О революционном трибунале печати

Статья № 549.

Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

Основные начала.

1. Революционные Военные Трибуналы учреждаются для рассмотрения дел о таких совершенных в районе военных действий военнослужащими Красной Армии и военнопленными преступных деяниях, каковые по своему характеру или положению лиц, их совершивших, создают опасность для Советского социалистического строя Республики, укрепления в ней завоеваний Революции и для ее обороны, а также и о тех деяниях, развитие коих в районе военных действий влечет за собою дезорганизацию и понижение боеспособности Красной Армии.

2. Революционные Военные Трибуналы состоят: а) при Революционном Военном Совете Армии — Революционный Военный Трибунал Армии, б) при Революционном Военном Совете фронта — Революционный Военный Трибунал фронта и в) при Революционном Военном Совете Республики — Революционный Военный Трибунал Республики.

Примечание I. Революционным Военным Трибуналам предоставляется право рассмотрения дел в выездных сессиях.

Примечание II. В укрепленных районах могут быть образованы особые Революционные Военные Трибуналы на правах армейских.

3. Революционным Военным Трибуналам предоставляется ничем неограниченное право в определении меры репрессии.

Подсудность.

Ведомству Революционного Военного Трибунала армии подлежат дела:

А) о совершенных военнослужащими, за исключением лиц, указанных в ст. 5‑й и 6‑й сего Положения, и военнопленными в районе, подчиненном Революционному Военному Совету данной армии, преступных деяниях контрреволюционного характера, как-то: а) заговорах и восстаниях с целью ниспровержения Советского Социалистического строя, б) измене Советской Республике, в) шпионстве, г) восстаниях против органов Рабоче-Крестьянского правительства и поставленных им властей, д) сопротивлении проведению в жизнь требований законов Республики или постановлениям и распоряжениям Советских властей, е) агитации и провокации, имеющая целью вызвать совершение массами или частями войск указанных выше преступных деяний, ж) разглашение секретных сведений и документов, з) распространение ложных сведений и слухов о Советской власти, войсках Красной Армии и о неприятеле, и) похищение или уничтожение секретных планов и других секретных документов, к) умышленном уничтожении или повреждении железнодорожных линий, мостов и прочих сооружений, а равно и телеграфных и телефонных линий и складов казенного имущества.

Б) О совершенных теми же лицами и в том лее районе преступных деяниях общеуголовного характера, как-то: а) мародерстве, б) посягательстве на человеческую жизнь, изнасиловании, разбое, грабеже, поджоге, подделке денежных знаков и документов, при условии совершения этих преступлений составившейся для того шайкой, в) присвоении непринадлежащих знаний и должности и ношении неприсвоенной формы одежды, г) злостной спекуляции необходимыми в данной местности предметами массового потребления, д) нарушении правил железнодорожного транспорта, дезорганизующем железнодорожное движение.

В) О совершенных теми же лицами и в том же районе преступных деяниях общедолжностного характера, как-то: а) саботаже, б) превышении и бездействии власти при условии, если означенные деяния сопровождались существенным вредом для Республики или для дела революции, или же значительными убытками казны, или если могли сопровождаться указанными последствиями, не наступившими лишь случайно или в виду принятых во-время другими лицами предупредительных мер, в) присвоении, растрате или потреблении вверенного по службе имущества, г) служебном подлоге, д) вымогательстве.

Г) О совершенных теми же лицами и в том же районе преступных деяниях специального военного характера, как-то: а) неисполнение боевых приказов и противодействие исполнению таковых другими лицами, частями и отрядами, б) переходе на сторону неприятеля и добровольной сдаче в плен, в) самовольном оставлении поля сражения, г) нарушении правил караульной службы в районе боевых действий армии, д) злостном дезертирстве из частей, штабов, управлений и учреждений, расположенных в районе данной армии, е) умышленном уничтожении или повреждении специально военных сооружений, ж) похищении, умышленном повреждении и уничтожении предметов вооружения, обмундирования, снаряжения всех прочих видов военного имущества, а равно промотании тех же предметов, з) явно небрежном хранении в складах тех же предметов, и) буйствах и всякого рода азартных играх в районе боевых действий армии.

Д) О всех вообще, кроме перечисленных в пункте «А”, «Б”, «В”, «Г” сей ст., преступных деяниях, в случае совершения их в районе, подчиненном революционному Военному Совету данной армии, начальниками отдельных частей, пользующимися правами командира полка, комиссарам тех лее частей, равными сим начальникам по положению, лицами командного состава и всеми высшими в порядке подчиненности военными начальниками и военными комиссарами, за исключением лиц, указанных в ст. 5‑й и 6‑й сего положения.

5. Ведомству Революционного Военного Трибунала фронта подлежат дела о преступных деяниях, перечисленных в ст. 4‑й сего положения, совершенных в районах, подчиненных Революционному Военному Совету данного фронта и входящих в его состав армий, командирами и комиссарами отдельных бригад, начальниками и комиссарами дивизий, начальниками и комиссарами их штабов, заместителями при них, начальниками и комиссарами управлений, непосредственно подчиненных Революционным Военным Советам армий, входящих в состав фронта, а также служащими и сотрудниками штаба фронта, частей и учреждений, непосредственно подчиненных Революционному Военному Совету фронта.

6. Ведомству Революционного Военного Трибунала Республики подлежат дела о преступных деяниях, перечисленных в ст. 4‑й сего положения, совершенных в районах, подчиненных Революционным Военным Советам фронтов и армий, командующими фронтами и армиями, их заместителями, начальниками штабов фронтов и армий, их заместителями, комиссарами означенных штабов, членами Революционных Военных Советов фронтов и армий, Председателями и членами Революционных Военных Трибуналов армий и фронтов и их заместителями, начальником и комиссаром полевого штаба Революционного Военного Совета Республики, а равно помощником начальника и заместителем комиссара сего штаба, начальниками и комиссарами управлений, непосредственно подчиненных Революционному Военному Совету Республики и Революционным Военным Советам фронтов.

Примечание. Подсудность дел о тех же преступных деяниях председателя и членов Революционного Военного Совета Республики, а также председателя и членов Революционного Военного Трибунала Республики, в каждом отдельном случае определяется соответствующими постановлениями Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

7. Вне района военных действий Красной Армии дела о всех военнослужащих, указанных в ст. 4 и 5 сего положения, по преступлениям, изъятым, согласно опубликованному в Собрании Узаконений и Распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства 1919 г. № 13, ст. 132 «Положению о Революционных Трибуналах», в ведение сих Трибуналов, направляются в последние, а дела о лицах, указанных в ст. 6 сего Положения, направляются в Революционный Военный Трибунал Республики, за исключением случаев, когда Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом указывается иная подсудность какого-либо из этих дел.

8. Дела о преступных деяниях лиц, принадлежащих к составу Красной Армии, при отсутствии в районе военных действий общих Революционных Трибуналов и Народных Судов, направляются, в зависимости от рода дел, или в Революционные Военные Трибуналы, или в дивизионные (в случае их учреждения) или же в полковые суды.

9. В случае, если при рассмотрении какого-либо дела в порядке статьи 18‑й сего Положения, Революционный Военный Трибунал признает это дело не имеющим значения, указанного в ст. 1‑й сего Положения, то, составив о том соответствующее постановление, передает означенное дело на рассмотрение по существу в то или иное судебное место, судя по роду деяния и месту совершения преступлений.

10. Все соучастники преступного деяния, подсудного на основании правил сего Положения Революционному Военному Трибуналу в отношении хотя бы одного из участников, судятся в соответствующем Революционном Военном Трибунале.

Организация.

11. Революционный Военный Трибунал армии состоит из председателя, его заместителя и двух постоянных членов и их заместителей, назначаемых по представлениям Революционного Военного Совета армии Революционным Военным Советом фронта; Революционный Военный Трибунал фронта состоит из председателя, его заместителя и двух постоянных членов и их заместителей, назначаемых по представлении Революционного Военного Совета фронта Революционным Военным Советом Республики; Революционный Военный Трибунал Республики — из председателя, его заместителя и двух постоянных членов и их заместителей по назначению Революционного Военного Совета Республики. В состав Революционных Военных Трибуналов назначаются исключительно ответственные политические работники. Каждый член Революционного Военного Трибунала может быть в любой момент устранен от должности распоряжением назначившего его Революционного Военного Совета, причем обязательно подлежит устранению в случае привлечения в качестве обвиняемого в каком-либо преступном деянии как общего, так и должностного характера.

Примечание. Председатель и члены Революционных Военных Трибуналов армии и фронтов могут быть устранены от должности также и распоряжением Революционного Военного Трибунала Республики с последующим утверждением этого Революционным Военным Советом Республики.

12. Штаты канцелярий Революционных Военных Трибуналов определяются в мере надобности самими Революционными Военными Трибуналами и утверждаются Революционным Военным Советом Республики по представлении Революционного Военного Трибунала Республики.

13. Для производства предварительных следствий при Революционных Военных Трибуналах состоят следователи, назначаемые в необходимом количестве в пределах штата, утвержденного Революционным Военным Советом Республики, а равно и увольняемые сими Трибуналами.

14. Распорядительные и судебные заседания Революционных Военных Трибуналов происходят в составе трех лиц — председателя, или его заместителя и двух членов, или их заместителей.

Председатель или член Трибунала, являющиеся родственниками обвиняемого или состоящие с ним в каких-либо особых отношениях, могущих препятствовать беспристрастному отношению к делу, обязаны устранить себя от участия в рассмотрении дела.

Обвинение и защита.

15. Допущение к участию в деле обвинителя и защитника зависит всецело от усмотрения Революционного Военного Трибунала, который обсуждает этот вопрос с точки зрения: а) необходимости участия этих лиц для выяснения обстоятельств дела и б) фактической к тому возможности, однако, в случае допущения обвинения, Революционный Военный Трибунал обязан допустить к участию в деле или назначить также и защитника. При допущении обвинителя и защитника им должен быть предоставлен срок, необходимый для ознакомления с делом.

16. Для исполнения обязанностей обвинителя Революционный Военный Трибунал или назначает одного из состоящих при нем следователей, или кого-либо из заслуживающих его доверия военнослужащих, за исключением прямых начальников и подчиненных обвиняемого, или же сносится о назначении соответствующего лица с коллегией обвинителей и защитников, образованной в порядке, указанном в декрете о Едином Народном Суде (Собр. Узак. 1918 г. № 85, ст. 889).

17. В качестве защитника могут быть допускаемы родственники и близкие обвиняемого, все вообще военнослужащие, а также лица из указанной в предыдущей статье Коллегии обвинителей и защитников.

Начатие дел.

18. Поводами к начатию дел в Революционных Военных Трибуналах служат: а) заявление граждан, а также сообщения военных и гражданских судебных и административных мест и должностных лиц, б) непосредственное усмотрение Революционного Военного Трибунала, в) явка с повинной.

19. Немедленно по возникновении или поступлении дела Революционный Военный Трибунал в распорядительном заседании определяет: а) или о назначении дела к рассмотрению по существу, причем в этом, случае в том же заседании и в том же определении формулирует состав предъявляемого по делу обвинения и указывает мотивы принятия этого дела к своему рассмотрению, а равно разрешает вопросы о допущении к участию в деле обвинителя и защиты, о лицах, подлежащих вызову к рассмотрению дела, и о дне рассмотрения последнего; б) или о передаче дела для рассмотрения в какое-либо иное судебное место, причем в сем случае излагает в определении мотивы передачи; в) или о производстве по делу дознания или предварительного следствия или о дополнении таковых; г) или о прекращении дела за смертью обвиняемого, по применению актов об амнистии, а также в случаях, когда не усмотрит в деле признаков преступного деяния, или когда признает собранные по делу доказательства совершенно недостаточными для предъявления по делу обвинения, или за необнаружением виновных; д) или, наконец, о передаче дела для разрешения в дисциплинарном порядке, если дело по существу своему подлежит разрешению в этом именно порядке.

20. В том же распределительном заседании Революционный Военный Трибунал обсуждает вопрос о мере пресечения обвиняемому способов уклоняться от следствия суда и назначает, или изменяет, ту или иную меру, или же вовсе отменяет таковую, руководствуясь при этом соображениями целесообразности в соответствии со своими определениями о направлении дела.

21. При разрешении вопроса о вызове к рассмотрению дела свидетелей или сведущих лиц. Революционный Военный Трибунал сообразуется исключительно со степенью необходимости личного показания тех или иных лиц для поверки, устранения противоречий или пополнения данных предварительного по делу производства (сообщения, дознания, следствия). При признании Трибуналом категоричности, достоверности, полноты и совершенной ясности показаний тех же лиц, данных ими на дознании или следствии, Революционный Военный Трибунал в праве не вызывать этих лиц к рассмотрению дела, независимо от существенности их показаний.

22. В случае, принятия дела к рассмотрению Революционный Военный Трибунал немедленно, по выполнении указанного в пункте «а” ст. 18‑й сего Положения, предоставляет обвиняемому двадцатичетырехчасовой срок на предмет ознакомления с предъявленным по делу обвинением и возбуждения ходатайств о вызове свидетелей, допущении защиты и др.

Рассмотрение дел.

23. Судебные заседания Революционных Военных Трибуналов происходят публично и в присутствии обвиняемого. При нарушении присутствующими в заседании лицами должного порядка, председатель вправе удалить виновных в том лиц, а при невозможности выяснения таковых и всех присутствующих из залы заседания, с немедленным наложением на них, при надобности, взыскания в виде штрафа до трехсот рублей или ареста до трех суток. Усматривая возможность тех или иных вредных последствий публичного рассмотрения данного дела, Революционный Военный Трибунал может мотивированно постановить о слушании сего дела при закрытых дверях. В случае доказанного уклонения обвиняемого от суда, или если обвиняемый находится вне пределов Р.С.Ф.С.Р., Революционный Военный Трибунал в праве, по своему усмотрению, постановить или о выделении, или о заочном слушании дела в отношении отсутствующего обвиняемого.

24. Основными моментами судебного рассмотрения дела в Революционных Военных Трибуналах, по открытии заседания, являются: а) установление путем опроса председателем личности обвиняемого, поверка представления ему указанного в ст. 21‑й срока для ознакомления с предъявляемым ему обвинением и разрешение вопроса о возможности слушания дела, в случае отсутствия обвиняемого; б) предъявление председателем обвиняемому обвинения по делу и выслушание его объяснений; в) выяснение вопроса, кто из вызывавшихся свидетелей и сведущих лиц явился по вызову и разрешение вопроса о возможности продолжать слушание дела, в случае неявки кого-либо из вызывавшихся; г) допрос свидетелей, оглашение письменных материалов, экспертиза и прочие действия, которые Революционный Военный Трибунал признает необходимыми для выяснения обстоятельств дела, по непосредственному своему усмотрению, или по ходатайству о том сторон; д) прения сторон, если Революционным Военным Трибуналом были допущены обвинитель и защитник или только последний; е) заключительные объяснения обвиняемого (последнее слово); ж) постановление приговора и з) объявление его.

25. При обсуждении вопроса о неявке вызванных свидетелей и сведущих лиц, Революционный Военный Трибунал постановляет об отложении слушания дела лишь в том случае, если в связи с этой неявкой признает такую неполноту имеющихся по делу данных, которая не может быть возмещена никакими иными материалами и тем создаст неустранимое препятствие к необходимому выяснению дела.

26. Появившихся без уважительных причин свидетелей и сведущих лиц Революционный Военный Трибунал в праве подвергнуть за неявку штрафу в размере до трехсот рублей; при отложении же по сей причине слушания дела может сделать распоряжение о приводе их к следующему заседанию.

27. Явившиеся свидетели и сведущие лица допрашиваются Революционным Военным Трибуналом каждый отдельно. До допроса свидетели находятся вне залы заседания и приглашаются в нее к допросу по одному. Сведущие лица находятся в зале заседания с момента открытия заседания по делу, если Революционный Военный Трибунал не находит оснований к временному удалению их из заседания.

28. Оглашение всякого рода письменных материалов и документов, допущение дополнительных свидетелей и удовлетворение иных ходатайств предоставляется всецело усмотрению Революционных Военных Трибуналов, в соответствии с задачей необходимого выяснения обстоятельств дела.

29. Присутствующему в заседании обвиняемому предоставляется право давать объяснения по каждому следственному действию и по каждому заявлению противной стороны, а равно и задавать соответствующие вопросы каждому из свидетелей или сведущих лиц. Сам же обвиняемый имеет право не отвечать на задаваемые ему вопросы.

30. Приостановление слушания дела с обращением его к доследованию-допускается только в том случае признания Революционным Военным Трибуналом такой неполноты установленных при рассмотрении дела данных, которая совершенно исключает возможность вывести определенное заключение по делу.

31. Для постановления приговора Революционный Военный Трибунал или сам удаляется в особую комнату, в которую никто, кроме председателя и членов Трибунала, входящих в состав Присутствия по данному делу, не допускается, или же удаляет из залы заседания всех без исключения лиц, не принадлежащих к составу Присутствия, в том числе обвиняемого, стороны и секретаря.

32. Приговор постановляется большинством голосов. Член Трибунала, оставшийся при особом мнении, излагает свое мнение в письменном виде на отдельном листе; мнение это прилагается к приговору, но оглашению не подлежит.

33. При постановлении приговора Революционные Военные Трибуналы руководствуются исключительно выяснившимися при рассмотрении дела обстоятельствами такового и своей революционной совестью.

Примечание I. В числе наказаний, налагаемых по приговорам Революционных Военных Трибуналов, могут быть: а) выговор, б) штраф, в) конфискация части или всего имущества, г) лишение всех или только некоторых политических прав без срока или же на определенный срок, д) лишение свободы, е) сдача в штрафные части (для красноармейцев), ж) расстрел.

Примечание II. В случае присуждения к лишению свободы Революционный Военный Трибунал в праве постановить приговор об условном осуждении, а равно по особому постановлению освободить до срока от наказания.

34. Приговор излагается председателем в письменном виде, на особом листе и подписывается всем составом Присутствия по данному делу. В приговоре должны быть указаны: Революционный Военный Трибунал, которым выносится приговор; время слушания дела; время, место совершения и существо преступного деяния; должность, имя, отчество и фамилия обвиняемого; соображения Трибунала о вине или невиновности его; мотивы, по которым Трибунал признал данное дело соответствующим ст. 1‑й настоящего Положения, и назначаемое Трибуналом наказание или постановление об оправдании.

Примечание. При мотивировке приговора Революционные Военные Трибуналы руководствуются интересами социалистической Республики, классовой войны за торжество пролетариата и обороны Республики от врагов социалистической революции, как это подсказывается им революционным правосознанием и совестью.

35. Постановленные Революционными Военными Трибуналами приговоры объявляются именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, являются окончательными и обжалованию не подлежат.

36. О всех приговорах, которыми обвиняемые присуждаются к расстрелу, Революционные Военные Трибуналы немедленно доводят до сведения Революционного Военного Совета, при котором состоит данный Революционный Военный Трибунал, и Революционного Военного Трибунала Республики. По прошествии 48 часов со времени извещения Революционного Военного Совета, приговор вступает в законную силу и немедленно приводится в исполнение. Все прочие приговоры Революционных Военных Трибуналов входят в законную силу и обращаются к исполнению немедленно по их постановлении и объявлении в судебном заседании.

37. Революционные Военные Советы имеют право приостановления приговора, постановленного состоящими при них Революционными Военными Трибуналами. Такое же право принадлежит Революционному Военному Трибуналу Республики по отношению к приговорам всех Революционных Военных Трибуналов, действующих в Красной Армии. В случае приостановления приговора Революционного Военного Трибунала армии, дело передается в Революционный Военный Трибунал фронта, который, усмотрев неправильность принятия Революционным Военным Трибуналом дела к своему рассмотрению или явное несоответствие меры репрессии с деянием, в коем осужденный признан виновным, или же такие нарушения порядка рассмотрения дела, кои не могли не отразиться на существе приговора, отменяет приговор и рассматривает дело вновь. При необнаружении указанных выше оснований к отмене приговора, Революционный Военный Трибунал фронта оставляет приговор в силе и делает распоряжение о приведении его в исполнение, о чем извещает Революционный Военный Трибунал, постановивший приговор, и Революционный Военный Совет, распоряжением которого приговор был приостановлен. В случае приостановления приговора Революционного Военного Трибунала фронта — дело поступает в Революционный Военный Трибунал Республики, который рассматривает его в таком же порядке. Приостановленные распоряжением Революционного Военного Трибунала Республики приговоры Трибуналов армий поступают для пересмотра в Революционный Военный Трибунал Республики, если последним одновременно с приостановлением приговора не сделано распоряжения о передаче дела на рассмотрение Революционного Военного Трибунала фронта. Приостановленные исполнением приговоры Революционного Военного Трибунала Республики предоставляются Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету Советов, от которого зависит полное помилование осужденных, или замена определенного Трибуналом Республики наказания — другой мерой репрессии.

38. В случае открытия новых обстоятельств, обнаруживающих полную невиновность осужденного или подложность доказательств, на которых основан вошедший в законную силу приговор Революционного Военного Трибунала, дело может быть возобновлено, но не иначе, как с разрешения Революционного Военного Совета, при котором состоит Революционный Военный Трибунал, постановивший приговор.

39. Председатель и члены Трибунала в районах, подчиненных соответствующим Революционным Военным Советам, имеют право посещения мест заключения и проверки закономерности содержания арестованных под стражей, постановляя через распорядительное заседание Трибунала об освобождении незакономерно задержанных и тех из содержащихся под стражей, которым в течение более чем двух недель со дня задержания не предъявлено обвинения,

Исполнение приговоров.

40. При вынесении оправдательного приговора обвиняемый немедленно отпускается на свободу.

41. Исполнение обвинительного приговора возлагается на местные административные, военные и судебно-исполнительные органы или на особые отряды и органы.

О протоколах заседания.

42. О ходе судебного рассмотрения дела секретарем ведется особый протокол, в который в последовательном порядке вкратце заносятся все отдельные моменты рассмотрения дела, существо показаний свидетелей, заключение экспертов, даваемые сторонами объяснения и делаемые ими заявления, постановляемые Революционным Военным Трибуналом определения и все то, о занесении чего ходатайствуют стороны или постановляет сам Трибунал.

Отчетность.

43. Копии всех приговоров Революционные Военные Трибуналы сообщают Революционным Военным Советам, при коих состоят.

Революционные Военные Трибуналы армий, фронтов сообщают копии своих приговоров Революционному Военному Трибуналу Республики, которому, кроме того, представляют периодические отчеты о своей деятельности.

Революционный Военный Трибунал Республики представляет периодически отчеты о деятельности Революционному Военному Совету Республики.

Взаимоотношения с прочими учреждениями.

44. Все без исключения организации, учреждения и воинские части по личному, письменному, телеграфному или телефонному требованию обязаны без промедления оказывать содействие Революционным Военным Трибуналам и предоставить в их распоряжение необходимую вооруженную силу.

45. Революционные Военные Трибуналы сносятся непосредственно со всеми правительственными учреждениями и должностными лицами военного и гражданского ведомства, причем запросы и требования их исполняются сими учреждениями и лицами в первую очередь.

22 февраля 1918 года был опубликован принятый в январе декрет Совета Народных Комиссаров «О Революционном Трибунале Печати». Новый карательный орган был создан при Революционном Трибунале, однако, судя по содержанию правового акта, он не являлся по отношению к нему нижестоящей инстанцией, а носил характер специализированного суда. Под его юрисдикцию подпадали «преступления и проступки против народа, совершаемые путем использования печати», к которым документом отнесены «всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являются посягательством на права и интересы революционного народа, а также нарушения узаконений о печати, изданных Советской властью».

От «сумы до тюрьмы»

Для производства предварительного расследования поступающих в трибунал сообщений или жалоб учреждалась следственная комиссия из трех человек, которые избирались, как и «тройка» ревтрибунальцев, Советом Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов. На следственные действия ей отводилось 48 часов. При этом обращают на себя внимание широкие полномочия комиссии. Так, она получила право требовать «от всех ведомств и должностных лиц, а также от местных самоуправлений, судебных установлений и властей, нотариальных учреждений, общественных и профессиональных организаций, торгово-промышленных предприятий, правительственных, общественных и частных кредитных установлений доставления необходимых сведений и документов, а также дел, неоконченных производством». При этом распоряжения и постановления следственной комиссии об арестах, мерах пресечения, обысках и выемках должны были приводиться в исполнение «красной гвардией, милицией, войсками и исполнительными органами Республики».

Постановления трибунала, принимаемые на основании материалов следствия, считались окончательными и не подлежащими обжалованию. «Тройка» могла применить следующие наказания: назначить денежный штраф, вынести редакции газеты общественное порицание, обязать ее поместить «на видном месте приговор или же специальное опровержение ложных сведений», временно приостановить издание или «навсегда изъять его из обращения», конфисковать в общенародную собственность типографию или имущество, а также удалить привлеченного к суду за пределы Российской Республики. Документ также предусматривал лишение виновного всех или некоторых политических прав и, наконец, приговорить его к тюремному заключению.

Декрет устанавливал, что судебное разбирательство должно проходить открыто, при участии обвинения и защиты. При этом в качестве обвинителей и защитников допускались «по выбору сторон все пользующиеся политическими правами граждане обоего пола».

Ошибаться можно только «в пользу советской власти»

Деятельность Революционного Трибунала Печати, просуществовавшего чуть больше трех месяцев, почти не оставила документальных следов. Тем показательней сохранившийся отчет газеты «Правда» о первом публичном заседании 31 января 1918 года Петроградского Революционного Трибунала Печати по делу вечерней газеты «Питер». До революции это издание было известно под названиями «Русь», «Новая Русь» и другими. С заявлением в трибунал о привлечении к ответственности редакции газеты «Питер» «за клевету с целью дискредитирования профессионального союза металлистов и возбуждения против него масс рабочих» обратился Союз металлистов. Обвинителем в суде выступил представитель комиссариата по делам печати, агитации и пропаганды, который заявил, что «одно закрытие газеты «Питер» не достигнет цели, ибо этот грязный листок по примеру прошлого возродится под новым названием». «Тройка» приняла постановление о задержании всех наиболее деятельных сотрудников редакции и предании их суду трибунала «за систематическую ложь, клевету и контрреволюционную пропаганду».

Нередко в качестве обвинителя на заседаниях Трибунала Печати появлялся комиссар правительства по делам печати, пропаганды и агитации В. Володарский (Моисей Гольдштейн). Выступая по делу небольшевистской газеты «Вечерние огни», он заявил, что она стремилась «создать такое настроение в рядах широких масс граждан, которое говорило бы им: Советская власть не прочна, ей угрожает опасность оттуда, отсюда, да еще вот откуда и т.д.». Когда подсудимые пытались сослаться на свои ошибки, комиссар парировал: «Припомните такой случай, когда бы вы ошиблись в пользу Советской власти?»

Известно также, что в апреле 1918 года Трибунал Печати закрыл одну из старейших отечественных газет — «Русские ведомости» за публикацию статьи о прогерманской ориентации большевиков. Известны также случаи, когда трибунал оштрафовал целый ряд газет, таких, в частности, как «Петроградский голос», «Вечерние огни», «Новые ведомости», «Новая газета», «Наш век», а издания «Дело народа», «Луч», «Заря», «Знамя борьбы» и некоторые другие были закрыты. Аресту в качестве заложников подверглись главные редакторы «Огонька» и «Эры».

Слова вождя революции не расходились с делом

4 мая 1918 года СНК издал декрет о революционных трибуналах, в котором говорилось, что «в изменение и дополнение действующих правил о революционных трибуналах, учрежденных по декрету о суде от 24 ноября 1917 г. для борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, революционные трибуналы сохранить лишь в крупных центрах (в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах). Упразднить все иные местные и армейские революционные трибуналы с передачей их дел в ближайшие революционные трибуналы». Правовой акт отменял также деление революционных трибуналов на трибуналы по борьбе с контрреволюцией, по борьбе со спекуляцией и по делам печати.

Упразднение специализированного Трибунала Печати никак не сказалось на темпах закрытия изданий, не разделяющих большевистской программы и предоставляющих свои страницы инакомыслящим. «Мы и раньше заявляли, что закроем буржуазные газеты, если возьмем власть в руки, — говорил Ленин на заседании ВЦИК 4 ноября 1917 г. — Терпеть существование этих газет, значит, перестать быть социалистом». Слова вождя революции не расходились с делом: только за апрель—июль 1918 года из 234 закрытых газет 142 были меньшевистского и эсеровского толка. При этом запретительная и карательная политика Российской Республики в отношении небольшевистских газет была чрезвычайно гибкой и изобретательной. Так, 9 июля 1918 года газеты «Правда» и «Известия ВЦИК» опубликовали постановление отдела печати при Моссовете, согласно которому объявлялись недействительными все удостоверения о регистрации периодических изданий, выданные до 6 июля 1918 года включительно.

Неоплаченный аванс

В дальнейшем главным оружием для выявления «крамолы» в однопартийной советской печати служила официальная политическая цензура, которая в 1917 году изначально возникла как военная. В «Декрете о печати», опубликованном в газете «Правда» № 171 от 10 ноября 1917 года говорилось: «Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону». Однако этот «аванс» в годы советской власти так и остался неоплаченнным.

С текстом декрета Совета Народных Комиссаров Российской Республики «О революционном Трибунале Печати» можно ознакомиться благодаря проекту «Наука права».

Трибунал по делам печати потребовал немедленного освобождения всех арестованных по «литературным делам», специальный суд считает, что санкции за недостоверные сведения могут применяться только к изданиям, но не их сотрудникам. Однако Совет народных комиссаров разъяснил трибуналу, что он ошибочно трактует декрет о собственном создании: каре могут подвергнуться и издания, и лица.

Для того, чтобы внести ясность в ситуацию утверждается положение о трибунале по делам печати, в котором разъясняется его состав, порядок рассмотрения дел и другие насущные вопросы. Согласно положению, защитниками и обвинителями по «литературным делам» могут быть любые граждане, имеющие политические права. Среди наказаний по такого рода преступлениям предусмотрены общественное порицание, ссылка из Петрограда или за пределы Российской республики, лишение политических прав или свободы.

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе 29 января 1918 года.*

Трибунал по делам печати

Утверждено положение о трибунале по делам печати.

Трибунал по делам печати состоит из трех лиц, избираемых на срок не более трех месяцев р. и с. д. Для производства предварительного расследования при революционном трибунале печати учреждается следственная комиссия в составе трех лиц, избираемых советом р. и с.д. По поступлении жалобы или сообщения, следственная комиссия в течение 48 часов рассматривает их и направляет дело по подсудности.

Постановление следственной комиссии об арестах, обысках, выемках и освобождении арестованных действительны, если они приняты в составе коллегии из трех лиц. В случаях, не терпящих отлагательств, меры пресечения могут быть приняты единолично каждым членом следственной комиссии с тем, чтобы в течение 12 часов эта мера была утверждена коллегией следственной комиссии. Распоряжения следственной комиссии приводятся в исполнение красной гвардией, милицией, войсками и исполнительными органами республики.

Жалобы на постановления следственной комиссии передаются в революционный трибунал печати и рассматриваются в его распорядительном заседании. Следственная комиссия имеет право требовать от всех ведомств и учреждений доставления необходимых сведений и документов. В качестве обвинителей и защитников допускаются по выборам сторон все пользующиеся политическими правами граждане обоего пола.

Заседание революционного трибунала публичны, а решения окончательны и не подлежат обжалованию. Комиссариат по делам печати при совете р. и с. д. приводит в исполнение постановления и приговоры революционного трибунала печати.

Революционный трибунал определяет следующие наказания:

1) денежные штрафы

2) выражение общественного порицания

3) помещения на видном месте или в специальном издании опровержения ложных сведений

4) временно или навсегда приостановка издания, или изъятия его из обращения

5) конфискация в общенародную собственность типографии, или имущества издания

6) лишение свободы

7) удаление из столицы, а в отдельных случаях из пределов российской республики

8) лишение виновных всех, или некоторых политических прав.

Содержание революционного трибунала печати относится на счет государства.

***

Революционный трибунал по делам печати обратился к совету народных комиссаров с письмом, в котором указывает, что согласно декрету о трибунале печати, право репрессий по делам печати принадлежит исключительно трибуналу печати. Кроме того, по этому же декрету наказанию подвергаются не лица, а издания, а потому репрессии не должны распространяться на отдельных лиц.

На этом основании трибунал печати требует немедленного освобождения всех заключенных по литературным делам, изъятия из следственной комиссии всех дел о печати и передачи их в трибунал печати.

Совет народных комиссаров ответил, что трибунал печати неправильно толкует декрет и что каре могут подвергнуться не только издания, но и лица, а потому отказал в освобождении арестованных по литературным делам.

(Утро России)

Подготовил Евгений Новиков

*Стилистика и пунктуация публикаций сохранены

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх