Оборот алкогольной продукции

Единицы измерения

В настоящее время, как правило, крепость выражают в «градусах» — процентах, соответствующих отношению объёма растворённого безводного спирта к объёму всего напитка. Эту величину, применительно к алкогольным напиткам, часто называют объёмной долей, хотя у объёмной доли есть и иные неэквивалентные определения. Международные стандарты также допускают выражение крепости в процентах по весу.

В англоязычных странах крепость иногда измеряется в единицах пруф (англ. proof), в США 100° proof = 50% спирта по объёму. В Великобритании до 1980 года 100° proof соответствовали 4/7 объёмной концентрации (57,15 %), с 1980 года пруф не применяется.

В Российской империи

В России XIX века крепость («доброта») напитков измерялась как в «градусах по Гессу», так и в «градусах Траллеса» (объёмный процент спирта, то же, что и сегодняшний российский градус).

Основной акцизной мерой крепости был полугар (38 % спирта, 0 градусов по Гессу).

Наряду с полугаром уже к 1839—1843 годам продавались ещё несколько сортов «вина» (водки):

Название Крепость по Гессу Процент алкоголя
Полугар 0 38
Пенное вино 20 44,25
Трёхпробное вино 33⅓ 47,4
Четырёхпробный спирт 50 56
Двойной спирт 100 74,7

Понятие и виды преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции

30.03.2012 8220

Действующий Уголовный кодекс не содержит статей, непосредственно устанавливающих ответственность за преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции.

Нормативно-правовая база, регулирующая общественные отношения в сфере производства и оборота алкоголя, достаточно обширна и изобилует, в виду специфики отрасли, множеством понятий и категорий. Поэтому, предваряя рассмотрение главного вопроса статьи, представляется целесообразным охарактеризовать основные понятия, которые используются в этой работе.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона Российской Федерации от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» алкогольная продукция — это пищевая продукция, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, с содержанием этилового спирта более 1,5% объема готовой продукции. Она подразделяется на следующие виды:

— этиловый питьевой спирт;

— спиртные напитки, в т.ч. водка;

— вино, в т.ч. натуральное вино.

Этиловый питьевой спирт — ректификованный этиловый спирт, произведенный из пищевого сырья, разведенный умягченной водой до 95% объема готовой продукции.

Спиртные напитки — алкогольная продукция, которая производится с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции и не относится к питьевому этиловому спирту и вину.

Водка — спиртной напиток, который произведен на основе этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и воды, с содержанием этилового спирта от 38 до 56 процентов объема готовой продукции.

Вино — алкогольная продукция, произведенная из виноматериалов, с содержанием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, не более 22% объема готовой продукции.

Натуральное вино — алкогольная продукция, которая произведена из виноматериалов без добавления этилового спирта, ароматических и вкусовых добавок, с содержанием этилового спирта не более 15% объема готовой продукции, в т.ч. игристое вино, газированное вино, шипучее вино, шампанское.

Этот же закон разъясняет, что следует понимать под производством и оборотом алкогольной продукции. В соответствии с ним «производство алкогольной продукции — это производство организацией такой продукции в целях ее продажи и получения прибыли, а также для собственных нужд»; «оборот алкогольной продукции — закупка (в том числе импорт), поставки (в том числе экспорт), хранение и розничная продажа».

Как мы видим, законодатель разделяет понятия «производство» и «оборот» алкоголя, что, на наш взгляд, вполне оправдано как спецификой отрасли, так и существующей правоприменительной практикой борьбы с преступлениями и правонарушениями в данной сфере.

Этого же мнения придерживались и разработчики Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях 2001 года, в структуру которого были включены статьи, предусматривающие ответственность за незаконные производство и оборот алкогольной продукции. В частности, часть 4 ст. 14.17. «Незаконные производство, поставка или закупка этилового спирта» этого Кодекса предусматривает ответственность за «промышленное производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Как мы видим, при конструировании статьи законодатель применил разделительный союз «или», а не объединяющий «и», что позволяет достаточно четко отграничивать один вид деятельности от другого.

Вместе с тем, ряд ученых, основываясь на положениях экономической теории, в которой под «оборотом» понимается движение товаров и денежных средств, в ходе воспроизводственного процесса, т.е. в ходе производства, распределения, обмена и потребления экономического продукта, указывает на то, что в контексте закона термин «оборот» используется в более узком смысле. Поэтому в качестве оборота алкогольной продукции следует рассматривать «деятельность юридических или физических лиц по производству, закупке, поставке, хранению и реализации алкогольной продукции» или «деятельность юридических и физических лицу по производству, использованию (в том числе переработке), хранению, перемещению, учету, передаче (приобретению или сбыту) другим лицам, а также уничтожению алкогольной продукции».

По нашему мнению, приведенные выше определения формальны и вопреки мнению их авторов, не позволяют полнее раскрыть сущность рассматриваемого явления. В первом из них в понятие «оборот» просто добавлено производство алкогольной продукции. Во втором, помимо этого дана расширенная трактовка мер, определяющих содержание данного законодателем понятия. При этом В.А. Томилов в перечень действий, составляющих оборот алкогольной продукции, включил также её уничтожение и хищение.

Неверны эти определения и с точки зрения закона, который устанавливает, что производителями алкогольной продукции могут быть только юридические лица. Приведенные определения распространяют возможность производства алкогольной продукции и на физических лиц, что противоречит требованиям закона. Также их авторами не учитывается, что производство и оборот алкогольной продукции относятся к особым видам экономической деятельности, которые подлежат лицензированию, квотированию и аккредитации.

На основании изложенного, а также учитывая, что с 1 января 2006 г. субъектами оборота алкогольной продукции, как и её производства, могут быть исключительно юридические лица (организации), мы предлагаем следующее определение производства и оборота алкогольной продукции.

Производство и оборот алкогольной продукции — это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность специально уполномоченных на то юридических лиц по производству алкогольной продукции в целях ее продажи и получения прибыли, а также для собственных нужд, закупке (в т.ч. импорту), поставке (в т.ч. экспорту), хранению, оптовой и розничной реализации такой продукции.

Очевидно, что к незаконному производству и обороту алкогольной продукции можно отнести такую деятельность, которая осуществляется в данной сфере в нарушение предусмотренного законом порядка, т.е. является противоправной.

В частности, ст. 10.2. Федерального закона № 171-ФЗ устанавливает, что алкогольная продукция считается находящейся в незаконном обороте при полном или частичном отсутствии на неё следующих сопроводительных документов:

1. товарно-транспортная накладная;

2. справка, прилагаемая к грузовой таможенной декларации (для импортируемой алкогольной продукции);

3. справка, прилагаемая к товарно-транспортной накладной (для алкогольной продукции, произведенной на территории РФ);

4. уведомление (для этилового спирта).

Если же такие деяния обладают признаками повышенной общественной опасности, виновности и запрещены уголовным законом, то они уже характеризуется как преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции.

В связи с тем, что действующий Уголовный кодекс не содержит составов, непосредственно устанавливающих ответственность за преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции, в научной литературе не существует единого мнения относительно того, какие уголовно-наказуемые деяния следует относить к преступлениям такого рода.

Одни авторы рассматривают в качестве таковых лишь отдельные составы преступлений, другие анализируют простую совокупность таких деяний, третьи на основании различных критериев пытаются их классифицировать.

В частности, специалисты школы уголовного права П.С. Яни, Е.А. Нагаев и А.В. Степанищев, исследовавшие отдельные вопросы рассматриваемой проблемы, не приводят никакой классификации указанных деяний, рассматривая их по отдельности или в простой совокупности. В целом же к преступлениям в сфере производства и оборота алкоголя они относят: мошенничество (ст. 159 УК РФ), незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст. 171 УК РФ), незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), контрабанда (ст. 188 УК РФ), изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 327 УК РФ). А также в определенной степени деяния, предусмотренные ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем», и ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

Специалисты в области криминологии в рамках криминологической характеристики незаконных производства и оборота алкоголя рассматривают все виды противоправных деяний в данной сфере и классифицируют их по различным критериям.

Так, В.А. Томилов предлагает в качестве одного из оснований такой классификации характер запрета и вид правовых последствий, которые могут повлечь незаконные производство и оборот алкогольной продукции. При этом к деяниям, запрещенным уголовным законом, автор относит:

— незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ);

— производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст. 171 УК РФ);

— лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ);

— легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем (ст. 174 УК РФ);

— приобретение или сбыт имущества, заведомо добытых преступным путем (ст. 175 УК РФ);

— незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ);

— контрабанду алкогольной продукции (ст. 188 УК РФ);

— уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ);

— невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ);

— уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ);

— обман потребителей (ст.200 УК РФ);

— производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст.238 УК РФ);

— похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов, печатей, либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия (ст. 325 УК РФ);

— подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК РФ).

Также В.А. Томилов выделяет преступления, которые косвенно связаны с незаконным производством и оборотом алкогольной продукции: вовлечение несовершеннолетних в систематическое употребление спиртных напитков (ст.151 УК РФ), воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ), хищения и иные формы причинения имущественного вреда (ст.ст.158, 159, 160, 161, 162, 163, 165, 167, 168 УК РФ) и др.

Приведенный вариант классификации уголовно-наказуемых деяний в сфере производства и оборота алкогольной продукции носит новаторский характер, однако с позиции уголовного права имеет ряд неточностей и нуждается в существенной доработке.

В частности, в данной классификации деление деяний на основные и косвенно связанные с незаконным производством и оборотом алкогольной продукции произведено вопреки складывающейся правоприменительной практике. А одно из наиболее распространенных в данной сфере преступлений, связанное с изготовлением, сбытом поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использованием, вовсе не включено в данную классификацию. Также представляется некорректным включение в состав деяний, пусть даже косвенно связанных с незаконным производством и оборотом алкоголя, таких преступлений как, например, грабеж, разбой, вымогательство и др.

Поэтому, наиболее приемлемой, на наш взгляд, выглядит классификация, предложенная М.В. Переверзевым, который на основании того, на какой стадии производства и оборота алкогольной продукции совершаются преступления, подразделяет их на следующие группы:

— преступления на стадии производства алкогольной продукции;

— преступления на стадии её распределения;

— преступления на стадии реализации алкогольной продукции;

— преступления, встречающиеся на всех стадиях оборота алкогольной продукции;

— преступления, обеспечивающие незаконные выпуск в оборот и оборот алкогольной продукции.

С позиции уголовного права классификацию данной категории преступлений можно провести по объекту преступного посягательства.

Общественные отношения в области государственного регулирования производства и оборота алкоголя являются неотъемлемой частью всей совокупности общественных отношений, охраняемых Уголовным законом, которые в теории уголовного права рассматриваются как общий объект. В связи с чем, для облегчения восприятия дальнейшего изложения материала, автор предлагает именовать общественные отношения в области государственного регулирования производства и оборота алкоголя, являющиеся частью общего объекта, как «генеральный» объект.

Кроме того, общественные отношения в области государственного регулирования производства и оборота алкоголя самым тесным образом взаимосвязаны и взаимообусловлены с другими категориями общественных отношений и не могут существовать независимо от них.

Вполне очевидно, что преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции многообъектны. Они объединяются общим «генеральным» объектом, который входит в совокупность нескольких объектов. В немалой степени, как показывает исследование исторического аспекта рассматриваемой проблемы, это обусловлено спецификой самой продукции относительно и по поводу которой осуществляются данные общественные отношения. Именно здесь кроется ответ на столь злободневный и наиболее часто обсуждаемый вопрос относительно того, почему законодатель не выделил в Уголовном кодексе преступления в сфере производства и оборота алкоголя в самостоятельную главу или раздел.

Основываясь на вышесказанном, преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции по объекту преступного посягательства можно классифицировать следующим образом:

— преступления против собственности (ст. 159 УК РФ);

— преступления в сфере экономической деятельности (ст.ст. 171, 171, 180, 188 УК РФ);

— преступления против здоровья населения (ст. 238 УК РФ);

— преступления против порядка управления (ст. 327 УК РФ). Нетрудно заметить, что в данную классификацию включены именно те уголовно-наказуемые деяния, которые представителями школы уголовного права, изучавшими эту проблему, П.С. Яни, Е.А. Нагаевым и А.В. Степанищевым отнесены к преступлениям в сфере производства и оборота алкогольной продукции. Именно эти преступления совершаются непосредственно в сфере производства и оборота алкогольной продукции.

К смежным с ними преступлениям, основываясь на имеющихся в данной области научных изысканиях и результатах изучения судебной практики, можно отнести преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями 160, 174, 194, 325 и 327 УК РФ. Эти уголовно-наказуемые деяния не совершаются непосредственно в сфере производства и оборота алкогольной продукции, а либо предваряют, способствуют совершению таковых (например, ст. 325 УК РФ), либо наряду с преступными последствиями являются закономерным результатом их совершения (например, ст. 194 УК РФ).

Также преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции можно классифицировать и по другим основаниям.

Так, по конструкции объективной стороны можно выделить три вида составов преступлений в рассматриваемой сфере:

— формальные (ст.ст. УК РФ 188, 238, 327);

— материальные (ст. 159 УК РФ);

— формально-материальные (ст.ст. УК РФ 180, 171, 171).

По субъекту преступления, исследуемые уголовно-наказуемые деяния, подразделяются на следующие виды:

— преступления с общим субъектом (ст.ст. УК РФ 180, 327);

— преступления со специальным субъектом (ст. 171 УК РФ);

— преступления, по которым субъект может быть как общим, так и специальным (ст.ст. УК РФ 159, 171 \ 188, 238).

По степени тяжести, среди преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции выделяют следующие их виды:

— преступления небольшой тяжести (ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 171 УК РФ, ч.ч. 1, 2 ст. 180 УК РФ, ч. 1 ст. 238 УК РФ);

— преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 171 УК РФ, ч. 1 ст. 171 УК РФ, ч. 3 ст. 180 УК РФ, ч.1 ст. 188 УК РФ, ст. 327 УК РФ);

— тяжкие преступления (ч.ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 171УК РФ, ч. 3 ст. 188 УК РФ, ч.ч. 2, 3 ст. 238 УК РФ).

— особо тяжкие преступления (ч. 4 ст. 188 УК РФ).

Проведенное же выше деление преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции, на наш взгляд, в достаточной степени отражает их специфику, позволяя тем самым, сформулировать их общее определение.

Преступления в сфере производства и оборота алкоголя — это виновно совершенные общественно-опасные деяния в сфере государственного регулирования производства и оборота алкогольной продукции, направленные против нормального функционирования экономики, установленного порядка управления и здоровья населения, которые запрещены Уголовным законом под угрозой наказания.

Таким образом, в рамках рассмотрения основного вопроса статьи мы сформулировали определение преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции, выделили основные виды таких преступлений и смежные с ними преступления, классифицировали эти преступления по объекту преступного посягательства и иным основаниям, охарактеризовали основные понятия и категории, используемые в законодательстве, регулирующем общественные отношения в сфере производства и оборота алкоголя.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

— общественные отношения в сфере производства и оборота алкогольной продукции взаимосвязаны и взаимообусловлены с иными категориями общественных отношений и не могут существовать независимо;

— нормативно-правовая база, регулирующая отношения в сфере производства и оборота алкоголя, весьма обширна и достаточно разнообразна, что предопределяет бланкетный характер уголовно-правовых норм;

— преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции многообъектны;

— специфика общественных отношений в сфере производства и оборота алкогольной продукции, выступающих в качестве «генерального» объекта, позволяет отграничить преступления, совершаемые непосредственно в сфере производства и оборота алкогольной продукции, от смежных с ними преступлений.

Кроме того, преступления в сфере производства и оборота алкогольной продукции, следует рассматривать как своеобразный срез преступности в целом, особенно в экономике. Поэтому, в целях обеспечения полноты исследования и понимания сущности рассматриваемой проблемы, прежде чем переходить к юридической характеристике преступлений в этой сфере, представляется целесообразным дать их общую характеристику применительно к условиям внешней среды, а также определить причины и условия их совершения.

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх