Метательные ножи в зале суда

О том, что Уголовный кодекс хорошо бы декриминализовать, заговорили ещё в июле прошлого года и почти сразу в негативном ключе. Сложный в произношении термин оказался таким же сложным и для понимания – инициативу Верховного Суда заменить уголовное наказание административным, восприняли однозначно – это мера защиты преступников, а не законопослушных граждан. Пока речь идет о четырех статьях УК из разряда нетяжких. В их числе, например, статья о побоях.

Побои – едва ли не самое распространённое бытовое преступление. По сути — любой удар, который вызвал боль, но не навредил здоровью. Семейное насилие чаще всего попадает как раз под эту статью. Ежедневно в России от рукоприкладства мужа страдает 36 тысяч женщин — и это только те, кто обратился в органы.

Ольга Костина, правозащитник, член Общественной палаты РФ: «Вся эта машина существует для того, чтобы разбираться в происшествии, то есть не просто отмести все побои, а действительно разобраться, это были пробои, конфликт, случайность, взаимность, или это просто распоясавшийся негодяй, который считает для себя возможным избивать другого человека».

В контексте

10.07.2016

Порядок на земле

У кого отберут земли?

Сейчас за побои тюрьма грозит крайне редко, из всех случаев домашнего насилия до суда доходят только 3 процента. Так что перевод преступления в разряд правонарушений, ситуацию почти не изменит. Кроме того, административная ответственность вместо уголовной ждет только тех, кто оступился впервые.

Сергей Пашин, заслуженный юрист РФ, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека: «Резкого всплеска насилия не будет, потому что люди совершают преступления не обдуманно, опираясь на знания закона, а, скорее всего, ситуативно. Вот ситуативные преступления, такие как хулиганство или мелкие кражи, не связаны, в общем-то, с уровнем наказания».

А вот на количество граждан с судимостью декриминализация повлияет серьёзно. Ведь даже если ты не побывал за решёткой, наличие уголовной статьи уже меняет качество жизни. По мнению президента, это очень важно — не упустить человека, не дать ему оказаться на задворках жизни.

Владимир Путин: «Мне кажется, что нужно людям, которые оступились, преступили закон, всё-таки дать шанс остаться в здоровой части общества и не подвергать их судебному, уголовному преследованию, не вешать на них судимость».

Кроме побоев, в законопроект попали ещё три статьи: «угроза убийством», «использование заведомо подложного документа», и «злостное уклонение от уплаты алиментов». Последняя — тоже вызвала немало споров. Ведь если уклонение злостное, значит, совершено не в первый раз – а это уже никак не вяжется с главным тезисом декриминализации. Кроме того, алиментщики вообще особая категория, которая как будто ничего не боится.

Ольга Костина, правозащитник, член Общественной палаты РФ: «В любом наказании главное — неотвратимость, понимание человеком, что он совершил преступление и что он должен понести ответственность. Степень ответственности определяется степенью тяжести».

Судебная реформа в России началась два года назад с упразднения Высшего Арбитражного суда и передачи его полномочий Верховному Суду России. Пока перезагрузить систему полностью не удалось. Главное, чего достигли — налажен общий неделимый процесс, свободный от давнего соперничества ведомств, появилось единое понимание норм права.

Владимир Путин: «Реформа должна прежде всего способствовать повышению качества и доступности правосудия. Она была предпринята как раз ради решения именно этих задач – для эффективной защиты прав, достоинства, собственности граждан нашей страны».

Вопрос доверия судебной системе в России один из самых больных. Президент считает, что лишних людей тут быть не должно, он предложил искать другую работу тем, кто откровенно пренебрегает профессиональным этическим кодексом. Граждане предпочитают обходить суды стороной по, в общем-то, банальной причине – не верят в справедливость.

Сергей Пашин, заслуженный юрист РФ, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека: «К сожалению, уровень следствия очень плох, многие дела шиты белыми нитками и не люди, которые наблюдают за процессами, ни подсудимые не считают приговоры справедливыми. Значит, что-то не в порядке с системой».

Дела с участием присяжных заседателей рассматривают в краевых, областных и городских судах, а вот районные суды из этой цепочки исключены, хотя именно они – основное звено судов общей юрисдикции. Это суды первой инстанции для большинства гражданских и уголовных дел. Поэтому введение системы присяжных заседателей именно в районных судах способно изменить ситуацию и с объективностью выносимых решений, и с повышением доверия к системе в целом.

Сергей Пашин, заслуженный юрист РФ, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека: «Сейчас, я думаю, присяжные должны получить в своё ведение дела о тяжких преступлениях и, разумеется, дела, вызывающие общественный резонанс».

Единственные, пожалуй, кто на новость о декриминализации отреагировал однозначно положительно – предприниматели. И это понятно, ведь те же «подложные документы» — термин спорный. Предпринимательское сообщество вместе с Государственной Думой уже работают над новым Административным кодексом, но тут есть определенные риски.

Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей: «Сроки давности увеличиваются в разы, штрафы увеличиваются в разы, вводятся новые меры наказания, такие как, например, ликвидация юридического лица, и так далее. Если эти жёсткости компенсируют, вывод из Уголовного кодекса тех или иных наказаний — это оправданно».

Законопроект Верховного суда о декриминализации Уголовного кодекса уже находится на рассмотрении в нижней палате. Если его примут, судебно-правовая система возьмёт курс на тотальную перезагрузку, превратившись из исключительно карательного института, в институт, не лишённый гуманистических идей.

Ольга Костина, правозащитник, член Общественной палаты РФ: «В защите нуждаются, для меня, в первую очередь законопослушные граждане, и их права должны превалировать в первую очередь, потому что они пострадали, государство не смогло обеспечить им безопасность, которую гарантировало, и государство должно немедленно приходить на помощь».

Отдельная задача тут – работать на опережение, ведь криминальный мир это постоянно меняющийся организм, а вот правосудие продолжает жить по законам, принятым еще четверть века назад. Так что не совсем понятно, сколько времени займёт полный цикл реформирования. Последний раз судебную систему глобально меняли в 19 веке при Александре Втором. Тогда на это ушло 35 лет.

Как рассказал Салим Шамсутдинов, сын поинтересовался, почему он хвалил российскую армию.

«Он долго смотрел на меня таким тяжелым взглядом и молчал. А потом спросил: «Папа, почему я здесь? Что я здесь делаю? Ты что, гнал?» — раскрыл детали разговора отец солдата.

По словам Шамсутдинова-старшего, он всегда убеждал сына в том, что служить должен каждый мужчина, что в Российской Федерации хорошая армия, а офицерский состав относятся к солдатам по-отечески.

«А теперь молчал и не мог объяснить ему, как он оказался в этом гадюшнике», — резюмировал он.

Напомним, 25 октября в одной из воинских частей в Забайкалье были убиты 8 военнослужащих. Стрельбу по ним открыл солдат срочной службы Рамиль Шамсутдинов, впоследствии он был арестован.

Согласно версии Минобороны, у рядового мог произойти нервный срыв по причинам, не имеющим отношения к воинской службе. По неофициальным версиям, мотивом убийства могли послужить неуставные взаимоотношения со стороны сослуживцев или «межличностный конфликт» с одним из офицеров.

Сам Шамсутдинов говорил о том, что пошел на преступление по причине угрозы изнасилования. Боец выразил сожаление, что двух человек «зацепил случайно». При этом он заявил, что к остальным убитым не испытывает никакой жалости.

Читайте материал: «Названа причина смерти «покровителя» банды Цапков»

Метательный норматив Высокоточное оружие, поражающее противника за сотни и даже тысячи километров, дроны-диверсанты, блокирующие электронику систем обеспечения противника кибератаки. На фоне цифровых технологий даже современное огнестрельное оружие кажется какой-то аналоговой архаикой. А обучение военнослужащих метать нож или МПЛ (малая пехотная лопатка, в просторечии — саперная) выглядит полным бредом.

Кому это сегодня нужно? Ну вот, например, президенту Туркмении: в августе 2017 в ходе проверки боеготовности вооруженных сил страны Гурбангулы Бердымухамедов продемонстрировал своим генералам личное владение оружием, в том числе выполнил упражнение по метанию в мишень штык-ножа. Армия России, естественно, превосходит по технологиям туркменскую, но и в ней норматив по метанию ножей по сей день присутствует в курсе учебных стрельб ВДВ и войск специального назначения.

Метание ножа и МПЛ входит в многоборье и на чемпионате России среди разведподразделений, и на Международных армейских играх. Инструктор клуба безоборотного метания NoSpin, абсолютный чемпион мира по метанию ножей по версии Unifight Артем Дмитриев готовил к этим соревнованиям бойцов разведбатальона Таманской дивизии.

— Норматив многоборья: воткнуть нож в грудную фигуру с 6 м, МПЛ — на произвольном расстоянии от 2 до 6 м, — рассказывает Дмитриев. Зачем все это нужно? В художественном кино, незаметно подкравшись, броском ножа бесшумно снимают часовых или убивают иного противника. Но это все фильмы о временах минувших: зачем метать нож, когда сегодня имеется богатый выбор бесшумного огнестрельного оружия. Да и истории из кинофильмов обычно явный вымысел. В документальной военной литературе вы не найдете воспоминаний о подобных приемах.

Вряд ли кто-то будет планировать спецоперацию, подразумевающую гарантированное попадание ножом с 10 м в грудь, не говоря уже о горле. Единственно известная, но тоже больше похожая на миф, история про американского индейца Джорджа Э. Вона, который во время Второй мировой войны убил немецкого часового броском метательного ножа с расстояния аж 25 м. Согласно легенде он использовал тяжелый метательный нож длиной 400 мм. И метнул его не прямо, а навесом — по дуге. Если этот цирковой трюк действительно имел место в боевых условиях, то его можно отнести к огромному везению. Ведь даже и с 10 м точно попасть в горло или пробить бушлат, а за ним поразить жизненно важный орган гарантированно невозможно. Поэтому метание ножей для снятия часовых в отличие от кино в реальной войне не применяется. Оно служит для других задач.

Из кино в реальность

По Сети гуляет история, якобы случившаяся в России в прошлом году. Отец прямо в зале суда убил получившего условный срок насильника своей дочери: за пару секунд метнул в преступника три самодельных метательных ножа, попав в горло и сердце. Мститель готовился: «После недели интенсивных тренировок он легко попадал в тыкву с двадцати метров со скоростью один нож в секунду». Эту новую, непонятно кем выдуманную историю можно поставить в один ряд с фильмами про Чингачгука, про дуэль «нож против пистолета» из «Великолепной семерки» и т. д.

Однако именно благодаря этим фильмам миллионы мальчишек по всему миру хоть раз в жизни пытались метать нож в дерево и забор. Сам автор этой статьи с третьего класса и до окончания школы таскал в кармане складной нож. И при первой возможности тренировал перед деревом тот самый бросок из «Великолепной семерки». А потом стало как-то неловко. Помню, как проходящий мимо сантехник в спецовке с тросом в руках не отказал себе в удовольствии презрительно бросить: «Парень, ты что, маленький, — ножик в дерево втыкать?».

Мальчишки выросли, женились, отрастили бороды, полысели, но остались в душе теми же мальчишками. И снова занялись метанием ножей, но только уже не в дерево: за последние десять лет в России открыто множество метательных клубов-тиров, а само метание превратилось в набирающий популярность вид спорта. Существует два основных направления метания: оборотное и безоборотное. Классический бросок из кино, когда нож метается хватом за клинок, а в полете поворачивается, называется пол-оборота. Соответственно, при броске хватом за рукоять нож должен совершить один, а если мишень далеко, то и несколько полных оборотов. Такая техника называется многооборотной.

Среднестатистический метательный нож делает полный оборот на первых 3 м, а потом еще по обороту каждые 2 м. Зная точно расстояние до мишени, можно рассчитать число оборотов и выбор хвата: допустим, на 6 м нужно взять нож за клинок — совершит 2,5 оборота. Плюс оборотной техники: высокая точность попадания. Минус же очевиден: если дистанция до мишени не размечена полосками с цифрами, то воткнуть нож крайне сложно. Именно поэтому многооборотное метание называют не только спортивным, но и цирковым: эффектные «смертельные номера» с втыканием ножей в сантиметре от партнерши — выверенный, просчитанный трюк. Предложи цирковому метателю метнуть чужим ножом в дерево с неизвестного расстояния — вряд ли у него получится, как на сцене.

Стиль отставного летчика

А возможно ли метать, не зная и даже мысленно не рассчитывая расстояние? Ведь, например, в боевых условиях, когда нужна мгновенная реакция, на это просто не будет времени. Вот взял нож за рукоять, метнул клинком вперед, а он так и пролетел всю дорогу без оборота? Сегодня такое тоже возможно. И не каким-то специальным сбалансированным ножом или ножом «с ртутью внутри», а любым. Да и не только нож: без оборота метнуть можно напильник, ножницы, пилу и т. д. Главным популяризатором безоборотного метания в России считается Юрий Федин (умер в 2015 году).

— В 2009 году бывший военный летчик майор Юрий Федин представил инерционно-волновую технику метания ножей: СКАНФ (Сложно- координационное авторское направление Федина). Если при классическом броске разгон предмета осуществляется за счет простого напряжения мышц, то в СКАНФе человек уподобляется закрученной пружине. Что позволяет сообщить ножу короткий мощный импульс, — рассказывает ученик Федина, сооснователь клуба безоборотного метания NoSpin Михаил Беляев.

Эту технику еще иногда называют инерционно-волновой: одновременно включенные движения ног и тела как будто создают волну. СКАНФ легло в основу безоборотного метания. На практике выглядит весьма впечатляюще. Беляев берет за рукоять тяжелый длинный нож, встает на расстоянии 10 — 12 метров от стенда. Легкое неуловимое движение тела — и нож, просвистев, глубоко входит в стенд из торцевых брусков. Это самый мощный бросок ножа из всех, которые лично я когда-либо видел.

— Когда однажды экспериментировали, пробивали с 10 метров жестяные шкафчики, — рассказывает Беляев. О практическом (читай — боевом) применении метательного ножа инструкторы клубов метания рассуждать не любят. — Это не имеет никакого отношения к боевому искусству. Просто спорт, развлечение, а предмет в наших руках — напоминающий нож спортивный снаряд. Да и зачем вам практическое применение – вы что, собираетесь людей убивать? — типичная фраза, которую я слышал от инструкторов.

Но тогда почему и их ученики, и они сами заинтересовались именно метанием ножа, а не, например, гольфом, где тоже можно совершенствоваться в силе и меткости? Да потому, что это все-таки изначально именно боевое искусство, заниматься которым тянет мальчиков всех возрастов. Равно как и практической стрельбой: ведь и чемпионы по этому вполне официальному виду спорта тоже никого убивать не собираются. И если многооборотное метание действительно во многом чисто спортивное, то безоборотное часто называют практическим.

Метнуть все

По словам дочери ставшего уже легендарным мастера, инструктора СКАНФа Ольги Фединой, Юрий Федин обучал метанию ножей российских военных, служивших в горячих точках. — Некоторые признавались, что приобретенные навыки им потом пригодились, — комментирует Федина. Безоборотный стиль удобен не только тем, что можно, не задумываясь, выхватить нож за рукоять и тут же метнуть на любое расстояние. При дистанции меньше 3 м метнуть иным способом иногда просто не получится: нож не успеет перевернуться.

А такие ситуации весьма типичны: например, когда противник вооружен длинной палкой и дотянуться до него не хватает буквально полметра. То же касается и МПЛ: метать ее без оборота на своих семинарах учит инструктор собственной школы универсального метания ножей четырехкратный чемпион мира по версии Unifight Дмитрий Мельников. Тренирует он сегодня не только спортсменов, но и военнослужащих. И отнюдь не для показательных выступлений: ведет факультативы для ВДВ и спецназа на базе военного училища. Кафедра вооружения и стрельбы Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища недавно зарегистрировала авторскую разработку Мельникова: «Метание металлической пластины как учебного средства нападения и защиты».

Этакий сюрикен в форме квадрата. — Нож, МПЛ есть у каждого бойца. И навыки их метания могут оказаться не лишними в боевой обстановке, — рассказывает Дмитрий Мельников. — И вовсе не для того, чтобы именно убить, — бросок ножа или любого тяжелого предмета в лицо однозначно остановит, задержит, отвлечет нападающего. А в этот момент можно успеть применить другое оружие или просто убежать. Обучение метанию ножа прививает принципиальный навык: в руке может оказаться что угодно — хоть иголка, которая тоже должна быть у солдата. Если существует хоть какая-то вероятность, что придется для спасения жизни применить метательное движение, то ему нужно обучать. Мельников берет в правую руку обычную штопальную иглу, а в левую тяжелый топор. И с четырех метров метает одновременно с двух рук, втыкая в деревянную мишень.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх