Обязанность доказывания в уголовном процессе возложена на

Классификация доказательств в уголовном процессе

Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение. Она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (т.е. соответствующих доказательств), систематизировать их и тем самым более правильно регулировать ими в процессе доказывания по уголовному делу.

Доказательства классифицируются по следующим четырем основаниям.

  • — 1-е основание. По способу формирования доказательства делятся на личные и вещественные.
  • — 2-е основание. По источнику формирования доказательства делятся на первоначальные и производные.
  • — 3-е основание. По отношению к обвинению доказательства делятся на обвинительные и оправдательные (ст. ст. 21, 53, 86, 220, 225 УПК РФ).
  • — 4-е основание. По отношению к предмету доказывания доказательства делятся на прямые и косвенные.

К личным доказательствам относятся: показания свидетеля, потерпевшего, протоколы следственных действий и др. Личные доказательства имеют словесную форму.

К вещественным доказательствам относятся материальные объекты, которые отображают обстоятельства преступления в виде следов воздействия (ст. 81 УПК РФ). Для использования в уголовном процессе они преображаются следователем или экспертом.

Первоначальными называют доказательства, полученные из первоисточника (например, в уголовном деле имеется подлинный документ, удостоверяющий определенные факты и т.д.).

Производными — доказательства, содержащие сведения, полученные из других промежуточных источников, сведения (как говорят, из «вторых рук») (например, показания свидетеля о преступлении, которого он лично не наблюдал, но о котором ему стало известно от другого лица) и др. Особенностью производных доказательств является установление первоисточника.

Обвинительными — доказательства, на основании которых устанавливается виновность конкретного лица в совершении преступления, или обстоятельства, отягощающие его ответственность (например, показания обвиняемого, признавшего свою вину, показания свидетеля, потерпевшего о том, как обвиняемый совершал преступление, и т.п.).

Оправдательными — доказательства, на основании которых опровергается обвинение лица, устанавливается его невиновность (например, алиби), или обстоятельства, смягчающие ответственность.

Деление доказательств на прямые и косвенные определяется отношением к предмету доказывания.

Прямыми доказательствами следует считать сведения о фактах, которые непосредственно устанавливают то или иное обстоятельство из совокупности фактов, образующих состав преступления и входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ).

Косвенными называют доказательства, служащие установлению промежуточных (доказательственных) фактов, по совокупности которых делается вывод о существовании или не существовании обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (главного факта).

Ни одно из этих доказательств само по себе не может служить основанием для вывода о том, что преступление совершил обвиняемый. Каждое из них допускает различные истолкования того, относится ли оно к доказываемым обстоятельствам.

Необходимо отметить, что на практике установление истины по делу во многих случаях происходит на основании использования прямых и косвенных доказательств, взаимно дополняющих друг друга.

Таким образом, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Виды доказательств и их классификация

В соответствии со ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса РФосновными видами доказательств являются:

  1. показания подозреваемого, обвиняемого;
  2. показания потерпевшего, свидетеля;
  3. заключение и показания эксперта;
  4. заключение и показания специалиста;
  5. вещественные доказательства;
  6. протоколы следственных и судебных действий;
  7. иные документы.

В теории доказательственного права все доказательства классифицируются следующим образом:

  1. по способу формирования:

    а) личные – все сведения, исходящие от людей. Общим здесь является психическое восприятие и переработка живым человеком определенных событий и передача сведений о них в языковой форме;
    б) вещественные – различные материальные объекты. Основной признак здесь – это отражение преступного события внешней и внутренней структурой какого-либо предмета и передача доказательственной информации в виде «следов», доступных непосредственному наблюдению;

  2. в зависимости от наличия или отсутствия промежуточного носителя доказательственной информации:

    а) первоначальные доказательства – сведения, полученные из источника, непосредственно воспринявшего эти сведения (вещественное доказательство, представляющее «след» или отпечаток события, подлинник документа);
    б) производные доказательства – сведения, почерпнутые из источника, воспроизводящего сведения, полученные из другого источника (показания свидетеля о фактах, о которых он узнал от других лиц). В производном доказательстве должно содержаться указание на первоисточник, иначе полученные сведения не могут быть использованы как доказательства (п. 2 ч. 2 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ);

  3. по отношению доказательства к обвинению:

    а) обвинительные – те, которые устанавливают обстоятельства, свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом или отягчающие вину этого лица;
    б) оправдательные – устанавливают обстоятельства, опровергающие совершение преступления определенным лицом или смягчающие вину этого лица. В ходе доказывания дознаватель, прокурор, следователь, суд обязаны исследовать предусмотренные ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, исключающие преступность и наказуемость деяния, могущие повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания (ст. 85 Уголовно-процессуального кодекса РФ);

  4. по отношению доказательства к устанавливаемому факту:

    а) прямые – те доказательства, на основании которых можно непосредственно делать вывод о существовании обстоятельств, подлежащих доказыванию (например, сообщение свидетеля о совершении преступления определенным лицом);
    б) косвенные – доказательства, свидетельствующие о побочных, промежуточных фактах, из которых делается вывод об искомых фактах (например, бутылка с принадлежащими определенному лицу отпечатками пальцев и т. д.).

>НЕДОПУСТИМОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
КАК АНТИПОД ИХ ДОПУСТИМОСТИ

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

В. С. ШАДРИН

Согласно уголовно-процессуальному закону каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ).

В учебной юридической литературе допустимость доказательств, если излагать ее понятие лаконично, обычно определяется как процессуальное свойство, или качество, характеризующее получение доказательств законным путем(1). В законодательстве же определение понятия допустимости отсутствует, зато употребляется выражение «недопустимость доказательств» (ч. 6 ст. 355 УПК РФ). Таким образом, понятие допустимости доказательств определяется законом «от обратного», в негативном смысле. Допустимость есть явление, противоположное недопустимости доказательств, и наоборот.

Если доказательства, полученные в соответствии с законом, обладают свойством допустимости, то у полученных вне или с нарушениями положений закона доказательств данного свойства, соответственно, нет. Об этом недвусмысленно говорится в действующем в настоящее время Уголовно-процессуальном кодексе: доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Заодно специально разъясняется, что недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).

Почему законодателю понадобилось вместо позитивного изложения в законе понятия допустимости доказательств, что воспринималось бы как более естественное, нормальное определение данного свойства доказательств, прибегать к его определению через негативный смысл? И почему вообще вопросам допустимости—недопустимости доказательств в современном уголовно-процессуальном законодательстве, в отличие от вопросов относимости, достоверности, достаточности доказательств, уделяется особое внимание?

Причина повышенного внимания органов законодательной власти государства к соблюдению законности получения доказательств в уголовном судопроизводстве заключается, очевидно, в состоявшейся смене государственно-политического строя нашей страны. Точнее, в конституционно провозглашенном преобразовании России в демократическое правовое государство, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а на государство возлагается обязанность признавать, соблюдать и защищать названные права и свободы (ст. 2 Конституции Российской Федерации).

Как известно, в сфере судопроизводства вообще, а в сфере уголовного судопроизводства в особенности права и свободы человека и гражданина затрагиваются наиболее ощутимо, а выводы о наличии оснований для их ограничения делаются не иначе

Стр.41

как на основе процессуальным путем полученных доказательств. Именно поэтому, видимо, требования к соблюдению законности в работе с процессуальными доказательствами получили закрепление на конституционном уровне, при этом для выражения указанных требований была избрана форма категорического запрета на использование результатов деятельности по доказыванию, не отвечающей требования законности. Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В связи с введением УПК РФ в действие принимавшая участие в его разработке П. А. Лупинская пояснила, что в изменении правовой регламентации института допустимости доказательств отразилось предпочтение законодателя, стоящего перед дилеммой: установить истину любой ценой или сознательно снизить вероятность ее достижения, обеспечивая соблюдение конституционных прав граждан. Закрепленное в ст. 50 Конституции Российской Федерации и развитое в нормах УПК РФ правило является существенным препятствием установления истины «любыми средствами»(1).

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в качестве одной из важнейших составляющих принципа законности при производстве по уголовному делу в настоящее время установлено: нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК РФ). О недопустимости использования в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением закона, и исключении таковых из доказательственной базы, иначе говоря, о запрете их использования в доказывании по уголовному делу, говорится и в ряде других, кроме упомянутых выше, статей УПК РФ (ст.ст. 235, 336, 381).

Тем самым внимание правоприменителя при определении допустимости доказательств акцентируется на выявлении того, что образует ее противоположность, а именно возможных нарушений закона при получении доказательств, с целью такие нарушения предотвратить, не допустить, отдавая себе отчет в том, что иное сделает доказательство не пригодным для использования в доказывании по уголовному делу.

Необходимо отметить, что исполнение закона в процессе доказывания, строгое следование правилам получения доказательств, обязательность соблюдения процессуальной формы доказательств и ранее считались обязательными требованиями в доказывании, играющими роль гарантий достоверности содержащихся в доказательствах фактических данных. Если процессуальные правила собирания доказательств нарушаются, — говорилось в фундаментальном научном труде времен советской эпохи, посвященном проблемам доказывания, — то оказываются под угрозой полнота и достоверность доказательственного материала, поэтому установление допустимости доказательств — необходимое условие их использования по уголовному делу(2). Однако следует иметь в виду, что с учетом зарубежного опыта США, Англии и других развитых демократических государств неукоснительному соблюдению правил получения доказательств по уголовным делам в современной России стало одновременно придаваться значение важного средства охраны и защиты прав личности. Признание доказательства недопустимым приобрело значение санкции за нарушение установленных законом правил обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, так или иначе связанных с получением доказательств.

В современных условиях требования к соблюдению законности в уголовном судопроизводстве вообще и в отношении получения доказательств в особенности значительно возросли. В УПК РФ уже не используется содержавшееся в УПК РСФСР понятие «существенное нарушение уголовно-процессуального закона», предоставлявшее правоприменителю — дознавателю, следователю, прокурору, судье возможность не придавать значения

Стр.42

некоторым отступлениям от требований закона при получении доказательств, находя их несущественными. Сегодня основание для такого подхода к оценке доказательств в законе отсутствует, в принципе любое нарушение законности при получении доказательства может привести к констатации его недопустимости.

Недопустимость доказательств — антипод их допустимости. Чтобы обеспечить допустимость доказательства, надо предохранить его от появления у него признаков недопустимости, заблаговременно предупредить возникновение оснований для признания доказательства недопустимым. Поэтому большое значение приобретает вопрос о критериях недопустимости доказательств, т. е. о том, когда именно, при каких обстоятельствах они могут быть признаны полученными с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, в свете положений ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами(1). Признание того или иного доказательства полученным с нарушением закона в указанных выше случаях есть не что иное, как признание недопустимости этого доказательства.

Исходя из данного судебного разъяснения, полностью сохраняющего свое значение в настоящее время, основаниями для признания доказательств недопустимыми выступают следующие отраженные в материалах уголовного дела обстоятельства.

Во-первых, нарушены права личности или установленный уголовно-процессуальным законом порядок собирания доказательств. Например, участникам следственного действия не разъяснены их процессуальные права; не обеспечены предусмотренные законом права лица, не владеющего языком уголовного судопроизводства; подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший не ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы; при производстве следственного действия отсутствовало необходимое количество понятых и т. п.

Приговором Санкт-Петербургского городского суда, вынесенным на основании вердикта присяжных заседателей, оправданы ряд лиц, обвинявшихся по пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Одной из причин реабилитирующего судебного решения явились многочисленные нарушения УПК РФ, допущенные в период предварительного следствия по уголовному делу. Так, в судебном заседании было установлено, что В. опознавал В-ва среди лиц, один из которых — лезгин, а В-в на момент опознания отличался от других, так как был лысым, что сделало протокол опознания недопустимым доказательством. Государственный обвинитель был лишен возможности огласить показания К. (и продемонстрировать видеозапись этих показаний) о том, как произошло убийство, так как несовершеннолетний К. был допрошен следователем без законного представителя, вследствие чего протокол его допроса признан недопустимым доказательством(2).

Во-вторых, нарушены права личности или установленный уголовно-процессуальным законом порядок закрепления (оформления, документирования) доказательств. Например, отсутствует постановление о производстве следственного действия в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 164 УПК РФ, либо постановление о признании предмета вещественным доказательством; в протоколе следственного действия не указаны или неверно указаны дата и время его проведения; протокол не подписан или подписан не всеми участниками следственного действия; имеются не оговоренные и не удостоверенные исправления текста протокола;

Стр.43

при изъятии в ходе следственного действия предметов, имеющих значение для уголовного дела, они не были надлежащим образом упакованы и опечатаны.

Постановлением Кировского районного суда Санкт-Петербурга в ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, на основании ходатайства стороны защиты недопустимыми доказательствами были признаны протокол осмотра перчаток, постановление о признании их вещественным доказательством и сами перчатки. Как установлено судебным следствием, перчатки при изъятии с места происшествия в нарушение требований ч. 2 ст. 177 и ст. 180 УПК РФ не упаковывались и не опечатывались. В постановление о признании их вещественным доказательством вносились изменения после его вынесения, такое же изменение было внесено в квитанцию о сдаче вещественного доказательства в камеру хранения, после того, как данная квитанция была получена. Осмотр перчаток производился с участием одного понятого, которому не были разъяснены его права и ответственность. Время осмотра перчаток не соответствует времени, указанному в протоколе(1).

В-третьих, собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом. Например, следователем не вынесено постановление о принятии уголовного дела к своему производству; доказательство получено следователем, не включенным в следственную группу, производящую расследование по данному уголовному делу; должностное лицо органа дознания после передачи уголовного дела следователю в порядке ч. 4 ст. 157 УПК РФ выполнило по нему следственное действие без поручения следователя; следователь подлежит отводу.

В-четвертых, собирание и закрепление доказательств осуществлено в результате действий, не предусмотренных уголовно-процес-суальными нормами. Например, признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в совершении преступления получено без соблюдения установленной законом процедуры допроса и с последующим составлением вместо протокола допроса не предусмотренного УПК РФ документа, именуемого «чистосердечным признанием»; вместо обыска или выемки изъятие предмета проведено в произвольной, не предусмотренной законом, форме с последующим составлением некоего «протокола добровольной выдачи».

При оценке доказательств с точки зрения их допустимости следует иметь в виду, что отнесение ст.ст. 7, 75 УПК РФ к числу недопустимых лишь доказательств, полученных с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, не исключает необходимости соблюдения прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем при производстве по уголовному делу предписаний иных федеральных законов, касающихся доказательств. Следовательно, несоблюдение таких предписаний, подлежащих применению при выявлении, собирании и закреплении доказательств, также влечет в соответствующих случаях признание доказательств недопустимыми, не имеющими юридической силы и не подлежащими использованию при разрешении уголовного дела. Указанное положение прежде всего распространяется на ситуации, когда права лиц, затрагиваемые производством следственного действия, в ином федеральном законе гарантированы более, чем в УПК РФ.

Кроме того, в настоящее время следователю, как, впрочем, и дознавателю, во избежание признания полученных по уголовному делу доказательств недопустимыми необходимо считаться с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации относительно толкования норм уголовно-процессуального права, касающихся обеспечения прав участников уголовного судопроизводства, прежде всего конституционного права на квалифицированную защиту от уголовного преследования. Одна из таких позиций заключается в том, что в целях реализации конституционного права на помощь адвоката (защитника) необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении уголовного дела в отношении данного лица, проведением в отношении его следственных действий и

Стр.44

иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрения против него. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). В частности, такая возможность должна быть предоставлена лицу, не являющемуся обвиняемым или подозреваемым в смысле положений ч. 1 ст. 47 и ч. 1 ст. 46 УПК РФ, однако в связи с наличием в уголовном деле данных о его причастности к совершению преступления предъявляемому для опознания потерпевшему(1). Иное создает основания для признания результатов предъявления для опознания, как и результатов иного следственного действия, проведенного без учета указанных обстоятельств, недопустимым доказательством.

Несмотря на установление в Конституции Российской Федерации категорического запрета на использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, и воспроизведение данного запрета в УПК РФ, в теории современного российского уголовного процесса предпринимаются попытки классифицировать нарушения закона, способные привести к признанию доказательства недопустимым, в зависимости от степени их значимости.

Так, по мнению В. С. Балакшина, нарушения уголовно-процессуального закона, которые дают основания для признания доказательств недопустимыми, можно дифференцировать на два вида: а) безусловно-презюмируемые, т. е. влекущие признание доказательств недопустимыми без каких-либо дополнительных условий только в силу того, что при получении доказательств были допущены нарушения, главным предназначением которых является априори исключить использование в уголовно-процессуальном доказывании сомнительных с точки зрения достоверности и относимости доказательств; б) условно-оценочные, т. е. такие, которые хотя и находятся в причинно-следственной связи с достоверностью доказательств, но сами по себе не указывают и не порождают у субъектов оценки неустранимых сомнений в их достоверности и относимости, а вывод об этом можно сделать только по результатам их проверки и оценки(2).

Другие авторы заходят в попытках развития такого рода классификации еще дальше. Например, предлагается подразделять нарушения закона, допущенные при получении доказательств, на: 1) несущественные, устранимые, маловажные или опровержимые; 2) восполнимые; 3) существенные, неустранимые или неразрешимые. Характерно, что в итоге всех рассуждений о возможности классификации рассматриваемых нарушений автор приходит к заключению, что она вряд ли пригодна для закрепления в УПК РФ. Прежде всего потому, что единственным критерием оценки нарушений закона, влияющих на допустимость доказательств, признаются наличие сомнения в достоверности полученной информации и возможность это сомнение устранить, т. е. нарушение прав участников уголовного процесса, не повлиявшее на достоверность полученных данных, не рассматривается в качестве основания для признания доказательства недопустимым(3).

Таким образом, поскольку в настоящее время признание доказательств недопустимыми преследует цель обеспечить не только их достоверность, но и права личности при их получении, а все возможные классификации нарушений закона в зависимости от их значимости при собирании и закреплении доказательств связываются в основном с их достоверностью, обсуждение подобных классификаций во многом лишено смысла. Тем более что соблюдение

Стр.45

прав личности при собирании и закреплении доказательств, в соответствии с конституционным положением о высшей ценности прав и свобод человека и гражданина, при оценке доказательств должно приниматься во внимание в первую очередь.

Анализ практики уголовного судопроизводства, однако, свидетельствует о довольно широком распространении нарушений законности при получении доказательств в ходе предварительного расследования. При этом суды отнюдь не всегда проявляют последовательность в реализации строгого запрета на использование в правосудии доказательств, полученных с нарушениями закона. Немало судей проявляет склонность либерально относиться к отдельным отступлениям от соблюдения требований закона в досудебном производстве, на что не без оснований обращается внимание в юридической печати(1) и что порой расценивается следователями и дознавателями как возможность проявлять упрощенчество при получении доказательств, руководствуясь поговоркой «и так сойдет».

Но суды всегда могут такой запрет в полной мере применить и во многих случаях, вопреки ожиданиям и необоснованным надеждам следователей и дознавателей, производивших расследование, а также поддерживающих государственное обвинение прокуроров, беспощадно исключают из доказательственной базы по уголовным делам небезупречные, с точки зрения законности их получения, доказательства. Апеллировать в таких случаях к закону, если неукоснительно следовать его требованиям, не приходится — закон требует безусловного его исполнения во всех возможных деталях, как закрепления, так и собирания доказательств.

Поэтому работникам органов предварительного следствия и дознания, и особенно прокуратуры, не следует уповать на милость того или иного судьи, способного проявить желание «понять» допустившего оплошность при получении доказательства следователя, дознавателя и стремящегося «спасти» в суде уголовное дело прокурора, пропустившего в суд уголовное дело с небезупречными доказательствами. Необходимо при работе с любым доказательством обеспечивать точное следование предписаниям закона, направленным как на обеспечение достоверности доказательственной информации, так и на обеспечение прав вовлекаемого в производство по уголовному делу участника уголовного судопроизводства. Только такой подход способен в достаточной мере гарантировать допустимость доказательства, застраховать его от лишения юридической силы и исключения из доказательственной базы по уголовному делу.

В то же время прокурорам, оказывающимся в судебном заседании перед фактом выявления сомнительного, с точки зрения законности, доказательства, надо тщательно выяснить все обстоятельства его получения. И прежде чем соглашаться с ходатайством стороны защиты о признании его недопустимым, необходимо предпринять попытку, при наличии для этого возможности, доказать суду, что отклонение от требований закона при получении доказательства является только кажущимся и, следовательно, фактически не имевшим места. Поскольку оно никак не отразилось отрицательно ни на форме, ни на содержании доказательства, ни на его достоверности, ни на обеспечении прав участников уголовного судопроизводства. Основанием для осуществления такой возможности является правовая позиция, занятая ранее состоявшимся Пленумом Верховного Суда Российской Федерации. Согласно данной позиции, решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, суд должен не просто констатировать любое нарушение закона при получении доказательства, а в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось данное нарушение. В силу ч. 7 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым(2).

Стр.46

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

  • Как получить условное наказание по ч.2 ст.228 УК РФ
  • Анонимные свидетели
  • Процессуальный порядок судебного разбирательства
  • Доказательства в уголовном деле
  • Оценка доказательств в уголовном деле
  • Допрос свидетелей. Оглашение показаний в суде
  • Особый порядок рассмотрения дела судом
  • Существенные нарушения УПК
  • Вопросы квалификации групповых преступлений

24. Понятие доказательств. Их относимость и допустимость. Требования упк рф к порядку получения допустимых доказательств.

Понятие доказательств. Их относимость и допустимость. Требования УПК РФ к порядку получения допустимых доказательств.

В соответствии с УПК РФ доказательствами по уг. делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уг. делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уг. дела.

Для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, допускаются доказательства: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Мнения, соображения, догадки, т.е. выводы из фактов самими допрашиваемыми лицами, как бы убедительны они не были, сами по себе доказательствами не являются.

Сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, составляют содержание доказательства. Форма же доказательства — материальные носители информации, т.е. сведений. Доказательства выступают в единстве содержания и формы, проявляясь как единое целое.

Доказательства должны обладать определенными качествами, делающими их пригодными для доказывания. Обычно такие качества именуют свойствами доказательств. К ним относят относимость, допустимость и достоверность.

Относимость доказательств — это связь доказательства с обстоятельствами, подлежащими доказыванию и с другими доказательствами, т.е. пригодность его по содержанию. Доказательства будут относимыми, если они содержат сведения о любых фактах, обстоятельствах, имеющих значение для дела. По своему содержанию это могут быть следующие сведения.

1. О любых обстоятельствах, входящих в предмет доказывания. Такого рода доказательства всегда являются относимыми.

2. Об иных обстоятельствах, имеющих значение доказательственных фактов, т.е. используемых в качестве аргументов, логических посылок при установлении каких-то элементов доказывания.

3. О других доказательствах — их наличии или отсутствии, достоверности или недостоверности, допустимости или недопустимости и т.п. (например, о лицах, присутствующих при совершении преступления, о фактах подкупа обвиняемым свидетеля, о некомпетентности эксперта и др.).

Т.о., относимость доказательства связана с его содержанием и определяется по значению для установления обстоятельств дела и по значению для установления сведений о фактических обстоятельствах.

Допустимость доказательств означает пригодность его по форме, соответствие содержания требованиям закона. Положение о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона — конституционное требование. В К. РФ говорится: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона».

Основания для признания доказательств недопустимыми сформулированы УПК РФ.

Правила, определяющие допустимость доказательств.

Правило о надлежащем субъекте. Надлежащим субъектом, правомочным проводить следственные действия и получать доказательства, являются на досудебных стадиях дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания. Но и они вправе осуществлять таковые только в случаях, урегулированных нормами УПК РФ (например, следователь, принявший возбужденное уг. дело к своему производству и не подлежащий отводу, является надлежащим субъектом).

Правило о надлежащем источнике. Только доказательства, перечисленные в УПК РФ, являются до-пустимыми и могут быть использованы в доказывании по уг. делу. Недопустимо использовать в качестве доказательств материалы оперативно-розыскной деят-ти (хотя в расследовании они должны эффективно ис-пользоваться), материалы инструментальных психофизиологических опросов (полиграф), заключения экстрасенсов и т.п.

Правило о надлежащей процедуре. Доказательства должны собираться только путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Более того, каждое следственное действие должно быть проведено так, как оно регламентировано в законе, а его ход и результат зафиксированы в установленном порядке. Так, например, освидетельствование производится по постановлению следователя, а при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует. Нарушение указанного порядка делает протокол опознания недопустимым доказательством.

  1. Понятие и процессуальное положение потерпевшего.

Требования к доказательствам

Понятие доказательств

В УПК данное понятие сформировано четко.

В соответствие со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых в определенном законом порядке суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Особенностью уголовно-процессуальных доказательств является неразрывное единство сведений и их процессуальной формы (источника): доказательственное значение могут иметь лишь те сведения, которые содержатся в названном законом источнике

В соответствие с ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются:

1. Показания подозреваемого, показания обвиняемого

2. Показание потерпевшего, показания свидетеля

3. Заключение и показания эксперта

4. Заключение и показания специалиста

5. Вещественные доказательства

6. Протоколы следственных и судебных действий

7. Иные документы

Этот перечень является исчерпывающим. Сведения, содержащиеся в иных источниках, не могут быть доказательствами.

Таким образом, уголовно-процессуальное доказательство представляет собой единство содержания (сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию) и формы (источника сведений)

Каждое доказательство по уголовному делу должно отвечать требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Относимость доказательства – связь его содержания с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу. Доказательство только тогда будет относящимся к делу, когда может быть использовано для выяснения наличия или отсутствия какого-либо обстоятельства, входящего в предел доказывания по данному уголовному делу

Допустимость доказательства – это его пригодность для использования при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Доказательство будет только тогда допустимым, когда сведения, используемые для обоснования тех или иных выводом по делу, получены законным способом из надлежащего источника.

Достоверность доказательства – это соответствие его содержания действительности, то есть тому, что реально происходило.

Все вместе доказательства должны соответствовать требованию достаточности.

Достаточность – это оценочная категория, она позволяет прийти к выводу, что собранные по делу доказательства позволяют принять как промежуточные решения, так и сформулировать окончательные выводы по делу.

Классификация доказательств

Классификация возможна по различным основаниям.

1. По отношению к первоисточнику доказательства:

А) первоначальные – доказательства, полученные из первоисточника. Если факт воспринят непосредственно лицом, заявившим о нем или субъектом доказывания, то это первоначальное доказательство (например, показания свидетеля о событии преступления, поведении виновного размере причиненного ущерба и т.д.; подлинный документ, удостоверяющий определенный факт).

Б) производные – доказательства, содержащие сведения, полученные из источников, которые непосредственно их не воспринимали, «сведения из вторых рук» (например, показания свидетеля о преступлении, которое он лично не наблюдал, но о котором ему рассказало другое лицо; копия документа; гипсовый слепок, сделанный со следа обуви). Если свидетель не может указать источник своей осведомленности, то такие сведения не могут быть производными доказательствами, т.к. в силу ч. 2 ст. 75 УПК они вообще не имеют доказательственного значения.

2. По отношению к обстоятельствам, подлежащим доказыванию:

А) прямые – доказательства, которые непосредственно содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания. Такие доказательства прямо, непосредственно указывают не только на событие преступления и виновность обвиняемого, но и на любые другие обстоятельства, подлежащие установлению по делу (например, показания потерпевшего о причинении ему телесных повреждений; свидетельские показания об обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого; справка о стоимости похищенных вещей)

Б) косвенные – доказательства, содержащие информацию о промежуточных фактах, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Косвенные обстоятельства указывают не на обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, а на связанные с ними факты, анализ совокупности которых может привести к выводу о существовании или несуществовании искомых обстоятельств

При использовании косвенных доказательств нужно не только убедиться в доброкачественности источника и достоверности сведений, образующих их содержание, но и проделать сложную работу по формулированию правильных выводов из совокупности этих данных.

Установление истины по делу во многих случаях происходит на основании как прямых, так и косвенных доказательств, взаимно дополняющих друг друга

3. По отношению к обвинению:

— обвинительные – доказательства, на основании которых устанавливается виновность конкретного лица в совершении преступления или обстоятельства, отягчающие наказание (показания потерпевшего, показания свидетеля, являющихся очевидцами преступления)

Обвинительными будут и доказательства, на основании которых выясняются обстоятельства, отягчающие наказание (справка о прежней судимости обвиняемого)

— оправдательные – доказательства, на основании которых опровергается обвинение, устанавливается невиновность обвиняемого или обстоятельства, смягчающие наказания

К числу оправдательных относятся, в частности, доказательства, свидетельствующие, что в момент совершения преступления обвиняемый находился в другом месте (алиби) и следовательно не мог совершить инкриминируемое

Оправдательными будут доказательства, на основании которых устанавливаются обстоятельства, смягчающие наказание обвиняемого, как перечисленные в законе, так и другие, позволяющие смягчить меру наказания в зависимости от обстоятельств данного преступления и личности виновного.

4. По способу формирования:

— личные – доказательства, сформировавшиеся путем отражения информации об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания в сознании людей (показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий)

— вещественные – доказательства, сформировавшиеся путем отражения информации на материальных объектах (объекты преступных действий, орудие преступления, предметы со следами преступления)

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх