Мама умерла, что делать?

Катя, 32 года. Потеряла маму в 17 лет.

Мама скончалась скоропостижно. История эта очень темная. Неизвестно, что произошло на самом деле. Существуют две противоположные версии. По версии ее мужа, она покончила с собой. По версии нашей семьи, это он ее убил. В ее черепе было две пули. Никаких отпечатков пальцев.

Завели уголовное дело. Я была единственной в семье, кто умела пользоваться компьютером. Меня заставляли печатать описание тела. Было ощущение, будто у меня уже атрофировались все чувства. Следователи вытянули на свет все скелеты нашей семьи. Дело закончилось на «верхушке» власти. У моего отчима оказались большие связи, и дело закрыли с ремаркой: «Осталось двое малолетних детей . Вы хотите их еще и без отца оставить?»

За два часа до смерти мы разговаривали с мамой по телефону, обсуждали мой выпускной вечер и платье. Она сказала, что поможет его выбрать.

Вскоре после того как мама умерла, я получила фидбек от близких друзей о том, что всем надоело слушать, как я страдаю и переживаю, что я эксплуатирую эту тему. А я вправду часто хотела поделиться этой историей. Не знаю почему.

Я решила, что все. Действительно, никому это не интересно, никто с тобой не собирается переживать это событие так, как ты его переживаешь. Бабушке и дедушке я тоже запретила об этом упоминать. Много времени прошло с тех пор. Я приближаюсь к тому возрасту, в котором мамы не стало, и начинаю осознавать, что в своей жизни ничего не успела, не увидела, не узнала.

«Двое моих лучших друзей тогда просто исчезли. Они не появлялись, не звонили»

Не могу сказать, что в 17 лет я стала взрослой. Годами я отрицала все, что произошло. Для меня она не просто болела или скончалась на моих глазах. Она просто утром села в машину с детьми, с отчимом, помахала мне рукой – и все, они уехали. Больше я ее не видела живой никогда.

На похоронах все люди стали настоящими. Это, наверное, единственный момент в жизни, когда я видела их истинные лица. Смерть очень меняет всех вокруг тебя.

Я готовилась тогда к поступлению. Мне позвонила моя репетитор по философии, сказала, что придет на занятие. Я ответила, что мама умерла и что я заниматься больше не буду. Она помолчала несколько секунд и сказала, что надо дальше заниматься и что она придет. В тот момент я подумала, что она сумасшедшая.

На похороны пришел весь класс. Не знаю, заставили их или нет. Двое моих лучших друзей тогда просто исчезли. Они не появлялись, не звонили. Мне нужна была их поддержка. Я не знала, что с ними. Через год я начала общаться с одним из них снова, но он так ничего и не объяснил.

Хорошо помню, как к нам домой на похороны пришла директор школы, стала посреди комнаты и говорила таким менторским тоном, как на партсобрании: «Мы должны все держаться. У многих умирают и матери, и отцы, но жизнь продолжается». Я набросилась на нее и стала кричать, чтобы она убиралась.

Мне стыдно сейчас. Опять вспоминаю слова про «вот эти твои рассказы, ты устрашаешь людей, нафига это все, это никому не нужно, это твои личные переживания, это не делает тебе ничего хорошего, нужно переживать их внутри». Через год после ее смерти у меня появились две очень близкие подруги. Мне всегда было обидно, что они не знают ее. И потом я встречала людей, с которыми я хотела ее познакомить, но это было невозможно. Я пыталась ее воскресить своими рассказами. Но людям не особенно понятно, почему ты говоришь о человеке, которого они не знают.

«Что я хотела делать всю первую неделю? Включить музыку. Слушать музыку. Но ведь нельзя, не положено, траур!»

Был июль. Я была в черном шерстяном гольфике. Я стояла на коленках, меня никто не трогал, гроб засыпали землей. Я думала, что если сейчас брошусь в могилу, то уйду за мамой вслед. Хочу ли я этого? Решила, что все-таки нет.

Когда мама умерла, мне в тот же день пришла очень странная мысль в голову: «Теперь я полностью свободна от всего. Теперь только я распоряжаюсь своей жизнью. Мне больше никто ничего не будет диктовать. Я собираю свои вещи и уезжаю в Питер». Но мне сказали: «Нет, ты должна поступать в университет в Минске, иди сдавай экзамены».

Что я хотела делать всю первую неделю? Включить музыку. Слушать музыку. Но ведь нельзя, не положено, траур! Я подумала, что нет, я должна. Начала слушать очень много музыки и готовиться к поступлению. Понесла документы и столкнулась со своим новым статусом. В графе «родители» было указано, что матери нет, а отец со мной не живет. Девочка, которая принимала документы, сказала: «Вы должны подавать на льготы». Она начала мне совать какие-то бумаги и подозвала замдекана. А он начал на меня орать: «Приходят тут всякие, просят каких-то льгот». Я выскочила оттуда. Потом меня вернули, но я сказала, что никаких заявлений подавать не буду.

Я сдала экзамены, поступила в университет и решила вообще никому не рассказывать эту историю. Я буду как все. В начале сентября, когда случилась первая общая попойка и все стали задавать друг другу разные вопросики, первое, что у меня спросили: «Скажи честно, а это ты та девочка, у которой нет мамы?»

На первом курсе у нас был экзамен по психологии. Мне попался вопрос про психологические защиты. Я что-то рассказываю, а потом преподаватель мне задает вопрос: «А какая у тебя психологическая защита? Поставь себе диагноз». Я не задумываясь говорю: «Отрицание». – «Да, верно. Ты отрицаешь что-то очень важное в своей жизни как несуществующее».

Прошло два года. Я стала активно заниматься музыкой и писать песни. Они были, конечно, невеселыми. Меня несло. Все те описания тела, которые я печатала тогда на компьютере, я не могла больше носить в себе и начала в подробностях рассказывать, как все тогда произошло.

«Я не могу плакать, когда кто-то умирает. Я просто отключаю какую-то часть эмоций»

Бабушке привезли тогда все мамины вещи, в которых она была, и сказали, чтобы она их постирала. Я помню, как она стоит в ванной, стирает мамины джинсы, а ванная вся в крови. Она сливает воду, снова стирает – и опять. И так несколько раз. Я потом носила эту одежду. Думала, что это придает мне силы и мне теперь вообще ничего не страшно. Я теперь могу все и никто не смеет меня обидеть. Такая вседозволенность. Потому что ты получил от смерти привет, у тебя забрали самого близкого человека. Сейчас бы я так не стала делать, наверное.

В 18 лет мама обрезала свою косу. Бабушка ее хранит.

Хорошо помню, как дед подсунул мне книгу про Beatles и сказал: «Вот знаешь, у Леннона мама погибла, когда ему было 17 лет».

Долгое время у меня висел большой мамин портрет. Я сняла его буквально неделю назад. Никто не спрашивал, кто это, но все внимательно на него смотрели. Мой возраст менялся, и если раньше люди думали, что это моя мама, то потом – что это моя девушка.

Теперь это неважно. Не нужны портреты, ничего не нужно. Ты никогда не будешь прежней, никогда этого не забудешь, но это будет трансформироваться. Если раньше это была просто жуткая боль, то сейчас – стойкое ощущение недосказанности. Я понимаю, что у меня нет самого близкого друга, которому я могла бы сказать все и который бы меня понял.

Я себя постоянно готовлю к смерти бабушки с дедушкой. Они самые близкие и родные для меня люди. Есть еще родственники, конечно, но не такие близкие. Я пыталась ответить на вопрос, что сделать. Успеть поговорить обо всем? Решить какие-то нерешенные вопросы? Нет. «Сегодня у нас самый счастливый день с тобой. Мы будем делать то, что хотим. Не будем решать никаких вопросов». Невозможно решить все вопросы, все равно что-то останется. Чем дальше, тем больше я пытаюсь деда обнимать и гладить по голове. Я задаю ему вопросы, которые не смела задавать раньше. Обсуждать все темы, которые были закрытыми.

Конечно, я все это делаю для себя. Чтобы было легче. Все, что ты можешь сейчас сделать, ты можешь сделать для себя. Воспоминания ведь не для коллекции существуют. Успеть сделать то, что приносит удовольствие тебе и человеку, который рядом. Жить так, как будто бы ничего не происходит.

Смерть — неотъемлемая часть жизни, но от этого не становится легче, пишет Providr. Смерть нас страшит — даже если она случается с любимым домашним животным.

Люди боятся неизвестности, не хотят мириться с уходом близкого человека. И все равно от неё никуда не убежишь. Рано или поздно смерть настигнет каждого из нас.

Особенно горько терять матерей. Одна писательница столкнулась с потерей самого близкого человека на земле. Но до сих пор не может смириться с этим. Вот что она пишет:

«Моя мама умерла от рака яичников, когда я была ребенком. Скоро мне исполнится 40 лет, и я все еще переживаю эту потерю. Я прожила большую часть жизни без матери, но я все равно скучаю по ней.

Первое, что я поняла: чувство горя после смерти не рассеивается, оно никогда не исчезает.

Imgur/providr

Мы горюем, но делаем это по-разному. Мы можем гневаться, винить себя, чувствовать страх, а иногда и спокойствие. Нельзя предугадать, как именно оно проявится.

После смерти матери я много плакала — на похоронах, на репетиции школьного хора. В дальнейшем я уже не плакала.

Чувство грусти снова обрушилось на меня, когда мне было около 20 лет. Однажды друг спросил меня о маме, о ней я никогда никому не рассказывала, поэтому и сломалась.Такое случалось еще много раз — на День матери или в день, когда я выбирала свадебное платье.

Моя скорбь — свидетельство моей любви к маме.

providr

Еще я узнала, что эту потерю не восполнит никто. Никто не заменит вам вашу мать, но я научилась справляться с этими переживаниями.

Я пытаюсь дарить такое же тепло, сострадание и доброту, которые дарила мама, пытаюсь показывать такую же силу характера.

Черты, присущие моей матери, я нахожу и в других людях. Но это не одно и то же. Никто не заменит мне мамы. Это невозможно.

Последнее, что я узнала, — вместе пережить эту потерю намного легче: с отцом, братьями и сестрами, друзьями и другими близкими людьми. Все они готовы предоставить поддержку и тепло.

Наш мир настолько огромный и все же настолько крошечный сейчас — в век современных технологий. Мы можем связаться с другими континентами.

Наши матери были первыми, кто научил нас любить. Давайте распространять эту любовь, где только можно, в их честь».

А как вы переживаете уход близких?

Виктор Сибибел 13 Jun, 2018     share

Потеря любимого, родного, самого близкого человека — мамы — в вашем возрасте — тяжелейшее горе. Искренне сочувствую и соболезную. После такой потери могут пройти годы, прежде чем душевные раны заживут. Не нужно ждать, что все станет как прежде. Опыт невосполнимой утраты меняет нас, делает взрослее.

Ваше желание говорить о том, каким замечательным человеком была мама, абсолютно естественно. Вы любите ее и сильно скучаете. Другие люди, с которыми вы пытаетесь поговорить про маму, уходят от разговора потому, что не знают как себя вести, не знают, что сказать вам в утешение. Хотя в такой ситуации слов утешения и не может быть.

Вам нужно, чтобы вас просто послушали, поддержали, просто побыли рядом в этот момент. А люди боятся, что своими неловкими словами они усугубят ваши переживания.

В такой ситуации можно заранее попросить человека: «Мне нужно сейчас поговорить о маме, пожалуйста, послушай меня, просто побудь рядом». Или обратиться на прием к специалисту — психологу, психотерапевту. Или, если вы верующий человек, к священнику. Вы совершенно здоровы, но переживаете очень тяжелую ситуацию и нуждаетесь в поддержке и психологическом сопровождении.

Меньше всего мама хотела принести вам горе своим уходом. Подумайте, что она сказала бы вам, если бы могла увидеть ваши страдания? Мама снится именно потому, что вы страдаете, таким единственным доступным способом продолжает проявляться ее любовь.

Вспомните, что мама любила и хотела сделать вместе с вами. Считайте, что она передала вам эстафету, и начните это делать «за двоих». Так, один мой пациент после смерти мамы посетил всех ее подруг, в том числе живущих в других городах, которых она не могла навестить из-за болезни.

Любимые люди уходят, но их любовь остается с нами. И часто после ухода духовная и эмоциональная связь с ними становится еще крепче. Мы начинаем думать не «как жаль, что они ушли», а «какое счастье, что они были»!

На 99-м году жизни скончалась Джеки Сталлоне, известная американская артистка, астролог, а также мать актера Сильвестра Сталлоне. По словам ее сына Фрэнка, женщина умерла «во сне, как она и хотела».

Реклама

«Этим утром ушла из жизни наша мама Джеки Сталлоне. Она была замечательной женщиной, полной мужества и бесстрашия, — подчеркнул он в Instagram-посте. — Ее было трудно не любить, она была очень эксцентричным и ярким человеком. У нее был острый ум, вплоть до последних дней жизни. Мой брат Сильвестр всю жизнь заботился о ней так, словно она была королевой. Я больше никогда не смогу позвонить ей и услышать, как она кричит на меня за то, что я до сих пор не женился. Я всегда буду скучать по тебе, мама».

Точные причины смерти Сталлоне на данный момент не раскрываются.

Урожденная Жаклин Фрэнсис Лейбофиш появилась на свет 29 ноября 1921 года в Вашингтоне. Ее предками по отцовской линии были выходцы из Российской империи — из Одессы в США они переехали в конце XIX века. Уже в возрасте 15 лет девушка сбежала из родительского дома, чтобы начать карьеру цирковой актрисы. «Мой отец, богатый адвокат, хотел, чтобы я пошла учиться в юридическую школу, однако я мечтала о сцене», — вспоминала сама Сталлоне.

Проработав некоторое время гимнасткой на трапеции, она устроилась хористкой на Бродвей, однако не добилась большого успеха и на этом поприще.

В 1945 году Джеки вышла замуж за Фрэнка Сталлоне-старшего. В браке с мужчиной родились Сильвестр и Фрэнк: младший сын добился успеха в качестве певца, а старший стал одним из культовых актеров поколения, снявшись в «Рокки», «Рэмбо» и других хитах.

Впоследствии — уже от второго супруга — она родила дочь Тони Д’Альто, актрису, скончавшуюся в 2012 году от рака легких.

В 1950-х Жаклин, страстная поклонница фитнеса, стала первой женщиной, которой было доверено вести ежедневное ТВ-шоу, посвященное физическим упражнениям и поднятиям тяжести. Спустя десятки лет она также внесла большой вклад в популяризацию женского рестлинга, став участницей программы «GLOW: Gorgeous Ladies of Wrestling». Широкая популярность к Джеки пришла уже в 1990-х благодаря книгам по астрологии и регулярным телевизионным выступлениям в качестве экстрасенса. Как утверждала женщина, она могла узнавать о будущем, «консультируясь» с собаками. Также она ввела в обиход термин «румпология», обозначающий технику гадания по ягодицам, которой она владела.

Сталлоне вела активную жизнь и после 90-летия, продолжая заниматься атлетикой. При этом — в попытке выглядеть моложе — она сделала множество пластических операций, о которых впоследствии жалела.

«На самом деле у меня слишком много, — говорила женщина в 2013-м. — Я выгляжу так, словно мой рот полон орехов. Мне кажется, что я похожа на бурундука».

Считается, что услугами Сталлоне как предсказательницы пользовались многие знаменитости, включая последнего генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева. Именно она в начале 1980-х якобы предсказала политику, что он вскоре станет главой Советского Союза. Кроме того, говорят, что Жаклин напророчила победу на выборах Джорджу Бушу-младшему.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх