Обязанность использования земель по целевому назначению

Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2017 N 305-ЭС17-7131 по делу N А40-194608/15 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об обязании принять решение о предоставлении земельного участка. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу об отсутствии у ответчика права в нарушение законодательства предоставить истцу земельный участок в аренду сроком на 49 лет.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды руководствовались частью 31 статьи 34 Федерального закона от 23.06.2014 N 171-ФЗ «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктом 1 Положения о департаменте, утвержденного постановлением Правительства Москвы от 20.02.2013 N 99-ПП «Об утверждении Положения о Департаменте городского имущества города Москвы», пунктом 2.10.1.3 Административного регламента, утвержденного пунктом 1.13 постановления Правительства Москвы от 15.05.2012 N 199-ПП, подпунктом 3 пункта 5 статьи 4.1 Закона города Москвы от 19.12.2007 N 48 «О землепользовании в городе Москве», статьями 22, 42 Земельного кодекса Российской Федерации и исходили из отсутствия у департамента права в нарушение законодательства предоставить обществу «ДОРМАШ И КМ» земельный участок в аренду сроком на 49 лет.

Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2017 N 305-КГ17-6723 по делу N А40-136636/2016 Требование: О пересмотре судебных актов по делу о признании незаконным предписания государственного органа об устранении нарушения земельного законодательства. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано, поскольку суды, посчитав незаконным предписание государственного органа, неправильно применили нормы материального и процессуального права, не исследовали все представленные в дело доказательства и обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, касающиеся использования спорного земельного участка по целевому назначению.

Окружной суд, руководствуясь статьями 287 и 288 АПК РФ, статьями 7, 42 Земельного кодекса Российской Федерации, Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дом аварийным и подлежащим сносу, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 28.01.2006 N 47, пунктом 1.2.2 Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 15.02.2007 N 39, постановлением Правительства Москвы от 25.05.2011 N 228-ПП «Об утверждении перечня видов разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства в городе Москве», отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направил дело на новое рассмотрение, сделав вывод о том, что суды, посчитав незаконным предписание Управления Росреестра о нарушении Обществом земельного законодательства, не правильно применили нормы материального и процессуального права, не исследовали все представленные в дело доказательства и обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, касающиеся использования спорного земельного участка по целевому назначению.

Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2017 N 309-ЭС17-6296 по делу N А07-23356/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными торгов по продаже права аренды земельного участка; о признании недействительным договора аренды, заключенного по результатам торгов; о применении последствий недействительности сделки; о взыскании убытков. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суд пришел к правильному выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями администрации и возникшими у кооператива убытками.

Суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе акт осмотра земельного участка, выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, постановление о назначении административного наказания, проанализировав условия договора аренды земельного участка, руководствуясь статьями 15, 401, 404, 606, 611, 612, 613, 614, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 37, 42, 46 Земельного кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей в спорный период, разъяснениями, приведенными в пунктах 11, 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.01.2013 N 13 «О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения требований Кооператива.

Постановление Верховного Суда РФ от 12.05.2017 N 31-АД17-5 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 8.8 КоАП РФ, за использование земельного участка не по целевому назначению. Решение: Производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях заявителя состава административного правонарушения.

В силу положений статей 7, 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением.

Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2017 N 310-ЭС17-5152 по делу N А08-7632/2015 Требование: О пересмотре судебных актов по делу об обязании снести самовольно возведенную постройку. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано, поскольку суды пришли к выводу о наличии оснований для расторжения договора аренды земельного участка, обязания ответчика снести самовольно возведенное строение.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, в том числе кадастровую выписку в отношении земельного участка, градостроительный план земельного участка, проектную документацию на торговый центр, технический план сооружения, проанализировав условия договора, Правила землепользования и застройки Губкинского городского округа от 25.12.2012, приняв во внимание результаты судебной экспертизы, руководствуясь статьями 222, 450, 452, 611, 619, 622 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 42, 46, 62 Земельного кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о наличии оснований для расторжения договора аренды земельного участка, обязания Общества снести самовольно возведенное строение, размеры которого указаны в иске Администрации округа, и возвратить земельный участок арендодателю по акту приема-передачи.

Постановление Верховного Суда РФ от 05.05.2017 N 41-АД17-16 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ, за невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку состав правонарушения доказан, процедура и сроки привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в установленных пределах.

Согласно статье 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны, в частности, использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту; не допускать загрязнение, истощение, деградацию, порчу, уничтожение земель и почв и иное негативное воздействие на земли и почвы; выполнять иные требования, предусмотренные данным Кодексом, федеральными законами.

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 19-КГ17-11 Требование: О возложении обязанности снести самовольную постройку. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчиком на арендуемом земельном участке самовольно возводится объект капитального строительства — жилой многоквартирный дом без получения разрешительных документов на строительство с существенными нарушениями градостроительных и строительных норм и правил. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку вывод суда об отсутствии достаточных оснований для признания возведенного ответчиком строительного объекта самовольным строением, подлежащим сносу, сделан без надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, что свидетельствует о существенном нарушении судом ГПК РФ.

В силу статьи 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Постановление Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 19-АД17-11 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, за использование земельного участка не по целевому назначению. Решение: Производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты.

В силу положений статей 7, 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением.

Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2017 N 310-АД17-4432 по делу N А23-6751/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке постановления по делу о признании незаконным предписания. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о законности предписания административного органа об устранении нарушения.

При этом суд округа руководствовался положениями статей 1, 7, 8, 42 Земельного кодекса Российской Федерации, статей 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и признал законным предписание административного органа об устранении нарушения статьи 42 Земельного кодекса Российской Федерации (неиспользование земельного участка с кадастровым номером 40:03:082702:3, категория земель — земли населенных пунктов, разрешенное использование — для индивидуального жилищного строительства по целевому назначению).

Определение Верховного Суда РФ от 28.04.2017 N 309-ЭС17-3495 по делу N А07-2677/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании вреда, нанесенного почве земельного участка сельскохозяйственного назначения. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о недоказанности принадлежности спорного земельного участка к землям сельскохозяйственного назначения, используемым ответчиком, не имеется достоверных данных ни о площади загрязненного участка, ни о его категории, ни о степени загрязнения земельного участка.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 1064, статьей 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 42 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», пунктами 1, 2, 6 Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08.07.2010 N 238, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности принадлежности спорного земельного участка к землям сельскохозяйственного назначения, используемым кооперативом, указал, что не имеется достоверных данных ни о площади загрязненного участка, ни о его категории, ни о степени загрязнения земельного участка, в связи с чем признал недоказанным размер ущерба.

Порядок изменения целевого назначения земельного участка

Изменяем вид угодий: была пашня – стали многолетние насаждения

Рынок земли: подписан закон о моратории

Получение земли для ведения фермерского хозяйства

Акценты этой статьи:

  • зачем мораторий распространяется на смену целевого назначения (использования) земельных участков;
  • как правильно – целевое назначение или использование земельного участка (мысли на тему);
  • что поможет устранить пробел в законодательстве.

Земельное законодательство Украины оперирует рядом терминов, четкая граница между которыми не всегда имеется. Проверьте себя: сможете ли вы однозначно определить разницу между такими понятиями, как категория земель, категория земель по функции использования, основное целевое назначение, целевое назначение, целевое использование, функциональное использование, вид использования? Сейчас хочу затронуть лишь одну проблему – разграничение терминов «целевое назначение» и «целевое использование».

Основанием для написания этой консультации стало неоднозначное толкование положений «мораторного» п. 15 Переходных положений Земельного кодекса (далее – ЗК), согласно которому до вступления в силу закона об обороте земель сельхозназначения, но не ранее 01.01.19 г., не допускается изменение целевого назначения (использования) земельных участков, которые находятся в собственности граждан и юрлиц для ведения товарного сельхозпроизводства, земельных участков, выделенных в натуре (на местности) владельцам земельных долей (паев) для ведения личного крестьянского хозяйства. Поразмышляем на эту тему.

Как же понимать использование и назначение

Сама конструкция приведенного выше словосочетания допускает несколько толкований:

  • использование является синонимом назначения;
  • раскрыв скобки, можем прочитать «целевого назначения или целевого использования»;
  • раскрыв скобки, можем прочитать «целевого назначения или использования».

Очевидно, что содержание моратория (в этой части) будет отличаться в зависимости от выбранного толкования.

По первому (простейшему) варианту добавленное в скобках слово «использование» ни на что не влияет – запрет остается тот же.

Второй вариант требует уточнения самого термина «целевое использование» (см. ниже).

Наконец третий вариант предоставляет слишком большую свободу в расширенном толковании моратория. В частности, под изменением использования можно понимать как изменение угодий (скажем, перевод пашни в многолетние насаждения или пастбищ в пашню), так и (доведем ситуацию до абсурда) изменение вида культур (земельный участок использовали для посевов пшеницы, а стали выращивать кукурузу).

Так какой вариант правильный?

Что об этом сказано в законодательстве

С принятием нового ЗК (вступил в силу с 01.01.02 г.) одним из главных принципов земельного законодательства стала обязанность владельцев земельных участков (п. «а» ч. 1 ст. 91) и землепользователей (п. «а» ч. 1 ст. 96) обеспечивать использование земли по целевому назначению. При этом термина «целевое использование» в ЗК вообще не было.

В то же время сохранял действие Украинский классификатор целевого использования земли (УКЦИЗ), утвержденный письмом Госкомзема от 24.04.98 г. № 14-1-7/1205. Простое сравнение УКЦИЗ с нормами ЗК относительно целевого назначения (в частности, ч. 2 ст. 22, ст. 40–42) свидетельствует, что «целевое использование» в УКЦИЗ и «целевое назначение» в ЗК являются тождественными терминами. Это подтверждается и практикой, когда целевое назначение земельных участков, отведенных после вступления в силу ЗК, определялось по УКЦИЗ. Фактически термин «целевое использование» применялся в значении «использование по целевому назначению».

До 13.01.07 г. «мораторная» норма не содержала термина «использование» и звучала так:

«Установить, что граждане и юридические лица, которые имеют в собственности земельные участки для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства и другого товарного сельскохозяйственного производства, а также граждане Украины – владельцы земельных долей (паев) не вправе до 01.01.07 г. продавать или другим способом отчуждать надлежащие им земельные участки и земельные доли (паи), кроме передачи их по наследству и при изъятии земель для общественных нужд».

Изменения, в частности относительно запрета изменения целевого назначения (пользования), появились со вступлением в силу Закона от 19.12.06 г. № 490-V «О внесении изменений в Земельный кодекс относительно запрета продажи земель сельскохозяйственного назначения до принятия соответствующих законодательных актов» (далее – Закон № 490). При этом норма о запрете изменения целевого назначения была только в тексте законопроекта, подготовленном ко второму чтению. В тексте проекта, подготовленного к повторному второму чтению, она исчезла, а уже при рассмотрении парламентом появилась снова в нынешнем виде. Понятно, что в объяснительной записке авторы законопроекта ни одним словом не упомянули о необходимости применения термина «целевое назначение (пользование)».

Таблица для печати доступная на странице: https://uteka.ua/tables/50082-0

В целом история Закона № 490 чрезвычайно интересная и поучительная. Достаточно лишь вспомнить, что именно на этом Законе отработаны механизмы наложения и преодоления вето Президента, следствием чего стали «мораторные каникулы», которые обогатили правоприменительную практику абсолютно новыми схемами.

Еще раз подчеркнем: на момент принятия Закона № 490 термины «целевое назначение» и «целевое использование» применялись в тождественном значении. Почему же возникла необходимость уточнения указанной нормы?

Вообще идея запрета изменения целевого назначения была довольно благоприятной, ведь обойти мораторий до внедрения этого запрета было довольно просто – достаточно изменить целевое назначение земельного участка, а потом его можно свободно отчуждать. Что касается запрета изменения целевого использования, то возможное объяснение находим в правоприменительной практике.

По состоянию на 2006 год получили определенное распространение сомнительные схемы изменения целевого назначения земельных участков. Обычная (законная) процедура такого изменения, урегулированная ст. 20 ЗК и Порядком изменения целевого назначения земель, которые находятся в собственности граждан или юридических лиц, утвержденным постановлением КМУ от 11.04.02 г. № 502, многими считалась слишком сложной. Она (в отличие от настоящего) предусматривала получение разрешения на подготовку проекта отвода земельного участка и пять обязательных согласований этого проекта.

Те, кто владел административным (или, если быть честным, коррупционным) ресурсом, нашли более простой способ – вместо изменения целевого назначения они меняли целевое использование (со временем – функциональное). И поскольку такая процедура законодательно не была урегулирована, на практике ее проводили настолько просто, насколько позволял тот же административный (коррупционный) ресурс.

Таблица для печати доступная на странице: https://uteka.ua/tables/50082-1

Именно с целью предотвращения использования такой схемы и был внедрен запрет на смену не только целевого назначения, но и целевого использования земельного участка.

Выводы

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, который процитированную в начале консультации норму ЗК следует понимать, как запрет изменения целевого назначения или изменения целевого использования земельных участков, которые подпадают под действие моратория. Учитывая то что изменение целевого использования законодательством не урегулировано и даже сам термин «целевое использование» нормативно не определен, запрет в этой части лишний. Единственное возможное его применение – это искусственное создание преград для изменения способа использования подмораторных участков, в частности для изменения состава угодий.

Понятно, что проблема должна решиться с прекращением моратория. Хотя, исходя из приоритетности земель сельхозназначения (ст. 23 ЗК), целесообразно было бы установить особые условия изменения целевого назначения сельхозземель. Один из вариантов – пересмотр существующей системы возмещения потерь сельхозпроизводства (гл. 36 ЗК). Это можно сделать на подзаконном уровне, обновив Порядок определения потерь сельскохозяйственного и лесохозяйственного производства, которые подлежат возмещению, утвержденный постановлением КМУ от 17.11.97 г. № 1279, нормативы потерь в котором не менялись с прошлого века.

Ну а пока рассчитывать на то, что парламент вычеркнет из «мораторной» нормы лишнее слово («использование»), не приходится, поэтому будем следить за официальными разъяснениями Госгеокадастра по этому поводу.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх