Мельгунов Виталий Дмитриевич

Мельгунов В. Д.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СФЕРЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

7. ЗЕМЕЛЬНО-ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

7.1. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СФЕРЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

Мельгунов Виталий Дмитриевич, зам. декана юридического факультета по научной работе, доцент кафедры природоресурсного и экологического права, кандидат юридических наук, доцент.

Место работы: Российский государственный университет нефти и газа имени ИМ Губкина

Аннотация: В статье анализируется современное состояние правового регулирования в сфере недропользования, связанное с обеспечением при пользовании недрами национальной безопасности. В целях подготовки научной основы для совершенствования законодательства вносятся предложения по формированию в горном праве и законодательстве принципа обеспечения интересов национальной безопасности в сфере недропользования

Ключевые слова: недра, недропользование, горное право, горные отношения, принципы горного права, национальная безопасность, участки недр федерального значения

FEATURES OF THE PRINCIPLE OF NATIONAL SECURITY INTERESTS IN THE SPHERE OF SUBSOIL USE

Work place: Gubkin Russian State University of Oil and Gas

Принцип обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования на современном этапе является одним из основных принципов горного права Рос-

сии .

1В отношении других принципов, см., например: Мельгунов В.Д. Современное состояние и совершенствование правового регулирования в целях реализации принципа платности недропользования в Российской Федерации//Бизнес в законе. 2014. №1. С. 153;Формирование и реализация принципа сочетания экологических, экономических и социальных интересов при пользовании недрами в горном праве и законодательстве Российской Федера-ции//Пробелы в российском законодательстве. 2014. №3; Формирование и реализация принципа «недра как природный ресурс -публичное благо» в горном праве и законодательстве Российской

Реализация данного принципа в российском законодательстве осуществляется в различных формах, в том числе путем:

1) выделения категорий участков недр особого (федерального) значения(статья 2.1. Закона РФ «О недрах»);

2) выделения особых (стратегических) видов полезных ископаемых и отнесения сведений о них к государственной тайне (Постановление Правительства РФ от 02.04.2002 года №210);

3) создания федерального фонда резервных месторождений (статья 2.2. Закона РФ «О недрах»);

4) ограничения допуска иностранных лиц и российских юридических лиц с иностранным участием в конкурсах и аукционах на получение права пользования недрами на участках недр федерального значения (статья 13.1 Закона РФ «О недрах»);

5) установления в законе возможности отказа в предоставлении права пользования недрами иностранному юридическому лицу и юридическому лицу, созданному в соответствии с законодательством РФ, но с иностранным участием, при открытии нового месторождения, отвечающего критериям участка недр федерального значения (статья 2.1. Закона РФ «О недрах»);

6) установления минимального размера государственного участия в уставных капиталах для допуска юридических лиц к пользованию недрами на отдельных участках федерального значения (статья 2.1. Закона РФ «О недрах»);

7) запрета или предварительного согласования со стороны государства на переход долей участия (акций) в уставных капиталах некоторых групп пользователей недр (Федеральный закон от 29.04.2008 года №57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства»);

8) запрета на переход права пользования недрами к иностранному юридическому лицу, за исключением перехода такого права по условиям соглашений о разделе продукции или концессионных соглашений (статья 17.1. Закона РФ «О недрах»).

По оценкам исследователей, в частности — Я.В. Ма-нина, выделение категорий полезных ископаемых и участков недр государственной важности имеет достаточно долгую историю и происходило еще феодальной Руси. В этот период на недропользователей участков возлагались существенные публичные функции, поэтому к их числу относились только монастыри, позднее некоторые частные лица, а условия эксплуатации месторождений каждый раз определялись непосредственно князьями, позднее — государями. Иностранцы допускались к стратегическому недропользованию только в интересах казны. Во времена правления Петра I, по мнению исследователя, иностранное участие в геологическом изучении, разведке и разработке стратегических месторождений допускалось в целях восполнения дефицита российских специалистов и внедрения в Рос-

Федерации// Труды Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина. 2014. №2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Бизнес в законе

3’2014

сии передовых зарубежных технологий. Аналогичное регулирование существовало и в более поздний период (в Своде учреждений и уставов горного управления 1832 г. и в последующих его редакциях)2.

В виду существенных различий в современной правовой и политической системе и политическом строе СССР, рассмотрение этого принципа в советский период (в период «железного занавеса»)не представляется интересным в современном значении. Однако в мире в тот период существовали примеры, когда в интересах национальной безопасности происходило не только ограничение прав в отношении недр и полезных ископаемых, но и национализация целых отраслей горнодобывающей промышленности (к примеру, угольной в Англии и Франции)3.

В законодательстве современной России закрепление принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования происходило неравномерно. Так, в начале 90-х годов (точнее в период распада СССР и последующий период) действие принципа в сфере недропользования было «малозаметным», поскольку в этот период только определялись основные направления будущей политики независимой России, а с учетом сложной экономической ситуации страна была заинтересована в привлечении иностранных инвестиций. Достаточно сказать, что именно в это время проходили переговоры с транснациональными компаниями и частными иностранными инвесторами о предоставлении прав на пользование недрами месторождений углеводородного и других видов минерального сырья, и практически без достаточной нормативной правовой базы были заключены действующие в настоящее время соглашения о разделе продукции по проектам «Сахалин-1», «Сахалин-2», «Харьягинское»4.

Становление данного принципа в горном праве в последующий период было обусловлено международными вызовами, продиктованными постепенным истощением мировых запасов полезных ископаемых и увеличением конкуренции среди компаний с целью получения доступа к имеющимся запасам полезных ископаемых. Так, в конце 1995 года заключение соглашений о разделе продукции было урегулировано Федеральным законом «О соглашениях о разделе продукции», в который, впоследствии, были внесены многочисленные изменения, в значительной степени, ограничившие возможность использования этого инструмента в России5. Впрочем, эти шаги исключили риск применения против Российской Федерации международно-правовых механизмов защиты инвестиций на межгосударственном уровне и ограничили число случаев отказа РФ от государственного иммунитета в отношениях с частными инвесторами.

Необходимо отметить, что внесение изменений в 1995 году в Закон РФ «О недрах», в соответствии с которыми отдельные «участки недр, в том числе содержащие месторождения полезных ископаемых, могли получать статус объектов федерального значения»,

2См. Манин Я.В. Особенности правового режима участков недр федерального значения: М. 2012. С. 16-19.

3 См.: Клюкин Б.Д. Горные отношения в странах Западной Европы и Америки. С. 53,83.

4 По данным, размещенным на официальном сайте Минэнерго: http://minenergo.gov.ru/press/min_news/10423.html

явилось важным шагом в формировании национальной правовой основы для закрепления этого принципа в сфере недропользования. Данные изменения были внесены в целях «гарантированного обеспечения государственных потребностей Российской Федерации стратегическими и дефицитными видами ресурсов недр, наличие которых влияет на её национальную безопасность, а также обеспечивает основы её суверенитета».

Проставляется, что важным шагом в установлении в законодательстве принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования явилось также принятие Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации». В данном нормативном правовом акте (статья 10) были определены основания и порядок отнесения месторождений газа к объектам федерального значения, к которым могли быть отнесены месторождения газа, имеющие стратегическое значение для газоснабжения в Российской Федерации по решению Правительства Российской Федерации по согласованию с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого расположено месторождение газа. Кроме того, в законе в целях обеспечения энергетической безопасности Российской Федерации было предусмотрено (статья 11) формирование федерального фонда резервных месторождений газа. К таким месторождениям решением Правительства РФ могли быть отнесены объекты федерального значения по представлению федерального органа исполнительной власти, уполномоченного координировать деятельность организаций топливно-энергетического комплекса.

Еще более четкие очертания принцип обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования в законодательстве РФ приобрел с принятием Федерального закона №58-ФЗ от 29.04.2008 года. Указанным федеральным законом были внесены изменения в Закон РФ «О недрах», установлены критерии отнесения участков недр к категории «участки недр федерального значения», а также определены цели и критерии создания такой категории как «резервные участки недр» (статья 2.1.) и «федеральный фонд резервных участков недр» (статья 2.2). Кроме того, федеральным законом были установлены значительные ограничения для иностранных инвесторов и российских организаций с иностранным участием в отношении получения прав пользования недрами участков федерального значения и приобретения долей, акций в организациях, являющихся пользователями недр на таких участках (статьи 2.1., 9, 13, 17.1). В частности, законом установлено полномочие Правительства Российской Федерации на отказ иностранному инвестору в предоставлении права пользования недрами для целей разведки и добычи полезных ископаемых в случае установления факта открытия месторождения, отвечающего критериям участков недр федерального значения (статья 2.1.); определено, что пользователями недр на участках недр федерального значения, могут быть только российские юридические лица, если законом не установлены дополнительные ограничения (например, по размеру участия России в уставных ка-питалах).Введены ограничения на переход права пользования недрами к иностранному инвестору или российскому юридическому лицу с иностранными инвестициями (статья 17.1).

К закреплению данного принципа в законодательстве РФ в широком смысле прямое отношение имеют нор-

Мельгунов В. Д.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СФЕРЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

мы Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, федеральные конституционные законы, Федеральный закон «О безопасности», другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в области безопасности.

В качестве международно-правовой основы формирования и реализации данного принципа следует отметить общепризнанные принципы и нормы международного права о государственном суверенитете и закреплении права народов на естественные богатства (часть 2 статьи 1 и статья 25 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах: «в соответствии со статьей 25 ничто в Пакте не должно толковаться как умаление неотъемлемого права всех народов полностью и свободно обладать и пользоваться своими естественными богатствами и ресурсами»6. Кроме того, право народов свободно распоряжаться своими естественными ресурсами и богатствами находит свое отражение в деятельности Генеральной Ассамблеи ООН. В соответствии с многочисленными резолюциями (к примеру, от 21 декабря 1952 года «О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов», от14 декабря 1962 года «Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами») закрепляется «право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и свободно их эксплуатировать является их неотъемлемым суверенным правом и соответствует целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций», а также «право народов и наций на неотъемлемый суверенитет над их естественными богатствами и ресурсами должно осуществляться в интересах их национального развития и благосостояния населения соответствующих государств (п. 1)».

Центральным звеном в национальном законодательном регулировании вопросов безопасности является Федеральный закон «О безопасности», который определяет основные принципы и содержание деятельности по обеспечению безопасности (общественной безопасности, экологической безопасности, безопасности личности, иных видов безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации), полномочия и функции федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в области безопасности, а также статус Совета Безопасности Российской Федерации. Государственная политика в области обеспечения безопасности (статья 4) является частью внутренней и внешней политики Российской Федерации и представляет собой совокупность скоординированных и объединенных единым замыслом политических, организационных, социально-экономических, военных, правовых, информационных, специальных и иных мер. При этом основные направления государственной политики в области обеспечения безопасности определяет Президент Российской Федерации.

Необходимо отметить также значительный массив регулирования, необходимый для реализации принципа обеспечения национальной безопасности в сфере

недропользования, на уровне подзаконных актов. Так, Указом Президента РФ от 12.05.2009 №537 утверждена «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». Понятие «национальной безопасности» сформулировано в стратегии в очень широком виде: «национальная безопасность — состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства». Из стратегии следует, что на состояние национальной безопасности в экологической сфере оказывает негативное воздействие истощение мировых запасов минерально-сырьевых, водных и биологических ресурсов, а также нарастание стратегических рисков исчерпания запасов важнейших минеральносырьевых ресурсов страны, и падение добычи многих стратегически важных полезных ископаемых. Согласно Указу Президента РФ от 12.05.2009 №537 в понимании национальной безопасности право (как регулятор в широком смысле) отнесено к средствам обеспечения национальной безопасности, а в обеспечении интересов национальной безопасности принимают участие как специализированные силы, уполномоченные органы исполнительной власти7 и институты гражданского общества.

По мнению Вербицкого В.В. «Стратегия как базовый, концептуальный документ, в котором излагаются порядок действий и меры по обеспечению национальной безопасности и который является основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти, организаций и общественных объединений для защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности личности, общества и государства, должен базироваться на научно-обоснованных, подтвержденных практикой развития и применения законодательства правовых понятиях (категориях)8.

Кроме указанной общей «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», применительно к реализации принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования можно рассмотреть: Стратегию Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития (Указ Президента РФ от 04.02.1994 №236); Стратегию развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года (Распоряжение Правительства РФ от 21.06.2010 №1039-р); Энергетическую стратегию России на период до 2030 года (Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 №1715-р), а также подготавливаемую Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года»9, поскольку в положениях вышеперечисленных документов уделяется внимание вопросам обеспечения национальной безопасности.

7 Из смысла Концепции к силам обеспечения интересов национальной безопасности отнесены федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие управление государственным фондом недр.

8 См.: Вербицкий В.В. Национальная безопасность Российской Федерации в экологической сфере как категория// Экологическое право. 2013. №4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Бизнес в законе

3’2014

В качестве критики общих подходов к формированию терминологического аппарата, связанного с обеспечением безопасности, в научной литературе высказывалась точка зрения, в соответствии с которой из приведенных выше положений стратегии национальной безопасности остается неясным, «являются ли понятия «экологическая безопасность» и «национальная безопасность в экологической сфере (в сфере экологии)» синонимами или законодатель вложил в них разный смысл»10. По мнению Ямалетдинова Р.Р., стратегический характер проблемы исчерпания полезных ископаемых обусловлен невозобновляемостью ресурсов недр и связанной с этим задачей поиска альтернативных источников энергии; зависимостью экономики страны от экспорта сырья; проблемой воспроизводства минерально-сырьевой базы. Учитывая изложенное, применительно к сфере недропользования в науке и правовых актах выделяют как вид безопасности -«минерально-сырьевую безопасность», «энергетическую безопасность» и «сырьевую безопасность»11.

Вместе с тем, понятия минерально-сырьевой, сырьевой или энергетической безопасности представляется чрезмерно узкими применительно к задачам, которые стоят перед государством в сфере недропользования, тем более, при формировании положений принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования в горном праве и законодательстве Российской Федерации.

Подводя итог анализу современного состояния и реализации в праве положений принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования, необходимо отметить следующее.

Как было показано выше, реализация данного принципа в законодательстве за последние 20 лет происходила неравномерно: имели место ситуации, в которых действие принципа полностью нивелировалось (начало 90-х), и, наоборот, на современном этапе ограничение иностранного участия на участках недр федерального значения континентального шельфа России существенно затрудняет пользование недрами (силами только двух организаций (ОАО «Газпром» и ОАО НК «Роснефть»). При этом сущность принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования должна выражаться не в полном запрете иностранного участия в тех или иных проектах, а в создании правовых механизмов:

во-первых, позволяющих гибко принимать решения о допуске или отказе в таковом иностранным инвесторам к получению права по конкретным участкам недр;

во-вторых, механизмов, позволяющих при определенных обстоятельствах принимать решения о прекращении ранее предоставленного права пользования недрами (безусловно, с выплатой необходимых компенсаций пользователям недр) не только в отношении участков недр федерального значения, но других — к примеру, когда число участия иностранных инвесторов в конкретных регионах России превысит предел,

10 См. Вербицкий В.В. Указ. Соч.

влияющий на обеспечение интересов национальной безопасности.

Современное регулирование, принятое в целях реализации принципа обеспечения национальной безопасности, представляется чрезмерно жестким в отношении участков недр федерального значения континентального шельфа РФ, а в отношении участков недр, не отнесенных к категории федерального значения, вообще отсутствует. В этой связи, в целях совершенствования законодательства представляется необходимым предусмотреть в горном законодательстве Российской Федерации и подзаконных актах механизм, разрешающий Правительству РФ предоставлять право пользования недрами на участках федерального значения континентального шельфа также иным юридическим лицам, созданным в соответствии с законодательством РФ, а также разработать механизм возможного ограничения иностранного участия на участках недр, относимых к категориям совместного ведения и местного значения, в случае если предел иностранного участия будет составлять в отдельных регионах угрозу национальной безопасности в сфере недропользования.

Список литературы:

1. Конституция Российской Федерации.

2. Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

3. Закон Российской Федерации «О недрах».

4. Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании»// http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30770874.

5. Федеральный закон от 29.04.2008 года №57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства».

6. Федеральный закон «О безопасности» 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ.

7. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 21 декабря 1952 года «О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов».

8. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1962 года «Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами».

9. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (Указ Президента РФ от 12.05.2009 №537).

10. Стратегия Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития (Указ Президента Рф от 04.02.1994 №236).

11. Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года (Распоряжение Правительства РФ от 21.06.2010 №1039-р).

12. Энергетическая стратегию России на период до 2030 года (Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 №1715-р).

13. Клюкин Б.Д. Горные отношения в странах Западной Европы и Америки.

14. Игнатьева И.А. Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М. 2007.

15. Бринчук М.М. Принципы экологического права. М. 2013.

16. Башмаков Г.С. Право пользования недрами в СССР. М. 1974.

17. Манин Я.В. Особенности правового режима участков недр федерального значения: М. 2012.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Бринчук М.М. Правовой титул природы//Пробелы в российском законодательстве. 2013. №6.

19. Вербицкий В.В. Национальная безопасность Российской Федерации в экологической сфере как категория// Экологическое право. 2013. №4.

Мельгунов В. Д.

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СФЕРЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

20. Ямалетдинов Р.Р. Модель правового регулирования нормирования изъятия полезных ископаемых в Российской Федерации // Экологическое право. 2011. №5.

21. Бринчук М.М. Энергетическая безопасность и экологическое право//Экологическое право. 2007. №4.

22. Перчик А.И. Теоретические аспекты формирования сырьевой безопасности как базовой составляющей энергетической безопасности// Энергетическое право. 2006. №2.

23. Мельгунов В.Д. Современное состояние и совершенствование правового регулирования в целях реализации принципа платности недропользования в Российской Федерации.// Бизнес в законе. 2014. №1.

24. Мельгунов В.Д. Формирование и реализация принципа «Недра как природный ресурс-публичное благо» в горном праве и законодательстве Российской Федерации // Труды Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина. 2014. №2.

Reference list:

1. The Constitution of the Russian Federation.

2. International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights.

3. Federal Law «On Subsoil».

4. The Law of the Republic of Kazakhstan «On Subsoil» / / http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30770874.

6. Federal Law «On Security» December 28, 2010 № 390-FZ.

7. UN General Assembly Resolution of 21 December 1952 «On the right of free exploitation of natural wealth and resources.»

8. UN General Assembly Resolution of 14 December 1962, «Permanent sovereignty over natural resources.»

9. National Security Strategy of the Russian Federation until 2020 (Presidential Decree of 12.05.2009 № 537).

14. Klyukin B.D. Mining relations in Western Europe and America.

15. Ignatieva I.A. Theory and practice of systematization of environmental legislation in Russia. M. 2007.

16. Brinchuk M.M. Principles of environmental law. M. 2013.

17. Bashmakov G.S.Right of Subsoil use in the USSR. M. 1974.

18. Manin Y.V. Features of the legal regime of subsoil plots of federal significance M. 2012.

19. Brinchuk M.M. Title of nature // Gaps in Russian legislation. 2013. № 6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22. Brinchuk M.M. Energy security and environmental law / / Environmental Law. 2007. № 4.

23. Perchik A.I. Theoretical Aspects of resource security as a basic component of energy security / / Energy Law. 2006. № 2.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью Мельгунова Виталия Дмитриевича «Особенности реализации принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования»

Тенденция к установлению в сфере недропользования правового режима национальной безопасности возникла в законодательстве о недрах в середине 90-х годов и была поэтапно реализована в период с 1995 года по 2008 год, в частности, Федеральным законом от 03.03.1995 №27-ФЗ; Федеральным законом «О газоснабжении в Российской Федерации» от 31.03.1999 года №69-ФЗ; Федеральным законом от 29.04.2008 №58-ФЗ и другими законодательными и подзаконными актами. Современное законодательство о недрах содержит ряд ограничений для иностранных инвесторов, связанных с предоставлением права пользования недрами на участках недр федерального значения, переходом этого права и возможным прекращением права.

В представленной статье Мельгунова В.Д. проанализированы исторические аспекты формирования правового регулирования в этой сфере и его современное состояние. На основе проведенной работы автором выявлены пробелы в действующем законодательстве и представлены предложения по его совершенствованию, обосновано формирование соответствующего принципа горного права (принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования).

Принимая во внимание, что в настоящее время продолжается совершенствование законодательства на основании анализа проблем правоприменения, предлагаемая к публикации статья Мельгунова В.Д. «Особенности реализации принципа обеспечения национальной безопасности в сфере недропользования» представляет научный и практический интерес, является актуальной и рекомендована к публикации.

Директор ФБУ «Росгеолэкспертиза»

кандидат юридических наук

С.В. Гудков

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх