарастает крайне медленно.

От голода дерево вынуждено быстро выращивать из спящих почек множество водяных побегов, на которых часто растут огромные листья — это один из признаков сильного голодания. Эти побеги прорывают кору и растут прямо поверх нее. Поэтому место прикрепления такого побега к стволу очень слабое и напоминает присоску. Практически, новый побег и ствол не являются единым целым.

В процессе обрастания побегами ствол продолжает прогнивать все сильнее, побеги утолщаются и начинают давить друг на друга, что вызывает отламывание большей части из них. Те же побеги, которые в результате вырастают в новые два-три ствола, становятся все тяжелее, основание их прогнивает все сильнее, ствол в зоне их крепления становится пустым, толщина здоровых стенок уменьшается. И в конечно итоге эти несколько стволов могут утолщиться настолько, что начинают давить друг на друга и расщепляться.

Далее происходящее напоминает лотерею: что произойдет раньше? Сначала отломятся и упадут на кого-либо эти утяжелившиеся стволы или дерево засохнет от болезней и будет срублено по предписанию? Как повезет… Если все так плохо, то почему такие мероприятия продолжают проводить в наших городах?

Вернемся к «Справочнику по озеленению населенных мест» 1963 года издания:

В пятидесятые-семидесятые годы, когда были посажены те самые тополя, в Москве и в других городах происходил строительный бум. Много жилых домов, микрорайонов и целых городов тогда строили заново. Необходимо было быстро создать не только дома, школы, детские сады, но и аллеи, скверы, парки, просто озеленить улицы. Тогда в Советском Союзе была сильная школа селекции тополей, возглавляемая А.С. Яблоковым. Эти деревья отличались повышенной скоростью роста, устойчивостью к болезням и декоративностью. Как пишут в «Справочнике», планировалось сажать тополя и другие породы (липа, клен, каштан) поочередно, используя уменьшенный шаг посадки, с таким расчетом, чтобы примерно через 20-40 лет, когда другие, растущие более медленно, породы деревьев станут достаточно взрослыми и большими, вырубить переросшие к тому времени тополя, оставив более «благородные» деревья с нормальным шагом посадки. Так называемая «омолаживающая обрезка», которая, кстати, в «Справочнике» так еще не называлась, была призвана уменьшить затенение других пород, растущих в ряду с тополями, а также уменьшить образование плодов — «тополиного пуха». Изначально тополя рассматривались как временная мера по ускоренному озеленению пустых пространств. И со своей задачей деревья справились. Но с тех пор многое изменилось, даже сама страна СССР перестала существовать. Естественно, нарушилась преемственность кадров и технологий. Тополя остались на местах, мало кто занимался этим вопросом, особенно в девяностые годы, когда хватало других, более важных проблем. Деревья переросли, затенили растущие между ними или рядом с ними липы, клены и каштаны. На «свободных» местах самосевом выросли американские клен ясенелистный и ясень пенсильванский, начали тянуться к свету.

Сейчас же мы имеем огромные перестойные деревья, которые по нормам того же «Справочника» должны были быть срублены в сорокалетнем возрасте, поскольку срок эксплуатации деревьев в городе должен быть уменьшен из-за неблагоприятных условий произрастания. Эти деревья в большинстве своем уже поражены гнилевыми болезнями. Сильная обрезка многократно ускоряет гниение, которое уже было в стволе, и образует новые гнили на местах срезов. А между ними растут чахлые и кривые липы, клены и другие деревья, которым просто не хватает места и света.

В итоге переросшие деревья, которые уже были опасны, после такой обрезки через пять-десять лет становятся еще более опасными и аварийными. «Тополиный пух» снова начинает образовываться, повышая пожароопасность. Искривленные же клены ясенелистные регулярно падают во все стороны.

Поскольку в городах никто не разрешает рубить живые деревья просто из-за того, что срок их эксплуатации закончился, остается лишь такая сомнительная и временная мера — «омолаживающая обрезка тополей». По сути своей это просто рубка, растянутая во времени, поскольку дерево в конечном итоге потом все равно ускоренно умирает, либо ломается. А тем временем окружающие тополя другие породы деревьев тоже растут и лучше от такого соседства не становятся.

Что же нужно срочно сделать для улучшения ситуации?

Необходимо узаконить и зарегламентировать саму процедуру вырубки деревьев по причине окончания срока эксплуатации с последующей грамотной реконструкцией насаждений. В некоторых случаях деревья просто нужно заменить на новые, в некоторых — просто оставить деревья, растущие рядом, если места для замены недостаточно и посадки итак были загущены.

Необходимо узаконить и зарегламентировать также и частичную вырубку загущенных насаждений, чтобы оставшиеся деревья не клонились к свету и не угнетались.

Но пока нам остается ограничиваться полумерами — постепенной рубкой, растянутой во времени, называемой по недоразумению «омолаживающей обрезкой тополей».

Главное помните, если рядом с вами есть тополя, то недавно обрезанные так деревья временно относительно безопасны. Совсем необрезанные — опасны, если толстые ветки растут почти под прямым углом к стволу, если стволов больше одного, если есть много сухих толстых ветвей в кроне или если есть дупла или грибы на стволах. Но если тополя были обрезаны давно и новые побеги уже стали стволами — тогда рядом с такими деревья лучше не стоять, особенно, если дует сильный ветер, в грозу, во время мокрого снега или во время гололеда.

Можно ли и нужно ли сажать тополя снова?

Конечно можно, есть очень много современных и не очень сортов тополей, которые могут быть использованы в наших городах, и которые являются стерильными либо мужскими культиварами, т.е. они не образуют «тополиного пуха». Например, очень хорошо зарекомендовал себя на улицах Москвы тополь берлинский.

На заключительном фото вы можете видеть другой тип обрезки, который характерен для Европы, и который, наоборот, продлевает жизнь дереву, постоянно сдерживая его в росте на одном уровне:

Такой тип обрезки называется поллардинг. Единственный минус такой обрезки — это необходимость проводить ее в большом объеме каждый год в сжатые сроки с октября по март силами квалифицированных специалистов.

Чтобы не нанести вред деревьям на земельном участке, доверьте эту процедуру профессионалам. Безопасная обрезка деревьев по выгодным ценам проводится компанией НОБИЛИ много лет и вы можете сделать заказ по телефону в удобное время.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх