Можно ли записывать телефонный разговор

Правомерной ли будет запись на диктофон переговоров их участником, если другая сторона переговоров не будет об этом знать? Правомерно ли вести записи телефонных разговоров работников организации с ее клиентами и иными лицами?

14 июня 2017

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Запись переговоров их участником или запись организацией телефонных разговоров ее работников с клиентами (иными лицами) сами по себе не нарушают какую-либо норму законодательства.
Однако для записи, хранения и любых иных операций с информацией, содержащей персональные данные, по общему правилу необходимо согласие субъекта этих данных.

Обоснование вывода:
Законодательством предусмотрены определенные категории информации, доступ к которой без согласия обладателя соответствующей информации не допускается (в частности информация, составляющая коммерческую тайну, сведения о частной жизни лица, персональные данные) (п. 7 ст. 3, ч. 3 ст. 6, ч. 4, 8 и 9 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», далее — Закон об информации). Сведения, не относящиеся к информации ограниченного доступа по общему правилу могут свободно собираться, использоваться и распространяться любым лицом (п. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 5 Закона об информации).
В связи с тем, что в ходе переговоров каждый из участников самостоятельно и добровольно сообщает другим участникам ту или иную информацию, обладателем которой он является, получение другими участниками переговоров этой информации не может рассматриваться как незаконный доступ к ней (в том числе в тех случаях, когда такая информация относится к категории ограниченного доступа). При этом закон не устанавливает общего запрета на фиксацию законно полученной информации тем или иным способом (в частности, посредством аудиозаписи), а также не возлагает на лицо обязанность получать согласие обладателя информации на такую фиксацию (определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.12.2016 N 35-КГ16-18).
Исключением из этого правила являются персональные данные, то есть любая информация, относящаяся к определенному физическому лицу (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», далее — Закон о персональных данных). Для совершения любого действия с такими данными (в том числе записи и хранения) по общими правилу требуется согласие их субъекта (обладателя) (п. 3 ст. 3, п. 1 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных). Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения персональных данных образует состав административного правонарушения (ст. 13.11 КоАП РФ). Кроме того, субъект персональных данных вправе потребовать возмещения убытков, причиненных в результате нарушения его прав, а также компенсации морального вреда (ч. 2 ст. 17, ч. 2 ст. 24 Закона о персональных данных).
Отметим также, что лицо, получившее любую информацию ограниченного доступа, обязано обеспечивать ее конфиденциальность, то есть не передавать ее третьим лицам без согласия обладателя (п. 7 ст. 2, ч. 2 и 4 ст. 9 Закона об информации). Нарушение этой обязанности также может повлечь административную ответственность (ст. 13.14 КоАП РФ). Обладатель соответствующей информации вправе требовать также возмещения убытков, возникших в результате ее разглашения, и компенсации морального вреда (ч. 2 ст. 17 Закона об информации, ст. 151 ГК РФ).
Сказанное выше в полной мере применимо и к записи телефонных разговоров работников организации с ее клиентами и третьими лицами. В связи с тем, что такие разговоры с высокой степенью вероятности содержат персональные данные, целесообразно до начала разговора предупредить клиента (иное лицо) о возможной записи, указав ее цель (например, контроль качества оказываемых услуг) (ст. 5 Закона о персональных данных). Продолжение лицом разговора после такого предупреждения может рассматриваться как фактическое согласие на обработку его персональных данных (ч. 1 ст. 9 Закона о персональных данных).
Согласие работников организации на обработку их персональных данных в связи с записью телефонных разговоров не требуется, если такая обработка осуществляется в целях контроля количества и качества выполняемой работы (п. 5 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных, п. 1 ст. 86 ТК РФ). Однако в связи с тем, что фактически запись может содержать персональные данные в большем объеме, нежели необходимо для достижения указанной цели, целесообразно закрепить правила записи телефонных разговоров работников с клиентами (иными лицами) во внутреннем документе организации, ознакомив с ними работников под подпись (смотрите, например, апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 08.10.2014 по делу N 33-6688/2014).
Отметим, что по достижении целей обработки персональных данных или в случае утраты необходимости в достижении этих целей персональные данные подлежат уничтожению либо обезличиванию (ч. 7 ст. 5 Закона о персональных данных).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Акимочкин Дмитрий

Ответ прошел контроль качества

Адвокат Павел Королев \»\» посмотрите и здесь: http://www.9111.ru/questions/q1916975-rassmotrenie-galob.html как понять вопрос? Если в записи, помимо собеседника, присутствуете и вы, то есть непосредственно ваше общение с тем человеком, или если человек дал свое согласие. Использование этой функции ограничивается законодательными актами, в особенности положениями уголовного кодекса. Вы должны проинформировать Вашего собеседника о том, что собираетесь записать разговор, и не предавать записанные разговоры огласке. Вы можете использовать диктофон только с согласия собеседника. Статья 138 подразумевает нарушение тайны переписки, телефонных и т. д переговоров, не диалога между людьми. Да, законна, на то и есть \»тайные покупатели\». И они работают в аккредитованных организациях ст.

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

В силу этого, когда мы говорим о гносеологической сущности уголовно-процессуального доказывания как особой разновидности познания действительности, мы должны отождествлять доказывание и познание. В наиболее четкой форме мысль о единстве познания и доказывания выразил М.С.

Строгович: «Мы отождествляем доказывание в уголовном судопроизводстве с познанием по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела» <1; <1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 296. 2) п.
УПК РФ гласит: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Так, по аналогии ч. 2 ст.
Законна. Ведь это запись ЕГО беседы. Нельзя \»грозить\» обращением в правоОхранительные органы. Это правомерные действия. записывать да тиражировать нет нет такая запись не может предъявляться в качестве доказательства в суде Нет, если только это не оперативно розискная деятельность Записывать можно, а вот предъявить нигде официально нельзя Смотря в каких случаях, например у меня стоит запись на телефонные разговоры, это может быть единственным доказательством при случае. если предупреждаешь человека о записи — то да, законно. смотря с какой целью ты это будешь использовать..

Ничего не законного в этом нет Законно. С такими людьми не стоит общаться. Продадут. Законно не законно не знаю, но что б не подставили и неискаверкали ваши слова стоит писать уже убедилась…спасает от многих неприятностей и зря некоторые языки не распускают…

Вполне законно, это нигде не запрещено.

ИнфоВ декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы. Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами.
Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Можно ли записывать разговор на диктофон без согласия собеседника статья

Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая диктофонная запись становится непригодной в качестве доказательства в суде.В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ч.2 ст.64, ч.2 ст.69, ч.2 ст.162 АПК РФ.

Несмотря на отсутствие там аналогичных норм арбитражные суды также на практике требуют объяснить происхождение диктофонной аудиозаписи. 4. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть произведена на основании ст.12 Гражданского кодекса РФ в целях самозащиты.5.

Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим аудиозапись не относится.6.

Диктофон, фотоаппарат и видеокамера Купите диктофон и включайте его каждый раз, как увидите отмашку инспектора ДПС об остановке независимо от того, чувствуете вы за собой вину или нет. Пока инспектор идет до автомобиля, постарайтесь наговорить на диктофон информацию о дате и месте остановки ТС, бортовой номер патрульной машины, государственный регистрационный номер машины, которую ИДПС оформляют до Вас.

Каждое действие инспектора обязательно проговаривайте вслух, проследите, чтобы он четко и внятно назвал свою должность, звание и фамилию. Показывать диктофон или прятать – дело ваше. Следует учитывать вероятность его удара об асфальт при вашем «случайном» падении.

Законность скрытого использования диктофона регулируется: 1. Указом Ельцина \»О дополнительных гарантиях права граждан на информацию\» от 31.12.1993 г.

То есть на усмотрение суда. В случае, если истец (или ответчик) ходатайствует о проведении экспертизы на предмет ее подлинности. то суд может принять и это к сведению. А для каких целей Вам нужна диктофонная запись? Для защиты чести и достоинства? Для защиты своей жизни или близких? В зависимости от того какую цель Вы преследуете судом будет принято решение принять диктофонную запись или нет. то что незапрещено-разрешено. Я слышал что записывать на диктофон лекции в институте запрещено, тогда с учителями наверное тоже (ПЛАГИАТ!!! 11) если в уставе учреждения это не запрещено, то можно Запись в общественном месте не запрещена.

Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью. Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку.

Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Что говорит закон о допустимости диктофонной записи в качестве доказательства «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами» (статья 60 ГПК РФ) Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ).

Уже на суде, сотрудники ДПС зачастую начинают искажать истину, \»спасая честь мундира\», так, что диктофон надо всегда иметь при себе, причём даже на судебном заседании — диктофон включается перед входом на заседание и выключается только после его окончания. В качестве диктофона можно использовать mp3 плеер, сотовый телефон с диктофоном несколько хуже, поскольку телефоном Вам возможно предстоит воспользоваться по назначению.

Лучше всего специальный цифровой МП3 диктофон, у него есть несколько удобств: размер чуть больше авторучки (а есть и в виде авторучки), чувствительный микрофон до 20м, активация голосом, перенос файлов на компьютер, ускоренный поиск записей. Так же, неплохо иметь с собой и фотоаппарат — им можно быстро запечатлеть номера машин свидетелей, расположение и номер патрульной машины ДПС.

Запись телефонного разговора

По данному вопросу из монографии:
ПРИЗНАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ
В ХОДЕ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ В СУДЕ ПЕРВОЙ
ИНСТАНЦИИ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
Васяев Александр Александрович — адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, член международной ассоциации адвокатов, кандидат юридических наук.
Анализ судебной практики выявил, что участники уголовного судопроизводства под иными документами понимают довольно большой круг сведений, содержащихся на различных носителях. Признавая, что всю совокупность подобных документов предусмотреть невозможно, остановимся на таком виде информации, используемом на практике в качестве доказательств, как диктофонная запись, сделанная потерпевшим негласно, где фиксируются обстоятельства совершенного преступления.
Практика не во всех случаях признает подобные сведения доказательствами. Причина тому, как оговаривалось выше, — несовершенство нормы ст. 84 УПК РФ, вольно регламентирующей понятие «иные документы», что позволяет использовать абсолютно любые сведения под понятием «иные документы».
Принимая волю законодателя, в том числе и в определении комментируемой статьи, участники процесса вынуждены применять различные тактические приемы в обосновании законности полученных таким образом доказательств (соответственно стороной обвинения) и, напротив, в оспаривании законности собранной таким образом информации (стороной защиты). При этом основной проблемой, возникающей при использовании подобных сведений в доказывании по делу, является способ введения информации в процесс, фиксации ее в материалах дела.
По общим правилам, установленным для введения в уголовный процесс оперативно-розыскной информации, легализация полученных таким образом сведений происходит (но не всегда) следующим образом: выемка диктофонной записи у потерпевшего, экспертиза записи, допрос потерпевшего, приобщение в качестве вещественного доказательства. Ключевым моментом в проводимой процедуре является производство экспертизы, которая если не установит признаков монтажа, то признает достоверность записанного, что устанавливается в ходе судебного следствия, как правило, ее оглашением. На практике же приведенная процедура в ряде случаев ограничивается лишь приобщением диктофонной записи в качестве вещественного доказательства.
Представляется, что сделанная подобным образом диктофонная запись не является доказательством, поскольку, во-первых, добыта способом, не предусмотренным УПК РФ, а во-вторых, правомерность ее производства вызывает сомнение.
При этом с подобными выводами участники со стороны обвинения не соглашаются, указывая в своих ответах на жалобы (об исключении доказательств как недопустимых), во-первых, ссылки на ст. 42, ст. ст. 46 — 47 УПК РФ, предусматривающие, что «подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства». Во-вторых, на положение п. 2 ст. 86 УПК РФ, регламентирующее, что «подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять… предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».
Признавая приведенные нормы неотносимыми к рассматриваемой ситуации, следует учитывать следующие обстоятельства при исследовании подобных доказательств:
1) непроцессуальная познавательная деятельность, предшествующая или сопровождающая уголовно-процессуальное доказывание, не имеет доказательственного значения (ч. 3 ст. 7 УПК РФ), поскольку выходит за рамки уголовного процесса. Познание, результаты которого имеют доказательственное значение, осуществляется лишь в уголовно-процессуальной форме. В силу этого, когда мы говорим о гносеологической сущности уголовно-процессуального доказывания как особой разновидности познания действительности, мы должны отождествлять доказывание и познание. В наиболее четкой форме мысль о единстве познания и доказывания выразил М.С. Строгович: «Мы отождествляем доказывание в уголовном судопроизводстве с познанием по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела» <1>;
———————————
<1> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 296.
2) п. 1 ст. 86 УПК РФ гласит: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Так, по аналогии ч. 2 ст. 86 УПК РФ указывает, что подозреваемый… вправе собирать и представлять письменные документы и предметы, но не вести запись переговоров для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Таким образом, сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Для того-то и предусмотрена установленная УПК РФ процедура собирания доказательств, иначе, как видится, материалы уголовного дела можно было бы завалить массой подобных доказательств;
3) принимая полученную потерпевшими аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования, а впоследствии и суд, в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, так как проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу;
4) ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения;
5) п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров;
6) ст. 23 Конституции РФ определяет, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения;
7) производимая потерпевшими запись фиксируется во всех случаях на бытовую аппаратуру, что определяет соответствующий уровень качества записи. Согласно ст. 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий (которые некоторые могут выдать за ОРМ) и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации неуполномоченными на то лицами;
8) подобным образом сделанная запись вызывает сомнения еще и потому, что лицо, ее производящее, может вести запись именно тех моментов или отрезков разговора, которые выгодны ему и, соответственно, не ведет записи тех моментов, которые ему не выгодны. Скрытая запись уже ставит одного человека по сравнению с другим в неравное положение — один знает, что все сказанное может быть использовано против него, а другой — нет. Гласность от негласности и отличается тем, что в первом случае записываемый предупрежден о факте записи, а во втором — нет. Либо письменно, либо на аудиозаписи должно звучать однозначное предупреждение о технической записи допроса. Ведь во всех бланках протоколов процессуальных действий имеется графа, предупреждающая о применении технического средства;
9) негласная аудиозапись в жилище подпадает под квалификацию ст. 138 УК «Вмешательство в личную и семейную жизнь».
Следует отметить, что при обнаружении в материалах уголовного дела доказательств, полученных указанным выше способом, следует пытаться признавать их недопустимыми доказательствами, подавая соответствующие ходатайства, в том числе мотивируя их приведенными доводами.

Думаю вопрос правомерности записи телефонных переговоров волновал многих владельцев смартфонов. Технически записывать переговоры на телефон можно уже давно. А вот что с юридической точки зрения? Законно ли это? Нужно ли предупреждать своего оппонента, о том что ведется запись телефонных переговоров (как это делают, например, многие службы поддержки). Получится ли потом записи таких телефонных переговоров представить как доказательство в суде.

Сегодня Верховный суд России принял важное для многих граждан решение, приняв как доказательство, тайную запись телефонных переговоров ().

Суть дела: Анна С. дала своей дальней родственнице и её мужу 1 500 000 рублей в долг, под 20% в год, на три года. Вскоре семья должников распалась и платежи прекратились. Расписка была оформлена, но на мужа родственницы, а сама она на отрез отказалась от выплат. Более того, женщина заявила в суде, что о долге ничего не знает и что муж брал деньги на собственные нужды.

Когда женщина предоставила в суде запись телефонных переговоров двухлетней давности, на которых ответчица явным образом подтверждала факт совместного с мужем займа денег, казалось бы деваться ей было уже некуда. Подлинность записи не вызывала сомнений, даже ответчица признала это.

Однако адвокат ответчицы протестовал против использования аудиозаписи телефонных переговоров как доказательства, ссылаясь на закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», который запрещает сбор информации о частной жизни человека против его воли.

Областной суд этот довод убедил и дело рассматривалось без принятия во внимание предоставленной аудиозаписи. В итоге всю сумму долга обязали возмещать бывшего супруга родственницы истицы. Верховный суд Российской Федерации отменил апелляционное определение областного суда и направил дело на новое рассмотрение, ввиду того что законом не запрещается запись телефонных переговоров, в случае если она производится одним из учавствовавших в нем лиц. В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств,обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса). Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

Технический прогресс не стоит на месте. Сегодня каждый владелец смартфона способен в постоянном режиме (даже не помня об этом) вести запись своих телефонных переговоров.

И если до недавнего времени фиксировали свои переговоры лишь немногие смельчаки, а основная масса владельцев смартфонов либо не задумывалась об этом, либо опасалась каких бы то ни было последствий, то после решения Верховного суда, просто глупо не использовать такую возможность для защиты себя.

Верховный суд России фактически разрешил записывать важные разговоры на мобильник, не уведомляя об этом собеседников. Так что вам осталось только выбрать наиболее подходящее вам приложение и настроить его. Я, например, уже несколько лет использую условно бесплатное приложение ACR (Another Call Recorder).

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх