Может ли аутист жениться?

Официальной статистики по количеству людей с аутизмом в России нет. По данным Всемирной организации здравоохранения, из ста детей один рождается с так называемыми расстройствами аутистического спектра. Проблема может коснуться любой семьи, независимо от достатка, образования, наследственности. Ценой героических усилий активных родителей о детях-аутистах хотя бы начали говорить. С помощью благотворителей для них создаются разные сервисы, продвигается инклюзивное образование. Взрослым инвалидам с ограниченной дееспособностью государство не предлагает ничего. После смерти родственников у них один путь — в психоневрологический интернат. Об этом страшно говорить, но многие родители мечтают, чтобы их дети умерли, но не попали в эту тюрьму. Есть ли шанс изменить к лучшему судьбы этих людей, разбиралась «Лента.ру».

Сидел как мумия

Когда на улице Светлана Демина почувствовала, как плывет голова, еще чуть-чуть — и она отключится, она заставила себя сконцентрироваться. Схватила за руку сына и потащила его в аптеку. И только потом попросила вызвать скорую.

— Я представила, как буду без сознания валяться в грязи, — говорит она. — Сын Андрей никому ничего не сможет сказать. Меня увезут в больницу. А он так и останется на улице. Его или пнут как котенка, или пройдут мимо.

Андрею Демину — 30 лет. На первый взгляд это обычный молодой человек. Выразительные глаза, аккуратно подстриженные усы. Художник. Постоянно участвует в выставках. Футболки и кружки с его рисунками хорошо раскупают.

— Мой Андрей — относится к глубоким аутистам, — объясняет Светлана. — Говорить умеет, но не хочет. Не может самостоятельно ездить на метро, ходить в магазин. Нужно чтобы кто-то контролировал его действия, объяснял, направлял.

До последнего времени Светлана справлялась с этим сама. В апреле ей исполнилось 61. В типичный образ российского пенсионера она не вписывается. Изящная современная дама с белокурым каре. Судя по всему — из породы людей, которые лимон умеют превращать в лимонад. Но недавно накрыло и ее.

— С осени идет черная полоса, — извиняется за уныние Светлана. — Брата похоронила. Сама болела. Была дикая температура под сорок. Лежу, не могу пошевелиться. А сын сидит рядом голодный. Он как заложник при мне. Я теперь все время думаю: а что с Андреем будет дальше, если со мной что-то произойдет?

Из близких родственников у Деминых в Москве — очень пожилой брат покойного мужа и 90-летняя бабушка. Есть дальняя родня, но далеко от столицы. И неизвестно — захотят ли они взваливать на себя такой груз.

— Семьи, где есть такие дети, стараются поддерживать связь друг с другом, — говорит моя собеседница. — Недавно был случай, когда мать умерла, а ее дочь некоторое время сидела с телом. Хорошо, что друзья им позвонили. Та девочка могла хоть как-то разговаривать. Мой сын вообще не отвечает на телефонные звонки.

Государство взрослым «детям» с ментальными особенностями, если вдруг их родители физически не могут за ними ухаживать, предлагает один путь — психоневрологический интернат (ПНИ). Демины столкнулись с системой психиатрических лечебных учреждений еще в 1990-е годы. Пятилетнего «странного» Андрея по настоянию врачей для уточнения диагноза госпитализировали в детскую психоневрологическую клинику. Главное условие — нужно было оставить мальчика на неделю. Свидания с родителями запрещались. Врачи хотели понаблюдать его в «естественных условиях».

— Его силой отодрали от меня, взяли за шкирку и захлопнули дверь, — вспоминает Светлана.

Когда родители пришли на разрешенную «свиданку», Андрей ни на что не реагировал. Сидел неподвижно как мумия. Оживился только при виде кулька со сладостями.

— Он эти конфеты горстями жрал. Не ел, а именно жрал. А когда домой приехали, взял ремень и привязал себя к стулу. Их там привязывали. — Светлана ненадолго затихает и улыбается через силу, — Возможно взрослый Андрей и сможет по-своему адаптироваться к этому интернату. Как тогда. В детстве, когда он просто отключился от внешнего мира.

Тюремная альтернатива

За границей самый популярный формат для взрослых аутистов — сопровождаемое проживание. Напоминает совместную аренду, когда студенты во время учебы в складчину снимают большую квартиру. У каждого постояльца такой квартиры отдельная комната, кухня — общая. Хозяйство чаще совместное. В зависимости от состояния жильцов такие компактные «общежития» курируют специалисты: дефектологи, психологи, логопеды. Кто-то из ребят работает в мастерских: рисует, лепит из глины. Иногда государство предоставляет жилье в безвозмездную аренду. Либо это финансируют благотворительные фонды.

Недавно подобные проекты стали появляться в России. Их немного — несколько городов. Охват нуждающихся маленький. Занимается этим не государство, а некоммерческие объединения, благотворительные фонды. Двигают всю эту махину — героические родители инвалидов и сочувствующие им люди.

В Санкт-Петербурге для взрослых людей с аутизмом в распоряжении фонда «Выход в Петербурге» и центра «Антон тут рядом» две квартиры. Живут в них не постоянно. Смена длится 4-5 месяцев. Очередь из нуждающихся — около полугода. В это время студенты (так сотрудники фонда называют жильцов) обучаются навыкам планирования досуга, ухода за собой, работы по дому. Тренинг полезен как для самих ребят, так и для их семей, которые, возможно, впервые за долгое время могут устроить себе «каникулы».

Москва — в отстающих. Эксперимент с «сопровождаемой» квартирой месяц назад начал фонд для людей с нарушениями развития «Жизненный путь». Пока там живут три девушки. У всех есть родители.

— Мы уже сейчас видим, как отличается это от ПНИ, — говорит попечитель фонда Вера Шенгелия. — Это как жизнь в тюрьме и на свободе. Я могу это точно сказать, потому что каждый день мы ходим в интернат и забираем оттуда ребят на занятия. Это две разные жизни. Они помогают на кухне, сами ходят в магазины. Они могут вечером пойти на прогулку. Если захотят — в театр. Или пригласить гостей. Обитатели интерната живут за закрытой дверью. Если кто-то хочет покурить, их два раза в день для этого выводят на улицу строем. Если к ним кто-то приходит — разрешается с посетителями посидеть на диване в холле. У них нет личных вещей — администрация забирает даже телефон.

В фонде «Выход», занимающемся решением проблем людей с аутизмом, считают, что точечная помощь благотворителей — это уже не вариант. Кому-то достанется, а кому-то — нет. Нужна государственная система.

— У нас сегодня есть много частных центров, но они слишком дороги, и попасть туда могут единицы, — говорит эксперт «Выхода» Мария Божович. — И не все они работают добросовестно. Пока помощь не станет государственным сервисом, семьи, где есть дети с аутизмом — маленькие или уже взрослые, — будут один на один со своими проблемами.

Сейчас в Госдуме на рассмотрении находится законопроект с длинным названием — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан». В июле прошлого года закон принят в первом чтении. В настоящий момент в него внесли уже больше 100 листов поправок.

Общественники возлагают на него большие надежды. Денег они не просят, но хотят исправить существующую систему опеки над людьми с ментальной инвалидностью. Закон может дать семьям шанс выстроить разные модели будущего своих детей. Часто у взрослых инвалидов есть друзья. Полностью они на себя ответственность взять не могут, но не против разделить обязанности. Допустим, один опекун будет отвечать за медицину, другой — за быт, третий — за материальное благополучие.

Бывают ситуации, когда ПНИ — единственный выход. Но в этом случае законопроект даст право назначить инвалиду внешнего опекуна. Этот человек сможет контролировать, как живется его подопечному, что он ел на завтрак, почему ему дают то или иное лекарство, разрешают ли гулять.

В качестве опекунов смогут выступать не только физические лица, но и некоммерческие организации. Сейчас опеку могут оформить только те учреждения, в которые человек помещен под надзор. То есть сами интернаты.

— У родителей появится легальная возможность создавать организации, одна из задач которых — брать под опеку «взрослых детей», — объясняет один из разработчиков закона, юрист Центра лечебной педагогики Павел Кантор. — Уже появляются альтернативные формы жизненного устройства для людей с нарушениями. Но они все на птичьих правах. Они даже не могут на что-то попросить деньги у благотворителей, государства. Точнее — просят. А им могут сказать: «Да вы что, а вдруг у этих детей родители умрут, их же по закону должны сразу в ПНИ отправить. И деньги наши зря потратите».

Ментальные инвалиды далеко не всегда бедны. По наследству от родителей они могут получить финансовые средства и недвижимость. Сейчас, если человек попадает в психоневрологический интернат и лишается дееспособности, официальную опеку над ним и право распоряжаться имуществом получает ПНИ. По словам Павла Кантора, есть случаи растраты и утраты этой собственности руководством интернатов. А также примеры использования ее не в интересах инвалидов. Например, квартира сдается органами опеки, но этих денег собственник не видит. Общественные организации могли бы заставить эту собственность работать на благо своих подопечных.

— Многие спрашивают про механизм контроля за тем, как будет использоваться имущество, не станут ли инвалиды бомжами — продолжает Кантор. — Все сделки с имуществом недееспособных проходят через органы опеки. И с их собственностью ничего противозаконного сделать нельзя, если не коррумпировать опеку. А если коррумпировать — то уж извините. От этого и сейчас никто не застрахован. Но в любом случае деятельность общественных организаций гораздо более прозрачна, чем деятельность частных лиц.

***

— Я сына сейчас стараюсь баловать, — говорит Светлана Демина, грустно улыбаясь. — Ходим с ним на разные мероприятия, выставки, летом стараюсь на море выезжать. Сейчас я не в силах обеспечить его будущее, но пусть хотя бы настоящее станет прекрасным. Если появится юридическая возможность устроить судьбы наших детей, родители были бы счастливы. Когда сегодня ребенка устраиваешь в ПНИ, у администрации к сопровождающим вопрос один: «Квартира есть?» Если есть, тут же все забирают. А ведь с этих квартир можно иметь неплохие деньги, если грамотно ими распорядиться. И эти средства не должны оседать в карманах отдельных чиновников. Их надо направлять на развитие цивилизованной системы сопровождения для наших ребят.

Публикация подготовлена при участии фонда «Выход». О том, как помочь фонду, можно узнать на его сайте.

19.04.14

Клинический психолог, специализирующийся на синдроме Аспергера, об особенностях романтических и интимных отношений у взрослых с РАС

Тони Эттвуд / Tony Attwood
Перевод: Тамара Соломатина

В то время как молодым людям с классическим аутизмом обычно достаточно уединенного образа жизни «отшельника», людям с синдромом Аспергера и высокофункциональным аутизмом он часто не подходит. Клинические исследования показали, что большинство таких подростков и молодых людей заинтересованы в романтических отношениях. При этом очень мало исследований затрагивают этот аспект расстройств аутистического спектра или стратегии по успешному развитию этих отношений.

Нам известно, что молодые люди с синдромом Аспергера испытывают значительные трудности в развитии отношений со сверстниками и понимании того, что может думать или чувствовать другой человек. Обычные дети постигают это естественным путем и практикуются в навыках развития отношений с членами семьи и друзьями задолго до того, как применяют эти способности для успешного развития романтических связей. Молодые люди с диагнозами «синдром Аспергера» и «высокофункциональный аутизм» обладают ограниченным набором навыков общения и им может быть сложно проявлять эмоции, особенно привязанность. У них также может присутствовать очень высокая чувствительность к определенным сенсорным ощущениям. Все эти диагностические характеристики оказывают влияние на навыки формирования отношений, пока ребенок растет, и, в итоге, снизят шансы взрослого на успешные долгосрочные отношения.

Любовь и привязанность

Люди с расстройствами аутистического спектра испытывают сложности в понимании и выражении эмоций, и самой сложной эмоцией для таких людей является любовь. Обычные дети и взрослые часто с удовольствием выражают свою привязанность, знают, как выражать ее для обмена взаимными чувствами привязанности и любви, и знают, как поддержать кого-нибудь с помощью выражения привязанности. Ребенок или взрослый с аутизмом могут не нуждаться в такой же глубине и частоте выражений любви с помощью действий или могут не осознавать, что в данной ситуации от них требуется демонстрация их привязанности, что принесло бы удовольствие другому человеку. Он или она могут быть раздражены тем, насколько другие люди «зациклены» на выражении любви друг к другу.

Некоторые аутисты могут быть очевидно незрелыми в своих выражениях привязанности и иногда воспринимают их как негативный опыт. Например, объятие может казаться неприятным и ограничивающим движения. Человек может смутиться или переполниться эмоциями, когда от него ожидается выражение и принятие достаточно умеренных выражений любви. Я недавно разработал программу по когнитивно-поведенческой терапии для детей и подростков с синдромом Аспергера, которая объясняет им суть эмоции любви и способы выразить то, что ты любишь кого-то или испытываешь к нему симпатию. Программа вскоре будет оценена в ходе исследования, которое проводит Университет Квинсленда в Австралии.

Специальные интересы

Одной из диагностических характеристик синдрома Аспергера является развитие специального интереса, необычного своим объектом и значимостью. У подростков и молодых людей таким объектом порой становится человек, что можно интерпретировать как обычную подростковую влюбленность, но степень интереса и связанное с ним поведение часто вызывают обвинения в преследовании и домогательстве. Склонность к развитию особого интереса может и другими способами влиять на появление знаний об отношениях. Специальные интересы во многом помогают людям с синдромом Аспергера, в том числе в приобретении знаний для понимания раздражающих аспектов их жизненного опыта. Подростки с синдромом Аспергера часто стремятся к тому, чтобы понять и испытать в плане общения и отношений, в том числе романтических и сексуальных, то же, что и их сверстники, но у них могут возникнуть проблемы с источниками информации об отношениях и сексуальности.

У подростка с синдромом Аспергера мало или вовсе нет друзей, с которыми он может обсудить такие темы как романтические или сексуальные ощущения и правила сексуального поведения. К несчастью, единственным источником информации для подростков с синдромом Аспергера могут быть или порнофильмы, если речь идет о мальчиках, или «мыльные оперы», если мы говорим о девочках. Человек с синдромом Аспергера может решить, что действия, показанные в порнографических материалах, могут служить «сценарием» того, что нужно говорить или делать на свидании, но это недопонимание способно привести к обвинениям в домогательствах. Такие обвинения чаще всего связаны с неприемлемым поведением, чем с насильственными или агрессивными действиями сексуального характера. Девушки с синдромом Аспергера могут использовать фильмы и телевизионные передачи в качестве источника знаний об отношениях и не способны осознать, что сериалы не совсем верно отражают начало и развитие отношений в реальной жизни.

Клинические исследования демонстрируют, что непопулярные девочки с синдромом Аспергера, которых не принимают ни в какие компании, после физических изменений, произошедших в период полового созревания, польщены вниманием со стороны мальчиков. Из-за своей наивности девочка может не осознать, что их интерес носит сексуальный характер, а вовсе не является стремлением просто общаться с ней и проводить время в ее компании. У нее может не оказаться подруг, которые проводили бы ее на первое свидание или дали бы совет по поводу правил социального и сексуального поведения. У ее родителей могут возникнуть сильные опасения в связи с ее уязвимостью перед негативным сексуальным опытом и возможным изнасилованием во время свидания.

Продолжительные отношения

В отношениях присутствует переход от знакомства к партнерству. Людям с синдромом Аспергера может быть сложно справиться с каждой ступенью этого перехода. Чтобы перейти из друзей в статус партнера, подростку или молодому человеку с синдромом Аспергера нужно понять искусство флирта, чтобы аккуратно считывать сигналы взаимной симпатии и не теряться во время свиданий. Люди с синдромом Аспергера не понимают этого интуитивно. Такие подростки и молодые люди часто спрашивают меня: «Как мне найти себе парня/девушку?» И на этот вопрос нелегко ответить. Одной из трудностей может стать правильная интерпретация чьих-то намерений. Простое выражение доброты или сочувствия могут восприниматься гораздо серьезнее, чем было задумано. Мне приходилось объяснять мужчинам с синдромом Аспергера, что улыбка и внимание со стороны женщин-стюардесс — это просто знаки вежливости, а не желание завязать отношения.

Несмотря на проблемы в сфере отношений, которые есть у большинства людей с синдромом Аспергера, некоторые из них могут развивать их и заводить романтические и интимные связи, даже вступать в брак. Для достижения такого уровня отношений партнерам нужно изначально подмечать привлекательные качества друг друга. Что же привлекательного можно найти в молодом человеке с синдромом Аспергера?

Привлекательные качества людей с синдромом Аспергера

Мужчины с синдромом Аспергера могут обладать большим рядом качеств, привлекательных для будущего партнера. Когда я провожу консультации пар, в которых у одного или обоих партнеров есть характерные черты или диагноз «синдром Аспергера», я часто спрашиваю нейротипичного партнера: «Какими качествами Ваш партнер привлек Вас при первой встрече?» Многие женщины описывают, что партнер с синдромом Аспергера первоначально произвел на них впечатление человека доброго, внимательного, но социально или эмоционально незрелого. Термином «молчаливый красивый незнакомец» часто описывают каждого, кто кажется относительно тихим и симпатичным. Внешность и проявленное внимание могут стать очень важными, особенно если у женщины есть сомнения по поводу собственной самооценки и физической привлекательности. Недостаток социальных навыков и навыков ведения беседы приводят к формированию имиджа «таинственного незнакомца», чью наивность и незрелость партнер может компенсировать, становясь для него экспертом по эмпатии, социализации и общению.

Я заметил, что партнеры многих мужчин, а иногда и женщин, с синдромом Аспергера, находятся на другом конце социального и эмпатического спектра. Они на интуитивном уровне являются экспертами в «модели психического» (понимании чужого сознания), то есть понимают и сочувствуют переживаниям других людей. Они обладают даром видения мира таким, каким он представляется людям с синдромом Аспергера, в гораздо большей степени, чем люди со средними способностями к сопереживанию. Будучи понимающими и сочувствующими, они помогают своему партнеру справиться с трудностями в социальных ситуациях. Несомненно, взрослые с синдромом Аспергера нуждаются в подобных характерных чертах и желают видеть их в потенциальном партнере. Он или она будут активно искать кого-нибудь, обладающего интуитивными социальными навыками, того, кто станет объяснять для них социальные ситуации, обучать их и заботиться о них. Однако в то время как социально одаренный и сочувствующий партнер может понимать переживания человека с синдромом Аспергера, тот будет испытывать значительные трудности в понимании своего нейротипичного партнера.

Интеллектуальные способности, своя карьера и повышенная внимательность к партнеру во время ухаживания могут повысить привлекательность человека с синдромом Аспергера. Иногда, правда, эта внимательность может восприниматься другими как чрезмерная, а слова и действия будут казаться словно бы заученными из голливудских романтических фильмов. Человеком могут восхищаться за его прямолинейность, даже если его комментарии задевают других людей, из-за его сильного стремления к социальной справедливости и четких моральных принципов. Тот факт, что он может вовсе не быть «мачо» или не стремится проводить время с другими мужчинами на спортивных матчах, также может быть очень привлекателен в глазах некоторых женщин. И то, что человек с синдромом Аспергера довольно поздно вступил в отношения, тоже может быть плюсом. У него может не быть «багажа» предыдущих отношений. Я также слышал, как многие женщины говорили, что партнер с синдромом Аспергера напоминает им их отца. То, что они выросли с родителем с чертами синдрома Аспергера, тоже могло повлиять на их выбор партнера в зрелом возрасте.

Какие же черты мужчины считают привлекательными у женщин с синдромом Аспергера? Они могут быть схожими с теми, которые женщины находят привлекательными в мужчинах с синдромом Аспергера, особенно степень их внимательности. Социальная незрелость женщины может привлечь мужчин, склонных к опеке и состраданию. Они могут восхищаться ее красотой или талантами и способностями. К сожалению, женщинам (а иногда и мужчинам) с синдромом Аспергера трудно оценить характер человека и понять, когда отношения становятся «опасными». Такие женщины часто обладают низкой самооценкой, что влияет на их выбор партнера для отношений. Они могут стать жертвами разных форм насилия. Как объясняла мне одна женщина с синдромом Аспергера: «У меня были заниженные ожидания, и в результате я тянулась к людям, склонным к насилию».

Стратегии по улучшению навыков развития отношений

Людям с синдромом Аспергера потребуется помощь в развитии отношений на каждом их этапе, а возможно, и в течение всей жизни. Детям младшего возраста понадобится помощь логопеда для улучшения навыков ведения разговора, а с навыками по установлению дружеских отношений в школьные годы поможет педагог или психолог. Развитие таких навыков должно стать приоритетом для образовательного учреждения, поддерживающего ребенка с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом, так как позитивный опыт дружеского общения повысит самооценку, поможет избежать издевательств со стороны одноклассников, заложит основы для развития дружеских отношений в будущем и улучшит способности к работе в команде для более успешного трудоустройства.

Подросткам понадобится правдивая информация по поводу привлекательности, ухаживаний и сексуальности. В то время как такая информация легко доступна для обычных подростков (чаще всего от родителей, друзей и собственного опыта) у подростков с синдромом Аспергера могут возникнуть трудности в ее получении. Отсутствие помощи от сверстников, информирования от взрослых и практики будет препятствовать приобретению навыков развития отношений. К счастью, теперь у нас есть специальные программы по информированию об отношениях и сексуальности, разработанные специально для подростков и молодых людей с синдромом Аспергера, предусматривающие возможность получить совет у сверстника с таким же синдромом. Некоторые врачи и терапевты Австралии разрабатывают материалы по обучению навыкам развития отношений для подростков и молодых людей с синдромом Аспергера. Подобное обучение будет включать все, начиная с правил поведения на свиданиях и чувства стиля и заканчивая способами распознавания и избегания опасных партнеров. Ценной стратегией здесь может стать встреча социально восприимчивых друзей или родственников с потенциальным партнером, чтобы определить, является ли он хорошим человеком, до завязывания отношений.

Молодым людям понадобится поддержка и создание возможностей для новых знакомств. Здесь можно предложить заняться каким-то делом или вступить в группу по интересам, связанную с их собственным особым увлечением, например, принять участие в собраниях фанатов «Звездного пути» или «Доктора кто», или применить свои таланты, скажем, к уходу за животными, и вступить в группу защиты животных. Возможности завести новых друзей есть и на общественных мероприятиях, таких как местный хор или образовательные курсы для взрослых. Местные группы поддержки родителей детей с синдромом Аспергера основали также группы поддержки для молодых людей с этим синдромом. В таком случае специалисты могут прийти на группу и провести групповую дискуссию или дать советы. Такие группы могут дать возможность для развития отношений между членами группы. Об отношениях, возникшими между Джерри и Мэри, двумя людьми с синдромом Аспергера, которые встретились на группе поддержки в Лос-Анджелесе, написана книга и снят фильм («Без ума от любви»). Некоторые люди с синдромом Аспергера используют Интернет и брачные агентства, чтобы познакомиться с кем-нибудь, но этот способ знакомств может также быть использован и опасными партнерами, поэтому нужно учитывать большой риск при использовании этой стратегии для знакомства.

Я заметил, что у взрослых, имевших выраженные признаки аутизма в детстве (значительная задержка речи, трудности в обучении, избегание социальных ситуаций), но в более позднем возрасте прогрессировавших до высокофункционального аутизма, гораздо меньше желания развивать долгосрочные отношения. Вероятнее, они будут довольствоваться одиночеством и не станут поддерживать сексуальные отношения, предпочитая поверхностные знакомства дружбе. Чувство собственной идентичности и самооценки у таких людей достигается за счет успешной карьеры и независимой жизни. Темпл Грандин — хороший тому пример. Некоторые взрослые с синдромом Аспергера также решают не строить близких отношений по причинам, кажущимся логичными с учетом черт, характерных для этого синдрома.

Дженнифер объясняет свое решение так: «Как я могу жить в одном доме с человеком, который может трогать мою коллекцию моделей аэропланов?» И так: «Модели аэропланов не хотят, чтобы их конструировал кто-то другой, пусть и более привлекательный или менее зависимый». При этом она вполне удовлетворена своей жизнью. Она утверждает: «Я могу вас уверить, что влюбленность и специальные интересы дают примерно одни и те же ощущения». Для некоторых людей с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом отказ от романтических отношений может стать правильным выбором, если они с удовольствием и полностью посвящают себя своим особым интересам, таким как фотографирование дикой природы или карьера в сфере информационных технологий. Они не соответствуют культурным штампам о том, что только с помощью вступления в брак и долгосрочных отношений можно достичь счастья.

Перспективы будущих исследований

Мы знаем, что люди с синдромом Аспергера испытывают значительные трудности в развитии отношений, но у нас недостаточно исследований, которые снабдили бы нас качественными и количественными данными об их способностях к развитию отношений, обстоятельствах и опыте. Недавно вышло исследование о способности к поддержанию дружбы у детей с синдромом Аспергера, но о подростковых отношениях и сексуальности исследований очень мало. Доктор Изабель Эно из Монреаля вместе со мной проводит исследование касательно сексуального профиля людей с синдромом Аспергера, и предварительные результаты показывают, что этот профиль отличается от профиля обычных людей в связи с меньшим сексуальным опытом, хотя сексуальный интерес развивается у них в тот же период, что и у их сверстников-подростков. Также у них может присутствовать более спокойное отношение к сексуальному разнообразию, такому как гомосексуальность и бисексуальность, и богатая сексуальная фантазия. Они могут быть менее озабочены возрастом и культурными отличиями партнера. Тем не менее, необходимо проводить дальнейшие исследования, и база данных Интерактивной Сети Аутизма может быть полезной в плане предоставления информации о романтических отношениях подростков и молодых людей с синдромом Аспергера и высокофункциональным аутизмом.

Спасибо Тамаре Соломатиной за перевод.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх