Ограничение ответственности по договору

Содержание

Какие формулировки ограничения ответственности используются в договорах

Контрагенты своим соглашением могут ограничить предельный размер договорной неустойки, а также сумму ущерба, который нарушитель договора обязан возместить пострадавшей стороне. Такую возможность сторонам предоставляет пункт 1 статьи 15 Гражданского кодекса. Согласно этой норме, пострадавший может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (то есть реального ущерба и упущенной выгоды), если возмещение убытков в меньшем размере не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 15 ГК РФ)

Остались вопросы по договорным обязательствам? Ответ найдется в Системе Юрист

Отказ от возмещения упущенной выгоды

Исключить упущенную выгоду из числа убытков, которые подлежат возмещению, можно, например, с помощью такого условия: «В случае нарушения настоящего договора одной из сторон ответственность другой стороны ограничивается возмещением причиненного таким нарушением реального ущерба». Особенно часто подобные формулировки встречаются в договорах охранных предприятий (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.10.08 № А05-5872/2007, определение ВАС РФ от 02.04.09 № ВАС-753/09). Но данные ограничения вполне применимы и в других гражданско-правовых обязательствах, в частности, в договоре поставки (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.07.03 № КГ-А41/4335-03).

Ограничение суммы возмещаемых убытков

Установить лимит для возмещения убытков стороны могут, например, следующим образом: «ответственность поставщика (исполнителя по договору возмездного оказания услуг) ограничивается стоимостью поставленного дефектного товара (стоимостью оказанных услуг)». Данное условие в принципе может ограничить возмещение не только упущенной выгоды, но и реального ущерба. Ведь реальный ущерб, причиненный, например, некачественными услугами исполнителя, может и превысить стоимость оказанных услуг.

Стороны могут ограничить пределы ответственности по договору не только ценой договора, но и другими показателями. В частности, при нарушении сроков выплаты денежных сумм можно установить, что возмещаемые должником убытки не могут превышать 50 процентов от просроченной задолженности (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.09 № 09АП-9767/2009). Также практикуется (хотя и гораздо реже) закрепление в договоре твердой суммы, которая ограничивает возможность взыскания убытков (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.02.09 № А06-4165/2007).

Ограничение неустойки

Стороны могут установить максимальное значение как для пеней, так и для штрафа. Примером может служить следующее условие: «За каждый календарный день просрочки платежа начисляется неустойка в размере 0,1 процента, но не более 10 процентов от общей суммы несвоевременно перечисленных денежных средств». Судебная практика признает закрепление максимальной суммы неустойки как варианта ограничения ответственности вполне допустимым (определения ВАС РФ от 07.02.08 № 289/08, от 03.07.08 № 7925/08, от 11.11.08 № 14565/08).

По закону, нарушитель договора энергоснабжения должен возместить только реальный вред. Могут ли стороны этого договора сами установить неустойку?

Да, у сторон договора энергоснабжения есть такое право. Ограничение ответственности возмещением реального ущерба не означает, что к нарушителю нельзя применить иные способы обеспечения обязательства и меры ответственности (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.12.07 № А56-10996/2007).

Кредитор может обойти условие об ограничении ответственности

Ограничивая размер неустойки, должник рассчитывает на то, что санкции, которые будут к нему применяться в случае неисполнения договора, не превысят определенного значения. Но кредитор может обойти это условие, если сделает «ход конем» — вместо договорной неустойки потребует уплаты законной неустойки, закрепленной в статье 395 Гражданского кодекса. Конечно, размер процентов, установленных статьей 395, будет скорее всего гораздо меньше, чем размер договорной неустойки. Зато суммы этих процентов не ограничены никакими предельными значениями.

Допустим, стороны договора возмездного оказания услуг договорились, что размер неустойки за неисполнение заказчиком обязательства по оплате услуг исполнителя составляет 100 рублей в день, но не может превышать 10 процентов от суммы долга. Заказчик на два года просрочил платеж в размере 100 тыс. рублей. Если исполнитель будет начислять на основной долг договорную неустойку, то через 100 дней неустойка достигнет своего предельного значения – 10 тыс. рублей. Не вырастет эта предельная сумма и за два года. Если же исполнитель вместо договорной неустойки решит взыскать с заказчика проценты по статье 395 кодекса, то при нынешней ставке рефинансирования (10,75 процента) за два года «набежит» сумма свыше 21 тыс. рублей.

«За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется <> учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором (п. 1 ст. 395 ГК РФ)».

Казалось бы, норма о процентах за пользование чужими денежными средствами не должна применяться, если стороны сами установили договорную неустойку. Ведь в статье 395 кодекса сказано, что ее правила действуют, если иной размер процентов не установлен договором. Суды, однако, считают иначе. Пленумы Верховного суда и Высшего арбитражного суда в совместном постановлении указали, что при просрочке исполнения денежного обязательства кредитор вправе по своему усмотрению потребовать от должника уплаты либо договорной неустойки, либо процентов по статье 395 кодекса (постановление от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами»).

В некоторых случаях право кредитора начислить на сумму долга проценты по статье 395 кодекса прямо прописано в законе. Например, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов по ставке рефинансирования (ст. 486 ГК РФ). Но требование о взыскании процентов за пользование денежными средствами можно предъявить и при отсутствии специального указания в законе. Так, в Девятый арбитражный апелляционный суд обратился подрядчик, которому заказчик не оплатил вовремя результаты выполнения работ. Договором было предусмотрено ограничение ответственности за нарушение сроков оплаты по договору (какое именно было установлено ограничение из текста постановления, к сожалению, неясно). Но подрядчик потребовал взыскать с него проценты по статье 395 кодекса. Суд иск удовлетворил в полном объеме без учета предусмотренных сторонами в договоре ограничений. При этом суд указал на ничтожность соглашения сторон об уменьшении законной неустойки (постановление от 21.01.08 № 09АП-18328/2007-ГК).

Может ли исполнитель по договору оказания услуг установить штрафную неустойку за отказ заказчика от исполнения договора?

Нет. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК РФ). Эти фактически понесенные расходы исполнитель должен доказывать в каждом конкретном случае (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.09.04 № Ф08-3967/2004-1624А).

Ограничение ответственности нарушителя не должно нарушать закон

Законодательство содержит ряд условий, при которых соглашение сторон, ограничивающее ответственность за неисполнение договорного обязательства, признается ничтожным. Так, пункт 4 статьи 401 кодекса запрещает заранее заключать соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Данный запрет подтверждается арбитражной практикой (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Кавказского округа от 17.01.07 № Ф08-7094/2006, Дальневосточного округа от 24.08.05 № Ф03-А51/05-1/1930, определение ВАС РФ от 29.01.08 № 16780/07).

Так, в одном из дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Уральского округа, управление заказчика жилищно-коммунального хозяйства направило в адрес таможни проект договора о предоставлении коммунальных услуг. Этим проектом было предусмотрено, что при просрочке платежей и других нарушениях условий договора заказчик (таможня) несет ответственность в порядке, установленном данным договором и действующим законодательством. Таможня с данной редакцией договора не согласилась и предложила следующий вариант этого пункта: «Заказчик освобождается от ответственности за просрочку оплаты услуг по договору в случае несвоевременного поступления на его расчетный счет денежных средств из федерального бюджета». Так как управление эта формулировка не устроила, таможня подала иск об обязании заключить договор на своих условиях. Но суд отказал в иске, сославшись на запрет заключать заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (постановление от 14.03.05 № Ф09-429/05-ГК).

Частный случай запрета ограничивать ответственность за умышленное нарушение обязательства содержится в пункте 4 статьи 723 Гражданского кодекса. Эта норма предусматривает, что условие договора об освобождении подрядчика от ответственности за определенные недостатки не применяется, если такие недостатки возникли вследствие его виновных действий или бездействия.

Кроме того, соглашение об ограничении размера ответственности должника будет ничтожным при наличии следующих трех условий (п. 2 ст. 400 ГК РФ): заключается договор присоединения или иной договор, в котором кредитором является гражданин-потребитель; размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом; соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность.

Как отметил Федеральный арбитражный суд Центрального округа, эта норма не применяется к тем случаям, когда кредитором по договору является индивидуальный предприниматель, который не использует заказанный товар (услугу) для личных, семейных или домашних нужд (постановление от 17.11.08 № Ф10-4048/08).

Можно ли в агентском договоре установить штраф, который выплачивается при отказе клиента от договора до исполнения поручения?

Нет. К агентскому договору применяются нормы о поручении. Закон предусматривает возмещение поверенному только понесенных издержек. Поэтому условия о таком штрафе ничтожны (постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.01.04 № Ф03-А51/03-1/3575).

Можно ли в договоре хранения ограничить ответственность хранителя за вред, причиненный поклажедателю утратой товара?

Да, закон допускает такую возможность. По общему правилу хранитель полностью возмещает причиненные поклажедателю убытки. Но законом или договором хранения может быть предусмотрено иное (п. 1 ст. 902 ТК РФ).

Ограничение размера ответственности по обязательствам: общие сведения

Пределы ответственности стороны по обязательствам могут быть регламентированы:

  • на законодательном уровне;
  • соглашением сторон — в случаях, когда это допускается законом.

Например, если стороной по договору выступает гражданин и в рамках правоотношений он является потребителем, то соглашение, ограничивающее ответственность должника по договору, будет ничтожным, если:

  • законодательством уже определены границы ответственности по данному обязательству;
  • соглашение было установлено до возникновения обстоятельств, порождающих такую ответственность (п. 2 ст. 400 Гражданского кодекса РФ).

При этом стороны могут достигнуть такой договоренности уже после возникновения обстоятельств, служащих основанием для привлечения стороны к ответственности. Главное, чтобы устанавливаемый при этом лимит ответственности не был ниже регламентированного законом. Уже по этому основанию соответствующая часть соглашения может быть признана ничтожной (например, решение Абаканского горсуда от 08.12.2016 по делу № 2-9928/2016).

ВАЖНО! При оспаривании условий ограничения или исключения ответственности, установленных договором, надлежит учитывать, что если такие положения соответствуют всем признакам обстоятельств непреодолимой силы, то они вполне законны (например, решение Подольского горсуда Московской обл. от 19.12.2016 по делу № 2-10217/2016).

Кроме того, вне зависимости от субъектного состава сделки ничтожно заранее принятое соглашение сторон об исключении ответственности за умышленное несоблюдение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Установление ограничения ответственности за нарушение обязательств в договоре

Стороны по взаимному согласованию могут ограничить ответственность за несоблюдение того или иного обязательства в случае, когда это позволено законом, закрепив соответствующие положения в договоре.

Например, законом РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-I регламентирован размер неустойки и максимальный предел, до которого она может быть взыскана. Вместе с тем в законе имеется оговорка о возможности установления в договоре сторон неустойки в большем размере, но не превышающем предельный, предусмотренный законом (например, п. 5 ст. 28 закона № 2300-I). Рекомендуем дополнительно ознакомиться с нашей статьей Неустойка по закону о защите прав потребителей.

Рассмотрим наиболее распространенные в договорной практике и соответствующие закону способы ограничения ответственности:

  • Ограничение максимального размера неустойки. При этом взысканию может подлежать сумма неустойки в установленных договором пределах независимо от продолжительности просрочки (например, решение АС Кемеровской обл. от 25.08.2016 по делу № А27-10602/2016).
  • Применение условий об исключительной или альтернативной неустойке в договоре. При этом в тексте договора надлежит прямым текстом указать на вид неустойки и порядок взыскания убытков (или невозможность их взыскания). В противном случае неустойка по умолчанию считается зачетной, если в законе нет иных указаний (п. 60 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, далее — ППВС № 7).
  • Внесение условия о возмещении стороной только реального ущерба вследствие нарушения обязательства (т. е. ограничение размера убытков по составу).
  • Внесение условия о предельном размере суммы убытков к возмещению.
  • Лимитирование суммы процентов по ст. 395 ГК РФ.

Как ограничить сумму процентов по ст. 395 ГК РФ

При несоответствующем исполнении денежного обязательства со стороны могут быть взысканы проценты за использование чужих денежных средств независимо от того, указана ли такая мера ответственности в договоре (ст. 395 ГК РФ).

Стороны могут договориться об иной ставке процентов по сравнению с установленной законом. Также они могут ограничить их сумму, подлежащую в итоге взысканию.

В отношении квалификации ограничения размера неустойки одновременно как ограничения всей ответственности за нарушение обязательства у судов сложились 2 противоположные точки зрения:

  • Такое ограничение распространяется и на сумму процентов. Учитывая то, что начисление процентов по ст. 395 ГК РФ и неустойки — это разные меры ответственности за нарушение обязательства, суд может отказать во взыскании процентов с должника за период просрочки, не покрытой неустойкой, если ее размер достиг максимального предела, установленного договором. В противном случае было бы нарушено условие договора об ограничении суммы ответственности (постановление 7-го ААС от 28.04.2015 по делу № А27-24557/2014).
  • Возможность взыскания процентов за период, не покрытый неустойкой, сохраняется (например, определение ВАС РФ от 23.06.2014 № ВАС-7195/14).

ВАЖНО! Если договором предусмотрена зачетная неустойка, то проценты по ст. 395 ГК РФ не начисляются (п. 42 ППВС № 7). В остальных случаях стороны могут согласовать возможность параллельного взыскания и неустойки, и процентов (п. 4 ст. 395 ГК РФ). Это положение надлежит сформулировать в договоре таким образом, чтоб из него однозначно следовала возможность применения обоих видов санкций за один и тот же период просрочки (см. постановление 3-го ААС от 26.05.2016 по делу № А33-26681/2015).

Итак, размер ответственности сторон может быть ограничен нормами законодательства или соглашением между ними. При этом положения договора об ограничении ответственности не должны вступать в противоречие с установленными законом соответствующими лимитами при наличии таковых.

С соблюдением указанных выше правил могут ограничиваться такие меры ответственности, как:

  • объем неустойки;
  • размер процентов за использование чужих денежных средств;
  • состав и сумма убытков и т. д.

Виды обязательств

Все обязательства могут быть классифицированы по различным критериям, имеющим как нормообразующее, так и практическое значение. Уяснение такого лишь внешне теоретического вопроса позволит в будущем профессионально квалифицировать любое обязательство и правильно разрешить возникший из него спор.

Юридическое содержание обязательств составляют права и обязанности сторон. Первоначальная классификация обязательств основана на специфике долга, возложенного на должника. При этом различаются обязательства с положительным содержанием — в которых на должнике лежит обязанность совершить активные действия, и обязательства с отрицательным содержанием, если на должника возложена пассивная обязанность несовершения определенных действий.

В зависимости от характера распределения прав и обязанностей сторон обязательства делятся на следующие виды.

1. Односторонние (односторонне-обязывающие) — в таких обязательствах у одной стороны имеются лишь права, а другая наделена лишь обязанностями. Например, из договора займа возникает обязательство, содержание которого ограничено обязанностью заемщика возвратить полученные родовые вещи (деньги) займодавцу (ст. 807 ГК). Этой обязанности корреспондирует право займодавца потребовать возврата вещей (денег). У займодавца обязанности перед заемщиком отсутствуют. Таковы некоторые иные договорные и все внедоговорные обязательства. Например, в деликтном обязательстве (глава 59 ГК) лишь на причинителя вреда возлагаются обязанности, а потерпевший обладает только правами. То же можно сказать об обязательствах из неосновательного обогащения (глава 60 ГК), в которых лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение) (п. 1 ст. 1102 ГК).

Если в договоре, на основании которого возникло одностороннее обязательство, содержатся условия об обязанностях управомоченной стороны, то при непротиворечии таких условий требованиям правовых актов договор следует квалифицировать как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК). А по содержанию обязанностей можно будет определить вид обязательства, которое также возникло для сторон на основании одного договора.

2. Взаимные (двусторонне-обязывающие) — в таких обязательствах у одной стороны имеются права и обязанности, корреспондирующие обязанностям и правам другой стороны. Нормативным выражением данного вида обязательств является п. 2 ст. 308 ГК, в соответствии с которым, если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

Указанная норма реализуется как в простейшей ситуации, когда стороны максимально подробно изложили в договоре свои права и обязанности, так и в случае закрепления сторонами обязанностей, когда корреспондирующие права подразумеваются. В обеих ситуациях кредитор вправе понудить должника к исполнению обязанности в натуре. Наибольшую практическую сложность представляет случай, в котором стороны закрепили в договоре право кредитора, не изложив соответствующей обязанности.

Именно на основании п. 2 ст. 308 ГК следует в данном случае говорить о наличии обязанности должника, корреспондирующей праву кредитора. Например, договор постоянной ренты является бессрочным, но бесконечно длящихся обязательств быть не может. Потому законодатель в императивной норме п. 1 ст. 592 ГК закрепил право плательщика ренты на ее выкуп. Соответственно получатель ренты (независимо от наличия обязанности в договоре или законе) обязан принять такой выкуп при соблюдении плательщиком ренты ряда условий, содержащихся в ст. 592 ГК. Либо в договоре аренды стороны предусмотрели сумму ежемесячной арендной платы, начисляемой за пользование арендованным имуществом, предоставив арендатору право вносить такую плату не реже чем один раз в три месяца. В этом случае надлежащим исполнением, отказаться от принятия которого арендодатель не вправе, будет считаться внесение арендной платы как равномерными суммами за соответствующий период пользования имуществом, так и единовременно — в любой день в течение трехмесячного периода.

Большая часть договорных обязательств относится ко второму виду. Например, по возникающему из договора комиссии обязательству комиссионер обязан по поручению комитента совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п. 1 ст. 990 ГК), имея право потребовать выплаты вознаграждения и расходов на совершение сделок (п. 1 ст. 990 и п. 1 ст. 991 ГК). Этим правам и обязанностям корреспондирует право комитента потребовать от комиссионера исполнения поручения и обязанность уплатить вознаграждение за оказанные услуги и возместить понесенные комиссионером расходы.

В зависимости от источника возникновения выделяются следующие виды обязательств.

1. Договорные — возникающие на основании различных гражданско-правовых договоров. Характер источника возникновения в данном случае характеризует и содержание обязательства, которое в первую очередь будет определяться согласованными сторонами условиями.

2. Внедоговорные, возникающие из фактов причинения вреда, неосновательного обогащения, публичного обещания награды, публичного конкурса, действий в чужом интересе без поручения. В отличие от обязательств первой группы содержание внедоговорных обязательств всецело определяется нормами закона.

Эта классификация позволяет разграничить не только основания возникновения обязательств, но и последствия их нарушения. Основной вывод заключается в том, что внедоговорное обязательство возникает лишь при отсутствии лежащего в основании обязательства договора. Этот вывод важен в условиях недопустимости конкуренции исков. Соответственно при нарушении условий заключенного сторонами договора возможно заявление иска, основанного на договорно-правовом требовании.

Наибольшее распространение в учебной и научной литературе получила классификация обязательств, разработанная на основе использования комбинированного критерия, сочетающего экономические и юридические признаки. В соответствии с названным критерием выделены обязательства: по возмездной реализации имущества, по возмездной передаче имущества в пользование, по безвозмездной передаче имущества в собственность или в пользование; по производству работ, оказанию услуг, по перевозкам, по кредиту и расчетам, по страхованию, по совместной деятельности; возникающие из односторонних правомерных действий.

По степени определенности предмета исполнения обязательства можно подразделить на имеющие один предмет исполнения, альтернативные и факультативные предметы.

Юридическое значение придается также делению обязательств на основные и дополнительные (акцессорные). Последние не могут существовать самостоятельно, в отрыве от основных, и следуют судьбе основных. Потому прекращение основного обязательства (полное или частичное) прекращает в соответствующей части дополнительное обязательство. В качестве примера можно привести кредитное (основное) обязательство, обеспеченное обязательством поручительства (дополнительным). Частичное исполнение основного обязательства прекращает в соответствующей части дополнительное. Признание недействительным основного обязательства влечет недействительность и обеспечительного (дополнительного). Но обратная зависимость исключена.

По юридическому значению личности сторон в обязательстве различаются:

1. Обязательства, в которых личность сторон не имеет существенного значения. Таких обязательств большинство. В них возможна перемена лиц — как в порядке общего (универсального), так и частного (сингулярного) правопреемства. Как правило, безосновательный отказ от таких обязательств не допускается; смерть должника или кредитора не прекращает их. Таковы, например, обязательства, вытекающие из договоров купли-продажи, аренды, подряда, комиссии.

2. Обязательства, личность одной или обеих сторон в которых имеет существенное значение. В данную группу входят фидуциарные (лично-доверительные) обязательства (например, поручения), обязательства из договоров авторского заказа и т.п. В таких обязательствах исключено правопреемство в отношении прав и обязанностей той стороны, личность которой имеет существенное значение. Например, поверенный обязан лично исполнить данное ему поручение (ст. 974 ГК), кроме допустимых случаев передачи исполнения поручения другому лицу — заместителю в порядке передоверия (п. 1 ст. 976, ст. 187 ГК). При этом доверителю предоставлено право отвести заместителя, избранного поверенным (п. 2 ст. 976 ГК). Каждой стороне такого обязательства предоставлено право в любое время отказаться от него. Например, в соответствии с п. 2 ст. 977 ГК доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время; соглашение об отказе от этого права ничтожно. Правовым последствием такого отказа является прекращение соответствующего обязательства. Кроме того, рассматриваемая группа обязательств прекращается смертью гражданина, личность которого имеет существенное значение (ст. 418 ГК).

ГП ч2. 15-16г(1) / статьи Обязательства / Обязательство воздерживаться от совершения какого

Обязательство воздерживаться от совершения какого-либо действия

Обычно должник представляется выполняющим скорее активную, чем пассивную роль, поскольку, как правило, он обязан совершить в пользу кредитора определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги. Эти знакомые всем примеры, кочующие почти без изменений из кодекса в кодекс (ГК 1922 г., 1964 г., 1994 г.), в настоящее время содержатся в ст.307 Гражданского кодекса РФ. Однако указанная статья не ограничивает функцию должника лишь положительным поведением. Еще в Древнем Риме у истоков гражданского права — в определение обязательства всегда добавлялось указание на возможность возложить на должника обязанность воздерживаться от совершения определенного действия*(1).

То обстоятельство, что роль должника представляется сугубо активной, является отражением реального положения вещей. Действительно, в жизни количество отрицательных обязательств ничтожно мало по сравнению с количеством обязательств, по которым обещано положительное действие. Их регулирование, по большому счету, не выходит за рамки общей части обязательственного права. Если обратиться к так называемым поименованным договорам (соответствующие нормы содержатся во второй части ГК РФ и в некоторых других законах. Например, авторский договор урегулирован законом «Об авторском праве и смежных правах») и к внедоговорным обязательствам, то нетрудно заметить, что все это — обязательства о совершении определенных действий.

Некоторые российские цивилисты рассматривают отрицательное обязательство лишь как «придаток» положительного. О.С.Иоффе пишет по этому поводу следующее: «Юридическим объектом обязательства, как и всякого иного гражданского правоотношения, признается определенное поведение обязанного лица. Но, в отличие от многих других правоотношений, на первый план здесь выступают положительные действия, а чисто негативное поведение (воздержание от совершения каких-либо действий) может явиться лишь дополнением или следствием выполняемой должником активной функции»*(2). С данным утверждением трудно согласиться. Конечно, в большей части тех немногочисленных случаев, когда на практике встречается отрицательное обязательство, оно дополняет положительное обязательство. Так, продавец-экспортер обязуется перед покупателем-импортером не поставлять аналогичные товары другим покупателям, действующим на территории деятельности первого покупателя. Здесь налицо зависимость отрицательного обязательства от положительного (обязательства поставить товар). Однако возможны также обязательства, в которых должник обещает исключительно отрицательное поведение. Например, предприниматели договариваются о разделе рынка (т. е. каждый участник договора обязуется не совершать каких-либо действий: не продавать определенные товары на оговоренной территории и т.п.) в тех пределах, в которых это допускается антимонопольным законодательством.

B.С.Толстой не отводит отрицательному обязательству даже роли дополнения, следствия: он вообще не признает его существования. Ученый определяет обязательство как правоотношение, содержание которого составляют одна или несколько обязанностей (с корреспондирующими им правомочиями) совершить положительное действие. Автор данного определения, безусловно, прекрасно знал о его несогласованности с действовавшим тогда законом, поэтому необходимо остановиться на теоретических доводах, служащих основой для такой трактовки обязательства. По мнению B.С.Толстого, в тех случаях, когда в обязательстве на должника возлагается отрицательная обязанность, на самом деле речь идет о положительном действии, поскольку обязательство — это комплексное правоотношение, т.е. обязательство характеризуется не простейшим сочетанием правомочия с обязанностью, а наличием нескольких правомочий и обязанностей как на стороне кредитора, так и на стороне должника. Обязанность должника воздерживаться от неких действий необходимо рассматривать в совокупности с другими его обязанностями, из чего следует, что обязательство с отрицательным содержанием есть на самом деле положительное обязательство, поэтому в таких случаях форма выражения обязательства не соответствует его действительному смыслу*(3). B.С.Толстой в качестве доказательства рассматривает постановочный договор, в соответствии с которым автор, в частности, обязуется без согласия театра не разрешать публичное исполнение своего произведения иному театру того же города. Налицо отрицательное обязательство. Однако, по мнению ученого, достаточно сказать о праве театра (т.е. о том, что автор только театру предоставляет право на использование его произведения), чтобы та же обязанность автора приобрела положительное содержание.

Рассуждения B.С.Толстого представляются спорными. Изменение формулировки обязанности должника с отрицательной на положительную не повлияет на сущность его должного поведения. Именно предложенный B.С.Толстым вариант скрывает действительный смысл, истинное содержание обязательства. Ведь заявление о том, что автор только театру предоставляет право на использование его произведения, не отменяет объективно возникшую на стороне автора обязанность отрицательного содержания: он должен воздерживаться от предоставления другим театрам аналогичного права на свое произведение.

Итак, содержанием отрицательного обязательства является воздержание от совершения определенного действия. Здесь необходимо рассмотреть два вопроса, касающихся характера такого обязательства: в чем заключается имущественный характер отрицательного обязательства и возможно ли существование отрицательного обязательства неимущественного характера?

Ответ на первый вопрос осложняется, на первый взгляд, тем, что воздержание от действия само по себе не имеет непосредственной связи с материальным благом, т.е. последнее не является материальным объектом данного правоотношения. Этим оно отличается от положительных обязательств, при которых, как правило, само действие непосредственно связано с материальным благом (передача, создание, преобразование, перемещение вещей), т.е. оно (благо) является материальным объектом правоотношения.

По мнению М.М.Агаркова, отрицательное обязательство имеет имущественный характер, если воздержание от действия направлено на большую эффективность, большее удобство использования какой-либо вещи либо на создание возможности пользования вещью*(4). В настоящее время очевидна узость данного определения, так как рассматриваемые обязательства с точки зрения доставляемых ими материальных благ М.М.Агарков сводит только к индивидуально-определенным вещам и лишь в части их использования. Можно предположить, что посредством отрицательного обязательства возможно предоставление иных благ помимо вещей. Кроме того, пользование вещью — не единственный вариант блага, предоставление которого связано с вещью.

Нижеследующие примеры указывают на необходимость расширить рамки, заданные М.М.Агарковым. Рассмотрим недавно упомянутый пример с договором между предпринимателями о разделе рынка. Имущественное благо может заключаться в дополнительной прибыли, которую получат предприниматели в результате упорядочения рынка. Аналогичное благо получит пользователь по обязательству, которое может взять на себя правообладатель по договору коммерческой концессии, заключающемуся в воздержании последнего от предоставления другим лицам комплексов исключительных прав, уже переданных пользователю, для их использования на закрепленной за последним территории либо в воздержании от собственной аналогичной деятельности на этой территории (абз.2 п.1 ст.1033 ГК РФ). То же можно сказать об обязательстве автора книги не заключать авторские договоры с другими книгоиздателями. В абзаце 6 ст.1032 ГК РФ указывается на обязанность пользователя не разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию. Здесь вообще фигурирует нематериальный объект (информация). Но в результате воздержания должника (пользователя) от указанных действий кредитор (правообладатель) получает материальное благо, которое заключается в предохранении имущественной сферы последнего от возможных убытков вследствие разглашения информации третьим лицам.

Из этих примеров можно сделать два вывода. Во-первых, имущественный характер отрицательных обязательств в реальности шире, чем указал М.М.Агарков. Во-вторых, имущественное благо в отрицательных обязательствах доставляется не непосредственно (как в положительных обязательствах), а опосредованно, косвенным образом.

Второй вопрос (о допустимости отрицательного обязательства неимущественного характера) является частью более общей проблемы — допустимости обязательств с нематериальным интересом вообще. Эта тема в данной статье не рассматривается, однако хочется сказать, что автор присоединяется к тем, кто выступает за допустимость такого рода обязательств*(5). Попутно отметим непоследовательность позиции М.М.Агаркова по указанному вопросу. Высказавшись против допустимости подобных обязательств*(6), в дальнейшем изложении он приводит пример возможного обязательства, содержанием которого является воздержание от совершения тех или иных действий: по договору найма наниматель договаривается с наймодателем о том, что последний после пяти часов вечера не будет заниматься музыкой*(7). Что это, как не обязательство с нематериальным интересом? Пусть оно является придатком имущественного обязательства, но это не меняет его природу. Очевидно, что, отказываясь согласиться с существованием нематериального обязательства, М.М.Агарков занимает противоречивую позицию, признавая его силу в составе имущественного обязательства. Понятно, что, поддерживая допустимость нематериальных обязательств, никто, в том числе и автор настоящей статьи, не призывает признавать юридическую силу за обязательствами, покоящимися исключительно на нравственных началах (хрестоматийные примеры с обещаниями пойти на танцы, бросить курить и т.п.) и не относящимися к области юридических отношений.

Бывает — и это, видимо, свойственно именно отрицательным обязательствам, что из них прямо не усматривается их характер (имущественный или неимущественный). Например, кто-либо обязуется перед кем-то не продавать свою вещь третьему лицу. Для признания действительным такого рода обязательства кредитору необходимо будет доказать объективно значимый интерес. Повторим, что неимущественный интерес должен признаваться наравне с имущественным, и можно лишь согласиться с И.Б.Новицким, утверждавшим, что «содержанием обязательства может быть право требовать совершения всякого вообще правомерного, имеющего серьезный характер, нуждающегося в защите и заслуживающего защиты действия лица (положительного или отрицательного)»*(8).

Отрицательное обязательство необходимо отличать от схожих по внешнему проявлению правовых явлений. Например, вследствие заключенного договора аренды земли на стороне арендодателя возникает в том числе отрицательное обязательство не препятствовать арендатору пользоваться арендованным участком. В следующем же примере такого обязательства нет: собственник земли разрешает соседу проложить через свой участок водопровод или иным ограниченным образом пользоваться своей территорией, т.е. речь идет об установлении сервитута. В обоих случаях арендодатель и собственник участка должны воздерживаться от создания помех при осуществлении права пользования соответственно арендатором и соседом. Несмотря на внешнюю схожесть обстоятельств разница очевидна: в первом случае данная обязанность зиждется на обязательстве (договоре) (к тому же она является побочной), а во втором — возникает в силу вещного права (здесь она главная и единственная). Даже если сервитут был установлен на основании договора между владельцами соседних участков, возникшее правоотношение будет вещным, так как договор является только основанием установления сервитута*(9).

Заслуживает внимания вопрос о различии между отрицательным обязательством и отказом от субъективного гражданского права. Когда продавец возлагает на себя обязанность перед покупателем не продавать аналогичные товары другим покупателям, он, конечно же, не отказывается от какого-либо субъективного права, потому что отказаться можно только от наличного, существующего права. В подобных примерах вопрос может встать только об отказе от правоспособности (об этом см. далее). Однако возможен вариант, при котором субъект соответствующего права принимает на себя обязательство не осуществлять свое право. Данное обязательство может граничить с отказом от права, и тогда, в зависимости от ситуации, это либо действительно отказ от права, либо отрицательное обязательство. Так, наймодатель может договориться с нанимателем о том, что последний некоторое время не будет пользоваться нанятой квартирой, хотя он на это имеет право в силу договора найма. В этом примере налицо отрицательное обязательство арендатора, по которому он обязуется не осуществлять свое право. Но если арендатор возьмет на себя обязательство не пользоваться квартирой весь срок, установленный ранее заключенным договором, то эту сделку надо рассматривать как отказ от права.

Практические последствия указанного различия проявляются хотя бы в том, что лицо, отказавшееся, например, от права аренды, но пытающееся воспользоваться им снова, будет действовать не на основе этого права, а значит, нарушит абсолютное право собственности арендодателя. Если же арендатор нарушает обязательство не проживать некоторое время в нанятой квартире, то это есть нарушение только отрицательного обязательства, так как арендатор по-прежнему остается участником арендного договора.

Отрицательные обязательства являются разновидностью обязательств вообще, поэтому к ним в полной мере применяются положения Общей части обязательственного права ГК РФ (раздел III). Все же, учитывая характер отрицательного обязательства, применение некоторых норм указанного раздела невозможно, а некоторые должны применятся mutatis mutandis.

Отрицательное обязательство всегда является неделимым. Отсюда вытекает невозможность возникновения долевой множественности лиц как на стороне должника, так и на стороне кредитора. С обеих сторон может возникнуть только солидарная множественность лиц. Неделимость отрицательного обязательства ведет к неприменимости, например, ст.311 ГК РФ, которая относится к делимым обязательствам. Неделимость порождает невозможность частичного перевода долга на нового должника. Должник может перевести только обязательство в целом.

Некоторый интерес представляет вопрос о применимости к отрицательным обязательствам правил о просрочке. И.Н.Трепицын полагал, что правила о просрочке совершенно неприменимы к отрицательным обязательствам*(10). С данным мнением трудно согласиться. Просрочка, как известно, — это неисполнение обязательства в надлежащий срок. Почему И.Н.Трепицын связывает неисполнение только с неисполнением положительного обязательства, остается неясным, так как его позиция не подкреплена какими-либо аргументами. Представляется, что не исполнить в срок можно как положительное, так и отрицательное обязательство. Только в случае с неисполнением отрицательного обязательства просрочка будет выражаться в запоздалом начале воздержания от совершения каких-либо действий. Вполне применимы поэтому нормы о последствиях просрочки исполнения обязательств, в том числе о перенесении риска случайной невозможности исполнения.

Существо отрицательного обязательства не позволяет требовать от неисправного должника исполнения обязательства в натуре (реального исполнения). Если должника нельзя заставить исполнить в натуре обязательство, относящееся к категории обязательств о совершении определенного действия (obligationes ad faciendum), то тем более невынуждаемость присуща отрицательному обязательству. Даже в тех случаях, когда теоретически можно представить принуждение должника в последнего рода обязательствах, оно недопустимо, так как ведет к совершенно неприемлемому воздействию на личность.

Надо упомянуть и ст.397 ГК РФ, в силу которой в качестве меры для получения реального исполнения кредитору предоставляется право поручить выполнение обязательства третьим лицам и возложить расходы и другие убытки на должника. Здесь имеются в виду только положительные обязательства, что совершенно четко просматривается из содержания статьи. Данный способ защиты также относится к институту исполнения в натуре: его использование приводит к получению кредитором того, на что он вправе был рассчитывать по обязательству, и достигается это посредством привлечения к исполнению третьих лиц, если обещанное действие может быть исполнено вместо должника иным лицом. Применительно к отрицательным обязательствам эта мера не может быть реализована. Даже если не принимать во внимание указанную статью, трудно вообразить случай отрицательного обязательства, где обещанное бездействие может быть исполнено вместо должника иным лицом.

Сейчас вновь приобретает актуальность вопрос о допустимых пределах при возложении на должника отрицательного обязательства. Проблема заключается в том, что в определенных случаях возложение отрицательного обязательства будет квалифицироваться как отказ должника от правоспособности (или ее ограничение), а такая сделка является ничтожной в силу п.3 ст.22 ГК РФ*(11). Названная проблема будет чаще всего возникать при сделках с предприятиями как имущественными комплексами. При продаже предприятия покупатель может потребовать от продавца принять на себя обязательство не конкурировать с ним*(12). Чтобы правопорядок не квалифицировал отрицательное обязательство такого рода как отказ от правоспособности (который может повлечь недействительность сделки с предприятием в части отказа от правоспособности), необходимо установить четкие границы этого обязательства. Оно не должно иметь абстрактного характера, т.е. заключаться в воздержании от предпринимательства в данной сфере вообще. Продавец может отказаться от конкуренции на рынке данных товаров, на территории, входящей в сферу деятельности предприятия, на относительно непродолжительный срок, достаточный для того, чтобы новый владелец освоился на новом рынке*(13).

В то же время можно предположить, что даже такое — весьма конкретное — обязательство продавца предприятия воздерживаться от конкуренции может рассматриваться как ограничение правоспособности, которое не допускается п.3 ст.22 ГК РФ. В литературе всегда подчеркивалось, что гражданин вправе распоряжаться отдельными, главным образом имущественными, субъективными правами, возникшими на основе правоспособности (в том числе отказываться от них), но не самой способностью быть носителем этих прав*(14). Обязательство воздерживаться от конкуренции даже на рынке определенных товаров, только на данной территории и на конкретный непродолжительный срок — все равно есть ограничение способности быть носителем субъективных гражданских прав в указанных пределах. Если занять данную позицию, то позволительно отметить некоторую противоречивость рассуждений С.Н.Ландкофа, содержащихся в комментарии к ст.10 Гражданского кодекса 1922 г.*(15) С.Н.Ландкоф не считал ограничением правоспособности, в частности, обязательство лица, занимающегося поставками для одного предприятия, не заниматься поставками для других конкурирующих предприятий. Но далее он предлагает классификацию сделок, влекущих ограничение правоспособности или дееспособности, которые при определенных условиях могут быть из-за этого признаны недействительными, при этом a contrario можно сделать вывод о допустимости такого рода сделок, когда они не подпадают под указанную классификацию. Например, по мнению С.Н.Ландкофа, только тогда может быть признана недействительной сделка, клонящаяся к ограничению правоспособности и дееспособности, если «самоограничение в какой-либо категории прав не связано ни с какими выгодами для обязавшегося»*(16). Таким образом, «самоограничение» (т.е. все-таки ограничение правоспособности), сопровождающееся выгодами для обязавшегося, действительно.

Если признать правильным рассмотрение подобного рода отрицательных обязательств как ограничивающих правоспособность должника, необходимо признать, что в намерение законодателя не входило отказывать в силе сделкам, являющимся их источником, но, конечно, при соблюдении известных ограничений.

Ф.О.Богатырев,

Аспирант Института законодательства

и сравнительного правоведения

«Законодательство», N 5, май 2001 г.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) См.: Барон Ю. Система римского гражданского права: 3-е изд. Вып.3. Кн.IV. Спб., 1910. С.2. Из новейшей литературы по римскому праву приведем мнение Д.В.Дождева, который пишет, что «facere» из известной триады dare-facere-preastare может иметь также форму «non facere», т.е. относиться не только к совершению определенных действий, но и к воздержанию от действий (Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1997. С.436)

*(2) Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С.13-14.

*(3) Толстой B.С. Понятие обязательства по советскому гражданскому праву // Учен. зап. ВЮЗИ. М., 1971. С.117.

*(4) Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С.41.

*(5) См., напр.: Рясенцев В.А. Неимущественный интерес в советском гражданском праве//Учен. зап. МЮИ. М., 1939. Вып.1.

*(6) Агарков М.М. Указ. соч. С.34-40.

*(7) Там же. С.41.

*(8) Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С.59.

*(9) В теории гражданского права проводится деление сервитутов с точки зрения их содержания на положительные и отрицательные, различие между которыми заключается в том, что первые позволяют их субъекту оказывать физическое воздействие на служащую недвижимость, а вторые состоят в праве воспрещать собственнику служащей недвижимости совершать определенные действия в отношении ее (см., напр.: Копылов А.В. Вещные права на землю. М., 2000 С.27-28; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Вотчинные права, 4-е изд. Спб., 1892. С.444). На практике различие между отрицательным обязательством (имеется в виду обязательство с исключительно отрицательным содержанием) и отрицательным сервитутом может быть трудноуловимым, несмотря на различие в правовой природе (обязательственное и вещное право). Для правильной юридической квалификации конкретного случая потребуется оценка всех обстоятельств, в том числе должно быть обращено внимание на такой формальный признак, как государственная регистрация, наличие которой будет свидетельствовать о том, что это именно отрицательный сервитут. Кстати, так называемый отрицательный сервитут не совсем подходит под общее определение сервитута как права ограниченного пользования чужой недвижимостью, так как, строго говоря, отрицательный сервитут не дает пользования в отличие от положительного. К.Анненков вслед за Ю.Бароном при формулировании общего понятия сервитута указывал помимо прочего на возможность в силу сервитута устранять собственника служащей недвижимости от пользования (Система русского гражданского права. Т.II. 2-е изд. Спб., 1900. С.395).

*(10) Трепицын И.Н. Общая часть обязательственного права. Варшава, 1914. С.39.

*(11) Норма о недопустимости отказа или ограничения правоспособности (и дееспособности) в нашей стране традиционно располагается среди норм, посвященных гражданам (см. также ст.12 Гражданского кодекса 1964 г.), что отнюдь не означает невозможности применения этого правила по аналогии к юридическим лицам, поскольку правоспособность, как известно, присуща любому лицу.

*(12) Мы не касаемся антимонопольного законодательства, хотя вопрос может возникнуть и в этой части.

*(13) См. об этом также: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие. Л., 1924 С.38.

Лимит ответственности по ОСАГО

Лимит создан для того, чтоб уменьшить нагрузку на суды, когда страховщик занижает сумму выплат. Также он создан для пресечения злоупотреблений со стороны клиентов. Чтоб минимизировать количество взаимных претензий, и стандартизировать работу СК, были созданы страховые лимиты.

Они рассчитывались, исходя из статистических данных о ремонте автомобилей после ДТП, общего их количества и стоимости покупки новых деталей, ориентируясь на курс рубля. Именно 400 тысяч рублей, по мнению правительства, – сумма, достаточная для покрытия расходов на ремонт и покупку новых деталей, а также на лечение в случае ущерба здоровью.

Если автомобиль дорогой и повреждения серьёзные, то этого лимита не хватает. Но ущерб от подавляющего числа ДТП вполне вписывается в этот лимит, тем более что ДТП с серьёзными последствиями случаются достаточно редко и попадают в сводки новостей.

Также этот лимит даёт возможность страховым компаниям не разориться, и оказывать населению свои услуги на прозрачных условиях. Ведь на самом деле, если страховые взносы водителей в сумме не всегда покрывают ущерб от аварий на дорогах. И попасть в эту самую аварию может даже самый аккуратный водитель. Никто от этого не застрахован.

Максимальный размер страховой выплаты по ОСАГО

Размеры выплат и механизм действия полисов ОСАГО указан в Федеральном Законе под номером 40. В 7-й статье указана страховая сумма. В 8-й статье оговорено регулирование страховых тарифов.

В десятой статье указаны сроки действия страхового полиса. В 14-й статье рассказано про право регрессивного требования. Это значит, что страховщик может не выплачивать полностью или частично выплату, если водитель был пьян или под действием наркотиков, ездил без прав, совершил аварию намеренно, уехал с места ДТП, не провёл надлежащую экспертизу ТС страховым экспертом в течении пятнадцати дней, предоставил недостоверные сведения или имел просроченный полис на момент ДТП.

В статьях под номерами 18, 19 и 20 рассказано про компенсационные выплаты. На территории России иностранцы имеют такое же право на получение компенсации, как и российские граждане.

Справка: если в ДТП пострадало несколько автомобилей, и стоимость ущерба, причинённая каждому из них больше 400 000 рублей, то страховая компания обязана возместить ущерб им всем.

Посмотрите видео о том, какой лимит ответственности по ОСАГО

Различие лимитных выплат 2017 и предыдущих лет

С того самого момента, когда появилось ОСАГО в 2003 году, страховые лимиты становятся всё больше и больше. Это связано с тем, что очень часто автомобилисты, недовольные предлагаемой суммой возмещения ущерба, обращаются в суды. Плюс происходит инфляция рубля, что влечёт за собой подорожание автозапчастей и услуг ремонта.

Особенно это было заметно в 2014 году, когда национальная валюта России обесценилась в 2 раза. Сравнение лимитов до и после можно увидеть в данной таблице:

Страховой случай До 10.2014 С 10.2014 по 31.03.2015 С 01.04.2015 по Н. В.
Смерть или тяжкие телесные повреждения < 160 т. р. < 160 т. р. < 500 т. р.
Ущерб автомобилям нескольких пострадавших < 160 т. р. < 400 т. р. < 400 т. р.
Ущерб автомобилю одного пострадавшего < 120 т. р. < 400 т. р. < 400 т. р.

Как можно увидеть из таблицы, максимальные выплаты по ОСАГО стали более адекватные, даже с учётом падения национальной валюты. Тем не менее, достаточно часто возникают серьёзные ДТП, влекущие за собой полное разрушение ТС, и максимальной компенсации бывает недостаточно. Нижний лимит страховых выплат не установлен.

В этой таблице можно увидеть, какие законы определят максимальную выплату в каждом конкретном случае:

Страховой случай Получатели денежной компенсации Законодательные акты Лимит страховой выплаты
Ущерб имуществу, нанесённый потерпевшей стороне в ДТП Один или несколько потерпевших ФЗ №223, с дополнением к подпункту «б» ст.7 ФЗ №40 400 тыс. руб.
Восстановление повреждений автомобиля, полученных в результате ДТП Владелец повреждённого автомобиля ФЗ №40 50 тыс. руб.
Материальная компенсация за погибших в ДТП лиц Ближайшие родственники погибшего ФЗ №40 475 тыс. руб.+25 тыс. руб. на похороны
Возмещение ущерба без вызова ГИБДД (составить европротокол) Только одному пострадавшему (если больше одного, то европротокол недопустим) ФЗ №40 50 тыс. руб.

Также у страховой компании есть возможность установить свои лимиты самостоятельно. Но они ни в коем случае не могут быть ниже, чем прописано в законодательстве.

Если сумма ущерба превысила лимит ответственности страховщика

Ни для кого не секрет, что страховщики, чтоб платить меньше страховок и повышать свои собственные доходы, часто занижают сумму ущерба. Оценивать ущерб должны сторонние независимые эксперты. Но нет такого закона, которые запрещает страховым компаниям оценивать ущерб собственными силами.

Практически все компании вносят этот нюанс в договор. Если эксперты Вашей СК занизили сумму компенсации, и очевидно, что этого будет явно недостаточно для восстановления авто, то не нужно подписывать их заключение, и соглашаться на предложенную сумму.

Всегда есть возможность вызвать независимого эксперта, который оценить ущерб гораздо адекватней. Для этого нужно не ремонтировать автомобиль после ДТП и предоставить ему качественные фото- и видеоматериалы с места ДТП. После этого можно с этим заключением обжаловать решение страховщика.

Компания обязана рассмотреть это заявление не позже, чем через 5 дней, после чего она должна согласиться с этим, либо аргументированно отказать. В случае отказа уже можно обращаться в суд.

Важно: если виновник не Вы, то за повреждения значительно выше страховочного лимита недостающую сумму можно выбить из виновника ДТП. Он заплатит Вам сумму, которая выше лимита страховки.

Если его финансовое состояние не позволяет выплатить эту сумму немедленно, то можно с ним подписать мировое соглашение, что он будет выплачивать эту сумму постепенно. Если же виновник отказывается признавать свою вину, то придётся подавать судебный иск, что повлечёт за собой большие издержки.

Вывод

Максимальный размер страховки выплачивают только в том случае, если ДТП очень серьёзное и автомобиль стоит значительно дороже 400 000 рублей. В реальности основная часть страховых выплат варьируются в районе нескольких тысяч или нескольких десятков тысяч рублей. При более мелких ДТП владельцы вообще договариваются о возмещении убытков напрямую, чтоб не портить свой коэффициент бонус-малус.

В любом случае, если страховая компания не хочет возмещать ущерб в полном объёме, то всегда можно вызвать независимых экспертов. Конечно, за услуги экспертов придётся заплатить, зато это с лихвой окупится. После чего можно будет оформить письменную претензию в СК, которую помогут сделать те же независимые эксперты.

Если страховщик не хочет в досудебном порядке решать проблему с полной компенсацией ущерба, то можно обратиться в суд. Шанс выиграть подобное дело довольно высок, если найти компетентного адвоката.

И все же, старайтесь не превышать скорость и соблюдать ПДД. Потому что срок службы отремонтированного автомобиля, однажды побывавшего в ДТП, сокращается в несколько раз. При аварии нарушается геометрия кузова, и детали изнашиваются в несколько раз быстрее. Будьте внимательны на дорогах!

От чего зависит величина ЛО?

В случае с ОСАГО максимальная страховая выплата (размер возмещения) установлена на законодательном уровне в 2018 году составляет 400 000 рублей при нанесении урона автомобилю. Таким образом, если полученный ущерб оценивается в большую сумму, то получить компенсацию больше установленного лимита не получится. То же касается и ситуаций, когда вред причинен жизни и здоровью (лимит равен 500 000 рублей). Если лечение будет стоить дороже установленной суммы, то страхователю (пострадавшему) придется оплачивать все из личных средств или взыскивать эти деньги с виновника происшествия.

Если максимальная сумма покрытия не установлена на законодательном уровне, то ее определяет непосредственно страховщик, а регулируется она страховым договором. Следовательно, если в соглашении, подписанном обеими сторонами, стоит определенная лимитная сумма, сверх ее возмещение выплачиваться не будет. При этом страховщик имеет право увеличивать существующий лимит. Так, в 2010 году компания «Росгосстрах» удвоила лимит по страхованию ответственности судовладельцев до 50 миллионов долларов.

Применение на практике

Рассматривая правила страхования транспортных средств нужно заметить, что данное направление — добровольное, поэтому единые правила страхования отсутствуют. Каждый страховщик занимается их разработкой сам, при этом страховая компания и страхователь имеют право внести изменения, отменить отдельные пункты правил либо дополнить их (согласно части 3 статьи 943 Гражданского кодекса РФ).

Пример лимита ответственности в автостраховании

У страховой компании N лимит ответственности определяется только в части от страховой компенсации. Клиент оформил у указанной СК комплексную страховку на ТС и дополнительные комплектующие по риску «Ущерб+угон». Сумма страхового полиса — 80 000 рублей, учитывая цену машины и его доп.оборудования (антикоррозийная обработка, подкрылки, противоугонная сигнализация). Начисление и выплата страховой премии происходили с учетом общей страховой суммы. При этом в страховке указанная сумма была прописана на двух строках (первая — стоимость авто, вторая — допоборудования). Однако лимит ответственности распространился только на машину. Поэтому правила данного страховщика предписывают следующее: в случае гибели/хищения транспортного средства страхователю не положена компенсация за дополнительное оборудование.

Страхователь внимательно изучил условия и понял их суть. Затем он посетил другую СК, где договор страхования был изменен так, что ЛО страховщика увеличился до полного страхового возмещения. Таким образом, каждый раз гражданин, обращаясь в страховую организацию, должен тщательно просматривать условия соглашения и получать самые свежие сведения от представителя СК. Для любого клиента страховщик в первую очередь, это защитник его интересов, который обязуется не только консультировать по возникающим вопросам, но и сообщать информацию, соответствующую всем правилам страхования.

Насколько применим термин «лимит ответственности» к правилам страхования ТС и допустимо ли, чтобы ограничение было меньше страховой компенсации при полном уничтожении или хищении машины застрахованного авто? Согласно части 1 статьи 947 ГК РФ, страховая сумма является возмещением, в границах которого СК обязана компенсировать понесенный ущерб по договору страхования. Поэтому только страховая сумма определяет масштаб денежных обязательств страховщика при уроне в соответствии с его размером. Если нанесенный вред ниже страховой суммы, то размер компенсации рассчитывается согласно величине урона. Объем страховой суммы устанавливается по согласованию сторон. Иная позиция будет противоречить законодательству.

Таким образом, лимит ответственности страховщика представляет собой максимальную сумму покрытия, которая устанавливается на государственном уровне или непосредственно страховой организацией. Сверх установленной суммы получить возмещение нельзя, даже если полученный урон оценивается в гораздо выше. При этом страховая компания вправе самостоятельно увеличивать существующие лимиты.

Тест № 10 Вина причинителя вреда — это: A) психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к

Тест № 10

Вина причинителя вреда — это:

A) психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к своему

противоправному поведению и его результатам;

Б) действие или бездействие, нарушающее нормы закона и субъективное право

лица;

B) умаление, уничтожение субъективного гражданского права и блага;

Г) возникновение результата (следствия) непосредственно, из поведения причинителя вреда.

Тест № 11

Характерными формами гражданско-правовой ответственности являются:

неустойка; Б) убытки;

возмещение в натуре;

Г) все формы, указанные в п. «а» — «в».

Тест № 12

Во всех обязательствах снижение размера ответственности допускается:

A) если размер ответственности для данного вида обязательств определен

законом;

Б) при вине обеих сторон в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства;

B) если размер ответственности за данное нарушение указан в соглашении;

Г) если соглашение об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства заключено заранее.

Тест № 13

Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору, в котором кредитором является гражданин-потребитель, ничтожно в случае, если:

кредитор неосторожно содействовал увеличению размера убытков; Б) кредитор не принял разумных мер к уменьшению размера убытков;

размер ответственности для данного вида обязательств определен законом; Г) в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства виновны обе

стороны.

Тест № 14

Случай — это:

A) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины кого-либо из

участников обязательства;

Б) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии чьей бы то ни было вины;

B) обстоятельство, отличительные признаки которого — чрезвычайность и

непредотвратимость при данных условиях;

Г) вред, возникший вследствие умысла потерпевшего.

Непреодолимая сила — это:

A) обстоятельство, отличительные признаки которого — чрезвычайность и

непредотвратимость при данных условиях;

Б) вред, возникший вследствие умысла потерпевшего;

B) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины кого-либо из

участников обязательства;

Г) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии чьей бы, то ни было вины.

Тест № 16

Вина потерпевшего (кредитора) — это:

A) вред, возникший вследствие умысла потерпевшего;

Б) обстоятельство, отличительные признаки которого — чрезвычайность и непредотвратимость при данных условиях;

B) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии чьей бы то ни было вины;

Г) обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины кого-либо из

участников обязательства.

Тест № 17

Деликтная ответственность — это ответственность, при которой:

A) вред причиняется лицом, не состоявшим ранее в обязательственном

правоотношении с потерпевшим;

Б) причинитель вреда нарушает конкретную обязанность другого лица активного характера;

B) ответственность определяется нормами того закона, который регулирует

данное обязательственное отношение в целом;

Г) происходит все, указанное в п.

«б» и «в».

Тест № 18

Субсидиарная ответственность — это обязанность:

A) лица, несущего ответственность за основного должника,удовлетворить

требование кредитора в случае отказа основного должника от удовлетворения этого

требования;

Б) лиц, совместно причинивших вред, сообща ответить перед потерпевшим;

B) лиц, участвующих в долевом обязательстве, ответить перед кредитором в

объеме своей доли;

Г) должника, исполнившего обязательство по возмещению вреда за причинителя вреда, предъявить к последнему требование о возмещении вреда.

16.4. Размер ответственности

Наиболее характерными формами гражданско-правовой ответственности являются неустойка, убытки, возмещение в натуре.

Размер неустойки за причинение имущественного вреда либо предусмотрен в законе, либо устанавливается в договоре.

Кредитор может требовать уплаты неустойки, определенной законом, независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Неустойка, как правило, рассчитывается в денежных единицах.

Компенсация за причинение неимущественного вреда назначается судом в твердой денежной сумме. Суд учитывает заслуживающие внимание обстоятельства, влияющие на ее размер: характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда (ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ). Размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»130от 20 декабря 1994 г. № 10 (с изменениями от 15 января 1998 г. ))

При определении размера убытков учитывается: •

удовлетворено ли требование кредитора о возмещении должником добровольно или принудительно (через суд); •

какие цены существуют в месте исполнения обязательства; •

получил ли должник, нарушивший право, вследствие этого доходы.

Если требование удовлетворено добровольно, для определения размера убытков во внимание принимаются цены, существующие в день удовлетворения обязательства, если требование не удовлетворено добровольно, то суд может определить величину убытков, исходя из цен в день предъявления иска или в день вынесения решения (п. 3 ст. 393 ГК РФ). Однако иное может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Кредитор вправе требовать взыскания упущенной выгоды в размере не меньше доходов, полученных должником вследствие нарушения права.

Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суд РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 1 июля 1996 г. № 6/8 размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненного недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Стороны могут заранее предусмотреть в договоре условие о возмещении убытков в твердой сумме (если это не противоречит закону).

Если вред причинен имуществу, он может быть возмещен в натуре. Так, в деликтных обязательствах суд, присуждая возмещение вреда, обязывает предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п. (ст. 1082 ГК РФ). Возмещение вреда в натуре — неблагоприятные имущественные последствия для должника, так как он принудительно совершает эти действия за свой счет.

Во всех обязательствах снижение размера ответственности допускается: 1) при вине обеих сторон в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства; 2) если кредитор умышленно или неосторожно содействовал увеличению размера убытков либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Если обязательство нарушено по вине обеих сторон (должника и кредитора), то наступающую вследствие этого ответственность иногда называют смешанной. Смешанная ответственность нетождественна совместному причинению вреда, при которой вред причиняется несколькими лицами, но сам потерпевший не виновен.

Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору, в котором кредитором является гражданин-потребитель, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Так, в договоре бытового проката не может быть предусмотрено, что наймодатель возмещает убытки только в пределах минимального размера оплаты труда за ущерб, причиненный нанимателю переданной вещью с недостатками, поскольку п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей предусматривает, что, если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они возмещаются исполнителем в полном объеме. Ничтожным также считается заключенное заранее соглашение об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства.

Законом или договором могут быть предусмотрены: взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка); взыскание по выбору кредитора либо неустойки, либо убытков (альтернативная неустойка). В этих случаях происходит ограничение ответственности.

Суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ). К последствиям нарушения обязательства могут быть отнесены не полученные истцом имущество и денежные средства, понесенные убытки, другие имущественные и неимущественные права, на которые истец вправе рассчитывать в соответствии с законом и договором.

Согласно п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»131 от 1 июля 1996 г.

№ 6/8 при оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договора и т.п.). Явной несоразмерностью размера неустойки могут быть высокий ее процент, значительное ее превышение сумме возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательств и др. Суд может уменьшить неустойку независимо от того, заявлено ли такое ходатайство ответчиком.

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков. Например, организатор закрытого аукциона или закрытого конкурса обязан возместить приглашенным им участникам реальный ущерб независимо от того, в какой именно срок после направления извещения последовал отказ от торгов (абз. 3 п. 3 ст. 448 ГК РФ).

Увеличить размер ответственности стороны обязательства могут в случаях и в размерах, предусмотренных законом. Размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает (п. 2 ст. 332 ГК РФ). Договорная неустойка может быть увеличена дополнительным соглашением сторон. К отдельным видам обязательств законом могут устанавливаться дополнительные правила, определяющие размер ответственности.

Размер ответственности за неисполнение денежного обязательства зависит прежде всего от соотношения неустойки и убытков, причиненных кредитору неправомерным использованием его денежных средств. Если убытки равны неустойке или менее ее, то они не взыскиваются, если превышают неустойку, то возмещаются в части, превышающей неустойку.

Неустойка взимается по день уплаты денежных средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен дая начисления процентов более короткий срок. Размер неустойки определяется в процентах к сумме денежных средств исходя из существующей в месте жительства кредитора-гражданина (в месте нахождения кредитора — юридического лица) учетной ставки банковского процента при добровольном возврате на день исполнения денежного обязательства (его части), при взыскании в судебном порядке — на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором (ст. 395 ГК РФ). Проценты уплачиваются в размере единой учетной ставки Банка России по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). Если за время неисполнения денежного обязательство учетная ставка банковского процента изменялась, целесообразно отдавать предпочтение той учетной ставке банковского процента (на день предъявления иска или на день вынесения решения судом), которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение всего периода просрочки платежа (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» от 8 октября 1998 г. № 13/14).

Если денежное обязательство выражено в валюте и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, то размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. При отсутствии таких публикаций размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании предоставляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам.

Проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом. На размер ответственности за неисполнение денежного обязательства влияет также просрочка кредитора. Должник не обязан платить проценты за время просрочки кредиторами (п. 3 ст. 406 ГК РФ).

Размер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью, определяется в процентах к заработку потерпевшего до трудового увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности. Суммы возмещения вреда индексируются в связи с повышением стоимости жизни в установленном законом порядке. Размер компенсации уменьшается, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.

Малолетние до 14 лет и недееспособные лица не могут быть привлечены к ответственности за причиненный ими вред (ст. 1073, 1076 ГК РФ). Их действия не могут рассматриваться как виновные и в том случае, когда они способствовали возникновению или увеличению вреда.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, в зависимости от его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно (п. 3 ст. 1083 ГК РФ). При этом учитываются заработок, иные трудовые доходы, имеющееся имущество, состав семьи, круг лиц на иждивении, но недопустимо сопоставление имущественного положения причинителя вреда и потерпевшего.

Ограничение гражданско — правовой ответственности

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

В п. 1 коммент. ст. предусмотрены случаи, когда в порядке исключения из общего правила о возмещении убытков в полном объеме законом (но не иным правовым актом) могут вводиться ограничения размера ответственности либо по отдельным видам обязательств, либо по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности. Такие ограничения могут устанавливаться в различной форме: исключение возмещения убытков при взыскании неустойки (ст. 94 УЖТ); возмещение только реального ущерба (п. 1 ст. 693 ГК); возмещение части реального ущерба (п. 2 ст. 796 ГК); возмещение реального ущерба, но в установленных законом пределах (п. 2 ст. 777 ГК) и т. д.

Подобные ограничения размера ответственности вводятся законом, исходя из специфики отдельных видов обязательств. Так, при неисполнении ссудодателем обязанности по передаче вещи в безвозмездное пользование ссудополучатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения только реального ущерба именно потому, что предусматривалось безвозмездное пользование этой вещью, которое не предполагает извлечение прибыли.

Ограничение ответственности может предопределяться и спецификой отдельных видов деятельности. Например, ответственность по договору энергоснабжения ограничена для обеих сторон возмещением реального ущерба (п. 1 ст. 547 ГК) ввиду того, что нарушение этого договора как энергоснабжающей организацией, так и абонентом могут повлечь за собой такую упущенную выгоду, которую ни одна из сторон будет не в состоянии возместить.

2. Ограничение гражданско-правовой ответственности может быть предусмотрено не только законодательным актом, но и соглашением сторон. Вместе с тем п. 2 коммент. ст. предусматривает случай, когда не допускается ограничение гражданско-правовой ответственности соглашением сторон.

Такой запрет на ограничение гражданско-правовой ответственности установлен для договоров присоединения и иных договоров, в которых кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, в целях защиты интересов последнего как экономически более слабой стороны по договору. Установленное такими договорами ограничение ответственности ничтожно при наличии одновременно двух условий:

а) если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом;

б) если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Правила п. 2 коммент. ст. не допускают ограничение ответственности коммерческой организации как экономически более сильной стороны и не исключают соглашения сторон об ограничении ответственности гражданина-потребителя.

Прекращение обязательства есть отпадение правовой связанности его субъектов, утрачивающих вследствие этого субъективные права и обязанности, составляющие содержание обязательства. Обязательство может быть прекращено как полностью, так и в соответствующей части. Частичное прекращение возможно только в отношении делимых обязательств и выражается, как правило, в уменьшении их предмета (например, уменьшении количества передаваемого товара). Прекращение основного обязательства по общему правилу влечет прекращение и связанных с ним дополнительных (акцессорных) обязательств. В то же время прекращение дополнительного обязательства не влияет на судьбу основного. Основания прекращения обязательства. Обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом, другими законами, иными нормативными актами или договором (п. 1 ст. 407). Основание прекращения обязательств образуют правопрекращающие юридические факты, совершенные по воле человека (сделки, надлежащее исполнение, отступное, зачет, новация, прощение долга) независимо от воли сторон (совпадение должника и кредитора в одном лице, невозможность исполнения, наступление отменительного условия (п. 2 ст. 157 ГК) или срока — истечение срока действия договора — п. 3 ст. 425 ГК). Действующий ГК предоставляет сторонам также возможность своим соглашением установить иные (непоименованные в законе) основания, а равно предусмотреть специальные условия и механизм прекращения обязательств. При этом свобода сторон в формулировании таких оснований ограничивается лишь необходимостью соблюдения императивных норм законодательства. В случаях, предусмотренных законом или договором, прекращение обязательства допускается по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 407 ГК). Отдельные способы прекращения обязательств:

1. Исполнение обязательства. Исполнение — достигается та цель, ради которой обязательство было установлено с надлежащим исполнением, т.е. таким, которое соответствует условиям обязательства, требованиям закона и иных правовых актов, обычаям делового оборота и иным обычно предъявляемым требованиям.

2. Ненадлежащее исполнение не только не прекращает обязанности, но и порождает дополнительные охранительные обязательства — по возмещению убытков, уплате неустойки. Лишь после того как стороны совершат все вытекающие из обязательства действия, наступает момент, когда оно признается прекращенным. Принимая исполнение, кредитор обязан вернуть долговой документ должнику либо по требованию последнего выдать ему соответствующую расписку. Отказ кредитора от перечисленных выше действий рассматривается как просрочка кредитора со всеми вытекающими отсюда последствиями (абз. 3 п. 2 ст. 408, пп. 2, 3 ст. 406 ГК). Не является надлежащим исполнением, но в силу прямого указания п. 2 ст. 327 ГК приравнено к нему депонирование (депозиция), т.е. внесение должником долга (ТОЛЬКО ДЕНЬГИ, ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА) в депозит нотариуса, а в установленных законом случаях — в депозит суда. Это когда исполнение обязательства лично (кредитором –принять, должником в нужном месте исполнить) невозможно либо — недееспособность кредитора и отсутствия у него представителя; уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны. Указанный круг обстоятельств является исчерпывающим. Поскольку внесение долга в депозит нотариуса (суда) по месту исполнения обязательства.приравнивается к надлежащему исполнению, оно прекращает обязательство должника. Однако подобные последствия наступают только при условии, что совершенные должником действия соответствуют требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательства. О поступлении денежных сумм или ценных бумаг нотариус (суд) извещает кредитора и по его требованию выдает причитающиеся денежные суммы и ценные бумаги. Возврат денежных сумм или ценных бумаг лицу, внесшему их в депозит, допускается лишь с письменного согласия лица, в пользу которого сделан взнос, или по решению суда. В случае, когда основанием депонирования явилась просрочка кредитора, такое депонирование не исключает право должника требовать возмещения причиненных просрочкой убытков (ст. 406 ГК).

3. Зачет (компенсация) представляет собой способ прекращения взаимных обязательств двух лиц, каждое из которых является одновременно и должником, и кредитором. Статья 410 ГК определяет условия, при которых допускается зачет. Зачитываемые требования должны быть: а) встречными; б) однородными; в) способными к исполнению. Встречность требований — два обязательственных отношения между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому и наоборот. Из условия встречности вытекают два общих правила. Во-первых, должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему. По этой причине главный должник не вправе представить к зачету того, что кредитор должен поручителю, а солидарный должник — того, что кредитор должен содолжнику. Во-вторых, требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору. Соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение. В отдельных случаях закон допускает отступление от правила встречности. Так, в силу ст. 412 ГК должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору. Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это прежде всего означает само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается. Способность требований к исполнению означает также наступление срока их исполнения. Закон допускает также зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования. Зачитываемые требования должны быть однородными. Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету. Необходимым и достаточным для зачета закон считает наличие соответствующего заявления одной из сторон. По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой. Соответственно, заявление о зачете не требует его принятия другой стороной, а порождает правовой эффект с момента его восприятия обладателем встречного требования. Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта. Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому данное заявление не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета. Возможность зачета может быть ограничена законом или договором. ПРИМЕР, не допускается зачет, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек; не подлежат зачету требования о возмещении вреда жизни или здоровью, взыскании алиментов, пожизненном содержании (ст. 411 ГК). Зачет, совершенный в нарушение установленного запрета, является недействительным.

4. Отступное. По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.) (ст. 409 ГК). Соглашение об отступном является консенсуальной сделкой, которая считается заключенной с момента согласования сторонами всех ее существенных условий. Однако, данное соглашение не влечет прекращения обязательства, прекращается ЛИШЬ в момент фактического предоставления отступного. кредитор имеет право требования лишь в отношении первоначального предмета исполнения, а должник обладает возможностью замены первоначального варианта исполнения предоставлением отступного. При неисполнении должником первоначального обязательства, а равно при его отказе от реализации права замены в отношении должника могут быть использованы меры защиты (ответственности), соответствующие только первоначальному предмету исполнения. Соглашение об отступном может заключаться не только в ходе исполнения обязательства, но и непосредственно при его установлении. Виды отступного: уплата денег, передача имущества, согласно ст. 409 ГК м.б. выполнения работ или оказания услуг. При обнаружении в предоставленном предмете отступного недостатков первоначальное обязательство не восстанавливается, а должник несет ответственность за эти недостатки в зависимости от предмета отступного по правилам, аналогичным ответственности продавца (подрядчика, исполнителя). Отступное как замену исполнения следует отличать от новации (замены обязательства), прекращающий эффект которой наступает уже в силу самого соглашения сторон.

5. Новация. Обязательство прекращается соглашением сторон о замене одного связывающего их обязательства каким-либо другим, новым обязательством (п. 1 ст. 414 ГК). В результате новации первоначальное обязательство прекращается, но участники не порывают правовых связей друг с другом, так как на базе прекращенного возникает согласованное между ними новое обязательство. Для того чтобы новация считалась состоявшейся, необходимо: а) существование первоначального обязательства; б) соглашение сторон о замене этого обязательства другим; в) новое обязательство; г) намерение обновить; д) допустимость замены первоначального обязательства новым. Новация возможна лишь при существовании и действительности первоначального (новируемого) обязательства. Первоначальное обязательство может носить и внедоговорный характер. Так, не существует препятствий к новации обязательства из причинения вреда имуществу или из неосновательного обогащения. Закон не исключает также и новации условного обязательства. Существенными условиями новационного соглашения являются: указание на новируемое обязательство, достаточное для его идентификации (основание возникновения, характер, предмет); условие о цели — прекращении первоначального обязательства установлением нового, а также обозначение новирующего обязательства (его предмета и количественных характеристик). В отдельных случаях, например при замене долга заемным обязательством, подобное обозначение должно также сопровождаться указанием на характер новирующего обязательства. По общему правилу не относится к обязательным указание на срок исполнения обязательства. Его отсутствие может быть восполнено с помощью положений п. 2 ст. 314 ГК*(1397). Поскольку ст. 414 ГК не содержит требований к форме соглашения о новации, к нему применяются общие правила о форме сделок (гл. 9 и 28 ГК). Относительно отдельных случаев новации закон прямо устанавливает специальные правила — пример, в силу п. 2 ст. 818 ГК соглашение о новации долга в заемное обязательство должно совершаться в форме, предусмотренной для заключения договора займа. Новационное соглашение является консенсуальной сделкой. Для ее вступления в силу не требуется передачи имущества, а достаточно лишь согласования воли сторон. Соответственно, первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации. Соглашение о новации способно породить правовые последствия, на которые оно направлено, лишь при соблюдении всех условий действительности сделок. Недействительность новационного соглашения означает, что новация не состоялась и стороны остались связанными первоначальным обязательством. Новое обязательство должно возникать между теми же сторонами и отличаться от первоначального иным предметом или способом исполнения. Не являются новацией: изменение способа исполнения (т.е. порядка совершения должником действий по исполнению обязательства), предоставление покупателю отсрочки (рассрочки) оплаты, изменение срока исполнения, порядка платежа, размера ответственности, дополнительного возложения обязанности по доставке и т.п. В основании замены (новации) лежит всегда отказ управомоченной стороны от прежде возникшего в ее пользу требования, который по общему правилу не предполагается. Общее намерение сторон на прекращение ранее действующего обязательства и замену его новым может быть прямо оговорено. Возможность новации может быть ограничена законом. В частности, п. 2 ст. 414 ГК исключает новацию обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, а также алиментных обязательств. Основным последствием новации является прекращение первоначального обязательства, одновременно с которым прекращаются и все акцессорные по отношению к нему обязательства, если иное не предусмотрено соглашением сторон (п. 3 ст. 414 ГК).

6. Прощение долга. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества должника (ст. 415 ГК). Прощение долга относится к договорным способам прекращения обязательств и допускается только по соглашению между кредитором и должником. Прощение долга не идентично дарению и не может рассматриваться как его разновидность. Договор о прощении долга — распорядительная сделка. Правовым основанием договора о прощении долга может служить и возмездная сделка (например, при взаимном прощении долгов либо прощении части долга в целях обеспечения исполнения остальной части). Необходимо иметь в виду, что распорядительный характер договора о прощении долга исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только лежащая в его основании обязательственная сделка, но не сам договор о прощении долга. Договор прощения не зависит от пороков обязательственной сделки, лежащей в его основании, и является действительным даже при ее отсутствии или недействительности. Например, недействительность дарения, совершенного в нарушение запрета ст. 575 ГК, не влечет недействительности основанной на нем сделки прощения долга, а следовательно, и восстановления прекратившегося обязательства. Но в этих случаях должник неосновательно обогащается за счет кредитора. Поэтому у бывшего кредитора возникает притязание к бывшему должнику на восстановление прощеного требования. Предметом договора прощения долга может выступать, в принципе, любое обязательственное право (требование) как договорного, так и внедоговорного характера (Исключение – требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, об уплате алиментов). Статья 415 ГК не устанавливает правил относительно формы договора прощения долга. Поэтому данный договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок (абз. 1 п. 1 ст. 434 ГК). Допустимой формой договора прощения долга может выступать расписка кредитора об отсутствии претензий, врученная им должнику. Поскольку договор прощения долга может быть заключен устно, допустимо его совершение и путем конклюдентного поведения (п. 2 ст. 158 ГК). Прощение долга предполагает явно выраженное волеизъявление обеих сторон прекратить обязательство. Не являются прощением долга и не влекут соответствующего правового эффекта непредъявление кредитором требования об исполнении обязательства, принятие кредитором лишь части долга, а равно обещание кредитора не заявлять должнику существующие против него требования.

7. Совпадение должника и кредитора в одном лице. Обязательственное правоотношение предполагает наличность двух субъектов — кредитора и должника. Совпадение их в одном лице (конфузия) делает бессмысленным существование субъективного права и корреспондирующей ему обязанности, а потому при наступлении подобных обстоятельств обязательство прекращается (ст. 413 ГК). Конфузия имеет место в случае универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридических лиц в форме слияния или присоединения), результатом которого является переход к должнику корреспондирующего его долгу субъективного права либо, наоборот, переход к кредитору противостоящей его требованию обязанности. Совпадение может явиться следствием сингулярного правопреемства — уступки кредитором своему должнику права требования к последнему. В качестве основания конфузии может также выступать переход к должнику имущества, являющегося предметом обязательства. Так, продажа до истечения срока договора аренды арендуемой вещи арендатору прекращает его обязанность по внесению арендной платы. Не является конфузией совпадение в одном лице «одноранговых обязанностей» (например, при наследовании солидарному кредитору другим солидарным кредитором или солидарным должником другому солидарному должнику), а равно совпадение основного долга и акцессорного обязательства (например, при наследовании поручителем основному должнику или основным должником поручителю). Невозможность исполнения. Невозможность исполнения означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК). Пример, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель, например смерти гражданина-должника, в обязательстве, тесно связанном с его личностью (ст. 418 ГК), гибели индивидуально-определенной вещи — предмета договора и т.п. Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется. Кроме того, п. 2 ст. 417 ГК предусматривает, что в случае признания недействующим (недействительным) акта компетентного органа, вызвавшего невозможность исполнения, обязательство восстанавливается, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства. В качестве обстоятельства, исключающего восстановление прекращенного обязательства, закон называет также утрату кредитором интереса к исполнению.

Ограничение размера ответственности

По общему правилу п. 1 ст. 15 ГК РФ, убытки лица, право которого нарушено, возмещаются в полном объеме. Это значит, что взысканию подлежат весь причиненный реальный ущерб и упущенная выгода. Однако норма п. 1 ст. 15 является диспозитивной: в законе или договоре может быть определена ответственность в меньшем размере. Так, в абз. 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ прямо предусмотрена обязанность недобросовестной дееспособной стороны возместить реальный ущерб, причиненный недееспособному лицу в связи с недействительной сделкой. Упущенная выгода при этом не возмещается. В договоре также может быть установлена ответственность в виде возмещения только реального ущерба либо убытков в заранее определенной сторонами сумме.

В п. 1 ст. 400 ГК РФ установлено право законодателя по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, устанавливать ограниченную ответственность.

Что касается соглашения сторон об ограничении ответственности, то это право предоставлено им диспозитивной нормой п. 1 ст. 15 ГК РФ. В п. 2 ст. 400 ГК РФ установлены случаи, когда подобные соглашения не допускаются. К ним относятся договоры присоединения, а также иные договоры, в которых кредитором является гражданин в статусе потребителя (например, договор бытового заказа, договор розничной купли-продажи). Если для таких договоров размер ответственности определен законом, соглашение о ее ограничении ничтожно при условии, что оно совершено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность. Например, если стороны в договоре бытового подряда записали условие о том, что за конкретное нарушение подрядчик отвечает только в размере 1/2 стоимости испорченного по его вине материала, он не может ссылаться на подобное условие. Однако после нарушения (при отсутствии спора) стороны вправе согласовать вопрос о снижении размера ответственности.

Ограничить ответственность можно не только в сфере возмещения убытков. Если за нарушение обязательства взыскивается зачетная неустойка, при ограниченной ответственности убытки возмещаются, во-первых, в размере, не покрытом неустойкой, а, во-вторых, непокрытая неустойкой часть убытков возмещается до пределов, установленных ограничением. При взыскании иных видов неустоек действует тот же порядок определения их размера.

Возможны и иные виды ограничения ответственности. Так, убытки не могут взыскиваться, если законом или договором установлена исключительная неустойка. Неустойка, исключающая возмещение убытков, например, используется при нарушении обязательств организационного характера, предшествующих заключению договора железнодорожной перевозки грузов. Установление альтернативной неустойки также может ограничить ответственность.

Статьей 333 ГК РФ суду предоставлено право уменьшить неустойку при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх