Косвенная связь

Обеспечительные меры являются важным процессуальным инструментом для восстановления и защиты нарушенных прав участника судебного процесса. Обеспечительные меры принимаются с целью пресечь нарушение прав заявителя и гарантировать исполнение судебного акта в будущем. Между тем далеко не все судебные дела, в рамках которых приняты обеспечительные меры, заканчиваются удовлетворением требований лица, заявившего об их принятии. В таком случае процессуальный закон (в статье речь пойдет исключительно об арбитражном процессе и соответствующем регулировании, предусмотренном АПК РФ) предусматривает возможность взыскания убытков или компенсации. Подробнее — в материале.

Как следует из ст. 91 АПК РФ, обеспечительными мерами могут быть:

  • наложение ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

  • запрещение ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора;

  • возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества;

  • передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу;

  • приостановление взыскания по оспариваемому истцом исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке;

  • приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста;

  • иные.

В соответствии со ст. 98 АПК РФ ответчик и другие лица, чьи права были нарушены обеспечением иска, имеют право на взыскание убытков или выплаты компенсации от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры. Аналогичным образом разрешается вопрос с убытками в связи с предварительными обеспечительными мерами в случае неподачи иска в установленном законом порядке либо отказа в иске.

Взыскание убытков

Как указано в ст. 98 АПК РФ, убытки взыскиваются в порядке и размере, которые предусмотрены гражданским законодательством. Следовательно, в данном случае применимы нормы ст. 15 ГК РФ. То есть лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно ст. 15 ГК РФ под убытками подразумеваются реальный ущерб и упущенная выгода. Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества. Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — Постановление № 7).

Таким образом, лицо, пострадавшее от введения обеспечительных мер по иску, который впоследствии не подтвердился, имеет право взыскать как реально понесенные расходы, так и неполученные доходы.

Примеры из практики

В одном деле суд удовлетворил требования о взыскании реального ущерба в виде компенсации в размере около 105 000 руб. понесенных расходов на публикации в газетах о проведении и отмене торгов, так как в ходе оспаривания сделки должника-банкрота были приняты обеспечительные меры в виде запрета реализации спорных акций на торгах. Однако по результатам рассмотрения дела в удовлетворении требований было отказано, обеспечительные меры были отменены. В конечном счете иск о взыскании убытков был удовлетворен.

Постановление АС Северо-Западного округа от 27.08.2018 № Ф07-9319/2018 по делу № А66-11673/2017

В качестве примера взыскания упущенной выгоды можно привести другой спор. Суды взыскали упущенную выгоду в сумме 492 000 руб., возникшую в связи с отсутствием возможности у истца исполнять контракт и получить доход: после отмены обеспечительных мер исполнить контракт было невозможно, так как истек его срок. Такие убытки были вызваны мерами в виде запрета на исполнение государственного контракта. В итоге истец по исковому заявлению, в рамках которого были приняты соответствующие меры, отказался от требований, и суд счел возможным взыскание с него суммы упущенной выгоды.

Постановление АС Уральского округа от 11.07.2018 № Ф09-3888/18 по делу № А47-9516/2016

Как следует из п. 5 Постановления № 7 и п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25), для удовлетворения требований о взыскании убытков необходимо наличие следующих элементов:

  • противоправное поведение причинителя вреда;

  • вина причинителя вреда;

  • факт причинения вреда;

  • причинно-следственная связь между поведением причинителя вреда и наступившим ущербом.

При этом размер убытков может быть установлен с разумной степенью достоверности.

По общему правилу доказывание факта возникновения убытков зависит от установления наличия или отсутствия всей совокупности указанных выше условий наступления гражданско-правовой ответственности. Однако взыскание убытков, понесенных в связи с принятием обеспечительных мер, все же имеет ряд особенностей в процессе доказывания элементов убытков. И это логично, так как в действиях истца при подаче искового заявления и заявления о принятии обеспечительных мер отсутствуют противоправность и вина, а решение о введении обеспечительных мер принимает суд. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что в данном случае отсутствует необходимость доказывания вины истца и противоправности его действий.

Цитируем документ

В предмет доказывания по иску о возмещении убытков, причиненных в связи с обеспечением иска, не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение соответствующих убытков основано на положениях п. 3 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ и возникает в силу прямого указания закона (ст. 98 АПК РФ).

Отказ в иске о возмещении убытков, возникших по причине принятия обеспечительных мер по необоснованным исковым требованиям, означал бы отсутствие необходимого превентивного воздействия на субъекты, которые заявляют такие требования, испрашивая по ним обеспечительные меры. Однако правопорядок не должен содействовать ни предъявлению подобных исков, ни освобождению от ответственности заявивших их лиц.

Определение ВС РФ от 14.09.2015 № 307-ЭС15-3663 по делу № А56-17785/2014

Таким образом, при взыскании убытков из необоснованных обеспечительных мер необходимо доказать усеченный состав элементов убытков:

  • факт принятия обеспечительных мер,

  • наступление негативных последствий и

  • причинно-следственную связь между принятием мер и негативными последствиями.

Размер убытков хотя и должен доказываться, может быть установлен с разумной степенью достоверности. Суды указывают, что само по себе обращение в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер не означает противоправность поведения причинителя убытков. Однако факт отказа в иске, по которому приняты обеспечительные меры, требует защиты интересов ответчика.

В настоящее время можно сказать, что подход вполне сформировался (см., например, постановления АС Поволжского округа от 26.10.2017 № Ф06-25754/2017 по делу № А57-19371/2016, АС Уральского округа от 29.01.2018 № Ф09-1589/15 по делу № А07-7800/2014). ВАС РФ также высказывал свою позицию по данному вопросу (см. постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 по делу № А56-44387/2006). Президиум ВАС РФ посчитал, что для удовлетворения требования о взыскании убытков в связи с обеспечительными мерами необходимо установить: факт их причинения, наличие причинной связи между понесенными убытками и негативными последствиями, документально подтвержденный размер убытков. Противоправность или вину Президиум ВАС РФ не упомянул. Несмотря на такую позицию, практика на протяжении долгого времени оставалась противоречивой и окончательно сформировалась после публикации позиции уже ВС РФ.

В то же время отсутствие необходимости устанавливать противоправность действий не означает, что суд не будет рассматривать вопросы противоправного поведения, например злоупотребления правом.

Пример из практики

В одном деле суд кассационной инстанции согласился с нижестоящими судами о необходимости рассмотрения вопроса о противоправном поведении лица, по инициативе которого были наложены обеспечительные меры, в ситуации, когда истцы не доказали наличие оснований для взыскания с него убытков и не представили доказательств нарушения их прав и интересов принятыми обеспечительными мерами. В этом деле суды не установили злоупотребление ответчиком правом, доказательств, свидетельствовавших о заведомой необоснованности иска и подачи его исключительно с целью причинения вреда истцам, не имелось.

Постановление АС Центрального округа от 11.02.2019 № Ф10-6266/2018 по делу № А23-1133/2018

Взыскание компенсации

В пункте 34 Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 3 (2016), утвержденного Президиумом ВС РФ 19.10.2016, прямо указано, что при рассмотрении судом иска о выплате компенсации на основании ст. 98 АПК РФ на истце лежит бремя доказывания возникновения у него негативных последствий и наличия причинно-следственной связи между этими последствиями и обеспечением иска.

Согласно части 2 ст. 98 АПК РФ размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости по корпоративным спорам (ст. 225.1 АПК РФ) в пределах от 10 000 до 1 млн руб., по другим спорам — от 1000 до 1 млн руб.

Исходя из этого, взыскание убытков и взыскание компенсации крайне схожи в части предмета доказывания. В обоих случаях отсутствует необходимость в доказывании вины и противоправности в действиях инициатора принятия обеспечительных мер. Данная «схожесть» появилась с окончательным установлением судебной практики по взысканию убытков, а также в связи с упростившейся процедурой взыскания убытков в целом.

Таким образом, отличительным критерием, на наш взгляд, будет именно размер компенсации и порядок его установления. Так, размер рассчитывается исходя не из фактических потерь или потенциально не полученных доходов, а из критериев разумности и справедливости.

Пример из практики

В одном из дел суды установили, что в ходе судебного разбирательства были приняты обеспечительные меры в виде запрета на государственную регистрацию прав на земельный участок. Обеспечительные меры действовали 11 месяцев, что лишило собственника возможности распоряжаться имуществом и привело к расторжению договорных отношений с третьими лицами. Но заявленный размер компенсации был уменьшен судами с заявленных 800 000 руб. до 100 000 руб. после анализа характера нарушения с учетом требований разумности и справедливости. Суды учли также, что заявитель не понес существенные материальные потери.

Постановление АС Поволжского округа от 05.12.2017 № Ф06-26826/2017 по делу № А65-4582/2017

С одной стороны, предмет доказывания по взысканию компенсации предельно упрощен, с другой — суды испытывают трудности при установлении необходимости присуждения компенсации, так как, в отличие от убытков, нет четких критериев, которые могли бы однозначно указать на возникновение негативных последствий для потерпевшей стороны. Поэтому при взыскании компенсации проявляется еще большая степень судебного усмотрения, чем по делам о взыскании убытков.

Практические рекомендации

Несмотря на кажущуюся простоту взыскания денежных средств на основании ст. 98 АПК РФ в связи с отсутствием необходимости доказывания всех элементов состава убытков, а также противоправности при взыскании компенсации, относительную простоту установления размера убытков или расчета компенсации, нельзя говорить о том, что подача иска о взыскании убытков либо компенсации обязательно приведет к удовлетворению требований и что вопрос заключается только в размере взысканной суммы.

В любом случае даже усеченный состав для доказывания убытков или упрощенный стандарт доказывания для компенсации требуют подготовки доказательственной базы со стороны истца и грамотного сопровождения спора.

В качестве примеров негативной практики по ст. 98 АПК РФ можно привести достаточно много судебных актов.

Примеры из практики

Рассматривая один спор, АС Северо-Западного округа в своем постановлении указал, что не могут быть взысканы заявленные ко взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами в виде убытков, которые были получены в результате запрета на выплату денежных средств по результатам ликвидации общества. Заявленная ко взысканию сумма процентов за пользование чужими денежными средствами не могла рассматриваться ни как прямые расходы, ни как неполученные доходы, так как основной долг не находился у ответчика. При этом суды, несмотря на отсутствие такой необходимости, исследовали и правомерность действий первоначального истца. Суд указал и на то, что недобросовестности в его действиях не было.

Постановление АС Северо-Западного округа от 29.10.2018 № Ф07-13217/2018 по делу № А13-2376/2018

В другом деле общество обратилось с иском о взыскании убытков, понесенных в связи с хранением топлива, которое оно не смогло реализовать и вынуждено было хранить до снятия ограничений. В результате рассмотрения первоначального дела в исковых требованиях было отказано. Но и требования о взыскании убытков также были отклонены. Суды не усмотрели наличия элементов состава убытков, посчитав, что для истца не наступили негативные последствия. Дело в том, что после отмены мер топливо было реализовано по цене даже большей, чем изначально предполагалось, и заявитель получил больший доход.

Постановление АС Московского округа от 14.06.2019 № Ф05-8285/2019 по делу № А40-206189/2018

Подводя итог, можно сформулировать следующие рекомендации для подготовки иска.

Для подачи иска необходимо наличие одного из условий (ст. 98 АПК РФ):

  • вступивший в законную силу судебный акт об отказе в удовлетворении требований лица, заявившего об обеспечении иска;

  • оставление иска без рассмотрения по основаниям:

1) в производстве арбитражного суда, суда общей юрисдикции, третейского суда имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

2) истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора;

  • прекращение производства по делу по основаниям:

1) наличие вступившего в законную силу принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебного акта арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства;

2) наличие принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда;

3) истец отказался от иска, и отказ принят арбитражным судом.

Для требований о взыскании убытков потребуется доказать (п. 5 Постановления № 7, п. 12 Постановления № 25):

  • наличие убытков. Для реального ущерба это может быть факт несения определенных расходов в прошлом или в будущем, например для восстановления работоспособности оборудования после простоя. Для упущенной выгоды необходимо доказать реальную возможность получения дохода, например наличие неисполненного договора;

  • причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступлением убытков. Необходимо доказать, что именно принятие обеспечительных мер породило убытки;

  • приблизительный размер убытков. Самым лучшим вариантом для взыскателя будет предоставить суду документально подтвержденный расчет убытков. Это могут быть как фактически оплаченные суммы, так и расчет дохода, который реально должен был быть получен.

С учетом того, что некоторые суды продолжают исследовать противоправность действий и вину причинителя вреда, полезным будет привести позицию ВС РФ и иную судебную практику по данному вопросу.

Для требований о компенсации потребуется доказать:

  • возникновение негативных последствий. Например, невозможность пользоваться имуществом;

  • наличие причинно-следственной связи между обеспечительными мерами и наступлением последствий. По аналогии с убытками здесь должна присутствовать непосредственная последовательная связь.

При этом размер компенсации доказывать не требуется, ее рамки строго установлены законом (ч. 2 ст. 98 АПК РФ), и окончательный размер зависит исключительно от обстоятельств с учетом требований разумности и справедливости.

Несмотря на то что доказывать противоправность действий и вину причинителя вреда нет необходимости, не будет лишним указать на то, что компенсация и взыскание убытков являются разными категориями и их объем доказывания различается. Взыскатель может усилить свою позицию, указав на недобросовестность оппонента или на злоупотребление правом с его стороны в случае наличия доказательств явного недобросовестного поведения. Суды могут учесть данные обстоятельства и сослаться на них как на дополнительное основание для принятия положительного судебного акта о взыскании убытков.

Состав гражданского правонарушения таков, что причинная связь выступает центральным основанием гражданско-правовой ответственности, наряду с противоправным характером поведения, наличием у потерпевшего лица вреда и убытков, и виной правонарушителя.

Важно подчеркнуть, что в гражданском праве наличие полного состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает ряд исключений. Речь идет, например, о таких прямо предусмотренных им ситуациях, в которых для возложения ответственности достаточно лишь некоторых из названных условий, например, не имеет гражданско-правового значения наличие или отсутствие убытков либо вины в действиях причинителя.

При этом, во всяком случае при предъявлении требования о возмещении как конкретных, так и будущих (абстрактных) расходов должна быть доказана причинная связь между нарушением (неисполнением) обязанности и убытками, а также их размер. Не случайно закон говорите «причиненных» убытках (п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 393, п 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ).

Соблюдение этих условий необходимо и при предъявлении требований о возмещении упущенной выгоды (неполученных доходов). Потерпевшее лицо должно доказать размер доходов, которые оно не получило из-за нарушения обязанности, а также причинную связь между неисполнением и неполученными доходами.

Причинная связь между противоправным действием (бездействием) причинителя и наступившим вредом является обязательным условием наступления деликтной ответственности и выражается в том, что: а) первое предшествует второму во времени; б) первое порождает второе. В ряде случаев для возложения деликтной ответственности возникает необходимость определения двух и более причинных связей. Так, при причинении гражданину увечья необходимо установить наличие причинно-следственной зависимости между противоправным поведением и увечьем, а также между увечьем и утратой потерпевшим профессиональной или общей трудоспособности.

Итак, обязательным условием наступления гражданско-правовой ответственности является наличие причинной связи между правонарушением стороны-ответчика и возникшим у другой стороны ущербом, т.е. такой объективной связи, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и непосредственно порождает его.

В судебной практике, именно факт не выяснение причинной связи между противоправными действиями ответчика и наступившими последствиями, вызывает, зачастую, пересмотр судебного спора.

Приведем пример из практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда города Москвы от 16.12.98 по делу N А40-38693/98-48-554.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Закрытое акционерное общество «Промышленно-инвестиционная компания «Евроресурсы» (далее — компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному коммерческому банку «Диамант» (далее — банк) о взыскании 104828615 долларов США стоимости неосновательно удерживаемых акций и убытков от их неосновательного удержания.

В процессе рассмотрения спора истец отказался от иска на 3533985 долларов США и увеличил размер исковых требований до 160866015 долларов США.

Решением от 16.12.98 с банка взыскано 20210691 рубль 92 копейки стоимости акций и 155919152 доллара США убытков. В отношении 3533985 долларов США производство по делу прекращено.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение в отношении убытков отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение. В остальной части решение оставить без изменения.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Компания является собственницей 977641 акции АООТ «Нижневартовскнефгегаз».

В марте 1996 года компания передала указанные акции банку в счет обеспечения исполнения обязательств, возникших из кредитного договора.

В мае 1997 года кредит возвращен, вследствие чего основания для удержания банком акций прекратились, однако акции компании не возвращены.

Неосновательность удержания акций установлена судом, обязавшим банк в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации возвратить компании акции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.98 N 6202/97).

В связи с невозвратом банком акций возник настоящий спор.

В процессе рассмотрения дела установлено, что акции выбыли из владения банка, поэтому суд правомерно, на основании статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации обязал банк возместить их стоимость компании.

Компания просит взыскать убытки в виде упущенной выгоды, образовавшиеся по ее мнению вследствие удержания банком акций.

В частности, компания ссылается на невозможность реализации двух договоров: на поставку нефти от 15.01.96 N ER/12-1 и купли-продажи акций от 02.12.97.

Договор от 15.01.96 N ER/12-1 заключался на поставку нефти в 1996 — 1997 годах под условием наличия у компании права собственности на акции продавца нефти — АООТ «Нижневартовскнефтегаз».

Так, несмотря на то, что собственность на акции являлась условием исполнения договора от 15.01.96 N ER/12-1, в марте 1996 года компания передает акции банку по заключенному с ним договору купли-продажи акций от 04.03.96 N 403/96.1, который лишь впоследствии станет оспаривать в судебном порядке.

Договор купли-продажи акций от 02.12.97 заключен компанией с фирмой «Remington Resources Ltd» в тот период, когда акции находились у банка и споры о праве на них разрешались в суде.

Взыскивая убытки, суд не проверил, находятся ли они в причинной связи с удержанием банком акций и не способствовали ли образованию убытков указанные выше действия самой компании в период заключения и исполнения названных договоров.

Правовые основания для взыскания убытков также не исследованы судом.

В соответствии со статьей 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации компания как потерпевшая от неосновательного удержания акций вправе требовать доходы, которые банк извлек или должен быть извлечь из обладания акциями, тогда как по настоящему иску компания требует взыскания неполученных от собственных сделок с акциями доходов.

Обстоятельства образования и правовые основания для взыскания убытков подлежат установлению при новом рассмотрении требования о них.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 — 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 16.12.98 по делу N А40-38693/98-48-554 в отношении убытков отменить. Дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд.

В остальной части решение от 16.12.98 по данному делу оставить без изменения».

В большинстве случаев исследующий причинную связь по гражданскому спору не сталкивается со сложностями в ее анализе, а зачастую решает вопрос даже и, не задумываясь над ней. Это связано, с тем, что по отдельным делам очевидное развитие причинного ряда событий (как правило, бинарной каузальной связи) вполне позволяет, руководствуясь, например, договорным пониманием причинности и логикой, правильно разрешать этот вопрос.

Однако в случаях, когда причинение стороной противоправных последствий связано с совокупными действиями разного рода привходящих сил, существенно влияющих на процесс причинения, констатация наличия или отсутствия причинной связи вызывает большие сложности.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 мая 2001 г. N 7598/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2001 г. — N 9.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ в английском языке (Direct Speech) — это речь, которая передает речь говорящего дословно.

Не says, «You are the most beautiful girl in the world».
Он говорит: «Ты самая красивая девушка в мире».

КОСВЕННАЯ РЕЧЬ в английском языке (Indirect/Reported Speech) — это речь, которая передает не дословно речь говорящего, а ее содержание.

Не says (that) she is (I am) the most beautiful girl in the world.
Он говорит, что она (я) самая
красивая девушка в мире.

Правила перевода прямой речи в косвенную

  • 1. Запятая, отделяющая слова говорящего от прямой речи, и кавычки, в которые взята прямая речь, опускаются.

Direct Speech: She says, «The lessons begin at 9 o’clock». Она говорит: «Занятия начинаются в 9 часов».
Indirect Speech: She says that the lessons begin at 9 o’clock. Она говорит, что занятия начи-
наются в 9 часов.

  • 2. Если в главном предложении глагол-сказуемое стоит в прошедшем времени (Simple Past), то при переводе прямой речи в косвенную соблюдаются правила согласования времен и перед косвенной речью ставится союз that, который после глаголов to say, to know, to think и т. п. может быть опущен.

Direct Speech: She said, «The lessons begin at 9 o’clock.» Она сказала: «Занятия начинаются в 9 часов».
Indirect Speech: She said (that) the lessons began at 9 o’clock. Она сказала, что занятия начинаются в 9 часов.
Direct Speech: Ann said, «I bought two tickets for the theatre.» Анна сказала: «Я купила два билета в театр».
Indirect Speech:Ann said (that) she had bought two tickets for the theatre. Анна сказала, что она купила два билета в театр.

  • 3. Все личные и притяжательные местоимения в прямой речи изменяются: местоимения первого и второго лица заменяются местоимениями третьего лица, за исключением тех случаев, когда говорящий передает свои собственные слова.

Direct Speech: She said, «I began to work at the age of 16.» Она сказала: «Я начала работать в возрасте 16 лет».
Indirect Speech: She said that she had begun to work at the age of 16. Она сказала, что начала работать в возрасте 16 лет.
Direct Speech: The stranger said, «I am looking for a job for my son.» Незнакомец сказал: «Я ищу работу для своего сына».
Indirect Speech: The stranger said that he was looking for a job for his son. Незнакомец сказал, что ищет работу для своего сына.
Direct Speech: I said, «I’ll help him.» Я сказал: «Я помогу ему».
Indirect Speech: I said that I should/ would help him. Я сказал, что я помогу ему. (Говорящий передает свои собственные слова.)

  • 4. Если после глагола to say имеется предложное дополнение, то при переводе в косвенную речь глагол to say меняется на to tell, предлог to опускается.

Не said to me… —> Не told me that…

  • 5. Наречия времени и места, а также указательные местоимения заменяются по смыслу.

Примеры перевода наречий из прямой речи в косвенную в таблице

В прямой речи В косвенной речи
now — теперь then — тогда
today — сегодня that day — в тот день
tomorrow — завтра the next day, the following day — на следующий день
the day after tomorrow — послезавтра two days later — два дня спустя
yesterday — вчера the day before, the previous day — накануне
the day before yesterday — позавчера two days before — за два дня до этого
two days earlier — два дня ранее
ago — тому назад before, earlier — ранее
next week — на следующей неделе the next week, the following week — на следующей неделе
next year — в будущем году the next year, the following
year — в следующем году
last week — на прошлой неделе the previous week, the week before — на прошлой неделе
last year — в прошлом году the previous year, the year
before — в прошлом году
here — здесь there — там
this — этот that — тот
these — эти those — те

НО: Такая замена проводится только в том случае, если время и место, о которых упоминалось в прямой речи, изменились бы при переводе прямой речи в косвенную.

Direct Speech: Не said to me, «I shall take the examination tomorrow.» Он сказал мне: «Завтра я буду сдавать экзамен».
Indirect Speech: He told me that he would take the examination the next day. Он сказал мне, что он будет сдавать экзамен на следующий день.

(Наречие tomorrow заменено в косвенной речи на the next day, так как слова говорящего передаются не в тот же день, а в другой.)

Direct Speech: She said to him, «I have seen this film the day before yesterday.» Она сказала ему: «Я видела этот фильм позавчера».
Indirect Speech: She told him that she had seen that film two days before. Она сказала ему, что (она) видела этот фильм за два дня до этого (позавчера).

  • 6. Если в прямой речи есть глаголы would, should, ought, might, could, must, had better и used to, то в косвенную речь они переносятся без изменений.

Direct Speech: Не said, «I could answer this question.» Он сказал: «Я мог ответить на этот вопрос».
Indirect Speech: He said that he could answer that question. Он сказал, что он мог ответить на этот вопрос.

  • 7. Если в прямой речи модальный глагол must выражает приказание или долженствование, то в придаточное предложение косвенной речи он переносится без изменения. Если же он выражает необходимость, то в придаточном предложении он заменяется на to have to в прошедшем времени — had to.

Direct Speech: Не said, «You must go there and pass them this letter.» Он сказал: «Ты должен пойти туда и передать им это письмо» (приказание).
Indirect Speech: Не said (that) I must go there and pass them this letter. Он сказал, что я должен пойти туда и передать им это письмо.

Но:

Direct Speech: Не said, «You must go there. Your friends are waiting for you.» Он сказал: «Ты должен пойти туда. Твои друзья ждут тебя» ( необходимость ).
Indirect Speech:He said (that) I had to go there. My friends were waiting for me. Он сказал, что я должен пойти туда. Мои друзья ждали меня.

Заметьте:

Модальный глагол can, который имеет форму прошедшего времени, подчиняется правилу согласования времен.

Direct Speech: Не said, «I can do it myself.» Он сказал: «Я могу сделать это сам».
Indirect Speech: Не said (that) he could do it himself. Он сказал, что может это сделать сам.

Вопросительные предложения в косвенной речи

При переводе вопросительного предложения прямой речи в косвенную необходимо произвести следующие изменения:

  • 1. Порядок слов в вопросительном предложении становится прямым, т. е. подлежащее находится перед сказуемым, вспомогательный глагол опускается.

Direct Speech: She said, «Where does he work?» Она сказала: «Где он работает?»
Indirect Speech: She asked where he worked. Она спросила, где он работает.

  • 2. Время глаголов, местоимения и наречия времени и места изменяются согласно правилам согласования времен и перевода прямой речи в косвенную. Вопросительный знак опускается.

Direct Speech: She said, «Where were you yesterday?» Она сказала: «Где ты был вчера?»
Indirect Speech: She asked where I was the day before. Она спросила, где я был днем ранее.

  • 3. Если косвенный вопрос вводится глаголом say, то при отсутствии в главном предложении косвенного дополнения этот глагол изменяется на ask — спрашивать, inquire — интересоваться, want to know — хотеть знать и т. д.

Direct Speech: Не said, «Where is the underground?» Он сказал: «Где метро?»
Indirect Speech: Не asked (inquired, wanted to know) where the underground was. Он спросил (поинтересовался, хотел узнать), где находится метро.

  • 4. Все косвенные вопросы делятся на общие и специальные.

1. ОБЩИЕ КОСВЕННЫЕ ВОПРОСЫ начинаются с глагола и присоединяются к главному предложению союзами if или whether, что соответствует в русском языке частице «ли».

Direct Speech: Не said, «Will you go to the Institute tomorrow?» Он сказал: «Ты пойдешь завтpa в институт?»
Indirect Speech: He asked if I should go (whether I should go) to the Institute the next day. Он спросил, пойду ли я на следующий день (завтра) в институт.

2. СПЕЦИАЛЬНЫЕ КОСВЕННЫЕ ВОПРОСЫ начинаются с вопросительных слов и присоединяются при помощи их (уже в качестве союза) к главному предложению. В косвенном вопросе сохраняется прямой порядок слов и соблюдаются правила согласования времен.

Direct Speech: The teacher asked, «What are you doing?» Учитель спросил: «Что вы делаете?»
Indirect Speech:The teacher asked (me) what I was doing. Учитель спросил меня, что я делаю.

Повелительные предложения в косвенной речи

Приказание в прямой речи: Не said, «Stand up, Tom».—
Он сказал: «Встань, Том».
Приказание в косвенной речи: Не told Tom to stand up.—
Он приказал Тому встать.

При передаче приказаний в косвенной речи необходимо сделать следующие изменения:

  1. Глагол to say заменяется глаголами, выражающими приказание или просьбу: to tell, to order, to command, to ask.
  2. В косвенной речи после глаголов to tell, to order, to command, to ask следует лицо (существительное), которому адресовано приказание (просьба), а затем инфинитив.

Direct Speech: He said, «Open the window, Ann.» Он сказал: «Открой окно, Анна».
Indirect Speech: He told Ann to open the window. Он сказал Анне (попросил Анну) открыть окно.

  • 3. В прямой речи лицо, к которому относится приказание или просьба, часто опускается. В косвенной речи необходимо добавить существительное или местоимение, выражающее лицо, к которому адресовано приказание или просьба.

4. Отрицание в повелительном предложении выражается при помощи частицы not + инфинитив.

Direct Speech: The woman said to the boy, «Don’t cry.» Женщина сказала мальчику: «Не плачь».
Indirect Speech: The woman told (asked, ordered) the boy not to cry. Женщина сказала (попросила, приказала) мальчику не плакать.

  • 5. Для выражения просьбы или команды в косвенной речи часто употребляются глаголы to beg — просить, умолять, to urge — настаивать, to remind — напоминать, to warn — предостерегать, предупреждать, to advise — советовать, to recommend — рекомендовать, to invite — приглашать.
  • 6. Фраза Let us… (Let’s…) выражает предложение сделать что-либо и в косвенной речи заменяется на глагол to suggest — предлагать.
  • 7. Фраза Let smth. (him, them и т. п.) выражает приказание и в косвенной речи выражается сочетанием say + be + infinitive или command (order) + should + infinitive (в активе или пассиве).

Передача восклицания в косвенной речи

Восклицания в косвенной речи становятся утверждениями.

  • 1. Восклицания What a…!, How…! в косвенной речи заменяются сочетанием типа Не said (that) it was…

Direct Speech: He said, «What a beautiful thing!» Он сказал: «Какая прекрасная вещь!»
Indirect Speech: He said that it was а beautiful thing. Он сказал, что это прекрасная вещь.

  • 2. Восклицания типа «Oh!», «Ugh!», «Heavens!» обычно выражаются следующим образом.

Не gave an exclamation of surprise (disgust). Он воскликнул с удивлением (с отвращением).
Не exclaimed with disgust (surprise). Он воскликнул с отвращением (с удивлением).

3. ЗАПОМНИТЕ следующие изменения в таблице:

Не said «Thank you». Не thanked me. Он поблагодарил меня.
He said «Good morning!» He greeted me. (wished me a good morning). Он приветствовал меня (пожелал мне доброго утра).
He said «Merry Christmas!» He wished me
a merry Christmas.
Он пожелал мне счастливого Рождества.
He said «Congratulations!» He congratulated me. Он поздравил меня.
He said «Liar!» He called me a liar. Он назвал (обозвал) меня лгуном.
He said «Damn!» He swore. Он выругался. (Он сказал: «Проклятие!»)

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх