Медиатор в гражданском процессе

Судебная медиация

Судебная медиация может быть реализована по предложению суда или одной из сторон при условии согласия всех участников конфликта. Рассмотрение дела в таком случае откладывается на срок не более 60 дней (ст. 13 закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» от 27.07.2010 № 193-ФЗ, далее — закон № 193-ФЗ).

На основании постановления пленума ВАС РФ «О примирении сторон в арбитражном процессе» от 18.07.2014 № 50 допускается откладывать предварительные заседания, объявлять перерыв в судебных заседаниях не только в целях применения сторон, но и для рассмотрения возможности использования примирительных процедур.

Одним из примеров отношения судебной системы к медиации является определение Суда по интеллектуальным правам от 25.05.2016 по делу № СИП-525/2015, которым судебное заседание по ходатайству заявителя было отложено для проведения примирительных процедур, хотя вторая сторона оставила вопрос об отложении на усмотрение суда, а третье лицо возражало. При этом отмечаются участившиеся случаи злоупотребления правом на проведение медиации в судах в целях затягивания разрешения дел.

ВАЖНО! При достижении договоренности участники конфликта заключают медиативное соглашение, которое суд затем может утвердить как мировое. Суды обращают внимание на соответствие такого соглашения закону, отсутствие в нем положений, нарушающих права и интересы третьих лиц.

Согласно справке о практике применения судами закона № 193-ФЗ за 2015 год (утв. президиумом Верховного суда РФ 22.06.2016) рассматриваемая примирительная процедура используется сторонами крайне редко: в 0,007% от числа рассмотренных дел. Причем с 2014-го по 2015 год количество исков, урегулированных с помощью медиации в судах, сократилось.

Примеры применения медиации в суде

Применение медиации в суде имеет ряд особенностей:

  • Проведение процедуры медиации в рамках судебного дела о банкротстве невозможно, т. к. ни ст. 1 закона № 193-ФЗ, ни законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ это не предусмотрено.
    По таким основаниям согласно постановлению Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17.08.2015 № Ф03-2883/2015 по делу № А80-17/2013 было отказано в отложении судебного разбирательства для заключения медиативного соглашения.
  • Для удовлетворения судом ходатайства сторон об отложении дела в целях проведения медиации в суде необходимо представить доказательства начала ее реализации — соглашение о проведении.
    Подобная ситуация рассматривалась при вынесении Алтайским краевым судом апелляционного определения от 23.09.2015 по делу № 33-8964/2015, когда было отказано в повторном отложении рассмотрения дела без представления доказательств.
  • Не допускается защита нарушенных прав по медиативному соглашению, утвержденному в качестве мирового, способами, предусмотренными гражданским законодательством. Защита в таком случае производится в соответствии с процессуальным законодательством, в т. ч. через принудительное исполнение.
    Апелляционным определением Липецкого областного суда от 26.11.2014 по делу № 33-3179/2014 в принятии иска было отказано, т. к. условия медиативного соглашения, утвержденного ранее в качестве мирового, не могут быть предметом повторного рассмотрения судом (истец хотел признать недействительной сделкой ранее утвержденное судом медиативное соглашение).

Исходя из практики, применение медиации в судах встречается нечасто. Для ее реализации необходимо соответствующее волеизъявление сторон или хотя бы отсутствие категоричного протеста против мирного урегулирования спора.

Для проведения примирительного процесса судебное заседание откладывается на срок, не превышающий 60 дней, но для значительного переноса сроков необходимо представить в суд доказательства начала примирительного процесса. По делам о банкротстве медиация не проводится. Защита нарушенных прав по медиативному соглашению, утвержденному в качестве мирового, производится согласно процессуальному законодательству.

Медиация — что это за процедура?

Медиация в гражданском процессе — это один из способов разрешить спор, предполагающий привлечение посредника, который помогает разработать условия соглашения, удовлетворяющие обе стороны. Особенностью применения медиации в гражданском процессе является проведение ее после направления иска в суд и принятия его к производству.

В процессе гражданского судопроизводства порядок привлечения посредника (медиатора) к разрешению спора регламентирован ст. 150 ГПК РФ и законом «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» от 27.07.2010 № 193-ФЗ. В п. 5 ч. 1 ст. 150 ГПК прямо указано, что воспользоваться услугами медиатора вправе истец и ответчик в любой момент рассмотрения дела. В гражданском процессе судья должен принять все доступные меры и разъяснить участникам преимущества заключения мирового соглашения, условия которого могут быть согласованы с привлечением медиатора.

На практике, однако, услуги служб медиации используются достаточно редко. Это связано не только с юридической неграмотностью участников процесса, но и с элементарным отсутствием профессиональных медиаторов или доступной информации об их деятельности.

Гражданские дела, подсудные судам общей юрисдикции, могут быть разрешены посредством привлечения незаинтересованного посредника, поскольку они входят в сферу действия, определенную ст. 1 ФЗ № 193. Исключение составляют коллективные споры, а также споры, затрагивающие права третьих лиц или неограниченного круга лиц (публичные интересы), — в этих случаях применение анализируемого в статье способа разрешения разногласий недопустимо.

Принципы медиации в гражданском процессе

Медиаторы и их объединения, привлекаемые к разрешению споров в ходе разбирательства, основывают свою деятельность на принципах (ст. 3 ФЗ № 193):

Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ.
Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

  1. Добровольности. Для применения в гражданском судопроизводстве требуется добровольное согласие всех лиц, которые привлечены к участию в деле. Не допускается понуждение к медиации. Для привлечения медиатора необходимо заявить ходатайство, которое при отсутствии возражений является поводом для заключения соответствующего соглашения.
  2. Конфиденциальности. Все сведения, которые стали известны в ходе проведения переговоров и согласования условий, относятся к конфиденциальным, поэтому не могут быть разглашены без согласия участников.
  3. Равноправия участников и их сотрудничества. Данный принцип предполагает наделение сторон равными правами на участие в разрешении разногласий, вне зависимости от статуса, присвоенного в ходе рассмотрения дела (в том числе при проработке условий соглашения и анализе идей по достижению консенсуса).
  4. Независимости медиатора при организации переговоров и его беспристрастности. Этот принцип гарантирует разрешение спора с учетом интересов обеих сторон. Личная заинтересованность медиатора относится к основаниям для его замены.

Порядок проведения процедуры

После принятия иска к производству введение процедуры медиации возможно при наличии ходатайства о разрешении спора альтернативным способом, на основании которого судом выносится соответствующее определение. Согласно положениям ст. 4 ФЗ № 193, инициирование медиации возможно в любой момент разбирательства по делу. При наличии согласия сторон о разрешении спора с привлечением посредника суд выносит определение, которое предусматривает отложение рассмотрения дела на срок, обозначенный сторонами.

Стороны в соглашении самостоятельно определяют порядок организации переговоров и условия реализации достигнутых результатов, при этом необходима ссылка на утвержденные в объединении медиаторов правила. Анализ же положений ФЗ № 193 позволяет выделить следующие этапы проведения процедуры:

  1. Заявление одной из сторон судебного спора ходатайства о проведении процедуры медиации. При согласии оппонента по делу рассмотрение дела приостанавливается.
  2. Подготовка и подписание соглашения о применении и проведении медиации. На этом этапе решается вопрос о месте проведения процедуры и оплате услуг медиатора.
  3. Проведение переговоров, направленных на урегулирование спора и обсуждение всех проблемных вопросов.
  4. Заключение медиативного соглашения или принятие решения о невозможности этого.

Результаты медиации, последствия для участников

Процедура медиации в рамках судебного процесса, в соответствии со ст. 14 ФЗ № 193, прекращается в следующих случаях:

  1. При оформлении медиативного соглашения. В этом случае спор считается завершенным с момента подписания документа, а производство по делу в суде прекращается.
  2. При отсутствии согласия между сторонами и невозможности решить спор с использованием медиации.
  3. При нецелесообразности процедуры (данное решение принимается на основании соответствующего заявления медиатора).
  4. При отказе одной из сторон от продолжения принимать участие в процедуре.
  5. По истечении установленного в рамках медиации срока на решение спора.

В случае заключения медиативного соглашения при проведении медиации в гражданском процессе оно в обязательном порядке подлежит утверждению судом. Утверждается документ в форме мирового соглашения, после принятия которого судебное разбирательство завершается. При отсутствии возможности решить спор по результатам проведения альтернативной процедуры судебное разбирательство продолжается до принятия судом соответствующего решения.

***

Таким образом, основное отличие применения медиации в гражданском процессе состоит в том, что решение об этом стороны принимают в ходе производства по гражданскому делу. Его рассмотрение откладывается на период урегулирования спора во внесудебном порядке.

Перспективы применения процедуры медиации в исполнительном производстве

В июле 2010 г. Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев подписал Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», который вводит специальную процедуру примирения участников конфликтных спорных отношений — процедуру медиации.

На сегодняшний день процедура медиации рассматривается не только как альтернативный государственному суду способ разрешения споров, но и как способ поведения в конфликте.

Цель медиации — предложить взаимоприемлемый и быстрый способ разрешения споров с участием медиатора на основе добровольного согласия сторон, который должен отличаться гибкостью и гарантировать исполнимость решений, принятых в ходе проведения процедуры медиации, и сэкономить судебные издержки сторонам.

Внедрение медиативных процедур в исполнительное производство предусматривает Долгосрочная программа повышения эффективности исполнения судебных решений (2011-2020 гг.) Минюста России. Данная программа предусматривает необходимость совершенствования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве в сфере альтернативного урегулирования разногласий путем обращения сторон исполнительного производства к процедуре медиации.

Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не регулирует вопросы медиации в рамках исполнительного производства, поскольку в исполнительном производстве отсутствует спор о праве в собственном смысле слова, так как предполагается, что такой спор уже был разрешен судебным решением, вступившим в законную силу. Данный Закон прежде всего направлен на урегулирование конфликтов только в тех сферах, где имеется спор о праве.

Возможности медиации в исполнительном производстве могут быть сегодня востребованы, например, при реструктуризации задолженности, проведении соответствующих переговоров между должником и кредитором.

В целях реализации норм Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» Минюстом России предлагается внести изменения в Закон об исполнительном производстве, регулирующие вопросы обращения к процедуре медиации в исполнительном производстве, статус медиатора, соотношение процедур медиации и исполнительного производства.

В своей статье профессор В.В. Ярков обращает внимание на тот факт, что на XX Конгрессе Международного союза судебных исполнителей, проходившем в период с 9 по 11 сентября 2009 г. в Марселе (Франция) «отмечался ряд следующих тенденций, которые необходимо учитывать в развитии профессии судебного исполнителя. Во-первых, необходимо использовать и развивать возможности системы медиации в сфере принудительного исполнения, исходя из современных тенденций развития гражданского законодательства. Последнее развивается под влиянием доктрины самоисполнения договоров и предоставления возможности кредитору по принудительному осуществлению его прав самыми различными способами. В условиях деюридизации отношений в сфере гражданского оборота и свободы выбора способа урегулирования конфликта (переговоры, медиация, арбитраж, государственный суд) на основе доктрины автономии воли сторон и солидарности сторон контракта законодательство шире использует принцип самоисполнения контракта и расширения средств, позволяющих кредитору защитить свое право без обращения к суду. Например, путем предоставления права залогодержателю имущества объявить себя его собственником в случае неисполнения должником своих обязательств».

По нашему мнению, примирительные процедуры должны предприниматься на стадии исполнительного производства. В рамках судебного исполнения часто возникают неразрешимые в обычном порядке разногласия между сторонами относительно способов, размера и методов исполнения судебных актов.

Медиативные процедуры в исполнительном производстве не призваны стать альтернативой деятельности судебного пристава, а направлены на обеспечение дополнительных правовых и экономических возможностей для урегулирования разногласий между участниками исполнительного производства. Обращение сторон исполнительного производства к медиатору должно повлечь приостановление исполнительного производства судом на определенный законом срок, но не его прекращение. При этом должник должен быть мотивирован на более активное участие в медиативных процедурах в связи с возможностью применения к нему принудительных мер исполнения, в том числе ограничений личного и имущественного характера.

Ведь согласно статистическим данным ФССП России на исполнении у судебных приставов-исполнителей сегодня находится более 50 млн. исполнительных производств.

Часть 1 ст. 50 Закона б исполнительном производстве предусматривает право сторон исполнительного производства — взыскателя и должника — до окончания исполнительного производства заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке. В случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником судебный пристав-исполнитель в соответствии со ст. 43 данного Закона прекращает исполнительное производство. Однако примирение сторон не является задачей судебного пристава-исполнителя, хотя данное соглашение имеет огромную социальную значимость на любой стадии процесса, включая исполнение судебных актов. Конфликт, хотя и получил правовое разрешение в соответствующем судебном акте, сохраняется, о чем свидетельствует сам факт принудительного его исполнения через органы службы судебных приставов-исполнителей.

В этой связи можно говорить о возможности использования в целях примирения сторон исполнительного производства процедуры медиации (посредничества).

Если рассматривать медиативное соглашение как гражданско-правовой договор, обязательный только для сторон, то при заключении медиативного соглашения первоначальное обязательство (вследствие неисполнения которого и возник спор) прекращается, а вместо него возникает новое. Исключение составляют случаи, когда участники спорного правоотношения договариваются, например, о зачете встречных однородных требований или прошении долга.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении соглашения, заключенного по результатам процедуры медиации, стороны вправе использовать те же способы защиты, что и при нарушении любого другого гражданско-правового договора, в том числе обратиться в суд. Данное правило прямо закреплено ч. 4 ст. 12 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)». В таком случае предметом судебного разбирательства будет новое правоотношение, возникшее на основании медиативного соглашения. Тогда в основу медиативного соглашения ложится компромисс, что является не идеальным, но достаточно распространенным результатом примирительной процедуры.

Проблема обеспечения исполнения медиативного соглашения решается по-иному, если процедура медиации проводится уже после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда. Результатом деятельности посредника (медиатора) в исполнительном производстве могло бы стать мировое соглашение между должником и взыскателем. Разумеется, такое мировое соглашение подлежит утверждению компетентным арбитражным судом или судом общей юрисдикции в установленном законом порядке.

В другом случае согласно ч. 3 ст. 12 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» медиативное соглашение может быть утверждено третейским судом в качестве мирового соглашения. При неисполнении мирового соглашения процессуальное законодательство допускает выдачу исполнительного листа, т.е. становится возможным принудительное исполнение достигнутых в медиации договоренностей.

Есть еще одна особенность. Суд также не может утвердить медиативное соглашение в части, касающейся предмета заявленного иска, поскольку процессуальными кодексами не предусмотрено такого процессуального действия.

Суд обязательно должен проверить, не противоречит ли закону такое мировое соглашение и не нарушает ли оно права и обязанности других лиц.

Целесообразно также склонять стороны к мировому соглашению в случаях, когда, например, имущества, подлежащего передаче взыскателю, не оказывается в наличии, но должник готов передать иное имущество, с чем соглашается взыскатель. В результате процедуры медиации, когда медиатор проведет переговоры не только с обеими сторонами одновременно, но и с каждой по отдельности (проведение кокуса), стороны могут достичь определенной договоренности в виде оформленного в соответствии с требованиями закона мирового соглашения, причем каждая сторона будет твердо уверена в правильности совершаемых действий.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что медиативное соглашение как элемент мирового соглашения в исполнительном производстве — это соглашение сторон о взаимных уступках друг другу и об условиях прекращения исполнительного производства, которое основано на принципах добровольности, сотрудничества и равноправия сторон. Суд обязательно выносит о нем определение, которым и должно быть прекращено исполнительное производство. Такое право у суда есть в силу п. 4 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве, и поэтому указание в п. 3 ч. 2 ст. 43 данного Закона на прекращение исполнительного производства судебным приставом-исполнителем представляется излишним.

Компромиссное мировое соглашение, основанное на доброй воле сторон и утвержденное определением суда, легче исполнить. Уклониться от исполнения такого мирового соглашения гораздо сложнее, чем от исполнения решения суда.

Применение медиации как примирительной процедуры возможно на стадии исполнения судебных актов. Это позволит достичь целей отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа исполнения решения, по спорам, возникающим из гражданских и иных правоотношений в исковом производстве, а также по делам, возникающим из публичных и иных правоотношений, например в налоговых спорах или спорах с государственными органами власти, органами местного самоуправления.

Учитывая значимость процедуры медиации в исполнительном производстве, можно выразить сожаление, что в Федеральном законе «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не предусмотрено разъяснение сторонам исполнительного производства права обратиться за урегулированием конфликта к медиатору. Законодательное закрепление такого способа урегулирования правовых конфликтов сыграло бы положительную роль в распространении процедуры медиации в системе альтернативных способов разрешения споров, а также содействовало бы развитию партнерских деловых отношений и формированию этики делового оборота, гармонизации социальных отношений.

Медиация и исполнительное производство: основные трудности и пути их решения (Малюшин А.А., Малюшин К.А.)

Быстрая навигация: Каталог статей Общие вопросы предпринимательской деятельности Медиация Медиация и исполнительное производство: основные трудности и пути их решения (Малюшин А.А., Малюшин К.А.)

Дата размещения статьи: 13.06.2015

1. Вводные положения

Сегодня можно отметить определенный сдвиг в общественных отношениях и изменения в их культуре, подкрепленные все большим и большим использованием альтернативных способов урегулирования правовых споров и разногласий. Юридическая практика, включая деятельность всех органов гражданской юрисдикции, не может основываться лишь на формальных нормах права и процедурах. Вместо изменения окружающей обстановки, в которой работают судьи, судебные приставы-исполнители, нотариусы, требуются новые виды профессионализма и мастерства, влекущие этические и моральные преобразования.
Принятый в 2010 году Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — ФЗоПМ) напрямую не говорит о возможности обращения к процедуре медиации в ходе исполнительного производства, вместе с тем потенциал медиации может быть использован при принудительном исполнении судебных актов и актов других органов.

2. Возможность обращения к процедуре медиации в ходе исполнительного производства

Исполнительное производство, как особый участок правоприменительной практики, имеет свои особенности, выражающиеся в специфике отношений, складывающихся между участниками исполнительного производства, динамике развития этих отношений (стадиях исполнительного производства), задачах, стоящих перед судебным приставом-исполнителем, и принципах права. Представляется правильным взять их в качестве основания, отправной точки для определения возможности обращения к процедуре медиации в ходе принудительного исполнения требований исполнительных документов.
По своей правовой природе исполнительное производство как вид юрисдикционной деятельности является бесспорным. ФССП в лице судебного пристава-исполнителя не наделено полномочиями по рассмотрению и разрешению правовых споров, поскольку это входит в предметную компетенцию иных органов, в частности суда общей юрисдикции или арбитражного суда, на нем же лежит обязанность исполнить вступивший в законную силу судебный акт. Более того, в случае возникновения споров в ходе исполнительного производства, связанных с действиями, бездействием судебного пристава-исполнителя, с защитой прав лиц, не участвующих в исполнительном производстве, их разрешение в конечном счете осуществляет суд. Вместе с тем в соответствии с требованиями ст. 1 ФЗоПМ процедура медиации применяется для урегулирования споров о праве. Возможно ли в этом случае вообще вести речь об урегулировании спора?! Думается, что, закрепляя право сторон на заключение мирового соглашения на стадии принудительного исполнения судебных актов, законодатель подчеркнул, что стороны вправе урегулировать уже разрешенный спор на условиях, отличных от содержания резолютивной части судебного акта, исходя из учета собственных интересов, главное, чтобы такие условия не противоречили закону и не затрагивали права других лиц. Более того, разрешение спора в суде редко приводит к устранению действительного конфликта, суд рассматривает лишь некоторые его проявления. Основной причиной, по которой исполнение судебных решений и актов иных юрисдикционных органов является длительным и неэффективным, выступает фактическое противостояние конфликтующих сторон, несмотря на вынесенное решение суда и разрешенный спор о праве.

3. Задачи исполнительного производства и медиация

В соответствии с требованиями ст. 2 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — ФЗоИП) в исполнительном производстве решаются две основные задачи, а именно — правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях — исполнение иных документов. Таким образом, законодатель не поставил перед судебным приставом-исполнителем задачи примирения сторон или содействия ему. Вместе с тем необходимо учитывать, что исполнительное производство в своей части, связанной с принудительной реализацией судебных актов и обеспечением в ходе такой реализации прав участников исполнительного производства, входит в гражданский и арбитражный процесс. Суд при всех существующих различных научных и учебных подходах является участником таких отношений, его действия активно влияют на динамику принудительного исполнения судебных актов. Таким образом, рассмотрение задачи исполнительного производства без учета задач гражданского судопроизводства будет неправильным и ошибочным. Более того, решение задач как исполнительного производства, так и гражданского судопроизводства имеет общую цель — защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан, организаций.
Положения ст. 2 ГПК РФ закрепляют несколько задач, среди которых можно выделить две основополагающие — правильное и своевременное рассмотрение дел, и ряд дополнительных — укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду. Гражданское процессуальное законодательство не ставит задачи примирения сторон или содействия такому примирению, речь не идет и о сотрудничестве. Вместе с тем ст. 148 ГПК РФ среди задач подготовки дела к судебному разбирательству выделяет задачу примирения сторон, для решения которой суд обязан принимать меры по заключению сторонами мирового соглашения, в том числе по результатам проведения процедуры медиации. Отметим, что задача по примирению сторон, наравне с другими задачами подготовки, является обязательным элементом данной стадии гражданского процесса <1>. Реализация права на заключение мирового соглашения, равно как и права на обращение к процедуре медиации, может быть осуществлена сторонами на любой стадии гражданского процесса, включая стадию исполнения судебного акта. Следовательно, на судах лежит обязанность по оказанию сторонам содействия в урегулировании спора на всех этапах процесса.
———————————
<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 N 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству». П. 15 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 9, сентябрь.

Сказанное в равной мере относится и к арбитражному процессу, за тем лишь исключением, что АПК РФ более прогрессивно подходит к задачам судопроизводства, определяя среди прочих задачу по содействию установлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота, реализация которой невозможна без сотрудничества сторон. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Постановлении подчеркнул, что арбитражный суд при рассмотрении дела обязан принимать меры для примирения сторон, содействовать им в урегулировании спора, руководствуясь при этом интересами сторон и задачами судопроизводства в арбитражных судах <2>. В то же время судье следует соблюдать осторожность во избежание риска отвода на основании чрезмерно активных попыток примирения.
———————————
<2> Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. N 9, сентябрь.

Таким образом, можно говорить о необходимости последовательной реализации на каждой стадии судебного процесса как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами задачи содействия сторонам в урегулировании спора, а не только в его разрешении. Решение поставленной задачи на стадии исполнительного производства во многом зависит от взаимодействия судов и судебных приставов-исполнителей. В особенности это касается разъяснения права на обращение к процедуре медиации, разрешения вопросов: о временной остановке совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, завершения исполнительного производства.

4. Принципы исполнительного производства и медиация

Одним из основополагающих начал медиации выступает сотрудничество сторон. Поскольку медиация является особым образом организованной процедурой переговоров, то именно сотрудничество и равноправие сторон обеспечивают создание атмосферы взаимного доверия и нацеливают на успешный исход процедуры. С этих позиций процедура медиации понимается как совместная работа сторон по согласованию интересов и выработке взаимовыгодных предложений по урегулированию спора.
В свою очередь, общеправовой принцип добросовестности обоснованно проявляется в правовом регулировании отношений, складывающихся в ходе исполнительного производства. Одним из его аспектов является сотрудничество сторон исполнительного производства между собой и с судебным приставом-исполнителем.
На сотрудничество как проявление одного из аспектов добросовестности в рамках гражданского процессуального права обращал внимание В.М. Семенов, подчеркивавший: «Добросовестность сторон и других участников дела создает атмосферу сотрудничества их с судом» <3>. Очевидно, что стороны исполнительного производства также должны активно сотрудничать как друг с другом, так и с судебным приставом-исполнителем.
———————————
<3> Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 99.

На важность сотрудничества обращает внимание Комитет министров Совета Европы в Рекомендации N (2003) 17 «О принудительном исполнении» (вместе с «Руководящими принципами…») <4>. Указывается на обязательное сотрудничество сторон при проведении процедуры принудительного исполнения, в частности по семейно-правовым спорам, соответствующие государственные органы должны способствовать такому сотрудничеству.
———————————
<4> СПС «КонсультантПлюс».

Обращение к процедуре медиации в ходе исполнительного производства обеспечит последовательную реализацию сотрудничества сторон исполнительного производства.

5. Правовые последствия обращения к процедуре медиации

Первое, на что необходимо обратить внимание, это отсутствие должного уровня информированности сторон исполнительного производства о том, что такое процедура медиации, какие есть у нее возможности и ограничения, принципы проведения процедуры и последствия ее завершения. Представляется, что для решения этой задачи может быть использован опыт, применяемый в судах. Так, Центр медиации УрГЮУ разработал и апробировал две основные формы информирования участников судебного процесса о процедуре медиации: «активную форму» и «пассивную форму».
К активной форме относятся: разъяснение права обращения к медиатору и использование процедуры урегулирования конфликтов при помощи медиации непосредственно самим судьей; консультирование участников судебного процесса медиатором.
К пассивной форме относятся: разъяснение права на обращение к процедуре медиации в судебных актах, создание соответствующих буклетов, информационных стендов, находящихся в помещениях судов, где отражалась бы основная информация о процедуре медиации, а также размещение сведений о медиаторах и самой процедуре на интернет-сайтах судов.
Для исключения случаев неоправданного затягивания сроков исполнения, недобросовестного поведения более эффективной видится пассивная форма информирования должника и взыскателя о возможности обращения к медиатору. Например, в постановлении о возбуждении исполнительного производства может быть дополнительно разъяснено право на обращение к процедуре медиации. В силу требований ст. 1 ФЗоПМ такое разъяснение возможно не по всем исполнительным производствам, а только по тем, которые не затрагивают публичный интерес. Так, разъяснение права на обращение к процедуре медиации будет нецелесообразным по исполнительным производствам, возбужденным на основании исполнительных документов, указанных в п. п. 4.1 — 7, 10 ч. 1 ст. 12 ФЗоИП.

6. Обращение к процедуре медиации, процессуальное оформление (отложение или приостановление)

Действующее законодательство об исполнительном производстве не дает ответа на вопрос, как должен поступить судебный пристав-исполнитель в случае обращения сторон к процедуре медиации в ходе исполнительного производства. Можно ли рассматривать такое обращение в качестве основания для отложения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения или основания приостановления исполнительного производства, и в компетенции какого субъекта находится это полномочие. Думается, что вопрос должен быть разрешен в пользу института отложения по ряду причин:
— в законодательстве не установлен даже приблизительный перечень оснований для отложения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, следовательно, определение основания зависит от усмотрения органа, принимающего такое решение. Наличие соглашения сторон о проведении процедуры медиации можно рассматривать в качестве такого основания. Кроме того, в определенных случаях сторонам исполнительного производства может быть рекомендовано обратиться к медиатору за консультацией, в частности по семейно-правовым спорам (например в ходе исполнения решения суда об определении порядка общения с детьми). Важно подчеркнуть, что процедура медиации является добровольной, что предполагает наличие обоюдного согласия сторон на обращение к такой процедуре. Таким образом, отсутствие согласия хотя бы одной стороны препятствует отложению исполнительных действий и применению мер принудительного исполнения;
— в отличие от приостановления исполнительного производства обстоятельства, послужившие основанием для отложения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, должны носить устранимый характер, время устранения которых может быть определено. ФЗоПМ в ст. 13 устанавливает сроки проведения процедуры медиации, соответственно в постановлении судебного пристава-исполнителя или определении соответствующего суда должна быть указана дата, до которой производится отложение, что в свою очередь окажет дисциплинирующее воздействие как на стороны, так и на медиатора, которые должны будут стремиться завершить процедуру медиации до установленной даты;
— отложение находится в компетенции как судебного пристава-исполнителя, так и суда; если отложение необходимо на срок до 10 дней, то решение вправе принять судебный пристав-исполнитель; если на срок свыше 10 дней, то только суд. Соответственно, в случае, если стороны примут решение обратиться к медиатору за консультацией о проведении процедуры медиации, десятидневного срока для этих целей вполне достаточно. Если же стороны заключат соглашение о проведении процедуры медиации, то целесообразней обратиться в соответствующий суд, поскольку по общему правилу срок проведения процедуры медиации в соответствии с ч. 1 ст. 13 ФЗоПМ составляет шестьдесят дней. Более того, ФЗоИП не препятствует неоднократному отложению исполнительных действий и применению мер принудительного исполнения. Следовательно, если шестидесятидневного срока не хватило для урегулирования разногласий между сторонами и они выразили свое желание продлить процедуру медиации, то может быть поставлен вопрос о повторном отложении совершения исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения;
— положения ФЗоИП не устанавливают запрет на совершение судебным приставом-исполнителем иных исполнительных действий или применение иных мер принудительного исполнения, помимо тех, которые были отложены, что может выступать своеобразной гарантией для взыскателя в том случае, если процедура медиации не увенчается успехом и потребуется продолжить исполнительное производство.

7. Прекращение процедуры медиации и завершение исполнительного производства

По итогам проведения процедуры медиации процедура подлежит прекращению по обстоятельствам, указанным в ст. 14 ФЗоПМ. Исходя из анализа указанных обстоятельств, можно сделать вывод, что процедура медиации прекращается:
— либо в связи с заключением медиативного соглашения (п. 1 ст. 14 ФЗоПМ);
— либо в связи с обстоятельствами, которые препятствуют дальнейшему проведению процедуры (п. п. 2 — 5 ст. 14 ФЗоПМ).
И если в отношении второй группы обстоятельств понятна дальнейшая судьба исполнительного производства, т.е. продолжение исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения, то в случае заключения медиативного соглашения между сторонами не все так однозначно. Действующему законодательству об исполнительном производстве не известно такое основание для завершения исполнительного производства в одной из предусмотренных форм, как заключение медиативного соглашения между сторонами исполнительного производства, однако в зависимости от условий такого соглашения возможно несколько вариантов развития исполнительного производства.
Во-первых, окончание исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа. Однако нужно обратить внимание, что само по себе заключение медиативного соглашения не будет основанием окончания исполнительного производства, т.к. значение имеет именно сам факт полного исполнения требований исполнительного документа, что должно быть подтверждено соответствующими документами.
Во-вторых, окончание исполнительного производства на основании заявления взыскателя о возвращении ему исполнительного документа согласно требованиям п. 3 ч. 1 ст. 47 ФЗоИП. Возможно, этот случай будет нечасто встречаться на практике в силу отсутствия у должника гарантий непредъявления исполнительного документа к взысканию в будущем, однако в ряде случаев с учетом действующего законодательства это единственно возможный вариант. Например, в случае возбуждения исполнительного производства на основании судебного приказа, выданного мировым судьей. Судебный приказ выдается без судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений на основании представленных доказательств, соответственно, невозможно заключение мирового соглашения в случае его выдачи, и оснований для его отмены нет, если процедура его выдачи соблюдена.
В-третьих, прекращение исполнительного производства в связи с заключением сторонами медиативного соглашения в случае утверждения его судом в качестве мирового соглашения. Основанием прекращения будет выступать не само медиативное соглашение, а определение суда об утверждении мирового соглашения. Таким образом, необходимо, чтобы условия медиативного соглашения, которые утверждаются судом в качестве мирового соглашения, соответствовали требованиям ГПК РФ и АПК РФ. При этом нужно учитывать, что в содержание медиативного соглашения могут быть включены условия, которые не относятся к требованиям исполнительного документа, находящегося на исполнении, поскольку такое соглашение заключается исходя из интересов сторон и зачастую носит комплексный характер, охватывая своим содержанием как юридически значимые условия, так и не имеющие такого значения.
В-четвертых, прекращение исполнительного производства в связи с отказом взыскателя от взыскания и принятием такого отказа судом. Поскольку прекращение исполнительного производства влечет за собой недопустимость повторного предъявления исполнительного документа к исполнению медиатору, целесообразно разъяснить должнику последствия такого действия.
При заключении медиативного соглашения могут возникнуть и другие, не менее существенные вопросы с точки зрения их законодательного регулирования и правоприменительной практики. Так, в ходе исполнительного производства по исполнению имущественных требований стороны обратились к процедуре медиации, по результатам проведения которой было заключено медиативное соглашение. Среди прочих условий соглашения взыскатель отказывался от взыскания, более того, взыскатель обязался в случае взыскания с должника исполнительского сбора по исполнительному производству возместить взысканную сумму в размере 5000 (пять тысяч) рублей 00 копеек. С позиции процессуального законодательства такое соглашение не может быть утверждено судом в качестве мирового соглашения. Вместе с тем отказ взыскателя от взыскания был принят, и в дальнейшем, руководствуясь добровольностью исполнения, взыскатель компенсировал должнику сумму, взысканную с него в качестве уплаты исполнительского сбора.

8. Заключительные положения

Вопрос о том, насколько активно следует проводить процессуальное рассмотрение и разрешение дела и насколько энергичными должны быть действия в направлении примирения, является очень спорным, но реформы последних лет в большей степени направлены на активацию данных компонентов со стороны как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов.
Климат правоприменительной практики изменяется медленно, но уверенно. Представляется правильным предположить, что примирительная процедура медиации будет принята и будет использоваться все больше и больше — не только судами, но и другими органами гражданской юрисдикции. Обращение к процедуре медиации в ходе исполнительного производства будет способствовать как повышению эффективности исполнительного производства, так и предотвращению возникновения новых споров о праве между теми же субъектами.

Литература

1. Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 99.

Предложение о начале процедур медиации в суде апелляционной инстанции

Мы уже рассказывали нашим друзьям и партнерам о том, как эффективна медиация в делах о банкротстве граждан. То, что неспособен сделать суд успешно реализуется в процессе медиации. Во- первых, медиация позвояет собрать всех кредиторов вместе, во-вторых, умерить их аппетиты, в третьих — договориться о рассрочке / скидке долга. Особенно востребована такая процедура для семей-банкротов. В отличие от развитых стран, в российском законодательстве такого определения пока нет, но на практике миллионы и миллионы семей — банкротов подвергаются унизительным процедрам самосуда коллекторов.

В производстве суда есть дело № 2-2598/2014 по иску Корнилаева Валерия Михайловича к Корнилаевой Наталье Игнатьевне о разделе общего имущества/долгов супругов в связи с расторжением брака. В соответствии с ФЗ 193-ФЗ «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)», по результатам конкурсного отбора1 стороны обратились с запросом на проведение процедур медиации к Профессиональному медиатору Татьяне Александровне Стукачевой (свидетельство AB № 0112 от 19 июня 2013 г. и диплом тренера -медиатора о дополнительном к высшему образованию DD № 113 от 19 июня от 2013 г., выданные НП Сибирский Центр конфликтологии) и достигли соглашения о применении процедур медиации № 1285 от 31 июля 2014 г.

Настоящим письмом предлагаем присоединиться к соглашению о применении процедур медиации в порядке ст. 428 ГК РФ (Данное соглашение публикуется для кредиторов по ссылке http://alturl.com/i6fio, что будет означать соглашение о начале процедур медиации в соответствии с ФЗ 193-ФЗ «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)». Обращение к процедуре медиации является добровольным. Каждый кредитор, заинтересованный в рассмотрении его требований, может участвовать в процедуре медиации добровольно, либо в любой момент отказаться от участия в данной процедуре. Отчетливо представляя себе сложность урегулирования настоящего спора в рамках действующего законодательства предлагаются следующие альтернативы.

Дата, время и место процедур медиации, условия

09 апреля 2015 г. с 9:30 до 10:00 место: Новосибирск, Писарева 35

График рассрочки платежей, .

Медиатор — равно приближен к каждой конфликтующей стороне. Слово медиатор происходит от латинского medius или medium, что значит посередине. Почему? Потому что медиатор — равно отдалён или равно приближен к каждой конфликтующей стороне. Он нейтрален. Процедура медиация — это не судебный способ урегулирования спора с помощью нейтрального посредника. Вместо того, чтобы идти в суд стороны могут достичь соглашения и добровольно исполнить его. Медиацию, что называется, открыли для себя, страны пост-советского пространства во втором десятилетии XXI века.
Сделанные в ходе медиации допущения, признания по фактическим обстоятельствам, не могут быть использованы в качестве доказательств в арбитражном суде, где в данный момент рассматривается спор. Любая информация, полученная в ходе медиации также остается конфиденциальной и согласно «Правилам проведения процедуры медиации» уничтожается после завершения медиации. На медиатора распространяться судебный иммунитет, исключающий возможность вызова его в качестве свидетеля.

Другими словами, стороны ничем не рискуют, обращаясь к процедуре медиации, но получают шанс совместно выработать решение «выигрыш -выигрыш», в отличие от часто реализуемого при состязательном подходе выигрыша одного за счет проигрыша другого.
На период процедуры медиации (до 60 дней) — ст. 169, 172 ГПК РФ приостанавливается течение процессуальных сроков уже поданных исков в суд.

Выработанное медиативное соглашение

утверждается судом и имеет силу мирового соглашения.
Как следует из достигнутого соглашения о применении процедур медиации № 1285 от 31 июля 2014 г., Корнилаев Валерий Михайлович и Корнилаева Наталья Игнатьевна приняли на себя обязательство исполнить выработанное медиативное соглашение по итогам медиации добровольно. Их предыстория отношений с банками свидетельствует, что стороны соглашения аккуратно вносили платежи по кредитам до того момента, пока им не было отказано в реструктуризации долга и пока сумма ежемесячных платежей не превысила их ежемесячный доход. Это свидетельствует о способности сторон спора добровольно исполнять принятые на себя обязательства. Исключение стадии принудительного исполнения значительно сокращает сроки и издержки в процессе исполнительного производства.

Медиация помогает налаживанию доверительные отношений,

и если они есть, то стороны легко приходят к соглашению. Большую помощь в этом оказывает нарративная медиация, новый подход, изначально введенный семейными терапевтами Михаилом Уйтом и Дэвидом Эпстоном из Австралии, когда в медиации участвует много сторон возможны круги примирения и конференции, хорошо описанные в специальной литературе, а также успешно практикуемые Всероссийской Ассоциацией Восстановительной медиации, участинком которой является медиатор Татьяна Александровна Стукачева.
Инициировать процедуру медиации может любая сторона, заинтересованная в эффективном урегулировании спора, но даже если не все стороны на начальной стадии придут к согласию, то в этом случае мы стараемся убедить и других участников в целесообразности использования процедуры медиации.

В любом случае оплата услуг медиации даже одной из сторон спора не влияет на нейтральность медиатора, подобно тому как оплата истцом госпошлины ещё не является поводом для выражения сомнений в беспристрастности суда.

Возможна ли медиация по делам о банкротстве? (Каменков В.С.)

Актуальность темы настоящего исследования имеет наивысшую степень, поскольку в случае успешного внедрения медиации в процедуры, характерные для рассмотрения дел об экономической несостоятельности с санацией, можно получить грандиозный позитивный результат при восстановлении платежеспособности конкретных должников, а значит, и в экономике в целом. Успешная медиация даже в процедуре ликвидационного производства по делу о банкротстве сможет минимизировать негативные последствия для должника, кредиторов и иных участников банкротного процесса.

Кроме того, в последнее время тема эффективности для экономики процедур экономической несостоятельности (банкротства) стала чаще звучать в смысле изменения конечного результата данного экономико-правового института с ликвидационного на санационный.

Поэтому настоящая статья должна быть интересна в первую очередь для всех, кто занимается экономической стратегией и тактикой, — для руководителей на производстве, для управляющих в бизнесе, для всех субъектов предпринимательской деятельности, для всех юристов, для тех, кто готовит управляющих, и самих управляющих по делам о банкротстве и т.д., не говоря уже о тех, кто занимается научными исследованиями в данной области.

Комплексно рассматриваемую проблему не исследовал пока никто, но мысли отдельных авторов по данной теме уже появляются. Во всяком случае речь идет об общих подходах к упомянутой проблеме и о возможности применения медиации на различных этапах (стадиях) развития дела об экономической несостоятельности (банкротстве). Так, «Добролюбова Е.А. предлагает использовать медиацию и в отношениях, возникающих при экономической несостоятельности (банкротстве) субъектов хозяйствования: до инициирования процесса банкротства как эффективное правовое средство предотвращения сложного механизма несостоятельности, а также на любой стадии банкротства в рамках института мирового соглашения, которое будет приостанавливать процесс банкротства, что в настоящее время противоречит нормам действующего законодательства. Она также предлагает утверждать медиативное соглашение, заключенное в процессе несостоятельности, арбитражным судом в качестве мирового соглашения, после чего оно становится обязательным для сторон, его подписавших» <1>.

<1> Амельченя Ю.А. Вопросы применения способов альтернативного разрешения споров в Республике Беларусь // СПС «КонсультантПлюс», 2014; Добролюбова Е.А. Медиация в системе способов защиты прав предпринимателей. Медиация в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 12. См. также: Василега М.Ю. Медиация в банкротстве // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2014. N 6. С. 57 — 63; Рондарь Н.В., Рондарь В.Н. Медиация и эффективность института банкротства // Там же. N 4. С. 108 — 113.

В рамках настоящей статьи попытаемся проанализировать действующее законодательство Республики Беларусь на предмет потенциальных возможностей использования медиации в означенной сфере правоотношений.

Вспомним, что в соответствии со ст. 2 Закона о медиации <1> сфера его действия обозначена следующим образом: «Настоящий Закон регулирует отношения, связанные с применением медиации в целях урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности, а также споров, возникающих из трудовых и семейных правоотношений, если иное не предусмотрено законодательными актами или не вытекает из существа соответствующих отношений» (п. 1). Учитывая, что перечисленные области правоотношений не чужды для дел об экономической несостоятельности (банкротстве), а наоборот, превалируют в них, можно сделать первый, промежуточный вывод о том, что концептуальных препятствий для использования медиации в банкротных отношениях нет.

<1> Закон Республики Беларусь от 12 июля 2013 г. N 58-З «О медиации» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь, 23 июля 2013 г., 2/2056.

А в последующих нормах Закона о медиации указывается на возможность проведения медиации как до обращения сторон в суд в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства, так и после возбуждения производства по делу в суде. Особенности проведения медиации после возбуждения производства по делу в суде определяются процессуальным законодательством (п. 2 ст. 2 названного Закона).

Сопоставим указанные правовые нормы с нормами Закона о банкротстве <1>: «Дела об экономической несостоятельности (банкротстве) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей рассматриваются хозяйственным судом в порядке, установленном Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь, с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Законом и актами Президента Республики Беларусь» (ст. 22). Но действие Закона о медиации распространяется также на медиацию, которая проводится даже в рамках иных видов судопроизводства в случаях, предусмотренных законодательными актами.

<1> Закон Республики Беларусь от 13 июля 2012 г. N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь, 24 июля 2012 г., 2/1967.

Следовательно, в процессуальном смысле пока также не просматривается каких-либо препон для использования медиации в банкротстве.

Остается только концептуально допустить медиацию в указанную сферу и дополнить действующее законодательство конкретными правовыми нормами. Конечно, потребуется еще подготовить медиаторов-профессионалов для успешного проведения медиации в данном межотраслевом и комплексном институте и решить ряд иных сложных вопросов.

Не лишним будет вспомнить как минимум некоторые из всех специфических особенностей банкротных процедур, которые располагают к медиации, содержат медиативный потенциал, даже предполагают участие медиатора.

Во-первых, высокий уровень и многослойность конфликтности и спорности по большинству дел об экономической несостоятельности (банкротстве). Это не только конфликт, существующий априори между должником и кредиторами, приведший к банкротной процедуре, но и конфликт между кредиторами одной очереди, между кредиторами разных очередей. Возможны конфликты между должником и управляющим, между кредиторами и управляющим, между управляющим и государственным органом по делам о банкротстве и т.д.

О таких конфликтах и спорах прямо указывается в Законе о банкротстве:

1) «…в процедурах экономической несостоятельности (банкротства) споры, вытекающие из трудовых и связанных с ними отношений, рассматриваются общими судами. Споры об отнесении субъектов права к должникам или заинтересованным лицам в отношении должника, кредитора (конкурсного кредитора), управляющего рассматриваются хозяйственными судами» (ст. 7);

2) споры о привлечении к ответственности (ст. 11);

3) заявления управляющего, в том числе о разногласиях, возникших между ним и кредиторами, а также жалобы кредиторов, иных лиц, участвующих в деле об экономической несостоятельности (банкротстве) (ст. 54);

4) оспаривание сделок (ст. 77);

5) споры о признании требований (ст. 96);

6) хозяйственные споры с участием должника (ст. 103);

7) споры при продаже имущества должника (ст. 127);

8) споры, связанные с деятельностью временной администрации банка (ст. 192), и т.п.

Судебная практика и судебная статистика подтверждают практическую направленность и значимость этих правовых норм. Из-за отсутствия данных статистики экономических судов Беларуси сошлемся на статистику арбитражных судов Российской Федерации <1>:

<1> См.: Рондарь Н.В., Рондарь В.Н. Указ. соч. С. 108 — 113.

Характер заявлений, жалоб и ходатайств в рамках дел о банкротстве

Год

2013 (I пол.)

Всего рассмотрено дел, из них:

об отстранении арбитражного управляющего

232 846

204 753

239 498

108 216

об установлении размера требований кредиторов, об исключении требований из реестра

165 013

120 711

137 584

58 391

Иное

66 439

82 490

100 190

49 026

Причины всех конфликтов различны, но сходятся они в одном — в несовпадении сторон конфликта. Трудно не согласиться с практикующим арбитражным управляющим и медиатором относительно многосложности конфликта по делу о банкротстве: «В общем случае в процедуре банкротства участвуют несколько групп сторон — кредиторы, должник (бенефициары), трудовой коллектив, государство (как кредитор и как собственник имущества), органы местного самоуправления, правоохранительные органы, арбитражный управляющий. Все они в своих действиях преследуют разные интересы, часто взаимоисключающие. Более того, конфликты могут возникать как между группами, так и внутри групп, например между конкурсными кредиторами или работниками» <1>.

<1> Василега М.Ю. Указ. соч. С. 57 — 63.

Основным негативным последствием таких конфликтов в делах об экономической несостоятельности является потеря большого количества времени на их рассмотрение, что приводит, в свою очередь, к увеличению финансовой неустойчивости должника, убыткам кредиторов, снижению качества активов должника, потере квалифицированных работников и т.д.

В таком случае обратимся к медиации, которая дефиницируется как переговоры сторон с участием медиатора в целях урегулирования спора (споров) сторон путем выработки ими взаимоприемлемого соглашения (ст. 1 Закона о медиации). Или — «медиация — это процесс структурированных переговоров (то есть переговоров, организованных по определенному алгоритму), в котором медиатор является организатором и управляет переговорами таким образом, чтобы стороны пришли к наиболее реалистичному и удовлетворяющему интересам сторон соглашению, в результате выполнения которого они разрешат экономический конфликт» <1>.

<1> Рондарь Н.В., Рондарь В.Н. Указ. соч. С. 108 — 113.

Во-вторых, наличие фигуры управляющего в банкротных процедурах, который имеет законодательно закрепленные не только задачи, права, но и обязанности по обеспечению равной защиты прав и интересов как должника, так и кредиторов, в том числе по предъявлению необходимых исков, оспариванию требований кредиторов (ст. 66, 76, 77 Закона о банкротстве). Иными словами, управляющий в банкротных процедурах призван минимизировать негативные последствия, в том числе возможные конфликты, и отчасти уже выполняет функции медиатора, но может их осуществлять более эффективно в случае получения необходимой квалифицированной подготовки.

В-третьих, концептуальная нацеленность Закона о банкротстве, подкрепленная соответствующими правовыми конструкциями, нормами и терминологией (реструктуризация, оздоровление, восстановление платежеспособности и т.п.), свидетельствует о его приверженности к предупреждению банкротства, к медиации, к примирению, к санации и созиданию, а не к разрушению. Возьмем, например, такие основополагающие целеобразующие формулировки из упомянутого Закона:

«Настоящим Законом… регулируются порядок и условия… осуществления мер по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) и иные связанные с этим отношения, порядок и условия проведения санации должника, а при невозможности проведения санации или отсутствии оснований для ее проведения — порядок ликвидационного производства должника» (ст. 2);

«При рассмотрении дела об экономической несостоятельности (банкротстве) должника — юридического лица применяются следующие процедуры экономической несостоятельности (банкротства):

защитный период;

конкурсное производство;

мировое соглашение» (ст. 13).

Комиссии и меры по предупреждению банкротства (ст. 16, 17), досудебное оздоровление — все это направлено на одну конечную цель: не допустить реального банкротства должника.

В имеющемся, хоть и небольшом, количестве публикаций по настоящей теме рассматриваются только две вероятности использования медиации в банкротной процедуре:

1) формирование медиативной компетенции арбитражных управляющих в целях сглаживания конфликтов, возникающих в процессе банкротства и выработки мирового соглашения;

2) введение обязательной досудебной процедуры медиации для разрешения экономических споров между должником и кредитором (кредиторами) <1>.

<1> См.: Рондарь Н.В., Рондарь В.Н. Указ. соч. С. 108 — 113.

Приветствуя такие предложения, представляется, что медиация может значительно шире применяться на различных этапах развития банкротного процесса.

Концепция Закона о банкротстве в целом построена на трех «китах», т.е. на трех основных направлениях разрешения возможных конфликтов между должником и кредиторами: на самой ранней стадии — предупреждение (ст. 16, 17) и два — в процедуре банкротства: досудебное их урегулирование (оздоровление) и судебное их разрешение, в том числе через защитный период и мировое соглашение.

Но этап предупреждения экономической несостоятельности «страдает» рядом хронических недостатков, которые не позволяют ему полноценно выполнять функцию предотвращения надвигающихся на должника и кредиторов негативных последствий.

Во-первых, все предупреждение сведено только к усилиям самого должника, его собственника или учредителей (участников) и курирующих государственных органов, которые должны создавать комиссии по предупреждению. О кредиторах на стадии предупреждения в Законе о банкротстве речь пусть и ведется, но очень абстрактно и осторожно, хотя уже на данном этапе участие кредиторов полезно, как необходим и диалог с ними в виде переговоров и даже медиации. Поэтому в ст. 17 Закона о банкротстве можно предусмотреть возможность обращения к процедуре медиации. А ведь профессиональные медиаторы могут оказать реальную помощь даже в прописанных в упомянутом Законе формах, в том числе при:

— взыскании дебиторской задолженности;

— привлечении инвестиций;

— заключении соглашений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с кредиторами о реструктуризации их кредиторской задолженности;

— проведении переговоров о выделении должнику бюджетных средств для погашения задолженности перед кредиторами, заключении договоров займа (кредитных договоров), погашении кредиторской задолженности за счет иных источников;

— предоставлении кредитов, бюджетных ссуд, субсидий, иных видов финансовой помощи в порядке, установленном законодательством, и т.д.

Более того, на период принятия мер по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) в отношении определенных категорий должников в состав комиссии также можно включать кредиторов.

Во-вторых, непонятно, почему Закон о банкротстве не предусматривает обязанности самого должника создавать некий прототип комиссии по предупреждению банкротства. Чем раньше должник и его структуры начнут заботиться о своем финансовом благополучии, тем меньше вероятность его банкротства. Такие нормы нужно сформулировать в ст. 16 Закона о банкротстве. Понятно, что каждая организация и ее соответствующие должностные лица обязаны беспокоиться о своем финансовом благополучии. Но наличие частного и публичного интереса, по сути, в любой организации предполагает и правовую обязанность по оздоровлению и предупреждению банкротства. При этом в законодательстве должна быть предусмотрена не только обязанность должника и его соответствующих лиц подать заявление о своем банкротстве, но и определенные обязанности на более ранних стадиях возможных банкротных процедур.

В-третьих, эффективным средством предупреждения экономической несостоятельности и банкротства является мониторинг неплатежеспособных должников. Но Департаментом по санации и банкротству Министерства экономики Республики Беларусь такой мониторинг ведется только в отношении должников государственной формы собственности. Возникает закономерный вопрос: почему не предусмотреть мониторинг неплатежеспособных должников негосударственной формы собственности на добровольной или смешанной основе? Ведь в деле о банкротстве организации даже частной формы собственности затрагиваются не только частные, но и публичные интересы (интересы работников и их семей, интересы кредиторов, в том числе государства через публичные обязательства должника по уплате налогов и иных обязательных платежей, и т.д.).

Поэтому необходимо внести соответствующие изменения и в Постановление Совета Министров по данному вопросу <1>.

<1> Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 4 сентября 2013 г. N 785 «Об утверждении комплекса мероприятий по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) и проведению процедур экономической несостоятельности (банкротства)» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь, 12 июля 2014 г., 5/39088.

В-четвертых, на наш взгляд, нужно урегулировать возможность предания гласности деятельности должника, кредиторов и соответствующих органов на стадии предупреждения экономической несостоятельности и банкротства. Опубликование судебных постановлений по делу о банкротстве уже не несет, как правило, профилактической функции в отношении должника и его реальных кредиторов. Поэтому нуждается в изменении и ст. 21 Закона о банкротстве.

Досудебное урегулирование конфликтов между должником и кредиторами (досудебное оздоровление) также возможно усовершенствовать.

В ст. 1 Закона о банкротстве дается содержательное определение понятия «досудебное оздоровление»: это некие абстрактные меры, принимаемые руководителями организаций, собственником имущества унитарного предприятия, учредителями (участниками) юридического лица, индивидуальными предпринимателями, государственными органами и иными организациями по обеспечению стабильной и эффективной хозяйственной (экономической) деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также восстановлению их платежеспособности. С одной стороны, такое определение не ограничивает соответствующих лиц в выборе способов оздоровления должника, а предоставляет им свободу. С другой — оно не ориентирует этих лиц на совершение конкретных действий по оздоровлению. Помочь могут нормы ч. 2 ст. 17 Закона о банкротстве, где представлен неисчерпывающий перечень мер по улучшению финансового состояния должников — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Это, в частности, изменение структуры и состава органов управления должника, взыскание дебиторской задолженности, привлечение инвестиций, реорганизация должника и т.д.

Называется и такая мера, как содействие достижению соглашений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с кредиторами о реструктуризации их кредиторской задолженности, в том числе путем предоставления необходимых гарантий. Полагаю, что этот «прозрачный намек» нужно совершенствовать за счет привлечения в досудебное оздоровление профессиональных медиаторов. При наличии воли, статуса и обязанности по принятию мер к оздоровлению должника таких субъектов, как руководители организаций, собственники имущества унитарного предприятия, учредители (участники) юридического лица, индивидуальные предприниматели, государственные органы, и с помощью профессиональных медиаторов можно добиться реальных результатов в досудебном оздоровлении. При этом потребуются небольшие изменения в ст. 17, 20 и иные статьи Закона о банкротстве, в некоторые другие правовые акты.

Кстати, отличным поводом для привлечения медиатора на данной стадии будет являться то частное определение суда, которое предусмотрено ст. 20 Закона о банкротстве.

Защитный период определяется в Законе о банкротстве как самостоятельная процедура экономической несостоятельности (банкротства), применяемая к должнику с момента принятия экономическим судом заявления об экономической несостоятельности (банкротстве) в целях завершения досудебного оздоровления, а также проверки наличия оснований для открытия конкурсного производства и обеспечения сохранности имущества должника (ст. 1).

Поскольку при введении защитного периода в определении хозяйственного суда о возбуждении производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) должника указывается о назначении временного управляющего (ч. 3 ст. 39 Закона о банкротстве), то закономерно напрашивается предложение о повышении медиативной компетенции этого лица. Иными словами, учебная подготовка (обучение и повышение квалификации) управляющих для целей экономической несостоятельности (банкротства) должна включать определенные составляющие, формирующие теоретические знания и практические навыки медиатора. Такие знания и навыки будут полезны для должника и кредиторов, для самого управляющего и иных лиц не только в защитный период, но и на всех возможных последующих этапах банкротного процесса. Стоит вспомнить, что «медиатор — физическое лицо, отвечающее требованиям настоящего Закона, участвующее в переговорах сторон в качестве незаинтересованного лица в целях содействия им в урегулировании спора (споров)» (ст. 1 Закона о банкротстве).

Говоря о потенциале медиации для урегулирования конфликтов в банкротстве, следует иметь в виду, что только судебное их разрешение является малоэффективным для санации, т.е. оздоровления должника как основной цели института экономической несостоятельности, потому что судебная процедура начинается слишком поздно, когда должник уже находится в наиболее неблагоприятном финансовом положении. Называются и иные причины низкой результативности судебных процедур в банкротстве: «…судебный способ урегулирования споров между ними не может считаться эффективным, так как в этом случае учитывается только формальная сторона с позиции закона, но не с позиции учета интересов сторон. В итоге происходят те негативные последствия, которые мы уже отметили: судебные споры блокируют ход процедуры, арбитражный управляющий вынужден действовать формально, находясь под угрозой жалоб и отстранения, контрагенты опасаются взаимодействовать с предприятием, находящимся в процедуре банкротства, обороты падают, заработная плата не выдается. После завершения процедуры активы уже не существуют в том рабочем состоянии, как это было до процедуры» <1>. Более того, М.Ю. Василега с позиции своего опыта настаивает, что «существующий в настоящее время судебный порядок разрешения конфликтов в процедуре банкротства не является оптимальным, это препятствие, которое мешает реализовать в полной мере созидательный потенциал института банкротства» <2>.

<1> Василега М.Ю. Указ. соч. С. 57 — 63.

<2> Там же.

На этом фоне ярко выделяются преимущества, которые имеет медиация в отличие от других способов разрешения конфликтов:

«…более высокая скорость разрешения конфликтов;

— значительно более высокий процент реализации принятых решений в результате того, что стороны оказались удовлетворенными принятым решением;

— конфиденциальность;

— более низкие затраты на проведение процедуры медиации в сравнении с затратами, неизбежными при решении спора в суде, и т.д.» <1>.

<1> Рондарь Н.В., Рондарь В.Н. Указ. соч. С. 108 — 113.

Поэтому «упор» необходимо делать на медиацию на ранних банкротных стадиях и процедурах.

Тем не менее и в конкурсном производстве по делу о банкротстве найдется место для медиатора.

Напомню, что конкурсное производство — это процедура экономической несостоятельности (банкротства), осуществляемая в целях максимально возможного удовлетворения требований кредиторов в соответствии с установленной очередностью, защиты прав и законных интересов должника, а также кредиторов и иных лиц в процедуре санации, а при невозможности проведения санации или отсутствии оснований для ее проведения — в процедуре ликвидационного производства должника (ст. 1 Закона о банкротстве).

Рассмотрим в общем плане возможности медиации в процедуре санации должника и в процедуре ликвидации должника.

В процедуре признания должника экономически несостоятельным, т.е. с перспективой его санации, возможности медиации вполне реальны и эффективны. Либо это будут усилия управляющего по делу о банкротстве, прошедшего специализированное медиативное обучение, либо совместные усилия управляющего и привлеченного медиатора. Конечно, такое участие медиатора возможно только с согласия должника и кредиторов, требует дополнительного правового регулирования и определенных материальных затрат. Поэтому считать такие расходы потребуется должнику, управляющему и кредиторам.

В процедуре ликвидационного производства, которая определяется как процедура конкурсного производства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях ликвидации должника — юридического лица или прекращения деятельности должника — индивидуального предпринимателя, продажи имущества должника и удовлетворения требований кредиторов в соответствии с установленной очередностью (ст. 1 Закона о банкротстве), медиация также возможна, но с меньшей эффективностью. Здесь «банкротный», т.е. специализирующийся в данной сфере отношений медиатор может оказать содействие в отыскании наиболее оптимальных вариантов продажи имущества должника и справедливого распределения полученного от продажи между кредиторами.

Для повышения количества и эффективности мировых соглашений по делам о банкротстве даже необходимо участие медиаторов или как минимум «медиативных управляющих», т.е. управляющих, прошедших медиативную подготовку. Вспомним, что мировое соглашение — это процедура экономической несостоятельности (банкротства) в виде соглашения между должником, конкурсными кредиторами, а также третьими лицами об уплате долгов, в котором предусматриваются освобождение должника от долгов, или уменьшение сумм долгов, или рассрочка (отсрочка) их уплаты, а также срок уплаты долгов и т.п., применяемого на любой стадии конкурсного производства в целях прекращения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) и утверждаемого хозяйственным судом, рассматривающим дело об экономической несостоятельности (банкротстве). Профессиональный переговорщик, или медиатор, в таких процедурах никогда не бывает лишним.

Понятно, что подробности возможного участия медиатора в перечисленных процедурах банкротства требуют дальнейшего изучения, правового регулирования, согласования и т.д. Но главное в другом — польза от медиации в делах о банкротстве весьма реальна.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх