Назначение судебной экспертизы

Судебная экспертиза по уголовным делам согласно ст. 144 УПК РФ назначается при осуществлении проверки сообщения о любом готовящемся или совершенном преступлении в стадии предварительного расследования, так и судебного разбирательства судом первой инстанции, в апелляционном и кассационном порядке.

В соответствии с действующим уголовно процессуальным законодательством судебная экспертиза назначается по усмотрению правомочных лиц, а именно: дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, суда, за исключением специально оговоренных случаев обязательного ее назначения (ст. 196 УПК), связанных с установлением:

  • Причины смерти;
  • Характера и степени вреда, причиненного здоровью;
  • Психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
    • Психического состояния подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии);
    • Психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией;
    • Психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
    • Возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

В случаях, когда для производства судебной экспертизы необходимо помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), субъект, назначающий экспертизу, возбуждает перед судом ходатайство, поскольку только суд правомочен принимать такое решение.

Признав необходимым производство экспертизы по делу, субъект, назначающий экспертизу, выносит мотивированное постановление, которое является процессуальным основанием для ее производства.

В постановлении о назначении экспертизы указываются: основания назначения судебной экспертизы; род или вид судебной экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Постановление условно можно подразделить на три части: вводную, описательную, резолютивную.

  • В вводной части указываются место и дата составления постановления, фамилия, должность и орган, где работает лицо, составившее постановление, по какому уголовному делу оно составлено.
  • В описательной части постановления («УСТАНОВИЛ») кратко излагаются фабула дела и обстоятельства, в связи с которыми возникла потребность в специальных познаниях, а также могут указываться особенности объекта исследования, представляющие интерес для эксперта (например, условия хранения объекта, которые могли вызвать его видоизменение). Завершается эта часть ссылками на статьи УПК РФ, на основании которых назначена экспертиза (ст. 195, 196, 199).
  • В резолютивной части («ПОСТАНОВИЛ») указывается род или вид экспертизы, формулируются вопросы, выносимые на разрешение эксперта; назначается эксперт или определяется СЭУ, сотрудникам которого поручено производство экспертизы; приводится перечень материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта.

Судебные экспертизы по уголовным делам назначаются как в государственные экспертные учреждения так и в негосударственные СЭУ. Закон не ограничивает следователя в выборе экспертного учреждения.

В настоящее время, как показывает практика, увеличилась тенденция назначения экспертиз в негосударственные судебно экспертные организации, частным экспертам и другим лицам, обладающим специальными знаниями.

Данная ситуация получила свое закрепление в Постановлении Пленума ВС РФ № 28. В п. 2 данного Постановления указано, что согласно положениям ч. 2 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. В этом же пункте дается определение иных экспертов — «это эксперты негосударственных СЭУ, а также лица, не работающие в СЭУ, но обладающие специальными знаниями. В п. 2 названного Постановления дано также определение негосударственных СЭУ — это некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с ГК РФ и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющиесудебно экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами”.

Если принято решение о производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении, следователь направляет руководителю этого учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства (ст. 199 УПК РФ).

Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то постановление и необходимые материалы вручаются непосредственно эксперту с разъяснением ему прав и ответственности, предусмотренных ст. 57 УПК РФ.

Закон предоставляет право назначения экспертизы только указанным выше субъектам, которые согласно ч. 3 ст. 195 УПК РФ знакомят с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняют им их права (ч. 1 ст. 198 УПК РФ):

  • знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
  • заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
  • присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
  • знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Если в судебное заседание вызван эксперт, производивший судебную экспертизу в стадии предварительного расследования, нет необходимости выносить определение о назначении экспертизы. Эксперт приобретает соответствующие полномочия в стадии судебного разбирательства уже в силу факта вызова его в судебное заседание.

После выяснения всех обстоятельств дела, имеющих значение для дачи заключения, председательствующий предлагает прокурору, подсудимому, его защитнику, другим участникам судебного заседания подать в письменном виде вопросы, которые они желают поставить на разрешение эксперта.

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВС № 28 вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается !!!

Если подсудимый в силу физических или психических недостатков не может изложить вопросы в письменном виде, участвующий в рассмотрении уголовного дела защитник в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ оказывает ему необходимую помощь в выполнении требований ч. 2 ст. 283 УПК РФ; при наличии таких недостатков у потерпевшего эти требования выполняет его законный представитель или представитель в соответствии со ст. 45 УПК РФ (п. 17 Постановления Пленума ВС№ 28).

Суд отклоняет те из вопросов, которые не имеют отношения к делу, формулирует вопросы, которые будут вынесены на разрешение эксперта, добавив в случае необходимости вопросы, задаваемые судом по собственной инициативе. При этом суд может переформулировать вопросы, инициируемые участниками судебного разбирательства или поставленные перед экспертами в процессе предварительного следствия, по собственному усмотрению.

Эксперт может заявить ходатайство об отклонении тех или иных вопросов с указанием причин, почему они отклонены, а также об изменении формулировки вопросов.

По уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым по заявлению потерпевшего или его законного представителя (ч.1 ст.318 УПК РФ), судья может решить вопрос о назначении экспертизы при подаче ими заявления в суд либо на стадии судебного разбирательства путем вынесения соответствующего постановления. При этом должны быть соблюдены права обвиняемого, подсудимого, а также потерпевшего, установленные уголовно процессуальным законом.

Согласно ст. 283 УПК РФ о назначении экспертизы суд выносит определение, в котором помимо вопросов, поставленных на разрешение экспертизы, указывается, какие вопросы, представленные участниками судебного разбирательства, судом были отклонены и каковы мотивы отклонения. Определение о назначении экспертизы должно выноситься только в совещательной комнате и оформляться отдельным документом, копия которого выдается эксперту. Недопустимо выносить определения о назначении экспертизы в зале судебного заседания или задавать вопросы эксперту в устной форме.

Содержание определения о назначении экспертизы специально не регламентировано, однако по общему смыслу процессуального закона оно аналогично содержанию постановления следователя о назначении экспертизы.

Если произвести экспертизу в судебном заседании невозможно, суд может вынести определение о производстве экспертизы в экспертном учреждении и направить туда все необходимые материалы.

После вынесения определения о назначении экспертизы и вручения его эксперту (или отправки в экспертное учреждение) суд может объявить перерыв или отложить слушание дела до получения заключения эксперта либо продолжить судебное заседание, посвятив его исследованию других доказательств.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке согласно ст. 365 УПК РФ экспертиза назначается по тем же правилам, что и при производстве в суде первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке (ч. 4 ст. 377 УПК РФ) суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями гл. 37 «Судебное следствие» УПК РФ, предусматривающей и возможность назначения судебной экспертизы.

При рассмотрении уголовного дела в надзорном порядке суд не вправе назначать экспертизы.

Уточняйте интересующий Вас вопрос по контактному телефону:

Вопиющий факт произвола произошел вчера в СЧ УВД ЦАО по г.Москве. Так, следователь, старший лейтенант юстиции Астанин О.Е. отказался предоставить возможность снять копии за свой счет с предьявленных для ознакомления заключений экспертов по уголовному делу, так что нам пришлось от руки самим делать выписки из этих заключений, что, конечно, влияет на полноту полученной информации и возможность рецензировать эти экспертизы.
Следователь Астанин так буквально прочитал УПК РФ, что слово «знакомиться» он трактовал не иначе как «читать» без учета другого права обвиняемого снимать копии, покольку знакомиться, якобы, можно только после завершения расследования на стадии ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ и никак иначе до этого действия.
Мы, конечно, не можем согласиться с такой антиправовой позицией следователя и намерены обжаловать его решение об отказе в праве снять копии с экспертных заключений с помощью технических средств в обоснование чего приведем ряд позиций Конституционного Суда Российской Федерации и анализ положений УПК РФ свидетельствующих, что подобный отказ не допустим.
Так, частью 3 статьи 195 УПК РФ предусмотрено, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.
В соответствии с частью 1 статьи 198 УПК РФ при назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе: 1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы; 2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; 3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; 4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; 5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; 6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.
Анализ прав подозреваемого (обвиняемого), определенных статьями 46, 47, 198 УПК РФ, позволяет утверждать, что содержащиеся в них нормы, закрепляя комплекс прав, предоставляемых подозреваемому для защиты его интересов в ходе досудебного производства, и гарантируя право защищаться любыми средствами и способами, не запрещенными УПК РФ, не только не исключают право этого участника судопроизводства получать копии с тех материалов уголовного дела, с которыми он в соответствии с законом вправе знакомиться в процессе предварительного расследования, в том числе с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта, но и предполагают такое право.
Часть первая статьи 53 УПК РФ устанавливает, что допущенный к участию в уголовном деле защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому (пункт 6), а по окончании предварительного расследования вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств (пункт 7).
Согласно ст.206 УПК РФ заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта предъявляются следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы.
Приведенные законоположения не препятствуют защитнику знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; не содержат запрета выписывать из таких документов сведения в любом объеме или снимать за свой счет с них копии, в том числе с помощью технических средств; направлены на обеспечение выполнения защитником его процессуальной функции; представляют собой гарантии реализации обвиняемым права на защиту. Данная правовая позиция приводится в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 года N 1264-О и от 24 октября 2013 года N 1557-О.
Отсутствие в части 3 статьи 195 и п. 6 ч.1 ст. 198 УПК РФ прямого указания на порядок, в соответствии с которым следователь знакомит подозреваемого, обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы, и на обязанность вручить копию данного постановления и заключения эксперта не означает, что до окончания предварительного расследования этот участник уголовного судопроизводства не вправе на основании п. 1 ч. 1 и п. 6 ч.1 статьи 198 УПК Российской Федерации ознакомиться с текстом постановления (заключения) и снять с него копию.
Статья 24 Конституции Российской Федерации обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (часть 2).
В силу непосредственного действия названной конституционной нормы любая затрагивающая права и свободы гражданина информация (за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью) должна быть ему доступна, при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты.
Поскольку в соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации ограничения права граждан на доступ к информации могут быть установлены только законом (часть 3), а пункт 13 части 4 статьи 47 и пункт 6 части 1 статьи 53 УПК РФ не содержат каких-либо указаний на необходимость введения подобных ограничений в отношении подозреваемого (обвиняемого) и его защитника, применение названных норм должно осуществляться в соответствии с приведенной выше правовой позицией.
Кроме того, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 февраля 2005 года №133-О, регламентация права на ознакомление с материалами уголовного дела в ходе предварительного следствия определяется особенностями данной стадии уголовного судопроизводства и значимостью названного права как гарантии конституционного права на судебную защиту. Закрепляя конкретные механизмы реализации прав на судебную защиту и на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы заинтересованных лиц, федеральный законодатель не может вводить такие правила, которые противоречили бы принципам уголовного судопроизводства и создавали неустранимые препятствия в реализации прав (в том числе права на обжалование действий и решений органов предварительного расследования и суда), приводя тем самым к фактическому их упразднению.
Кроме того, поскольку пункт 13 части 4 статьи 47 УПК РФ прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса, он не может расцениваться как препятствующий получению заявителем копий материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования.
Таким образом следует исходить из того, что ограничение права защитника и обвиняемого с помощью собственных технических средств снимать копии с материалов уголовного дела, с которыми он был ознакомлен до окончания предварительного следствия, не имеет разумного основания, не может быть оправдано интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод.
Также следует учитывать, что положения статей 46, 47, 53, 198 УПК РФ не содержат запрета на предоставление копий документов, содержащихся в материалах уголовного дела, а также приянять во внимание, что подозреваемый (обвиняемый) вправе защищаться любыми средствами и способами, не запрещенными уголовно-процессуальным законодательством.
Отказ следователя в предоставлении возможности адвокатуи обвиняемому получить копию постановления о назначении экспертизы (заключения эксперта) с использованием собственных технических средств препятствует получению побвиняемому квалифицированной юридической помощи, нарушает конституционный принцип состязательности и равноправия сторон и тем самым противоречит части 1 статьи 46, части 1 статьи 48, части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации, а соответсвенно являются незаконными.
Кроме того, в Определении Конституционного суда РФ от 14.10.04 г. №329-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Менщикова А.Н. на нарушение его конституционных прав п. 13 ч. 4 ст. 47 УПК РФ» Конституционный Суд указывает: «…норма пункта 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации таких последствий не предполагает, поскольку прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса». Та же правовая позиция приведена Конституционным судом РФ еще в ряде решений: определение Конституционного суда РФ от 20.02.2007 г. №157-О-О, а также в определении Конституционного Суда РФ от 24.02.2005 г. №133-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы грпжданина на Ляшенко А.Н….».
Соответствующие положения ранее действовавшего УПК (см. ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР) толковались Конституционным Судом также, как это изложено выше. Так, согласно Постановления Конституционного Суда от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: «ограничение права защитника выписывать из материалов, с которыми он был ознакомлен до окончания следствия, любые сведения и в любом объеме не имеют разумного основания, не могут быть оправданы интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации)».
На основании изложенного следует прийти к выводу, что право обвиняемого и защитника снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела распространяется не только на окончание предварительного расследования, но на все случаи, когда следователь или дознаватель, а также суд обязаны предъявлять им те или иные материалы дела.
При этом ограничений в праве защитника снимать фотокопии с указанных материалов при ознакомлении с ними, действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит, реализуя положения Конституции РФ, закрепленные в ст.ст.45,48, определяющим гарантии государственной защиты прав и свобод граждан, а также прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы

по гражданским делам

(2017 год, 1 полугодие 2018 года)

В соответствии со статьей2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов указанных в ней субъектов частного и публичного права.

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (статья55 ГПК РФ).

За исследуемый период – с 01.01.2017 года по 31.12.2017 года в Златоустовском городском суде в гражданском производстве было назначено 139 экспертиз, за период с 01.01.2018 года по 30.06.2018 года – 68 экспертиз.

Количество экспертиз, назначенных каждым из судей, приведено в таблице:

Судья

Количество назначенных экспертиз в 2017 году

Количество назначенных экспертиз в 1 полугодии 2018 года

Барашева М.В.

Зорина С.А.

Карпова О.Н.

Квашнина Е.Ю.

Кумина Ю.С.

Максимов А.Е.

Рунова Т.Д.

Свиридова И.Г.

Фролова Г.А.

Яковлева А.А.

Итого

1. Инициатива в проведении судебной экспертизы.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессу­ального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Действующим гражданским процессуальным законодательством предусмотрено, что инициатива в назначении экспертизы принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле.

Вместе с тем, часть 2 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прямо указывает на возможность назначения экспертизы по инициативе суда или мирового судьи, с возмещением расходов на её проведение соответственно за счет средств федерального бюджета или средств субъекта Российской Федерации.

При этом право суда назначить экспертизу по собственной инициативе не должно входить в противоречие с принципом осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, а также освобождать участника процесса от обязанности доказывать обстоятельства, на которые он ссылается (статьи 12 и 56 ГПК РФ).

С учетом указанных правовых положений суд может назначить экспертизу по собственной инициативе только при невозможности вынесения правильного решения без проведения судебной экспертизы, а также в случаях прямо предусмотренных законом, в том числе и для проверки заявления стороны о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, если представившая это доказательство сторона продолжает ссылаться на него в подтверждение своей позиции по делу (статья 186 ГПК РФ).

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в отличие от Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не содержит нормы права, устанавливающих перечень случаев обязательного назначения судебной экспертизы.

В то же время, и в гражданском процессуальном законодательстве имеются нормы права, предусматривающие обязательное проведение экспертизы, в частности по делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (статья 283 ГПК РФ) и о признании его дееспособным в случае выздоровления или значительного улучшения состояния здоровья (часть 2 статьи 286 ГПК РФ).

В остальных случаях, когда в процессе рассмотрения дела возникают вопросы, требующие специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд должен разъяснить сторонам, что то или иное обстоятельство может быть установлено путем проведения по делу судебной экспертизы и разъяснить право на заявление соответствующего ходатайства и постановку вопросов перед экспертом (статья 57 ГПК РФ).

При анализе назначенных Златоустовским городским судом экспертиз за рассматриваемый период было установлено, что судом назначались следующие виды экспертиз:

Виды назначаемых экспертиз

2017 год

1 полугодие 2018 года

Судебная психиатрическая экспертиза, в том числе амбулаторная, посмертная

Судебная генетическая экспертиза

Судебно-психологическая экспертиза, в том числе психолого-психиатрическая

Почерковедческая экспертиза

Автотехническая экспертиза

Товароведческая экспертиза транспортных средств, недвижимого имущества, стоимости восстановительного ремонта и т.п.

Другие виды экспертиз (строительно-техническая, пожарно-техническая, землеустроительная, судебно-медицинская, судебно-экономическая, медико-социальная)

2. Стадия и порядок назначения судебной экспертизы по гражданскому делу.

Судебная экспертиза может быть назначена в любой стадии гражданского процесса до объявления председательствующим об окончании рассмотрения дела по существу (статья 189 ГПК РФ), а при возобновлении рассмотрения дела по существу — до объявления об окончании возобновленного рассмотрения дела по существу (статья 191 ГПК РФ).

При этом в соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 150 Гражданского процессу­ального кодекса Российской Федерации судья вправе назначить экспертизу и эксперта для её проведения при подготовке дела к судебному разбиратель­ству.

Учитывая, что закон на стадии подготовки дела к судебному разбирательству не освобождает судью от выполнения требований статей 79-84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе и от разъяснения лицам, участвующим в деле, их права просить суд назначить поведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить её конкретному эксперту, заявить отвод эксперту, формулировать вопросы для эксперта, а также от разъяснения последствий уклонения стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования, вопрос о назначении судебной экспертизы на данной стадии процесса по общему правилу должен рассматриваться в предварительном судебном заседании.

Косвенно о необходимости проведения предварительного судебного заседания в случае назначения экспертизы в стадии подготовки дела к судебному разбирательству говорится и в пункте 13 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», согласно которому определение о приостановлении производства по делу в связи с назначением экспертизы может быть вынесено только в предварительном судебном заседании.

Поскольку судебная экспертиза является всего лишь одним из средств доказывания по делу (статьи 55 и 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а её производство связано с существенными затратами времени и денежных средств, в каждом конкретном случае суд должен проанализировать целесообразность назначения экспертизы и возможность установления того или иного имеющего значение для дела обстоятельства иными средствами доказывания, в том числе используя отчеты оценки, калькуляции стоимости восстановительных работ, консультации специалистов и т.п.

Как показывает изучение судебной практики, судьями Златоустовского городского суда в 2017 году – 1 полугодии 2018 года в основном обоснованно назначались судебные экспертизы по гражданским делам.

Анализ судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, показал, что экспертизы по гражданским делам в Златоустовском городском суде в 2017 году – первом полугодии 2018 года назначались, как правило, в предварительном судебном заседании или в судебном заседании.

Судами в целом соблюдался порядок назначения судебных экспертиз, предусмотренный процессуальным законодательством. В частности, определения судов о назначении экспертизы в целом соответствовали требованиям статьи80 ГПК Российской Федерации.

3. Формулировка вопросов, выносимых на разрешение эксперта.

Назначая судебную экспертизу по гражданскому делу, суд должен четко определить вопросы, требующие разрешения эксперта, и вынести мотивированное определение.

В силу части 2 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, при этом окончательный круг вопросов, выносимых на разрешение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

Представляется, что в указанной ситуации решение о назначении экспертизы и формулировка судом вопросов для эксперта будет свидетельствовать об отступлении суда от положений статей 12 и части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку лицо, заявившее о необходимости поведения по делу экспертизы, обязано мотивировать необходимость получения ответов эксперта на возникшие в ходе судебного разбирательства вопросы.

Вполне возможно, что предложенные стороной на разрешение экспертизы вопросы потребуют определенной корректировки со стороны суда, однако отказ лица, ходатайствующего о проведении экспертизы, от указания для разрешения каких вопросов требуется проведение экспертизы недопустим и может влечь за собой отказ в назначении судебной экспертизы.

Большое значение имеет и правильная формулировка вопросов, выносимых на разрешение эксперта. Вопросы должны быть конкретными, четкими и ясными, не допускающими двоякого толкования. Если вопросы взаимосвязаны, они должны задаваться в логической последовательности.

Также необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда (например, вопроса о том, нарушаются ли права истца действиями ответчика, возводящего по соседству жилое строение.

При постановке вопросов перед экспертом значительную помощь может оказать соответствующая методическая литература по судебной экспертизе, содержащая примерные перечни вопросов для различных родов и видов судебных экспертиз.

Обращение к примерному перечню вопросов поможет суду правильно сформулировать экспертную задачу, избежать постановки перед экспертом некорректных вопросов, а также уточнить возможности той или иной экспертизы.

В тоже время при использовании типовых вопросов всегда надо учитывать специфику конкретной экспертной задачи, не включать в постановление вопросы, не имеющие отношения к делу и задаваемые «на всякий случай».

Кроме того, при назначении судебной экспертизы суд может воспользоваться помощью специалиста, который согласно положениям статьи 188 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дает консультации и разъяснения, в том числе и при назначении экспертизы. Эти разъяснения могут касаться уточнения рода или вида назначаемой экспертизы, выбора эксперта (судебно-экспертного учреждения), содержания вопросов эксперту и принципиальной возможности их решения, связанной с состоянием объектов исследования, полнотой и качеством представленных материалов, уровнем разработанности методического обеспечения, необходимого для решения экспертных задач, и проч. Кроме того, помощь специалиста может быть чисто технической – фотографирование, составление планов и схем, отбор образцов для экспертизы.

Анализ судебной практики показал, что судами в основном соблюдалось требование о разъяснении сторонам по делу и другим участвующим в деле лицам их права представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертиз (часть 2 статьи79 ГПК РФ).

4. Выбор эксперта или экспертного учреждения.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. При этом процессуальный закон говорит вообще о судебно-экспертном учреждении, т.е. не предписывает назначать судебную экспертизу только в государственные судебно-экспертные учреждения.

Согласно Федеральному закону от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей посредством организации и производства судебной экспертизы.

При этом данный закон также допускает существование негосударственных судебно-экспертных учреждений и распространяет на них действие ряда своих норм (статья 41 ФЗ от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

В 2017 году в Златоустовском городском суде в гражданском производстве было назначено 139 экспертиз, из них 4 экспертизы назначены в экспертные учреждения Министерства юстиции РФ, 35 экспертиз – в экспертные учреждения Министерства здравоохранения и социального развития РФ, 14 экспертиз – в иные государственные учреждения и 86 экспертиз – в негосударственные экспертные учреждения.

За первое полугодие 2018 года в Златоустовском городском суде в гражданском производстве назначено 68 экспертиз, из них 29 экспертиз – в экспертные учреждения Министерства здравоохранения и социального развития РФ, 5 экспертиз – в иные государственные учреждения и 34 экспертизы – в негосударственные экспертные учреждения.

Стороны и другие лица, участвующие в деле, принимают непосредственное участие в выборе эксперта или экспертного учреждения, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеют право просить суд поручить производство экспертизы конкретному эксперту или назначить ее в определенное судебно-экспертное учреждение, а также заявлять отвод эксперту.

Реализация указанных выше прав предполагает обязанность суда проинформировать участвующих в деле лиц о кандидатурах экспертов или государственных экспертных учреждениях, которым предлагается поручить производство судебной экспертизы, их специальностях и стаже работы, включая экспертный стаж (применительно к частным экспертам и экспертам негосударственных экспертных учреждений), поставить на обсуждение кандидатуру эксперта или государственного экспертного учреждения, предложенную участником процесса, а в случае поручения производства экспертизы иному эксперту мотивировать свое решение.

В силу абзаца 3 статьи 15 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» руководитель экспертного учреждения вправе лишь ходатайствовать перед судом, назначившим судебную экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не работающих в данном учреждении, если их специальные знания необходимы для дачи заключения. При этом обязанность назначить конкретного эксперта и предупредить его об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения может только суд, поскольку данный эксперт не состоит в подчинении данного руководителя экспертного учреждения.

С учетом вышеизложенного, суду надлежит иметь четкие представления о возможностях того или иного экспертного учреждения и наличии в его составе экспертов, обладающих необходимыми знаниями.

По общему правилу, закрепленному в статье 17 Федерального закона от 08.08.2001г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» экспертная деятельность не подлежит лицензированию. Исключение составляет деятельность по проведению всех видов судебно-медицинских экспертиз (включая экспертизу вещественных доказательств и исследования биологических объектов, биохимическую, генетическую, судебно-химическую, судебно-психиатрическую экспертизы и т.п.), землеустроительных экспертиз, связанных с проведением геодезических работ, специализированной экспертизы промышленной безопасности, а именно промышленных производств и работ, а также объектов, связанных с пользованием недрами.

При назначении производства данных экспертиз суду надлежит убедиться в наличии у эксперта или экспертного учреждения лицензии на выполнение необходимого вида деятельности.

Судебно-медицинские экспертизы, при проведении которых привлекаются врачи разных специальностей, следует относить к комплексным в силу части 1 статьи82 ГПК РФ, поскольку в подобных случаях требуется одновременное проведение исследований с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания. Наименование указанных экспертиз комиссионными является ошибочным.

5. Распределение судебных расходов по проведению экспертизы.

В соответствии с положениями части 1 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации расходы по оплате экспертизы должна нести сторона, заявившая просьбу о назначении экспертизы, что в свою очередь обусловлено распределением бремени доказывания (ст. 56 ГПК РФ). В случае если указанная просьба заявлена обеими сторонами, расходы по оплате экспертизы стороны несут в равных частях.

В случае если назначение экспертизы имеет место по инициативе суда или мирового судьи, расходы на производство экспертизы возмещаются соответственно за счет средств федерального бюджета либо бюджета субъекта Российской Федерации (часть 2 статьи 96 ГПК РФ).

В силу части 1 статьи 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд в определении о назначении экспертизы указывается наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

Обсуждая вопрос о назначении экспертизы и распределении расходов на неё, суд должен проинформировать лицо, ходатайствующее о производстве судебной экспертизы, о её примерной стоимости. В противном случае, суд может столкнуться с последующим отказом стороны от оплаты экспертизы по причине отсутствия требуемой денежной суммы. Кроме того, суду необходимо осуществлять надлежащий контроль за сроками нахождения дела на экспертизе и принимать меры к лицам, затягивающим оплату экспертизы.

6. Оценка экспертного заключения. Проведение дополнительной или повторной экспертизы. Допрос эксперта.

Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 67 ГПК РФ). Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Согласно пункту 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Оценка экспертного заключения состоит из двух этапов. На первом этапе, имеющим процессуальный характер, суд должен проверить заключение на соответствие его положениям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 25 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержащим указание на обязательные элементы экспертного заключения.

Так в экспертном заключении в обязательном порядке должна содержаться информация об эксперте либо о каждом из членов комиссии экспертов (фамилия, имя, отчество; образование; специальность; стаж работы по той экспертной специальности, по которой проводится конкретная экспертиза; ученая степень и ученое звание); предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ; информация о разъяснении эксперту прав и обязанностей, предусмотренных статьей 85 ГПК РФ, если экспертиза проводится в судебно-экспертном учреждении, — наименование этого учреждения, а также сведения о поручении руководителем государственного экспертного учреждения производства экспертизы конкретному эксперту (комиссии экспертов) и о разъяснении им прав и обязанностей; вопросы, поставленные на разрешение экспертизы, дату проведения экспертизы, участвующие при поведении экспертизы лица, подробное описание проведенного исследования; произведенные экспертом выводы и ответы на поставленные судом вопросы. Экспертное заключение должно быть подписано экспертом, проводившим исследование.

Изучение гражданских дел, по которым проводились судебные экспертизы, показало, что экспертные заключения, как правило, соответствуют требованиям Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

В случае соответствия экспертного заключения процессуальным требованиям, суд переходит к оценке непосредственно выводов эксперта.

В силу пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 13 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» суду при оценке экспертного заключения следует проверить его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов. В целях разъяснения или дополнения заключения суд может вызвать эксперта для допроса. При наличии в деле нескольких противоречивых заключений могут быть вызваны эксперты, проводившие как первичную, так и повторную экспертизу.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предоставляют суду, назначившему экспертизу, право допрашивать эксперта для разъяснения данного им заключения. При этом закон четко ограничивает предмет допроса эксперта только сведениями, составлявшими предмет судебной экспертизы. Иные ставшие известными эксперту при производстве экспертизы сведения разглашению не подлежат.

При этом недопустим допрос эксперта в качестве свидетеля с предупреждением его об уголовной ответственности по статье 308 Уголовного кодекса Российской Федерации за отказ от дачи показаний.

Кроме того, допрос экспертов без предварительного исследования экспертного заключения противоречит процессуальному законодательству.

Как указано в части 3 статьи 87 и в части 2 статьи 187 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении суда по делу либо в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

В случае неполноты или неясности выводов основной экспертизы суд может назначить дополнительную экспертизу (статья 87 ГПК РФ). Повторную экспертизу суд назначает в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов, а также, если установлены нарушения процессуальных норм, регламентирующих проведение этой экспертизы.

При этом содержание определения о назначении повторной экспертизы не должно содержать условий и доводов суда, предрешающих результаты как повторной судебной экспертизы, так и самого гражданского спора.

В результате проведенного обзора судебной практики установлено, что при определении даты назначения экспертизы и даты, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено в суд (часть 1 статьи80 ГПК Российской Федерации) судом учитывались предварительная договорённость с экспертными учреждениями или сроки проведения конкретным учреждением (экспертом) назначенных ранее судебных экспертиз.

К причинам, по которым экспертизы не были проведены в конкретный срок, относятся: загруженность экспертов, необходимость предоставления экспертам дополнительных материалов. Такие ситуации вызывали необходимость в дополнительной переписке между судом, что негативно сказывалось на общих сроках рассмотрения дел судами (статья154 ГПК РФ).

Изучение судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, показало, что в случае назначения экспертизы суды в основном использовали предусмотренное частью 4 статьи86 и статьёй 216 ГПК РФ право приостановить производство по делу.

Такие решения суда были вызваны необходимостью направления материалов гражданского дела в экспертное учреждение (то есть при невозможности суда осуществлять производство по этому делу в период проведения экспертизы), а также необходимостью приостановить течение установленных ГПК РФ сроков рассмотрения дела (время проведения экспертизы нередко на практике превышает эти сроки).

Обобщение судебной практики показало, что при назначении экспертиз в период 2017 год – 1 полугодие 2018 года соблюдаются требования гражданско-процессуального законодательства, регулирующего назначение и производство экспертизы.

При этом анализ судебной практики свидетельствует, что сроки рассмотрения гражданских дел в значительной степени зависят от своевременного и качественного проведения экспертиз, обязательных в силу требований закона для правильного разрешения спора.

Судья Златоустовского городского суда Г.А. Фролова

Что касается доводов о недопустимости акта судебно-медицинской экспертизы от 24.01.2016 года как доказательства виновности осужденных, то они также являются необоснованными, поскольку из материалов дела видно, что экспертиза произведена специалистом С. в соответствии с требованиями ст. 195 УПК РФ и действующими методиками исследования телесных повреждений.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 04.05.2017 N 127-АПУ17-2 Приговор: По ст. 317 УК РФ за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, совершенное в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 108 УК РФ за покушение на убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Оспариваемые в апелляционной жалобе адвокатом Овечкиным экспертизы были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. 195 — 196 УПК РФ, и оценены судом в совокупности с другими доказательствами. Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ». Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве указанных судебных экспертиз, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, следователем не допущено, все вещи и предметы, направленные экспертам на исследование, были изъяты и упакованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Выводы экспертов, в том числе и заключение дополнительной судебно-баллистической экспертизы N 5/86, в достаточной степени аргументированы и отвечают на поставленные перед ними вопросы. Данные экспертами заключения не вызывают сомнений у Судебной коллегии, равно как не вызывает сомнений и компетентность экспертов. Каких-либо противоречий в заключениях экспертиз, о чем указывается в апелляционной жалобе адвоката, Судебная коллегия не усматривает.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 866-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова Евгения Валерьевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 195, статьей 198, статьей 206 и частью третьей статьи 283 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Статьи же 195 и 198 УПК Российской Федерации определяют порядок назначения судебной экспертизы и права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при ее назначении и производстве на стадии предварительного расследования.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12.04.2017 N 24П17 Требование: О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств. Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявительницы под стражей по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения ее свободы.

Сухарева ходатайствует, в частности, о «юридической оценке» нарушений в ходе предварительного следствия по уголовному делу ее прав, предусмотренных ст. ст. 195 и 198 УПК РФ, а также действий следователей, которыми, по ее мнению, не были представлены доказательства ее причастности к преступлению, предусмотренному ч. 4 ст. 159 УК РФ, допущены нарушения требований ч. 1.1 ст. 108, ч. 8 ст. 109 УПК РФ и нарушение ее права на защиту, что повлекло незаконное заключение ее под стражу.

Один лишь факт несвоевременного ознакомления стороны с постановлением о назначении экспертизы и связанное с этим формальное несоблюдение требований статей 195, 198 УПК РФ не является безусловным основанием для признания заключения эксперта недопустимым доказательством, поскольку имеется реальная возможность восполнения указанного процессуального недостатка путем предоставления органом следствия или судом возможности реализации указанных в статье 198 УПК РФ прав участнику судопроизводства, в случае заявления им соответствующего ходатайства.

Оспариваемые стороной защиты экспертизы были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. ст. 195 — 196 УПК РФ, и оценены судом в совокупности с другими доказательствами. Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ». Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве указанных судебных экспертиз, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, следователем не было допущено. Выводы экспертов аргументированы и отвечают на поставленные перед ними вопросы. Данные экспертами заключения не вызывают сомнений у Судебной коллегии, равно как не вызывает сомнения и компетентность экспертов, а также их предупреждение перед проведением экспертиз об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем прямо указано в тексте самих заключений. При этом Судебная коллегия отмечает, что при даче ответов на поставленные перед ними вопросы эксперты за пределы своей компетентности не выходили.

Акт экспертного исследования фактически необходимо расценивать как заключение эксперта, однако при производстве данной судебной экспертизы не был соблюден порядок, установленный ст. 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК РФ, на что указано в ч. 2 ст. 57 УПК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 339-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кириллова Константина Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 29, частью восьмой статьи 42, частью седьмой статьи 166, частью третьей статьи 195 и частью второй статьи 271 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Положения статьи 195 УПК Российской Федерации неоднократно оспаривались в жалобах, направляемых в Конституционный Суд Российской Федерации. Вынося решения об отказе в принятии к рассмотрению такого рода жалоб, Конституционный Суд Российской Федерации указывал, что ознакомление подозреваемого, обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее производства — при отсутствии объективной невозможности это сделать — является обязательным; уголовно-процессуальное законодательство содержит все необходимые правовые механизмы, включая прокурорскую и судебную проверку, гарантирующие обеспечение права на защиту подозреваемых, обвиняемых при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта (определения от 5 февраля 2015 года N 257-О, N 258-О, N 259-О, N 260-О и N 261-О, от 17 февраля 2015 года N 408-О, от 23 апреля 2015 года N 843-О и N 972-О и др.). Жалоба К.Ю. Кириллова не дает оснований для иных выводов.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.02.2017 N 36-АПУ17-1 Приговор: По ч. 1 ст. 119 УК РФ за угрозу убийством; по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство двух лиц. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Экспертизы по данному делу, на заключения которых суд сослался в приговоре, были назначены и проведены в соответствии с требованиями ст. 195 — 196 УПК РФ, их выводы являются ясными и понятными и оценены судом в совокупности с другими доказательствами. Заключения экспертов полностью отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 года.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 16-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Громова Игоря Викторовича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

статью 195 «Порядок назначения судебной экспертизы» и часть первую статьи 198 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы», как допускающие возможность ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы после ее проведения;

Процессуальные виды судебно-медицинских экспертиз

Процессуальное законодательство различает следующие виды судебных экспертиз: 1) первичная (назначается и проводится впервые); 2) дополнительная (недостаточная ясность и полнота заключения первичной экспертизы); 3) повторная (необоснованность заключения и сомнение в его правильности); 4) комиссионная (с участием в комиссии экспертов одной специальности); 5) комплексная (с участием в комиссии экспертов разных специальностей).

Первая экспертиза по отношению к дополнительной экспертизе считается основной, а по отношению к повторной – первичной или предшествующей. Следует иметь в виду, что эти понятия («первичная экспертиза», «повторная экспертиза») являются весьма условными, поскольку повторная экспертиза может быть не только второй по счету, но и последующей и, соответственно, ей могут предшествовать вторая и последующая экспертизы.

По сложившейся практике первичные судебно-медицинские экспертизы (например, трупов, живых лиц, вещественных доказательств биологического происхождения) в подавляющем большинстве случаев производятся одним судебно-медицинским экспертом и но этому признаку могут именоваться единоличными экспертизами. Участие в производстве двух и более судебно-медицинских экспертов предопределяет комиссионный вид судебно-медицинской экспертизы. Как правило, такие экспертизы производят по материалам дела, нередко с привлечением в состав комиссии нештатных судебно-медицинских экспертов. Если в состав комиссии привлекаются эксперты из других областей знаний (не медицинских), то такая экспертиза будет комплексной.

Процессуальный порядок назначения и производства комиссионной, комплексной, дополнительной и повторной судебно-медицинских экспертиз такой же, как и первичной (основной). В уголовном, гражданском и административном судопроизводстве этот порядок осуществляется в соответствии с нормами, закрепленными соответственно в гл. 27 УПК РФ «Производство судебной экспертизы», в ст. 79–87 ГПК РФ, в ст. 26.4 КоАП РФ. Дополняющий характер носят ст. 20–23 Закона о судебно-экспертной деятельности.

Дополнительная и повторная судебные экспертизы (ст. 207 УПК РФ, ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Закона о судебноэкспертной деятельности) – виды экспертиз, которые могут назначаться в двух случаях:

  • 1) при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного или гражданского дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту;
  • 2) в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта (экспертов) по тем же вопросам может быть назначена повторная судебная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Процессуальный порядок производства дополнительной и повторной экспертиз такой же, как и первичной.

Дополнительная и повторная судебные экспертизы могут быть назначены только после проведения первичной экспертизы, когда первое заключение эксперта органом или лицом, ее назначившим, уже получено и оценено, в результате чего выявлены определенные недостатки и пробелы.

Основанием назначения дополнительной судебно-медицинской экспертизы является недостаточная ясность или полнота ранее данного заключения. Это может быть результатом того, что судебно-медицинский эксперт сузил объем задания либо какие-то вопросы, имеющие значение для дела, не были перед ним своевременно поставлены. Кроме того, дополнительная судебно-медицинская экспертиза может быть назначена при возникновении новых вопросов.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой судебно-медицинским экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед судебно-медицинским экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

Основное отличие дополнительной от повторной судебно- медицинской экспертизы состоит в том, что в ходе ее исследуются вопросы, которые ранее не решались. Решенные же вопросы под сомнение не ставятся и данные судебно-медицинским экспертом выводы не перепроверяются. Поэтому ее проведение может быть поручено тому же судебно-медицинскому эксперту (экспертам).

От новой экспертизы дополнительная судебно-медицинская экспертиза отличается тем, что решаемые ею вопросы связаны с ранее решенными и судебно-медицинскому эксперту не нужно заново проводить все исследования, он может воспользоваться результатами ранее проведенных. Поэтому целесообразно по возможности поручить производство дополнительной судебно-медицинской экспертизы тому же эксперту (экспертам). Если же вновь назначаемая судебно-медицинская экспертиза никак не связана с предыдущей, то она будет не дополнительной, а новой, самостоятельной экспертизой.

Если возникшие по поводу данного заключения вопросы не требуют проведения исследований, то они разрешаются путем допроса эксперта.

Основанием назначения повторной судебно-медицинской экспертизы являются сомнения в правильности или обоснованности ранее данного заключения. Таким образом, при повторной судебно-медицинской экспертизе заново разрешаются те же самые вопросы, что и при первичной экспертизе, поскольку выводы судебно-медицинского эксперта вызывают сомнения по существу. Поэтому повторную судебно-медицинскую экспертизу может проводить только другой судебно- медицинский эксперт.

Обоснованность заключения эксперта может вызывать сомнения, если выводы судебно-медицинского эксперта не вытекают из проведенного исследования, в случае неполноты проведенного исследования, когда примененная судебно- медицинским экспертом методика недостаточно надежна, когда заключение противоречит другим собранным по делу доказательствам, когда оно оспаривается кем-то из участников процесса.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, нс применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

В таких случаях производство повторной судебно-медицинской экспертизы, как правило, поручается более квалифицированному судебно-медицинскому эксперту или комиссии экспертов. Данное ими заключение оценивается по тем же правилам, что и первичное, и каких-либо преимуществ перед ним не имеет.

В случае обнаружения противоречий между заключениями экспертов следователь (суд) вправе принять или отвергнуть любое из противоречащих друг другу заключений или назначить еще одну повторную судебно-медицинскую экспертизу.

Комиссионная судебная экспертиза (ст. 200 УПК РФ, ст. 83 ГПК РФ) – судебная экспертиза, производимая не менее чем двумя экспертами одной специальности.

Наряду с процессуальным законодательством соответствующего вида судопроизводства производство комиссионной судебной экспертизы в ГСЭУ дополнительно закреплено в ст. 21, 22 Закона о судебно-экспертной деятельности.

Основным признаком комиссионной судебно-медицинской экспертизы является участие в ее производстве нескольких (не менее двух) врачей – судебно-медицинских экспертов и (или) врачей – специалистов из других областей медицины. Существует две разновидности комиссионной судебной экспертизы:

  • 1) судебная экспертиза, производимая экспертами одной специальности, например врачами – судебно-медицинскими экспертами и врачами других специальностей (врачи-специалисты). Тех и других процессуальное законодательство относит к одной специальности – медицинской, а знания, которыми они обладают, – к специальным медицинским знаниям;
  • 2) судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, относящихся к другим отраслям знаний, науки, техники и ремесла. Такая экспертиза именуется комплексной.

Узкая специализация врачей и в связи с этим появление новых медицинских специальностей породило, на наш взгляд, ошибочное мнение отдельных авторов называть комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, когда в ней принимают участие узкие врачи-специалисты, комплексной. При таком подходе уровень компетенции врача – судебно-медицинского эксперта, несомненно, обладающего специальными медицинскими знаниями, должен быть опущен к отметке, равной нулю, что является абсолютно недопустимым. Врач – судебно-медицинский эксперт как сведущее лицо должен обладать в полном объеме специальными медицинскими знаниями, необходимыми для проведения исследований и дачи заключения, и, без всякого сомнения, является главным субъектом судебно-экспертной деятельности.

Производство внутриведомственных комплексных медицинских экспертиз возможно с учетом закрепленных в Федеральном законе от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» помимо судебно- медицинской и судебно-психиатрической экспертиз (ст. 62) экспертизы временной нетрудоспособности (ст. 59), медикосоциальной (ст. 60), военно-врачебной экспертизы (ст. 61), экспертизы профессиональной пригодности и экспертизы связи заболевания с профессией (ст. 63), экспертизы качества медицинской помощи (ст. 64), а также медицинского освидетельствования (ст. 65).

Процессуальное законодательство и ведомственные нормативные акты в случае невозможности производства комиссионной судебно-медицинской экспертизы допускают возможность производства комплексной судебно-медицинской судебно-психиатрической экспертизы с целью определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в случаях психического расстройства, заболевания наркоманией либо токсикоманией (п. 6.8 и 6.9 Медицинских критериев). Комплексной можно считать судебно-медицинскую медико-социальную экспертизу при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в случае стойкой утраты им общей либо профессиональной трудоспособности (п. 6.11, 6.12 Медицинских критериев). На практике проведение таких комплексных экспертиз крайне редко. Чаще всего они носят характер чисто комиссионных.

Решение о комиссионном характере судебной экспертизы может быть принято как органом или лицом, назначившим экспертизу, так и руководителем экспертного учреждения.

Если в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы содержится указание о том, что она должна быть проведена комиссионно, то оно является обязательным для руководителя ГСЭУ и может быть не выполнено лишь при невозможности по каким-то причинам создать комиссию (например, отсутствие требуемого числа экспертов), о чем должны быть поставлены в известность орган или лицо, назначившие экспертизу.

При отсутствии такого указания руководитель БСМЭ вправе организовать производство комиссионной судебно-медицинской экспертизы по собственной инициативе.

На практике чаще всего комиссии экспертов проводят сложные и повторные экспертизы. В подавляющем большинстве – это комиссионные судебно-медицинские экспертизы по материалам уголовных и гражданских дел, связанные, как правило, с дефектами оказания медицинской помощи. В таких случаях комиссия экспертов может состоять из двух – пяти и более членов из числа врачей – судебно-медицинских экспертов и врачей других специальностей. Членами экспертной комиссии могут быть, например, акушер-гинеколог, анестезиолог-реаниматолог, невролог, судебно-психиатрический эксперт, рентгенолог, хирург и др. Один из членов комиссии, врач – судебно-медицинский эксперт, является ведущим экспертом (экспертом-организатором) и докладчиком по делу.

Несмотря на отсутствие подобного требования в процессуальном законодательстве, оно закреплено в нормативных правовых актах Минздравсоцразвития России. Так, особенностям организации и проведения дополнительных, повторных, комиссионных и комплексных экспертиз посвящен разд. VIII Порядка производства судебно-медицинских экспертиз.

Независимо от того, по чьему решению проводится комиссионная судебно-медицинская экспертиза, состав комиссии формирует руководитель БСМЭ. На него возлагается организация ее производства.

Вопрос о проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы несколькими БСМЭ по аналогии с производством других судебных экспертиз в других ГСЭУ, как правило, не возникает и не ставится в связи с одинаковой структурой региональных БСМЭ, наличием одной специальности «судебно-медицинская экспертиза», одного и того же Перечня родов (видов) судебно-медицинских экспертиз. Однако в случае возникновения подобной ситуации, в частности, когда в БСМЭ отсутствуют судебно-медицинский эксперт конкретной специализации, необходимая материально-техническая база и условия для проведения экспертных исследований, комиссионная судебно-медицинская экспертиза может быть назначена в другое БСМЭ или РЦСМЭ.

Комиссия судебно-медицинских экспертов коллегиально определяет характер необходимых исследований, их цели, содержание и последовательность. Вместе с тем каждый судебно-медицинский эксперт – член комиссии при проведении исследований и формулировании выводов независим и самостоятелен.

Работой комиссии руководит эксперт-организатор, назначаемый руководителем экспертного учреждения. Эксперт- организатор выполняет организационные функции: руководит совещанием экспертов, контролирует сроки производства экспертизы и т.п. и одновременно выступает в качестве эксперта – члена комиссии. Однако никакими преимуществами при решении вопросов по существу он не пользуется и по своему процессуальному положению ничем не отличается от остальных экспертов.

Эксперты одной медицинской специальности – члены комиссии могут проводить исследования совместно или раздельно. Однако каждый из них должен провести исследования в полном объеме.

После завершения исследований они должны совместно обсудить полученные результаты. Для этого проводится совещание комиссии. Возможно также совместное обсуждение промежуточных результатов и других вопросов, возникающих по ходу исследования, для чего могут проводиться рабочие совещания.

Если судебно-медицинские эксперты придут к общему мнению, они составляют единое заключение (или сообщение о невозможности дачи заключения), которое подписывают все члены комиссии. В случаях разногласия в выводах каждый эксперт может дать отдельное заключение либо отдельное заключение дает эксперт или группа экспертов, несогласные с другими. Орган или лицо, назначившие экспертизу, получив такие заключения, оценивают их по общим правилам и могут принять или отвергнуть любое из них либо назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу.

Комплексная судебная экспертиза (ст. 201 УПК РФ, ст. 82 ГПК РФ, ст. 23 Закона о судебно-экспертной деятельности) – судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей.

Наряду с указанными выше статьями УПК РФ, ГПК РФ и Закона о судебно-экспертной деятельности, регулирующими порядок назначения и производства комплексной судебной экспертизы, порядок ее организации подробно изложен в методических рекомендациях Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям (далее – ФМКМС).

Основным признаком комплексной экспертизы является участие в ее производстве экспертов разных специальностей или узких специализаций (профилей), неодинаковость их компетенции. Поэтому их функции в процессе исследования различны, здесь имеет место своего рода разграничение труда. Широкое распространение комплексной экспертизы на практике обусловлено, с одной стороны, постоянным усложнением и увеличением числа экспертных методик и вытекающей отсюда все более узкой специализацией экспертов, а с другой – тем, что компетентность экспертного исследования значительно расширяет возможности судебной экспертизы и повышает надежность выводов эксперта.

Обычно необходимость такой экспертизы вызывается невозможностью разрешения задач экспертизы на основе одной отрасли знания.

Разграничение функций экспертов при производстве комплексной экспертизы выражается в том, что каждый эксперт проводит исследования только в рамках своей компетенции, т.е. решает вопросы, в которых он компетентен, и применяет те методы, которыми владеет. Например, при производстве комплексной судебно-медицинской судебно-баллистической экспертизы по установлению направления и дистанции выстрела огнестрельные повреждения на трупе исследуют судебно-медицинские эксперты, а повреждения на других объектах – эксперты-баллисты. По итогам этих исследований каждый эксперт формулирует промежуточные выводы.

После проведения всех исследований эксперты обсуждают полученные результаты и формулируют общие (конечные) выводы – ответы на поставленные вопросы. Причем в формулировании этих выводов могут принимать участие не все эксперты, а только компетентные в общем предмете исследования. Эксперты узких специальностей (например, эксперт- химик, принимавший участие в исследовании следов пороха, или эксперт-биолог, принимавший участие в исследовании следов крови при производстве комплексной медико-баллистической экспертизы но определению механизма выстрела) в таком формулировании не участвуют, их роль ограничивается дачей промежуточного вывода.

Каждый эксперт, принимавший участие в производстве комплексной экспертизы, несет ответственность только за те исследования, которые он лично проводил, и за те выводы, в формулировании которых он участвовал.

В связи с указанными особенностями комплексной экспертизы существенную специфику имеет и содержание даваемого экспертами заключения. В его исследовательской части отдельно излагается каждый вид исследования, проведенный отдельным экспертом (экспертами) определенной специальности, и сформулированные по итогам этого исследования промежуточные выводы. Эта часть заключения подписывается тем экспертом, который провел данное исследование и сформулировал эти выводы. После описания всех видов исследований, проведенных различными экспертами, следует так называемая синтезирующая часть. В ней дается общий анализ итогов исследования и обосновываются общие (конечные) выводы. Эта часть составляется и подписывается только теми экспертами, которые принимают участие в формулировании общих выводов. Общие выводы также подписывают только те эксперты, которые участвовали в их подготовке.

Таким образом, если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий между членами комиссии эксперт, не согласный с выводами остальных, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие.

В судебно-медицинской экспертной практике нередки случаи производства комиссионных и, как исключение, комплексных экспертиз не только по делам о привлечении к ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения, но и в случаях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, что закреплено в одноименных нормативных правовых актах – Правилах и Медицинских критериях.

Согласно п. 11 Правил и п. 6.8 Медицинских критериев определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего психическое расстройство, проводится комиссией экспертов с участием врача – судебно-психиатрического эксперта, а при необходимости также иного врача – специалиста в том виде патологии, которая привела к расстройству психики (врача-невролога, врача-нарколога и др.). Например, при черепно-мозговой травме, повлекшей психическое расстройство, необходима экспертная оценка не только характера и выраженности нарушений психической деятельности, но и самого телесного (соматического) повреждения, что требует совместного участия врача – судебно-медицинского эксперта, врача-невролога или врача-нейрохирурга, а иногда и обоих этих специалистов.

Экспертная оценка соматических расстройств с точки зрения опасности для жизни, причинения стойкой утраты общей трудоспособности, полной утраты профессиональной трудоспособности, продолжительности расстройства здоровья производится врачом – судебно-медицинским экспертом, при необходимости совместно с врачами – специалистами клинического профиля, а аналогичная оценка психических расстройств – совместно с врачом – судебно-психиатрическим экспертом. Они вместе устанавливают причинную связь вреда здоровью с психическим расстройством. Такие экспертизы чаще всего носят характер комиссионных судебно-медицинских и лишь в отдельных случаях – комплексных судебно- медицинских судебно-психиатрических экспертиз.

Определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего за собой заболевание наркоманией либо токсикоманией (п. 11 Правил и п. 6.9 Медицинских критериев), проводится комиссией экспертов с обязательным участием врача – судебно-психиатрического эксперта, врача-нарколога и при необходимости врача-токсиколога. В случае невозможности производства комиссионной экспертизы с участием перечисленных врачей-специалистов может быть произведена комплексная судебно-медицинская судебно-психиатрическая экспертиза степени тяжести вреда здоровью.

Определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего прерывание беременности, в соответствии п. 12 Правил и п. 6.7 Медицинских критериев проводится комиссией экспертов с участием врача аку- шера-гинеколога.

Производство аналогичных экспертиз может быть связанно с необходимостью определения степени утраты общей и профессиональной трудоспособности (п. 6.11, 6.12 Медицинских критериев). Определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, повлекшего за собой стойкую утрату общей и профессиональной трудоспособности, производится комиссией экспертов с участием врача – специалиста по медико-социальной экспертизе. Допустимо также установление утраты профессиональной трудоспособности врачом – судебно-медицинским экспертом, имеющим специальную дополнительную подготовку по медико-социальной экспертизе. Не исключается возможность проведения комплексной судебно-медицинской медико-социальной экспертизы.

При назначении межведомственной комплексной судебной экспертизы (например, судебно-медицинской криминалистической, судебно-медицинской автотехнической и др.) в постановлении (определении) о ее назначении должно быть указано, каким судебно-экспертным учреждениям поручается ее производство и какое из них является ведущим.

При производстве комплексных судебных экспертиз необходимо руководствоваться методическими рекомендациями ФМКМС.

Комиссионная и комплексная экспертизы производятся только в отделе сложных экспертиз БСМЭ и не могут быть произведены в его территориально обособленных структурных подразделениях: городских, районных и межрайонных СМО.

  • Комментарий к законодательству о судебной экспертизе. Уголовное, гражданское, арбитражное судопроизводство / отв. ред. д-р юрид, наук В. Ф. Орлова. М.: Норма, 2004.
  • Комментарий к законодательству о судебной экспертизе. Уголовное, гражданское, арбитражное судопроизводство.
  • Комментарий к законодательству о судебной экспертизе. Уголовное, гражданское, арбитражное судопроизводство.
  • Методические рекомендации Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям от 13.12.2007 «Об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».
  • Комментарий к законодательству о судебной экспертизе. Уголовное, гражданское, арбитражное судопроизводство.
  • Комментарий к законодательству о судебной экспертизе. Уголовное, гражданское, арбитражное судопроизводство.
  • Там же.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх