Нарушитель границы

ЦХИНВАЛ, 11 июля. /ТАСС/. Нарушитель границы Южной Осетии, гражданин Грузии, в ходе задержания открыл стрельбу по югоосетинским пограничникам и был ранен ответным огнем, сообщила в субботу пресс-служба Комитета государственной безопасности республики.

«Около 09:30 мск 11 июля житель с. Квемо-Чала Каспского муниципалитета Грузии Кахеладзе Заза Михайлович 1987 г. р., нарушив режим государственной границы, углубился на территорию Южной Осетии в окрестностях н. п. Ахмадз Ленингорского района. При появлении сотрудников югоосетинских пограничных органов нарушитель произвел по ним несколько выстрелов из помпового ружья 12-го калибра. Ответным огнем Кахеладзе З. М. был ранен в голеностоп и впоследствии задержан», — сообщили в пресс-службе.

В ведомстве отметили, что нарушителю оказана необходимая медицинская помощь, состояние его здоровья удовлетворительное, стабильное.

По этому инциденту компетентные органы Южной Осетии проводят разбирательство.

В КГБ республики напомнили, что все нарушители госграницы попадают в сектора воздействия югоосетинских пограничных сил. Общая протяженность границы Южной Осетии составляет около 440 км, из них 74 км приходится на границу с РФ, остальная часть — с Грузией. Граница Южной Осетии с Грузией решением югоосетинских властей полностью закрыта с сентября прошлого года.

Локти раздора
Утро. Зима. Полупустой автобус. Я держусь за поручень и задумчиво смотрю в окно, не обращая внимания на пассажиров. Вдруг чувствую резкий толчок в спину. Мысли тут же спутались, романтический настрой сменился негодованием.
Мучимая желанием узнать о причинах этого несанкционированного вторжения, оборачиваюсь. Первое, что вижу, — беспорядочно движущиеся в пяти сантиметрах от меня локти. Они принадлежат женщине, которая что-то энергично ищет в своей сумочке и попутно ведет диалог со своей спутницей. Напоминаю: в автобусе много незанятого пространства.
Переведя дух и даже немного обрадовавшись тому, что это не маньяк с ножом и не хулиган, но все еще опасаясь очередной атаки локтями, обращаюсь к женщине с просьбой быть осторожнее. Всякое бывает, думаю я, ведь человек действительно может не заметить, что его конечнос­ти нечаянно в кого-то врезались.
В ответ нарушительница моего спокойствия лишь бросает на меня ленивый взгляд и, гордо отвернувшись, продолжает разговор с собеседницей. При этом оставаясь в критической зоне моего личного пространства.
Конечно, случай не вопиющий, но, согласитесь, малоприятный. Во избежание конфликта и ради собственного же спокойствия я перешла в другой конец автобуса. Продолжения у этой истории нет, зато остались вопросы, касающиеся личного пространства и права на него у каждого человека.
Ближе, еще ближе
В общественных местах мы часто сталкиваемся с подобным поведением окружающих, для которых, например, пребывать в очереди, прижавшись к впередистоящему человеку, — норма. Неприемлемо это для американца или, скажем, для европейца. У них чувство личного пространства развито сильнее, чем у нас. В Нефтеюганске же запросто можно ткнуть продуктовой корзиной в ноги покупателя, находящегося у кассы, и сохранять при этом невозмутимое выражение лица. Авось так быстрее очередь продвинется.
Особенно отчетливо разницу в культуре поведения можно заметить при прохождении регистрации на международных рейсах. Иностранцы не приближаются к соседу более чем на один-два шага, в то время как наши соотечественники буквально дышат друг другу в затылок.
Мы и сами порой не замечаем, как нарушаем чьи-то границы. Но, чтобы определить, где же находится эта черта дозволенности, давайте для начала разберемся, что вообще подразумевается под понятием «личное пространство». Психолог Центра социальной помощи семье и детям Нефтеюганска Сауле Сулейменова называет личное пространство некой коммуникационной дистанцией, телесным пространством, происходящее внутри которого человек относит к себе и стремится регулировать самостоятельно.
«У каждого человека есть что-то свое: вещи, интересы и, разумеется, личное пространство, — говорит Сауле Тураровна. — Это та область, которую человек рассматривает как свою собственность, а проникновение туда — как угрозу себе и покушение на то, что ему принадлежит».
Внутри личного телесного пространства выделяют несколько зон. Интимная (порядка 50 см) — по сущест­ву, расстояние вытянутой руки. В эту зону пускают лишь очень близких людей. Персональная (от 50 см) — дистанция личной доверительной беседы. Социальная (от 1,5 до 3,5-4 м) — область для контактов с посторонними, чужими людьми. Публичная (до 7 м) — самые дальние области пространства. В этой зоне, например, находится оратор, выступающий перед аудиторией.
Разумеется, несмотря на прописанные нормы, у каждого человека понятие личного пространства свое. Одни не подпускают к себе ближе чем на полметра, а другие такое расстояние между людьми считают вполне комфортным. По словам Сауле Сулейменовой, понятие и характер личного пространства зависят от разных факторов.
«Например, от культуры и традиций народа, в том числе от семейных традиций и культуры. Имеет значение место жительства, — поясняет Сауле Тураровна. — Городским жителям приходится чаще находиться в толпе. Поэтому они вынуждены сужать рамки личной зоны комфорта. Чего не скажешь о тех, кто живет в маленьких городах и деревнях с невысокой плотностью населения».
Нефтеюганск — город небольшой, однако нарушение личного пространства здесь не редкость. Хотя о какой приватной зоне можно говорить людям, выросшим в городе с узкими тротуарами, живущим в малогабаритных квартирах? У многих ли из нас в детстве была собственная комната? Наверное, мы просто не приучены соблюдать дистанцию и уважать чужие границы. Возможно, как раз сейчас время пришло.
Эти глаза напротив
Студенткой я часто ездила на занятия в Сургут на маршрутке. Забирали меня с последней остановки, практически на выезде из города. К этому моменту «газель» подъезжала, заполненная людьми, и все самые удобные места были заняты. Приходилось садиться на сиденье, расположенное за водительским, — лицом ко всем пассажирам.
В то время я поняла, что нефтеюганцы — народ любопытный, и, оказывается, не всем хочется спать в полседьмого утра. Куда интереснее наблюдать за тем, как человек снимает перчатки, открывает и за­крывает сумочку, поправляет прическу… Благо любопытство это, как правило, длилось недолго, и уже через пять-десять минут внимание пассажиров переключалось на пейзаж за окном или на собственные сновидения.
«Вот ведь какая недотрога! — подумают некоторые читатели. — Ни прикоснуться нельзя, ни взглянуть!» Однако будут не совсем правы. Быть защищенным человеку хочется даже в общественном месте. Ведь в эти минуты, когда на него устремлены (пусть даже из праздного любопытства) десятки глаз, он испытывает стресс. К тому же, говоря простым языком, откровенно пялиться на людей — неприлично!
«Когда окружающие вольно или невольно посягают на личное пространство человека, у него возникает чувство раздражения, угнетения, желание быстрее закончить общение или уйти в безопасное место», — подчеркивает Сауле Тураровна.
Выходит, желание сохранить во­круг себя зону комфорта — не каприз, а необходимость.
Расскажи мне все
Навязчивые взгляды горожан в общественном транспорте, да и просто на улице, — обычное дело для маленьких городов. Людей здесь живет мало, поэтому мы с интересом смотрим друг на друга. В массе своей эти взгляды безобидны.
В московском метро, к примеру, взглядов меньше. Зато в час пик телесное пространство там напрочь исчезает. В это время запросто можно чмокнуть рядом стоящего пассажира в шею, обнять за талию, прижаться щекой к щеке и т.д.
Но, кроме взглядов и прикосновений, есть еще один вид вторжения в личное пространство — бестакт­ные, а порой и ранящие собеседника вопросы.
«Где работаешь? С кем живешь? Сколько получаешь в рублях? Когда уже, наконец, заведешь детей?» — таким потоком агрессивного любопытства меня недавно окатила знакомая, с которой я не виделась несколько лет. Отвечать, находясь словно на допросе, не было никакого желания, но и показаться невежливой тоже не хотелось. Вопросы меня не задели, однако от них появилось стойкое ощущение, будто в мой дом ворвались незваные гости, забыв при этом снять обувь. Единственным выходом было лишь отшутиться и пойти дальше по своим делам.
Знаю многих, кого вопрос о планировании детей заставит рыдать, и тех, кого далеко не веселит намек на «последний вагон» (имеется в виду замужество). Бестактные вопросы — следствие плохого воспитания, однако другие люди не должны от этого страдать. В подобных ситуациях психологи советуют сохранять спокойствие и по возможности более мягко, но весьма доходчиво дать понять, что разговор или присутствие определенного человека вам неприятны.
Возможно, пройдет еще немало времени до того, как мы научимся уважать личное пространство друг друга. Но сейчас хочется обратиться к нефтеюганцам с просьбой: будьте более чуткими по отношению к окружающим! И, пожалуйста, держите дистанцию!
Несколько важных рекомендаций от Сауле Сулейменовой для тех, кто не желает нарушать личное пространство других и взамен хочет того же:
1. Научитесь говорить «нет». Это означает умение очерчивать личные границы, выражать свое несогласие с чем-то и отстаивать собственное право на самостоятельный выбор.
2. Не позволяйте себе испытывать чувство вины в том случае, когда хотите принимать решение относительно собственной жизни самостоятельно.
3. Не переходите к фамильярности и панибратству слишком быстро при общении с новыми людьми.
4. Если кто-то при разговоре намеренно близко подходит к вам, сделайте два шага назад. Но если это повторяется, прямо скажите о том, что вам неудобно.
5. Защищайте свои границы и не бойтесь обидеть того, кто не боится обидеть вас.

Лейла Кельбиханова

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх