Объективная сторона убийство

Объективная сторона убийства, сконструированного законодателем как материальный состав преступления, характеризуется тремя основными признаками (обстоятельствами):

1) деянием;

2) последствием и

3) причинной связью между деянием и последствием.

Деянием (поступок, дело, действие) признается поведение виновного, выражающееся в воздействии на человеческий организм, применение (использование) к потерпевшему различной силы, повлекшее разрушение его организма (гибель).

В зависимости от того, чью силу использует виновный, её можно классифицировать на:

свою (личную) и

чужую (другую).

Применение своей (личной) силы (непосредственное исполнение убийства) – это использование виновным своей мускульной силы путем напряжения мышц, вызывающих телодвижение (способствующих ему) (в том числе, говорение или передача информации с помощью жестов и мимики (конклюдентно) при «убийстве словом»).

К личной (своей) силе следует относить не только использование отдельных внешних органов тела виновного (рук, ног), но и применение предметов, используемых в качестве орудия убийства (в том числе, холодного оружия), когда мускульная энергия является единственным основным источником силы.

Чужую (другую) силу (опосредованное («посредственное») исполнение убийства) можно подразделить по её источнику на:

1) силу механизмов (транспорта, огнестрельного оружия, взрывного устройства и т.п.);

2) силу природных явлений (молнии, наводнения, пожара, землетрясения и т.п.);

3) силу животных: домашних (собаки, лошади, быка) или диких (волка, кабана, медведя), хищных (плотоядных) или травоядных и т.п.;

4) силу других людей: а) невменяемых, б) малолетних, в) невиновных (при необходимой обороне, исполнении приказа или распоряжения), г) сопричастных к причинению смерти (соучастников, самого потерпевшего).

В зависимости от того или иного критерия, положенного в основу классификации, можно выделить несколько видов воздействия на человека.

Если критерием такого деления рассматривать форму воздействия на человеческий организм, то оно возможно в двух формах:

непосредственно телесное воздействие (в юридической литературе эту форму именуют по-разному: материальная, энергетическая, физическая) и

опосредованно телесное воздействие (в литературе именуется также интеллектуальная, информационная, психическая форма воздействия).

Непосредственно телесное воздействие связано с переносом материальной энергии и выражается в использовании виновным своей мускульной силы и осуществляется непосредственно частями (органами) своего тела (руками, ногами) или с помощью различных материальных предметов (палки, ножа, топора и т.п.) либо с помощью силы механизмов (транспортного средства, огнестрельного оружия, взрывного устройства), животных (собаки, рыси, быка и т.п.), природных явлений (грозы, наводнения, пожара и т.п.), других лиц (невменяемых, малолетних, невиновных, соучастников и др.) для разрушения непосредственно тела потерпевшего.

Таким образом, непосредственно телесное воздействие осуществляется путем использования виновным факторов внешней среды и в зависимости от этого его можно классифицировать на воздействие:

· Физическое – использование силы физических явлений (высоких или низких температур, электрического тока, лучистой энергии, барометрического давления и т.п.);

· Химическое – использование силы химических соединений (ядовитых и сильнодействующих веществ в жидком, твердом и газообразном состоянии);

· Биологическое – использование силы биологических агентов и токсин (патогенных микробов, бактериальных токсин, иных агентов, вызывающих болезненное смертельное состояние организма).

Непосредственно телесное воздействие возможно как путем действия, так и путем бездействия.

Причем непосредственно телесное механическое воздействие путем использования силы своего тела (личной силы) в форме бездействия практически невозможно.

Человек является существом разумным, т.е. наделен психикой наивысшего порядка. Человек – это единство материального и духовного, биологического и социального.

Следовательно, возможно причинение смерти человеку и путем опосредованно телесного (интеллектуального, информационного, психического) воздействия на организм через его психику (посредством её).

Причем речь идет об опосредованно телесном воздействии на организм потерпевшего в чистом виде, когда виновный оказывает непосредственное влияние на психику другого человека путем:

действия – передача потерпевшему негативных (отрицательных) сведений (сообщение информации), вызывающих неблагоприятные психические процессы (стресс, тревогу, страх, панику, ужас и т.п.)), либо путем

бездействия – умышленное неисполнение обязанности устранить опасное для жизни потерпевшего заболевание (патологическое состояние), которое закономерно резко и скоротечно обостряется вследствие психического расстройства (различного рода фобии и т.п.) и неизбежно влечет наступление смерти. «Сила слова, — указывают А.М.Алкаев и Ю.А.Красиков, — по своему воздействию в некоторых случаях во много раз превосходит физическое воздействие и может вызвать самые тяжкие последствия, вплоть до смерти».

Опосредованно телесная (интеллектуальная, информационная, психическая) форма воздействия заключается в передаче виновным с помощью речи или жестов (конклюдентно) негативных сведений потерпевшему, который их воспринимает. Это выражается в виде информационного процесса – полного цикла переработки информации, включающего трансляцию, восприятие, преобразование и хранение сигналов.

Сюда следует относить и умышленное создание виновным обстановки преступления, оценка которой мнительным потерпевшим, страдающим психическим расстройством, закономерно ускорит развитие смертельного заболевания. Например, врач умышленно оставляет в замкнутом пространстве одного больного-гипертоника (сердечника, диабетика), страдающего клаустрофобией и (или) паническим страхом одиночества, именно в то время, когда ему необходимо сделать укол для снижения давления. Психическое заболевание и панический ужас в результате бездействия врача могут обострить болезнь, и смерть от неё следует квалифицировать как убийство путем опосредованно телесного воздействия в форме бездействия. Вопрос о возможности доказать вину врача – предмет исследования других наук.

Психическое воздействие может быть непосредственным или опосредованным (использование различных технических каналов связи, в том числе, Интернет, телевидение, радо и т.п.).

Таким образом, при непосредственно телесном воздействии на организм потерпевшего смерть причиняется путем непосредственного взаимодействия с телом человека, а при опосредованно телесном воздействии разрушение (гибель) организма осуществляется путем взаимодействия с психикой потерпевшего.

В зависимости от воли (желания) потерпевшего воздействие на человеческий организм можно подразделить на:

добровольное (по просьбе или с согласия потерпевшего) и

насильственное (вопреки или помимо его желания).

Добровольное воздействие на организм в свою очередь может быть:

полным и

частичным.

При полном добровольном воздействии виновный полностью выполняет объективную сторону убийства по просьбе или с согласия потерпевшего (осуществляет выстрел, ударяет ножом, делает ядовитую инъекцию, отключает систему жизнеобеспечения больного, толкает с высоты и т.п.).

При частичном воздействии виновный непосредственно участвует в процессе лишения жизни при самоубийстве (выбивает стул из-под ног висельника; удерживает противоположный конец веревки, на которой повесился потерпевший; включает систему охлаждения камеры, в которой закрылся самоубийца; включает кран с водой в ёмкость, где закрылся утопленник, или закрывает ёмкость с водой, куда нырнул самоубийца и т.п.).

В зависимости от способа воздействия на организм человека его можно классифицировать на два вида:

внешнее (наружное, снаружи, извне) и

внутреннее (изнутри).

Внешнее воздействие осуществляется путем непосредственного взаимодействия с телом потерпевшего снаружи, через кожный покров, когда смерть причиняется непосредственно телесными повреждениями (как правило, это механическое и физическое непосредственно телесное воздействие). Внешнее воздействие не может быть опосредованно телесным.

Внутреннее воздействие заключается в разрушении организма путем использования опасного для жизни заболевания или патологического состояния потерпевшего, когда виновный создает или развивает угрожающее жизни состояние через внутренние органы и (или) ткани (как правило, это химическое и биологическое непосредственно или опосредованно телесное воздействие). Опосредованно телесное воздействие может быть только внутренним.

Деяние при убийстве может быть совершено только в двух формах:

в форме действия или

в форме бездействия.

Действие (проявление какой-нибудь энергии, деятельности, а также сама сила, деятельность, функционирование чего-нибудь) – это активная форма поведения виновного и выражается в применении (использовании) к потерпевшему силы различной этимологии.

Бездействие (отсутствие деятельности, должной энергии) – это пассивная форма поведения виновного и выражается в умышленном не совершении действий, которые он был обязан и мог совершить в данный конкретный момент (сию минуту) для предотвращения смерти потерпевшего (невыполнение (отказ исполнить) обязанности по обеспечению безопасности жизни).

Бездействие может проявляться в:

— непредоставлении человеку средств для поддержания жизнедеятельности организма или в

— неустранении опасности для его жизни, который вследствие этого погибает. Оно характеризуется следующими объективными признаками:

1) невозможность или нежелание потерпевшего самому поддерживать важные жизненные функции своего организма либо избежать наступления смерти;

2) обязанность виновного обеспечить жизнедеятельность этих функций либо безопасность жизни (устранить опасность для жизни);

3) наличие реальной возможности в данный конкретный момент (сию минуту) выполнить эту обязанность;

4) неисполнение указанной обязанности (оставление матери грудного ребенка без еды или тепла, невыполнение экстренного торможения машинистом локомотива при появлении потерпевшего на путях, умолчание специалистом-взрывником о наличии взрывного устройства под ногами потерпевшего, отказ пожарного вынести из пылающего помещения потерпевшего, отказ врача сделать перевязку сильно кровоточащей раны и т.п.).

В юридической литературе некоторые ученые выделяют два вида бездействия: «смешанное» и «чистое». При этом, как считает Р.Д. Шарапов, бездействие при убийстве всегда является «смешанным» в том смысле, что оно должно именно влечь лишение жизни потерпевшего, причинять ему смерть, а не обусловливать её наступление в результате действия других причин, возникших ранее.

По его мнению, убийство путем бездействия будет только в том случае, когда опасное состояние, приведшее к смерти, было порождено самим бездействием. Поэтому, полагает автор, нельзя признать, например, бездействие пожарного, который, находясь на месте пожара, не принимает мер к спасению человека, желая его смерти, или бездействие врача, обнаружившего на улице раненного и не оказавшего ему помощи. В подобных случаях, с точки зрения Р.Д. Шарапова, имеет место так называемое «чистое бездействие», образующее состав преступления, предусмотренный ст.125 УК РФ (оставление в опасности).

С такой позицией трудно согласиться. Составом преступления, предусмотренного ст.125 УК, не охватывается причинение вреда потерпевшему (в том числе смерти). Если же вред наступает, то, как правило, вина лица к последствию характеризуется неосторожностью, а содеянное квалифицируется по совокупности (ст.125 и ст.109 УК или др.).

При наличии указанных выше объективных признаков бездействия и умысла на лишение жизни потерпевшего имеются все основания квалифицировать такое поведение виновного как убийство. Если пожарный, находясь в пылающей комнате, имеет реальную возможность спасти ребенка, забившегося в углу, еще не охваченного пламенем, вместо помощи в течение некоторого времени наблюдает, как огонь приближается и охватывает потерпевшего, то его бездействие, несомненно, необходимо расценивать как убийство. Так же следует квалифицировать поведение врача, который при наличии реальной возможности перевязать сильно кровоточащую рану потерпевшего, продолжает наблюдать, как последний истекает кровью и умирает в результате массивной кровопотери. Убийством в форме бездействия, а не оставлением в опасности, будет поведение руководителя группы альпинистов, когда вместо оказания помощи оступившемуся и висящему над пропастью потерпевшему он, находясь рядом и имея реальную возможность его спасти, начнет считать время, сколько тот сможет провисеть.

Причинная связь между деянием и последствием является третьим обязательным признаком объективной стороны состава убийства. Причинная связь объективна и имеет уголовно-правовое значение, если она является прямой (необходимой), а не косвенной (случайной).

Причинная связь характеризуется следующими признаками:

1) Деяние (действие или бездействие), являясь причиной, предшествует по времени наступлению смерти.

2) Деяние является необходимым условием наступления смерти, т.е. таким условием, без которого смерть при имеющихся обстоятельствах не могла бы наступить.

3) Деяние по своему характеру и с учетом конкретных обстоятельств в момент совершения создает неизбежность или реальную возможность непосредственного причинения смерти либо возникновения посредующего звена причинности, закономерно приводящего к ней.

4) Смерть наступает именно в результате воплощения неизбежности или реальной возможности в действительность, т.е. является действительным прямым (закономерным) последствием деяния, а не следствием побочных причин, не связанных с деянием или связанных с ним случайно и неожиданно вторгшихся в закономерный причинно-следственный процесс.

Кроме обязательных признаков объективной стороны состава убийства на его квалификацию могут влиять и факультативные признаки: способ, обстановка, средства и орудия убийства, обстоятельства времени. Например, убийство общеопасным способом относится к квалифицированному виду (п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ). Обстановка убийства в условиях психотравмирующей ситуации и при превышении пределов необходимой обороны свидетельствует о его привилегированном составе (ст.107 и ч.1 ст.108 УК РФ). Убийство во время родов также признается совершенным со смягчающими обстоятельствами.

Способ убийства как действие или система действий, применяемые при осуществлении чего-нибудь, есть ничто иное, как совокупность приемов и методов – механизм воздействия на организм потерпевшего, о критериях классификации которого и его видах говорилось выше. Конкретные способы, отягчающие убийство, будут рассмотрены ниже.

Обстановка убийства – это совокупность закономерных (необходимых) и случайных (косвенных) взаимообусловленных, взаимосвязанных и взаимодействующих субъектов социальных отношений и объектов материального мира, их (рас)положение, обстоятельства и условия существования, в которых совершается посягательство на жизнь потерпевшего.

Под временем убийства понимается промежуток той или иной длительности, определенный момент, в который совершается деяние. Обстановка и время убийства относят некоторые его составы к привилегированному виду (убийство матерью новорожденного ребенка во время родов).

Средство преступления – это прием, способ действия для достижения результата; орудие (предмет, совокупность приспособлений) для осуществления деятельности. Следовательно, средство убийства – это предмет, явление или действие человека, при помощи которых совершается посягательство на жизнь.

В юридической литературе все средства преступления предлагается подразделить по их функциональному назначению на орудие и вспомогательные средства.

Орудие убийства – это разновидность средства преступления, представляющая собой явление или предмет материального мира, которые непосредственно воздействуют на организм потерпевшего. Орудие в свою очередь можно классифицировать по конструктивному предназначению на оружие и предметы, используемые в качестве оружия.

Вспомогательные средства – это действия, явления и материальные предметы, которые не применялись для непосредственного воздействия на организм потерпевшего, но способствовали наступлению смерти (например, автомобиль, на котором жертву привезли в лес и там задушили).

Поскольку средства и орудия преступления непосредственно на квалификацию убийства не влияют, нет необходимости в более подробном их анализе.

См.: Толковый словарь русского языка. Т. I. Под ред. Д.Н. Ушакова. – М.: ООО «Издательство Астрель», 2000. – С. 702.

Холодное оружие – оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения (ст.1 ФЗ «Об оружии» от 13.12.96).

См.: Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб, 2001. – С.43. Как утверждает А.И.Бойцов, все возможные виды воздействия на человека опосредованы сферой их приложения: биологической и психической. См.: Бойцов А.И. Понятие насильственного преступления//Криминологические и уголовно-правовые борьбы с насильственной преступностью. Л., 1988. – 138.

Психика (от греч . psychikos — душевный) — совокупность душевных процессов и явлений (ощущения, восприятия, эмоции, память и т. п.); специфический аспект жизнедеятельности человека в его взаимодействии с окружающей средой. Находится в единстве с соматическими (телесными) процессами и характеризуется активностью, целостностью, соотнесенностью с миром развитием, саморегуляцией, коммуникативностью, адаптацией и т. д. Появляется на определенной ступени биологической эволюции. Высшая форма психики — сознание — присуща человеку.

Красиков Ю.А., Алкаев А.М. Понятие преступления. Множественность преступлений. Лекции 2-3. М., 1996. – С.21.

См.: Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. М., 1980. – С.96-108.

В.И. Ткаченко считает, что убийство может быть совершено только действием и только путем нанесения физического вреда (См.: Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977. – С.6-7).

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. – С.159.

Сила – величина, являющаяся мерой механического взаимодействия тел, вызывающего их ускорение или деформацию; характеристика интенсивности физических процессов. Способность живых существ напряжением мышц производить физические действия; вообще – физическая или моральная возможность активно действовать. Материальное или духовное начало как источник энергии, деятельности. Способность проявления какой-нибудь деятельности, состояния, отличающаяся определенной степенью напряженности, устремленности (См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. раб. – С.741).

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. раб. – С.38.

См.: Бояров С.А. Указ. раб. – С.17.

См.: Шарапов Р.Д. Указ. раб. – С.89.

Хотя в юридической литературе еще имеются противоположные взгляды по этому вопросу. См.: Российское уголовное право. Общая часть. Учебник. М., 1997. – С.114; Ковалев М.И. Проблемы учения об объективной стороне состава преступления. Красноярск, 1991. – С.105.

См.: Шарапов Р.Д. Указ. раб. – С.138-141.

Факультативными они называются в том смысле, что о них говорится не во всех статьях Особенной части УК, поскольку они не во всех случаях имеют значение для квалификации. Однако в случае указания на них в статье Особенной части УК РФ в качестве конструктивного или квалифицирующего признака состава преступления, названные признаки выступают в роли обязательных.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ раб. – С.783.

См.: Там же. – С.449.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. раб. – С.102.

См.: Там же. – С.786.

См.: Там же.

См.: Шарапов Р.Д. Указ. раб. – С.148.

Оружие – устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов (ст.1 ФЗ «Об оружии» от 13.12.96).

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ Т.В. Шипова, студент

Хабаровский государственный университет экономики и права (Россия, г. Хабаровск)

Аннотация. Статья посвящена вопросам квалификации преступлений, совершённых на стадии приготовления. В работе раскрывается юридическое значение стадии приготовления и затрагивается вопрос назначения наказания за данную деятельность. Особое внимание автором статьи уделяется основным проблемным вопросам квалификации приготовления к преступлению, и предлагаются пути их решения. В статье обозначены основные условия правильной квалификации приготовления к преступлению, которые вытекают из закона и сложились в правоприменительной практике. Автор раскрывает сущность поставленных вопросов, иллюстрируя примерами из практики судов общей юрисдикции на основе вынесенных приговоров, а также через ключевые позиции Пленума Верховного Суда РФ.

Ключевые слова: неоконченное преступление, стадия, приготовление к преступлению, квалификация, уголовная ответственность.

В Уголовном кодексе РФ (далее — УК РФ) понятие приготовления к преступлению раскрывается в ч. 1 ст. 30 УК РФ, где сказано, что под приготовлением к преступлению понимается приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам . Иначе говоря, на стадии приготовления к преступлению виновное лицо совершает умышленные действия, которые непосредственно направлены на создание благоприятных условий для будущей преступной деятельности.

Юридическая сущность стадии приготовления к преступлению состоит в том, что действия, которые входят в её содержание, хотя и представляют реальную угрозу для объекта преступления, но его объективной стороной не предусмотрены, т.к. непосредственного вреда данному объекту не причиняют и прямо не направлены на совершение преступления. Вследствие чего правоприменителю необходимо дать квалификацию совершённого деяния

с учётом всех особенностей данной деятельности.

Юридически-правильная квалификация деяния является основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Она обеспечивает реализацию всех принципов уголовного права, прежде всего, законности. Цели наказания, его индивидуализация и справедливость могут быть достигнуты только при верной квалификации преступления. Для того чтобы правильно квалифицировать деяние, совершённое виновным лицом, необходимо соблюсти ряд правил, которые указаны в законе, а также которые сформировались в правоприменительной деятельности.

Так, из закона, а именно, из ч. 2 ст. 30 УК РФ следует, что уголовная ответственность за приготовление к преступлению наступает только в случае, когда лицо готовилось к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления. Следовательно, если умысел лица при подготовке к преступлению был направлен на совершение преступления, степень которого является небольшой или средней тяжести, то ответственности не будет. Тем самым из-под уголовно-правовой оценки выпадают приготовления к наиболее распространённым преступлениям небольшой и средней тяжести (например, кража, грабёж и др.).

Вследствие чего как в теории уголовного права, так и на практике вопрос, касающийся уголовной ответственности за приготовление, остаётся нерешённым.

Отсутствие уголовной ответственности за приготовление к преступлению небольшой тяжести, на первый взгляд, является правильным. Прежде всего, это связано с тем, что большое число лиц, в деянии которых имеется состав приготовления к преступлению небольшой тяжести, не подлежат уголовной ответственности, т.к. совершённые ими деяния не являются общественно опасными в силу малозначительности. К таким лицам невозможно даже применить меры воздействия, предусмотренные Кодексом об административных правонарушениях РФ (далее — КоАП РФ), поскольку в законе отсутствуют соответствующие нормы.

Г.В. Назаренко и А.И. Ситникова по данному вопросу указывают, что подход, избранный законодателем при дифференциации приготовительных действий на наказуемые и ненаказуемые не соответствует принципу неотвратимости уголовной ответственности и допускает возможность совершить приготовление к наиболее распространённым преступлениям, которые относятся к преступлениям небольшой или средней тяжести . В результате чего, А.И. Ситникова предлагает в статью 30 УК РФ внести изменения, т.е. дополнить нормой — «уголовная ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление наступает независимо от категории преступления» .

Считаем правильным точку зрения о том, что если законодатель в УК РФ закрепил норму об ответственности за приготовление только к тяжким и особо тяжким преступлениям, то приготовительные действия к преступлениям небольшой и средней тяжести должны признаваться административным правонарушением. В связи с чем, предлагается ч. 2 ст. 30 УК РФ оставить без изменения, однако внести изменения в КоАП РФ и добавить норму об ответственности за приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести.

Условиями правильной квалификации приготовления к преступлению является

совершение действия (бездействия), выраженного в любой форме, предусмотренного в ч. 1 ст. 30 УК РФ, будь то приискание, изготовление, приспособление орудий и средств совершения преступления, приискание соучастников и т.д. При этом преступление не должно быть доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Данная группа условия представляет собой признаки объективной стороны приготовления к преступлению.

Одним из правил квалификации является условие о том, что приготовительные действия не должны образовывать самостоятельно оконченное преступление . Примером такого случая является статья 209 УК РФ, которая предусматривает ответственность за бандитизм. Где создание вооружённой банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ, оконченным составом преступления, независимо от того, были ли совершены задуманные ею преступления . Квалификация в таком случае будет выглядеть следующим образом: ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.е. создание банды, приготовление к убийству. Таким образом, субъект несёт ответственность и за соответствующее оконченное преступление, и за приготовление к первоначальному преступлению, если оно относится к категории тяжкого или особо тяжкого преступления.

Казалось бы, выделенные теорией уголовного права критерии для понимания стадии приготовления к преступлению ясны и понятны, однако на практике перед правоприменителями встаёт ряд вопросов при квалификации деяния как приготовление к преступлению или покушение на преступление. Таким примером из судебной практики выступает ситуация, при которой суд переквалифицировал деяние с покушения на преступление на приготовление к преступлению . Так, гражданка Р. ранее была признана виновной и осуждена судом за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в крупном размере, Р. с целью сбыта приобрела для дальнейшей перевозки и сбыта наркотическое средство, в крупном размере и хранила его при себе, но в этот же

день наркотическое средство было у неё изъято правоохранительными органами. Указанные действия Р. были квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере. Однако суд кассационной инстанции сделал вывод, что в действиях Р. отсутствуют признаки покушения, но усматривается умышленное создание условий для совершения преступления, не доведенного до конца. Вследствие чего, суд переквалифицировал действия виновного с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, т.е. умышленное создание условий для совершения незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере, не доведенное до конца по не зависящим от Р. обстоятельствам.

Пределы ответственности за приготовление к преступлению определены в ст. 66 УК РФ. Так, в ч. 2 данной статьи сказано, что срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. А в ч. 4 закреплено, что смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению не назначаются. Тем самым, можно заметить, что наказание за приготовление к преступлению обязательно снижается.

Ограничение в сроках, размерах и видах наказания за совершение деяния на стадии приготовления к преступлению определяет специфику порядка его назначения . Но, несмотря на это, при назначе-

нии наказания учитываются общие начала назначения наказания, предусмотренные ст. 60 УК РФ, а именно с учётом характера и степени общественной опасности деяния. Вследствие чего действия по приготовлению к преступлению отличаются друг от друга. Как пример, планирование преступления дольше от его реализации, нежели приискание средств или орудий, посредством которых данный план будет приведён в исполнение. Исходя из этой точки зрения, данные виды приготовительных действий отличаются друг от друга по степени общественной опасности. Следовательно, ответственность может и должна индивидуализироваться в зависимости от совершённых лицом действий.

Основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению служит своеобразный состав, который предусмотрен в ч. 1 ст. 30 УК РФ. Однако само содержание объективных признаков приготовления соотносится с преступлением, для совершения которого приготовительные действия создают условия. Поэтому, приготовление к преступлению квалифицируется не только по ч. 1 ст. 30 УК РФ, но и по соответствующим пункту, части, статьи Особенной части УК РФ, предусматривающие ответственность за конкретное преступление.

Соответственно, для того, чтобы дать верную юридическую квалификацию содеянного судебно-следственным органам необходимо выявить наличие объективных и субъективных признаков приготовления к преступлению. А также определить этап, на котором прекратилась преступная деятельность лица, и является ли она уголовно наказуемой с учётом специфики совершённых действий.

Библиографический список

1. Уголовный кодекс РФ: федер. закон от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 (ред. от 27.12.2018) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

2. Назаренко Г.В., Ситникова А. И. Неоконченное преступление и его виды: монография. — М.: Ось-89, 2003. — 160 с.

4. Абубакиров Ф.М. Теоретические и практические аспекты квалификации преступлений. — Хабаровск, 2017. — 210 с.

5. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 № 1 // Российская газета.

— 1997. — № 20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Уголовное право России. Общая часть / под ред. А.И. Рарога. — 2-е изд., с изм. и доп.

— М.: Эксмо, 2008. — 496 с.

PREPARATION FOR CRIME: QUALIFICATION QUESTIONS T.V. Shipova, Student

Khabarovsk State University of Economics and Law (Russia, Khabarovsk)

62. Понятие и виды убийства. Уголовно-правовой анализ простого убийства (ч.1 ст. 105 УК РФ).

преступления против личности

Под убийством понимается умышленное причинение смерти другому человеку.

Непосредственным объектом убийства является жизнь человека, поэтому важно определить момент начала жизни и момент ее окончания.

Начальным моментом жизни считается момент, когда констатируется полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма беременной, т. е. когда плод отделился от организма роженицы, за исключением пуповины, которая не перерезана, и у плода имеется дыхание или сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольное движение мускулатуры.

Момент смерти связан с констатацией необратимой гибели всего головного мозга.

Объективная сторона убийства:

v деяние, которое может быть как в форме действия, так и бездействия, направленное на причинение смерти другому лицу;

v в результате этого деяния должны наступить общественно опасные последствия в виде смерти другого человека;

v между деянием и последствиями должна быть необходимая причинная связь.

Состав материальный – убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.

Субъективная сторонаубийства характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

По субъективной стороне убийство отличается от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, тем, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

Субъект убийства – вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Виды убийства:

1) простое – убийство без квалифицирующих или привилегирующих признаков (ч. 1 ст. 105 УК РФ);

2) квалифицированное – убийство с отягчающими обстоятельствами, т. е. убийство:

Ø двух или более лиц;

Ø лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

Ø лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

Ø женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

Ø совершенное с особой жестокостью;

Ø совершенное обще опасным способом;

Ø совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

Ø из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

Ø из хулиганских побуждений;

Ø с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

Ø по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести;

Ø в целях использования органов или тканей потерпевшего;

3) привилегированное – убийство со смягчающими обстоятельствами (ст. 106, 107, 108 УК РФ).

Хохлов В.А.

Некоторые вопросы назначения наказания за неоконченные особо тяжкие преступления против жизни

Применительно к неоконченному преступлению в настоящее время в российском уголовном законодательстве содержатся положения об обязательном смягчении наказания. Согласно ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное преступление; ч. 3 ст. 66 УК РФ обязывает суд при назначении наказания за покушение на преступление соблюдать верхний предел в виде трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ. Часть 4 статьи 66 УК РФ запрещает назначать за приготовление к преступлению и покушение на преступление пожизненное лишение свободы и смертную казнь. Наконец, из Постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» вытекает еще одно правило назначения наказания при неоконченном преступлении: высшая судебная инстанция страны признает приоритет положений ст. 66 УК РФ по отношению к нижнему пределу санкции статьи Особенной части УК РФ, вследствие чего назначаемое с учетом ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ наказание может опускаться ниже этого предела. В пункте 15 данного Постановления сказано: «Если назначенное по правилам, предусмотренным частями второй и третьей статьи 66 УК РФ, наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то ссылка на статью 64 УК РФ не требуется» .

В указанном Постановлении также решены возникавшие ранее вопросы одновременного применения нескольких специальных правил назначения наказания, если в качестве одного из них выступает правило смягчения наказания за неоконченное преступление (ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ), а в качестве другого — правило смягчения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ) либо при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62 УК РФ) или правило усиления наказания при наличии рецидива (ст. 68 УК РФ).

Так, согласно п. 14 Постановления при назначении наказания за приготовление к преступлению или за покушение на преступление при вердикте присяжных заседателей о снисхождении в силу ст. 66 УК РФ следует исчислять две трети от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за неоконченное преступление (т.е. две трети от одной второй — за приготовление и две трети от трех четвертей — за покушение) . Аналогичные положения сформулированы Верховным судом РФ и для случаев, когда при назначении наказания за неоконченное преступление присутствуют упомянутые в ст. 62 УК РФ смягчающие обстоятельства либо рецидив (ст. 68 УК РФ). При этом также за основу берется наказание за неоконченное преступление, исчисленное в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ, именно по отношению к нему и применяются изложенные в ст. 62 и 68 УК правила. Если возникают противоречия между полученной мерой наказания и нижним пределом санкции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, то они, судя по позиции Верховного суда РФ, должны разрешаться в пользу меры наказания, исчисленной с применением специальных правил. Таким образом, Верховный суд РФ, устанавливая очередность применения специальных правил назначения наказания, на первое место ставит правила назначения наказания за неоконченное преступление; все остальные (в частности, ст. 62, 65 и 68 УК РФ) применяются уже после того, как наказание исчислено с учетом того, что совершено приготовление к преступлению либо покушение на преступление.

Применение закрепленных в УК РФ правил назначения наказания за неоконченное преступление по отношению к особо тяжким преступлениям против жизни (простому и квалифицированному убийству) дает следующую картину. Максимальное наказание за приготовление к простому убийству составляет 7 лет 6 месяцев лишения свободы, за приготовление к квалифицированному убийству — 10 лет лишения свободы. Максимальное наказание за покушение на преступление составляет, соответственно, 11 лет 4 месяца лишения свободы для простого и 15 лет лишения свободы для квалифицированного убийства. И при приготовлении, и при покушении максимальное наказание превышает минимальный предел соответствующей санкции, не создавая коллизии между ней и положениями ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ.

Обращение к судебной практике свидетельствует о том, что, несмотря на достаточную четкость законодательных положений и разъяснений Пленума Верховного суда РФ в части исчисления наказания за неоконченное преступление, существует проблема назначения наказания за неоконченные простые и квалифицированные убийства лицам, совершившим данные преступления в несовершеннолетнем возрасте. Эта проблема связана с формальным ограничением со стороны закона

максимального предела наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетним, в том числе совершившим особо тяжкие преступления, наказание в виде лишения свободы назначается на срок не более десяти лет. Вопрос о том, в каком порядке применять специальные правила назначения наказания, связанные с несовершеннолетием виновного (ч. 6 ст. 88 УК РФ) и с незавершенностью преступления (ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ), не решен ни законодателем, ни Верховным судом РФ на уровне руководящих разъяснений, как, впрочем, и вопрос об очередности применения правил, закрепленных в ч. 6 ст. 88 УК РФ, и других специальных правил (ст. 62, 65 УК РФ).

Изучение материалов уголовных дел показывает, что при необходимости применения и правил, касающихся ограничения наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним, и каких-либо других специальных правил назначения наказания суды поступают следующим образом: сначала используют правила, содержащиеся в ч. 6 ст. 88 УК РФ, а затем исходя из установленного в этой норме максимального предела применяют другие специальные правила. В частности, при назначении наказания за особо тяжкие преступления против жизни суды за основу принимают срок в десять лет лишения свободы, максимально возможный для несовершеннолетних, и уже по отношению к этому сроку применяют далее иные правила назначения наказания. Верховный суд РФ, судя по решениям, принимаемым по конкретным уголовным делам, к такой практике относится позитивно.

Так, в 2009 г. приговором Алтайского краевого суда несовершеннолетний С. был осужден к 7 годам

5 месяцам лишения свободы за убийство, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Наказание назначено с учетом положений ч. 6 ст. 88 УК РФ и ч. 1 ст. 62 УК РФ (в ред. Федерального закона № 11-ФЗ от 14 февраля 2008 г.). Суд, исходя из того, что наказание несовершеннолетним, совершившим особо тяжкие преступления, не может превышать десяти лет лишения свободы, применил по отношению к этому сроку правила, содержавшиеся в ч. 1 ст. 62 УК РФ в указанной редакции, ограничив наказание тремя четвертями от максимально возможного срока и избрав меру наказания даже несколько ниже той, что допускается законом (не 7 лет 6 месяцев, а 7 лет 5 месяцев лишения свободы). К моменту рассмотрения дела в кассационном порядке в ст. 62 УК РФ были внесены изменения, согласно которым при наличии определенных смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 62 УК РФ в ред. Федерального закона № 141-ФЗ от 29 июня 2009 г.). Учитывая, что новый закон фактически создает более мягкую санкцию и вследствие этого имеет обратную силу, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ кассационным определением № 51-009-40 от 13 августа 2009 г. изменила приговор: снизила наказание до 6 лет 8 месяцев лишения свободы, сославшись на то, что при явке с повинной и активном способствовании раскрытию преступления согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ наказание не может превышать двух третей от максимально возможного, т.е. от десяти лет лишения свободы . Тем самым Верховный суд РФ наглядно продемонстрировал очередность применения нескольких специальных правил назначения наказания, если в их число входят и правила назначения наказания несовершеннолетним, подчеркнув, что последние имеют приоритет и лишь после их применения могут быть использованы все другие правила, содержащие формальные ограничения в части назначения наказания.

С учетом изложенного наказание за неоконченное особо тяжкое преступление против жизни, совершенное лицом в несовершеннолетнем возрасте, назначается посредством применения сначала специальных правил, установленных ч. 6 ст. 88 УК РФ, затем — специальных правил, установленных ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ. При определении максимального наказания за основу берется наказание в виде 10 лет лишения свободы, от которого и исчисляются доли, установленные для определения максимального предела наказания за приготовление и покушение (1/2 и 3/4). В результате за приготовление к убийству (как простому, так и квалифицированному) несовершеннолетним не может быть назначено более пяти лет лишения свободы, за покушение на убийство наказание не может превышать семи лет шести месяцев лишения свободы.

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что исчезает дифференциация максимально возможного наказания за неоконченное убийство в зависимости от того, является ли оно простым или квалифицированным. Однако этот недостаток в настоящее время не может быть устранен в силу существования ограничений, установленных ч. 6 ст. 88 УК РФ (подобная дифференциация отсутствует и при назначении наказания за оконченные особо тяжкие преступления против жизни).

Кроме того, парадоксальная ситуация складывается при назначении наказания за покушение на убийство, вследствие которого потерпевшему умышленно причинен тяжкий вред здоровью. Предположим, виновный совершил покушение на убийство из хулиганских побуждений (ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ), в результате чего фактически наступил такой вред здоровью. Согласно изложенному выше механизму исчисления наказания за неоконченное преступление, совершенное лицом в несовершеннолетнем возрасте, за покушение на квалифицированное убийство ему не может

быть назначено наказание свыше 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Однако, если бы лицо, действуя из хулиганских побуждений, умышленно причинило тяжкий вред здоровью при отсутствии прямого определенного умысла на убийство, и его действия подлежали бы квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ, возможности суда при назначении наказания определялись бы санкцией ч. 2 ст. 111 УК РФ, в которой предусмотрено наказание до десяти лет лишения свободы. Таким образом, покушение на убийство, фактически причинившее тяжкий вред здоровью, оказывается менее строго наказуемым, чем умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, подпадающее под ст. 111 УК РФ. Безусловно, это нарушает принцип справедливости, закрепленный в ст. 6 УК РФ.

Для устранения данного нарушения представляется необходимым включить в ст. 66 УК РФ ч. 5, устанавливающую правила назначения наказания несовершеннолетним за неоконченное преступление. Содержание ее могло бы быть таким: «При назначении наказания за неоконченное преступление, совершенное лицом в несовершеннолетнем возрасте, сначала применяются правила, закрепленные в ч.

6 ст. 88 УК РФ, затем правила, предусмотренные ч. 2 и ч. 3 ст. 66 УК РФ. В случае, если совершенное лицом покушение на преступление содержит признаки иного оконченного преступления, за которое настоящим Кодексом предусмотрено более суровое наказание, суд избирает меру наказания с учетом максимального предела, установленного за данное оконченное преступление, но не свыше предела, установленного ч. 6 ст. 88 УК РФ».

Литература

1. Бюллетень Верховного суда РФ. 2007. № 4.

2. Архив Алтайского краевого суда. 2009. Де-ло № 2-37.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх