Оголение в общественном месте

Вплоть до второй половины 2012 года на Украине не существовало адвокатского самоуправления как осознанного инструментария принятия важных для профессии решений.

Безусловно, с 1993 года работали региональные квалификационно-дисциплинарные комиссии адвокатуры (КДКА) и Высшая квалификационная комиссия адвокатуры при Кабинете Министров Украины (ВККА), но уже из их наименования и порядка формирования было очевидно, что органами адвокатского самоуправления они не являются — участие в работе этих органов судей, представителей министерства юстиции и его главных управлений, утверждение состава областным (городским, республиканским) советом — все свидетельствовало о том, что адвокаты не могли принять решение полностью самостоятельно. Следовательно, никакой речи о самоуправлении как существующем факте вести не доводилось, хотя КДКА и ВККА, как могли, старались восполнить его отсутствие.

Так, проводились съезды адвокатов Украины, предусмотренные, отметим, Конституцией Украины только в разделе «Правосудие» — исключительно для целей формирования состава Высшего совета юстиции, и положениями Закона о ВСЮ регламентируемые. Хотя жаркие дискуссии имели место на съездах по другим вопросам: поддержки того или иного проекта нового закона об адвокатуре, необходимости расширения прав адвокатов и усиления их гарантий — никогда ранее адвокаты не определяли своих формальных лидеров, не решали, как и кого принимать в профессию и по какой процедуре проводить очищение своих рядов от тех, кто не достоин называться адвокатом. Некое подобие самоуправления адвокатов имело место в регионах, но и на их решения могли повлиять неадвокатские силы — суды, областные советы…

Сегодня же адвокатура проходит экзамен на саморегулируемость — способность самостоятельно принимать решения, касающиеся профессии, и эффективно организовывать саму профессию. Вся система по большому счету строится с нуля — прописанные в Законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» правила внедряются в жизнь без опыта подобной работы. Поэтому неудивительно, что активное участие в процессе создания самоуправления приняли общественные организации адвокатов и юристов, а также активные их члены.

Нетрудно заметить, что председателем Совета адвокатов Украины (САУ) — председателем Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ) избрана президент Союза адвокатов Украины (Союз адвокатов) Лидия Изовитова. Председатель Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Украины (ВКДКА) — Валентин Загария — на момент избрания был президентом Ассоциации юристов Украины. Президент Ассоциации адвокатов Украины (ААУ) Ольга Дмитриева — председатель Высшей ревизионной комиссии адвокатуры (ВРКА).

Вошли в состав высших органов адвокатского самоуправления и заместители (вице-президенты) общественных организаций юристов. Так, заместители председателя САУ Екатерина Коваль и Валентин Гвоздий — заместитель председателя Союза юристов Украины (СЮУ) и вице-президент ААУ соответственно. Олег Макаров, занявший пост заместителя председателя ВКДКА, — член правления АЮУ.

Подобное прослеживается и в регионах: председатели советов адвокатов, КДКА, вошедшие в состав этих органов адвокаты в большинстве своем принимают активное участие в работе регионального отделения той или иной общественной организации юристов или руководят ими. Инна Рафальская, председатель Совета адвокатов г. Киева — председатель ВОО «Совет адвокатов Украины». Петр Бойко, председатель Совета адвокатов Киевской области — вице-президент Союза адвокатов, как и председатель Киевской областной КДКА Галина Ковбасинская, председатель Совета адвокатов Ровенской области Павел Луцюк, председатель Совета адвокатов Донецкой области Станислав Башенко и председатель Совета адвокатов Одесской области Иосиф Бронз.

Этот список можно продолжать, называя те или иные должности адвокатов в общественных организациях. Но вывод и без того очевиден: адвокаты уже давно ощутили потребность в объединении и активно им занимались, когда не существовало НААУ и системы самоуправления — в форме общественных организаций. Сегодня они реализуют свои идеи и видение совместной работы адвокатов в формате адвокатского самоуправления.

Важно отметить, что это закономерно. Ведь основная цель любого общественного объединения — защита определенных прав своих членов, для осуществления которой они и объединяются. Если говорить об общественных организациях юристов, то это также влияние на государство в целях обеспечения комфортных условий работы юристов, в частности, повышения их профессиональных качеств…

Если мы посмотрим на основные цели работы органов адвокатского самоуправления, найдем там примерно то же: обеспечение независимости адвокатов, защиты от вмешательства в профессиональную деятельность; поддержка высокого профессионального уровня адвокатов; создание благоприятных условий для осуществления адвокатской деятельности… Есть и другие «организационные» задачи, но, по сути, целью любого объединения людей по определенному признаку может быть только одна — защита соответствующего интереса.

Вместе с тем не стоит заблуждаться, что посредством НААУ и других органов адвокатского самоуправления общественные организации решают свои «общественные» вопросы.

Это отнюдь не соответствует действительности. Общественные объединения, безусловно, могут и должны лоббировать интересы своих членов, в том числе в части адвокатского самоуправления, но они не могут им руководить. Во-первых, у них разный инструментарий и круг лиц. Во-вторых, решения органов адвокатского самоуправления не всегда в полной мере приемлемы для общественных организаций — чего стоит недавнее решение Совета адвокатов Украины о тотальной аккредитации образовательных мероприятий для адвокатов, чтобы таковые засчитывались в качестве повышения квалификации адвокатов. А ведь проведение мероприятий для передачи знаний, обсуждения правовых проблемных вопросов — одно из наиболее масштабных направлений работы общественных организаций адвокатов и юристов. Это же касается и решения относительно обязательной квоты бесплатного участия определенных самоуправлением адвокатов в мероприятиях.

В-третьих, что немаловажно, активными участниками адвокатского самоуправления стали представители разных общественных организаций, которые ранее не смогли или не захотели объединяться в единую общественную структуру. А значит, не по всем вопросам их мнения совпадают. Вместе с тем их представители в рамках самоуправления фактически ищут компромиссы по многим когда-то принципиальным вопросам.

И этим общественные организации в целом готовы поддерживать адвокатское самоуправление, выполнять требования его руководящих органов и помогать ему развиваться. Более того, именно прошедшие школу общественных организаций адвокаты наиболее активно себя проявляют и в самоуправлении. Можно утверждать, что адвокаты сегодня могут реализовать в самоуправлении те идеи, которые не могли реализовать в рамках общественных организаций ввиду недостаточности инструментария последних.

Одновременно, отметим, общественные организации не исчерпали себя и вне органов адвокатского самоуправления — они и их руководство ведут не менее активную деятельность по выполнению собственных уставных целей, защищают интересы и права своих членов. Поэтому сегодня можно говорить о довольно эффективном симбиозе в сфере адвокатского самоуправления, когда опыт руководителей и деятелей общественных организаций адвокатов и юристов получил инструментарий адвокатского самоуправления. Это дает надежду, что в итоге адвокаты Украины получат действенные органы самоуправления и сильную саморегулируемую ассоциацию.

Появление в общественном месте в обнаженном виде в зависимости от ситуации может обернуться проблемами с законом.

Первый день зимы отметился нетипичным для пусть и не особо морозного декабря происшествием. Что еще удивляет, так это упорство и частота, с которыми молодой человек появлялся в публичных местах голым.

Чем чреват такой променад? Если кратко, то простудой и проблемами с законом. Заболевания оставим медицинским работникам. Что касается правовой оценки, то некорректное поведение с публичным оголением в зависимости от ситуации может быть расценено как хулиганство мелкое (ст. 17.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях) и хулиганство как преступление (ч. 1 ст. 339 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

Как поясняют правоохранители, мелкое хулиганство — это не только нецензурная брань в общественном месте, оскорбительное приставание к гражданам, но и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу. За это предусмотрен штраф в размере от 2 до 30 базовых величин или административный арест.

В свою очередь хулиганство как преступление — это умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, отличающиеся по содержанию исключительным цинизмом. Санкция ч. 1 ст. 339 УК предусматривает такие неблагоприятные последствия, как общественные работы, или штраф, или исправительные работы на срок до двух лет, или арест, или ограничение свободы на срок до двух лет, или лишение свободы на срок до трех лет.

В первом и во втором случае ответственность наступает с 14 лет.

Важный момент — наличие умысла, хулиганских мотивов, наступивших последствий от противоправных действий. Каждая ситуация изучается индивидуально. Например, уголовные дела возбуждались в отношении так называемых эксгибиционистов, которые своим непристойным поведением, мягко говоря, смущали окружающих.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх