Оскорбление на а

Щито-бы вы поняли, что хамить это…ну…не всегда полезно ‘-‘
На это есть несколько причин:

*рано или поздно заученные заранее слова могут кончится.

*вы можете просто не въехать в тему со своим «багажом знаний».

*человек обладающий своим мнением и умело пользующийся этим красивым оружием легко и быстро создаст вам в противовес достойный ответ.

*уверяю вас, любой простолюдин без усилий поймет что выражения которые вы применяете чистой воды — повтор, либо же перефразирование.

После выше сказанного, я надеюсь, вам не придется объяснять каков будет итог «словесного сражения» для тех кто использует словесные заготовки.

НУ И ПРОДОЛЖИМ НАШ УРОК ДАМЫ!!! НУ И ГОСПОДА,ЕСЛИ ТАКОВЫ ИМЕЮТСЯ В НАШЕЙ АУДИТОРИИ!!!!!!

1. Продолжай, продолжай! Когда ты говоришь, я себя такой умной чувствую…

2. Уходи по-англиски,..пока я тебя по-русски не послала

3. Говоришь так, как будто у тебя в кармане запасная челюсть!

4. У вас дурное амбре изо рта!

5. Ты неопознанный летающий обьект! Вылетишь в форточку с пятого этажа об асфальт — тебя никто не опознает…

6. Ты лезеш в мою жизнь, потому что своя не удалась??? Да??? Бедный… Ну тогда ладно…

7. Я не смеюсь над теми,над кем Бог уже поугарал.

8. Остынь! Второй комплект зубов не вырастит

9. Ты не настолько красивая,чтобы мне хамить…

10. А чего ти сегодня такая злая? С метлы упала,что ли?

Иди касаток лови!

11. С банальной точки зрения моей эрудиции ваши эмоции в даной концепции, неосицитируються с действиями вашего мышления но тем немение мне смешно можете продолжать !!!!!

12. Иди айсберг растопи!

13. Если я тебе не нравлюсь — разрешаю застрелиться.

15. Только вот не надо нервничать, а то кровь из носа пойдет.

16. Подари мне свою фотографию, я её в буфет поставлю, чтобы дети за конфетами не лазили..))))

Русский язык чертовски богат, в том числе на ругань, обзывательства и обидные эпитеты. А мы в своей речи используем лишь малую часть предоставляемых нам возможностей. Ну кого удивишь «дураком», «скотиной» или «бестолочью». А можно назвать человека (только того, кто действительно этого заслуживает, конечно) так, что он точно поймет, что его только что обозвали, но вот кем именно не совсем ясно. Оторопь, привлечение внимания, заинтересованность гарантированы, если вы попробуете употреблять в своей речи те богатства, которые подарил нам старинный русский язык и разнообразные диалекты.

В этом материале представлено несколько десятков таких слов, поделенных на категории для пущего удобства. Теперь вы будете знать, что если вас назвали «захухрей», то с утра вам просто надо было лучше причесаться.

Обзывательства про ум

Баламошка — полоумный, дурачок
Божевольный — худоумный, дурной
Божедурье — дурак от природы
Королобый — крепкоголовый, тупой, глупый
Лободырный — недоумок
Межеумок — человек очень среднего ума
Мордофиля — дурак, да еще и чванливый
Негораздок — недалекий

Обзывательства про внешность

Пеньтюх — пузатый человек с выдающейся кормой вдобавок
Безпелюха, тюрюхайло — неряха
Брыдлый — гадкий, вонючий
Затетёха — дородная женщина
Загузастка — круглая, толстая женщина с большой попой
Ерпыль — малорослый
Захухря — нечёса, неряха, растрепа
Шпынь голова — человек с безобразием на голове
Фуфлыга — невзрачный маленький мужичок

Обзывательства про характер

Маракуша — противный человек
Хобяка, Михрютка, Сиволап — неуклюжий, неловкий
Свербигузка — девка-непоседа, у нее свербит в одном месте (гузка — это попа). Она же Визгопряха
Ащеул — пересмешник, зубоскал
Ветрогонка — вздорная баба
Баляба — рохля, разиня
Белебеня, Лябзя — пустоплет
Бобыня, Буня — надутый, чванливый
Бредкий — говорливый, болтливый (от слова «бред», как вы понимаете)
Колотовка — драчливая и сварливая баба. Она же Куёлда
Гузыня или Рюма — плакса, рёва
Пыня — гордая, надутая, недоступная женщина
Пятигуз — ненадежный человек, дословно можно перевести как «пятижоп»
Расщеколда — болтливая баба
Попрешница — женщина, которую хлебом не корми, дай поспорить
Суемудр — ложно премудрый
Костеря, кропот, скапыжник — брюзга, ворчун
Шинора — проныра
Чужеяд — паразит, нахлебник
Кащей — жадный

Обзывательства про поведение

Волочайка, Гульня, Ёнда, Безсоромна — все это великолепие эпитетов посвящено распутным женщинам
Бзыря, Блудяшка, Буслай — бешеный повеса, гуляка
Валандай, Колоброд, Мухоблуд — бездельник, лодырь
Глазопялка — любопытный
Печная ездова — лентяйка
Трупёрда — неповоротливая баба
Тьмонеистовый — активный невежа
Ерохвост — задира, спорщик
Ёра — озорная, бойкая на язык женщина
Киселяй, колупай — вялый, медлительный человек
Шлында — бродяга, тунеядец
Потатуй — подхалим
Насупа — угрюмый, хмурый

И еще хорошие синонимы к привычным нам словам

Вымесок — выродок
Выпороток — недоносок
Сдёргоумка — полудурок
Вяжихвостка — сплетница
Лоха — дура
Остолбень, дуботолк, несмысел, околотень — дурак
Шаврик — кусок дерьма
Окаём — отморозок
Курощуп — бабник
Чёрт верёвочный — псих
Облуд, обдувало — врун
Огуряла, охальник — безобразник и хулиган
Сняголов — сорвиголова
Пресноплюй — болтун
Тартыга — пьяница
Туес — бестолочь
Мухоблудъ — лентяй, лежебока

и напоследок о природе более обыденных слов, к которых мы привыкли и все прекрасно знает…

Русские ругательные слова являются не только поистине частью русской культуры, но и даже особым предметом гордости носителей «великого и могучего». Но кто из вас, в сердцах называя другого б…..дью или лохом задумывался, что на самом деле означают эти слова? Об истории, значении и происхождении русских ругательных слов, без которых практически невозможно представить современную русскую речь, и пойдет речь в этом посте.

Стерва
Каждый, открывший словарь Даля, может прочесть, что под стервой подразумевается… «дохлая, палая скотина”, то есть, проще говоря — падаль, гниющее мясо. Вскоре словцом «стервоза” мужчины стали презрительно называть особо подлых и вредных («с душком”) шлюх. А так как вредность женщины мужчин, видимо, заводила (чисто мужское удовольствие от преодоления препятствий), то и слово «стерва”, сохранив изрядную долю негатива, присвоило себе и некоторые черты «роковой женщины”. Хотя о первоначальном его значении нам до сих пор напоминает гриф стервятник, питающийся падалью.

Зараза
Девушки бывают разные. Возможно, и на слово «зараза” не все обижаются, но комплиментом его уж точно не назовешь. И тем не менее, изначально это был все-таки комплимент. В первой половине XVIII века светские ухажеры постоянно «обзывали” прекрасных дам «заразами”, а поэты даже фиксировали это в стихах.
А всё потому, что слово «заразить” изначально имело не только медицински-инфекционный смысл, но и было синонимом «сразить”. В Новгородской Первой летописи, под 1117 годом стоит запись: «Единъ от дьякъ зараженъ былъ отъ грома”. В общем, заразило так, что и поболеть не успел… Так слово «зараза” стало обозначать женские прелести, которыми те сражали (заражали) мужчин.

Кретин
Если бы мы перенеслись где-то веков на пять-шесть назад в горный …
… район французских Альп и обратились к тамошним жителям: «Привет, кретины!”, никто бы вас в пропасть за это не скинул. А чего обижаться — на местном диалекте слово cretin вполне благопристойное и переводится как… «христианин” (от искаженного франц. chretien). Так было до тех пор, пока не стали замечать, что среди альпийских кретинов частенько встречаются люди умственно отсталые с характерным зобом на шее. Позже выяснилось, что в горной местности в воде частенько наблюдается недостаток йода, в результате чего нарушается деятельность щитовидной железы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда врачи стали описывать это заболевание, то решили не изобретать ничего нового, и воспользовались диалектным словом «кретин”, чрезвычайно редко употреблявшимся. Так альпийские «христиане” стали «слабоумными”.
Идиот
Греческое слово «идиот” первоначально не содержало даже намека на психическую болезнь. В Древней Греции оно обозначало «частное лицо”, «отдельный, обособленный человек”. Не секрет, что древние греки относились к общественной жизни очень ответственно и называли себя «политэс”. Тех же, кто от участия в политике уклонялся (например, не ходил на голосования), называли «идиотес” (то есть, занятыми только своими личными узкими интересами). Естественно, «идиотов” сознательные граждане не уважали, и вскоре это слово обросло новыми пренебрежительными оттенками — «ограниченный, неразвитый, невежественный человек”. И уже у римлян латинское idiota значит только «неуч, невежда”, откуда два шага до значения «тупица”.
Болван
«Болванами” на Руси называли каменных или деревянных языческих идолов, а также сам исходный материал или заготовку — будь то камень, или дерево (ср. чешское balvan — «глыба” или сербохорватское «балван” — «бревно, брус”). Считают, что само слово пришло в славянские языки из тюркского.
Дурак
Очень долгое время слово «дурак” обидным не было. В документах XV–XVII вв. это слово встречается в качестве… имени. И именуются так отнюдь не холопы, а люди вполне солидные — «Князь Федор Семенович Дурак Кемский”, «Князь Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин”, «московский дьяк (тоже должность немаленькая) Дурак Мишурин”. С тех же времен начинаются и бесчисленные «дурацкие” фамилии — Дуров, Дураков, Дурново…

А дело в том, что слово «дурак” часто использовалось в качестве второго нецерковного имени. В старые времена было популярно давать ребенку второе имя с целью обмануть злых духов — мол, что с дурака взять?
Лох
Это весьма популярное ныне словечко два века назад было в ходу только у жителей русского севера и называли им не людей, а… рыбу. Наверное, многие слышали, как мужественно и упорно идет к месту нереста знаменитый лосось (или как его еще называют — семга). Поднимаясь против течения, он преодолевает даже крутые каменистые пороги. Понятно, что добравшись и отнерестившись рыба теряет последние силы (как говорили «облоховивается”) и израненная буквально сносится вниз по течению. А там ее, естественно, ждут хитрые рыбаки и берут, как говорится, голыми руками.
Постепенно это слово перешло из народного языка в жаргон бродячих торговцев — офеней (отсюда, кстати, и выражение «болтать по фене”, тоесть общаться на жаргоне). «Лохом” они прозвали мужичка-крестьянина,который приезжал из деревни в город, и которого было легко надуть.
Шаромыжник
1812 год… Ранее непобедимая наполеоновская армия, измученная холодами и партизанами, отступала из России. Бравые «завоеватели Европы” превратились в замерзших и голодных оборванцев. Теперь они не требовали, а смиренно просили у русских крестьян чего-нибудь перекусить, обращаясь к ним «сher ami” («дорогой друг”). Крестьяне, в иностранных языках не сильные, так и прозвали французских попрошаек — «шаромыжники”. Не последнюю роль в этих метаморфозах сыграли, видимо, и русские слова «шарить” и «мыкать”.
Шваль
Так как крестьяне не всегда могли обеспечить «гуманитарную помощь” бывшим оккупантам, те нередко включали в свой рацион конину, в том числе и павшую. По-французски «лошадь” — cheval (отсюда, кстати, и хорошо известное слово «шевалье” — рыцарь, всадник). Однако русские, не видевшие в поедании лошадей особого рыцарства, окрестили жалких французиков словечком «шваль”, в смысле «отрепье”.
Шантрапа
Не все французы добрались до Франции. Многих, взятых в плен, русские дворяне устроили к себе на службу. Для стражи они, конечно, не годились, а вот как гувернеры, учителя и руководители крепостных театров пришлись кстати. Присланных на кастинг мужичков они экзаменовали и, если талантов в претенденте не видели, махали рукой и говорили «Сhantra pas” («к пению не годен”).
Подлец
А вот это слово по происхождению польское и означало всего-навсего «простой, незнатный человек”. Так, известная пьеса А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты” в польских театрах шла под названием «Записки подлеца”. Соответственно, к «подлому люду” относились все не шляхтичи.
Шельма
Шельма, шельмец — слова, пришедшие в нашу речь из Германии. Немецкое schelmen означало «пройдоха, обманщик”. Чаще всего так называли мошенника, выдающего себя за другого человека. В стихотворении Г. Гейне «Шельм фон Бергер” в этой роли выступает бергенский палач, который явился на светский маскарад, притворившись знатным человеком. Герцогиня, с которой он танцевал, уличила обманщика, сорвав с него маску.
Мымра
«Мымра” — коми-пермяцкое слово и переводится оно как «угрюмый”. Попав в русскую речь, оно стало означать прежде всего необщительного домоседа (в словаре Даля так и написано: «мымрить” – безвылазно сидеть дома). Постепенно «мымрой” стали называть и просто нелюдимого, скучного, серого и угрюмого человека.
Сволочь
«Сволочати” — по-древнерусски то же самое, что и «сволакивать”. Поэтому сволочью первоначально называли всяческий мусор, который сгребали в кучу. Это значение (среди прочих) сохранено и у Даля: «Сволочь — все, что сволочено или сволоклось в одно место: бурьян, трава и коренья, сор, сволоченный бороною с пашни”. Со временем этим словом стали определять любую толпу, собравшуюся в одном месте. И уж потом им стали именовать всяческий презренный люд — алкашей, воришек, бродяг и прочие асоциальные элементы.
Подонок
Еще одно слово, которое изначально существовало исключительно во множественном числе. Иначе и быть не могло, так как «подонками” называли остатки жидкости, остававшейся на дне вместе с осадком.
А так как по трактирам и кабакам частенько шлялся всякий сброд, допивающий мутные остатки алкоголя за другими посетителями, то вскоре слово «подонки” перешло на них. Возможно также, что немалую роль сыграло здесь и выражение «подонки общества”, то есть, люди опустившиеся, находящиеся «на дне”.
Ублюдок
Слово «гибрид”, как известно, нерусское и в народный арсенал вошло довольно поздно. Гораздо позже, нежели сами гибриды – помеси разных видов животных. Вот и придумал народ для таких помесей словечки «ублюдок” и «выродок”. Слова надолго в животной сфере не задержались и начали использоваться в качестве унизительного наименования байстрюков и бастардов, то есть, «помеси” дворян с простолюдинами.

Наглец
Слова «наглость”, «наглый” довольно долго существовали в русском языке в значении «внезапный, стремительный, взрывчатый, запальчивый”. Бытовало в Древней Руси и понятие «наглая смерть”, то есть смерть не медленная, естественная, а внезапная, насильственная. В церковном произведении XI века «Четьи Минеи” есть такие строки: «Мьчаша кони нагло”, «Реки потопят я нагло” (нагло, то есть, быстро).
Пошляк
«Пошлость” — слово исконно русское, которое коренится в глаголе «пошли”. До XVII века оно употреблялось в более чем благопристойном значении и означало все привычное, традиционное, совершаемое по обычаю, то, что ПОШЛО исстари.
Однако в конце XVII — начале XVIII веков начались Петровские реформы, прорубка окна в Европу и борьба со всеми древними «пошлыми” обычаями. Слово «пошлый” стало на глазах терять уважение и теперь всё больше значило – «отсталый”, «постылый”, «некультурный”, «простоватый”.
Б…..дь
Дело в том, что первоначально древнерусский глагол «блядити” значил «ошибаться, заблуждаться, пустословить, лгать”. То есть, ежели ты трепал языком наглую ложь (неважно, осознавая это или нет), тебя вполне могли назвать блядью, невзирая на пол.
В это же самое время в славянских языках жило-поживало другое, весьма похожее по звучанию, слово «блудити”, которое означало «блуждать” (ср. украинское «блукати”). Постепенно словом «блуд” стали определять не только экспедицию Ивана Сусанина, но и беспорядочную «блуждающую” половую жизнь. Появились слова «блудница”, «блудолюбие”, «блудилище” (дом разврата). Сначала оба слова существовали обособленно, но затем постепенно стали смешиваться.
Мерзавец
Этимология «мерзавца” восходит к слову «мерзлый”. Холод даже для северных народов никаких приятных ассоциаций не вызывает, поэтому «мерзавцем” стали называть холодного, бесчувственного, равнодушного, черствого, бесчеловечного… в общем крайне (до дрожи!) неприятного субъекта. Слово «мразь”, кстати, родом оттуда же. Как и популярные ныне «отморозки”.
Негодяй
То, что это человек к чему-то не годный, в общем-то, понятно… Но в XIX веке, когда в России ввели рекрутский набор, это слово не было оскорблением. Так называли людей, не годных к строевой службе. То есть, раз не служил в армии — значит негодяй!
Чмо
«Чмарить”, «чмырить”, если верить Далю, изначально обозначало «чахнуть”, «пребывать в нужде”, «прозябать”. Постепенно этот глагол родил имя существительное, определяющее жалкого человека, находящегося в униженном угнетенном состоянии.
В тюремном мире, склонном ко всякого рода тайным шифрам, слово «ЧМО” стали рассматривать, как аббревиатуру определения «Человек, Морально Опустившийся или Опущенный”, что, впрочем, совершенно недалеко от изначального смысла.

Жлоб
Есть теория, что сперва «жлобами” прозвали тех, кто пил жадно, захлебываясь. Так или иначе, но первое достоверно известное значение этого слова — «жадина, скупердяй”. Да и сейчас выражение «Не жлобись!” означает «Не жадничай!”.

Все началось в конце октября 2019 года. Первокурсники физического факультета НГУ создали во «ВКонтакте» закрытый паблик «Мемы от южанина» и стали выкладывать туда картинки с сокурсниками, преподавателями и студенческой жизнью. Картинки — типичный для мемов формат: двусмысленное описание и иногда нецензурные надписи. Среди подписчиков паблика на днях разыграли несколько пачек «Доширака». В общем, типичная студенческая группа со смешными картинками и нелепыми розыгрышами. Но в администрации вуза не согласны.

Вот пример одной из картинок:

Источник фото: соцсеть «ВКонтакте»/группа «мемы 220б», описывающая события в НГУ

К некоторым изображениям действительно можно было приплести оскорбительный подтекст, так что публиковать их не стоит.

В любом случае руководство факультета узнало о существовании сообщества и в четверг, 31 октября, объявило обязательное собрание для всего потока. На нем декан и несколько преподавателей в течение часа отчитывали студентов. Тема встречи звучала так: «О соблюдении правил внутреннего распорядка НГУ». Во время собрания на первый ряд посадили создателя группы, редактора и четырех человек, победивших в конкурсе на «Доширак».

Все они писали объяснительные, а когда руководство спрашивало, кто создал один из мемов, администратор взял вину на себя. После этого декан перечислил основные претензии. Так, например, использовать мат на картинке с преподавателем, да и вообще брать фото учителя без его разрешения запрещено — нарушает закон РФ и устав НГУ, портит репутацию учреждения, то есть является достаточным поводом для отчисления.

После окончания собрания администратора, редактора и четырех победителей конкурса вызвали в деканат. Каждому устроили допрос, выяснив, что ребята знают друг о друге. Но при чем здесь победители конкурса от паблика? Деканат посчитал, что если студенты выиграли какой-то приз, значит, заслужили его, то есть тоже делали оскорбительные мемы.

Больше всего досталось администратору паблика. Руководители якобы предложили ему два варианта: отчислиться по собственной инициативе, либо ждать, пока деканат найдет повод убрать его из вуза.

После допроса паблик и все мемы оперативно удалили. Однако появилась новая анонимная группа — «Отчислен по причине мем». Там постят провокационные картинки, связанные с ситуацией в НГУ. Студенты физфака просили удалить и это сообщество, однако администратор продолжает гнуть свою линию.

Декан физического факультета НГУ в беседе с сайтом NGS объяснил, почему паблик посчитали оскорбительным.

«Эти мемы сопряжены с оскорбительными надписями, комментариями с использованием ненормативной лексики и фотографиями преподавателей. Я обратил внимание, что они противоречат правилам университета, Гражданскому кодексу РФ. Это квалифицируется как нарушение и наказывается дисциплинарным взысканием — замечанием, выговором или отчислением», — сказал Александр Бондарь.

5 ноября руководство вуза вновь организовало встречу, но уже исключительно с администратором паблика и людьми, связанными с группой. Что именно обсуждалось, не сообщается.

«Доширак» всему виной

«360» пообщался со студентами университета и узнал некоторые подробности истории. Все собеседники попросили не называть их имен.

«Деканат и правда организовал собрание по поводу студенческого паблика с мемами, но почему именно этот паблик деканат посчитал оскорбительным, какая конкретно публикация была провокационной — никто не знает. Администратору паблика угрожают отчислением, но пока он продолжает учиться», — сказал один студент НГУ.

Другая учащаяся вуза подтвердила, что администратора действительно позвали на встречу 5 ноября. По ее словам, это неформальная беседа.

Еще один студент отметил, что руководство вуза во вторник проводит собрание-сочинение на эту тему. Сколько по времени оно продлится — не сообщается.

По словам еще одного студента, никто бы не обратил внимания на группу, если бы не розыгрыш «Доширака». По словам учащегося, лишь одна женщина из деканата зарегистрирована во «ВКонтакте» и общается со студентами в соцсети. Она могла увидеть мем, в котором, как ей показалось, оскорбили одного из первокурсников. Женщина написала молодому человеку и призвала его защитить свои права. Собеседник «360» предположил, что все началось именно с этого.

Говоря об отчислении администратора сообщества, студент отметил, что вуз обязан соблюдать лестницу дисциплинарных взысканий.

«Не могут выгнать за одно нарушение, ибо должен быть для начала со стороны деканата применен выговор. Такова лестница дисциплинарных взысканий в нашем вузе. Но с другой стороны, совершенно спокойно наш деканат может выселить или не дать общежитие человеку, или же отчислить посредством заговора с преподавателями на экзаменах. Здесь-то у студентов особо нет защиты», — сказал собеседник «360».

С НГУ и раньше, судя по данным сообщества «Вода» и словам студента, были проблемы. Например, руководство вуза якобы выселяло студентов на время летних каникул на «добровольно-принудительной» основе. С первого по третий курс без жилья остались 183 студента. Учащиеся утверждали, что в ответ на жалобы о неправомерных действиях деканат угрожал им проблемами с экзаменами. Доказательств, что это реально происходило, нет. Весь материал основан на воспоминаниях студентов, которых якобы выселили насильно.

и. э. КОРАЕВА

УДК 81 + 811.221.18

СПОСОБЫ ПОНИЖЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА: ОСКОРБЛЕНИЕ

Ирина Эдиковна КОРАЕВА,

аспирант кафедры иностранных языков для неязыковых специальностей Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова, г. Владикавказ,

e-mail: irina_koraeva@mail.ru

В приведенной статье рассматривается оскорбление как способ понижения социального статуса личности, формируемое из выработанного в процессе социализации личности набора средств лингвокультуры: через создание негативного образа и умаление положительных качеств лица в основной форме его выражения — инвективе. Приводятся разряды слов, при помощи которых осуществляется отрицательная оценка личности.

Ключевые слова: агрессия, оскорбление, социальный статус, стереотип, негативная оценка.

Введение. На сегодняшний день нет необходимости доказывать, что уровень распространения агрессии в нашем обществе чрезвычайно велик. Ее можно наблюдать во всех слоях общества. Перечень возможных причин возникновения агрессии, форм ее выражения, а также форм реагирования на оскорбление может составить не один десяток. «Состояние нашей современной культуры (социальной, политической и т. п.) не может даже приблизительно воспроизводить прежние (традиционные) или предложить свои новые формы индивидуального и общественного реагирования на оскорбление» .

При реализации оскорбления воздействие на личность происходит через отношение к ее ценностной сфере, составной частью которой является социальный статус индивида, выраженный в лингво-культуре в виде авторитета и стереотипных представлений о социальном идеале, подражанию которому стремится лицо .

Обратимся к различным взглядам на определение оскорбления. Так, по мнению Кошкаровой Н. Н., «оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, унижающую его честь и достоинство» . Кусов Г. В. под оскорблением понимает «иллокутивный речевой акт, при котором, вследствие речевой агрессии, происходит понижение социального статуса адресата путем использования приемов коммуникативного давления» . Кроме того, согласно статье 130 УК РФ, оскорбление — это «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» . В «Толковом словаре русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой оскорбить означает «тяжело обидеть, унизить» .

Таким образом, обобщая вышеприведенные определения, мы будем понимать под оскорблением негативную оценку адресата, приводящую к уменьшению его социальной привлекательности, деформации и разрушению его личности.

Результаты и дискуссия. Важным условием возникновения оскорбления является процесс социального взаимодействия, один из участников которого предстает в роли оскорбителя, а другой — оскорбленного. «Структурная формула оскорбления (по А. Вежбицкой) предельно проста: «Ты — Х», при этом местоимение «ты» может опускаться. Вторая часть оскорбления («Х») определяет смысловое наполнение оскорбительного высказывания. С лексической точки зрения, это различные (обидные, неприятные, нежелательные для адресата) эмоционально-оценочные слова с отрицательной (в том числе, окказионально негативной) семантикой вплоть до нецензурной брани («мата»)» : использование в качестве характеристики лица обсценных, нецензурных, заниженных слов; отождествление лица с отходами жизнедеятельности; использование слов и выражений, обозначающих антиобщественную, социально-вредную деятельность; использование зоосемантических метафор, отсылающих к названиям животных и подчеркивающих какие-либо отрицательные свойства человека; использование слов с ярко выраженной негативной оценкой, которые отражают социально осуждаемое поведение; номинация некоторых непрестижных или «жестоких», «грубых» профессий; указание на профессию из сферы обслуживания; использование для характеристики лица лексики, определяющей личные деловые качества человека, его умственные способности, недостатки строения тела; прямая негативная оценка и т. д.

Кроме оценочной лексики «социального статута» и лексики «национальной, религиозной и половой идентификации», Карасик большой разряд слов языка относит к характеристикам человека:

1) человек как живое существо (тварь человеческая);

2) внешний вид человека;

3) речевая деятельность;

4) морально-этические качества человека;

5) поведение;

6) конкретная физическая деятельность;

7) характеристика индивидуальных качеств личности;

8) поступки личности;

9) субъективная оценка действительности.

Автор объясняет такую большую разновидность лексического множества негативной характеристики личности относительной стабильностью этого слоя лексики, применяемой в обиходно-бытовой среде .

Индивиду, как неотъемлемой части социума, важно получать подтверждения своей значимости. Естественным в данном случае является желание соответствовать идеалам той этнокультуры, которой принадлежит личность. Таким образом, оскорбление можно рассматривать как «вербальную агрессию, осуществляемую с помощью обвинения оппонента в нарушении им норм национально-культурного поведения, пренебрежения определенными культурными ценностями» . Нежелание следовать правилам, являющимся неоспоримыми для данного социума, и приводит к возникновению оскорбления.

Одной из основных форм выражения оскорбления является инвектива , так как «только ин-вективное словоупотребление содержит в своем выражении понятия непристойного и запредельного с точки зрения норм общепринятого поведения» . На основе примеров из произведений современных осетинских драматургов попытаемся проиллюстрировать инвективу как способ выражения оскорбления в данной лингвокультуре.

Осетинская лингвокультура, как и множество других, подвержена влиянию процессов, происходящих в различных областях жизни общества. Стремление к выражению его эмоционального состояния присуще любому человеку. Для достижения этой цели используются самые разнообразные способы характеристики как мира в целом, так и объекта речи, в том числе и применение инвектив.

Современная лингвокультура не обходится без употребления инвективных единиц. Ругательства и брань существуют в языке любого этноса и служат для выражения как негативного, так и позитивного отношения инвектора (выразителя инвективы) к инвектуму (адресату) , а также к чему-либо (например, к ситуации). «В настоящее время существует устоявшееся мнение о том, что инвективная лексика является достоянием представителей социального низа или деклассированных элементов. Ругаться, по мнению общества, может только человек с очень низкой внутренней культурой, что, в представлении большинства, и соответствует дну» . Однако это мнение не представляется нам правомерным.

Обширное применение инвектив связано с изменением норм и правил жизни, этики, морали, исчезновением барьеров дозволенности и уместности подобного рода лексики в конкретной вербальной ситуации.

В современной лингвистике понятие «инвектива» определяется как «резкое выступление против кого-либо, чего-либо, оскорбительная речь», «оскорбительное слово в наиболее резкой форме» . Инвективу определяют как вид высказывания, выступление против кого-либо, содержащее обвинения, оскорбления, резкие выпады, а также грубую брань, бранные (нецензурные) слова и выражения. Два взгляда на инвективу имеет В. М. Жельвис: в узком смысле инвектива — «это способ существования словесной агрессии, воспринимаемый в данной социальной (под)группе как резкий или табуирован-ный», «вербальное нарушение этического табу, осуществленное некодифицированными средствами», в широком — «любое словесно выраженное проявление агрессивного отношения к оппоненту» .

По А. А. Леонтьеву, «инвективную лексику и фразеологию составляют слова и выражения, заключающие в своей семантике, экспрессивной окраске и оценке оскорбление личности и адресата, интенцию говорящего / пишущего унизить, оскорбить, обесчестить, опозорить адресата своей речи, обычно сопровождаемую намерением сделать это в как можно более уничижительной, резкой, грубой или циничной форме» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

и. э. КОРАЕВА

Исходя из вышесказанного, делаем вывод о том, что намерение оскорбить или унизить адресата речи или третье лицо в семантике лексической единицы является основным критерием для определения ее как инвективы, что подтверждается вышесказанным.

Намерение оскорбить или унизить адресата является основной стратегией инвективы. О. В. Демидов выделяет два компонента инвективной стратегии: «1) отрицательную оценочность и 2) отмеченное В. И. Жельвисом — «стремление понизить социальный статус адресата»» , который определяется как объективными (пол, возраст, образование, профессия, занимаемая должность, уровень достатка и формы выражения достатка), так и субъективными (общественная оценка и самооценка личности, удовлетворенность существующим социальным положением и т. п.) параметрами .

Отрицательная оценка объекта, подвергающегося оскорблению, в приведенном ниже примере не вызывает сомнения: «хъахбай» означает «1) проститутка; 2) развратник» , и не может иметь положительной коннотации. В качестве инвективы рассматривается модель поведения, не соответствующая нормам морали данного этноса, акцентирующего запреты на внесемейные связи. Инвектор и инвектум, не участвующий в речевом акте, люди разных возрастных групп: первая является представительницей старшего поколения, для которого неприемлема либерализация некоторых норм морали в современном социуме, вторая — молодая представительница нового поколения с прогрессивными взглядами на жизнь, отношения между людьми.

«Заронд устыта — сыхагта — изары уын-джы бадгайа инна сыхагты кой канынц, дам-думта хассынц.

Х. Зонам ай уыцы хъахбайы. Йа хъуыддагта зындгонд ысты иууылдар. Цы ма са амбах-са?…»

Бабушки — соседки, сидя вечером во дворе, обсуждали других соседей, сплетничали.

Х. Знаем мы эту проститутку. Все ее дела давно известны. Что их еще прятать?… (перевод автора. — И. Э. Кораева)

Отрицательной оценке может подвергнуться не только объект, на который она направлена, но и его действие. К примеру, в данном случае Лолита сравнивает пение шахтеров с мычанием коров. Такая форма обращения свидетельствует об отсутствии условностей в отношениях между людьми — участниками данного речевого акта, что обусловлено отсутствием возрастных отличий, небольшой разницей в социальном статусе коммуникантов.

«Шахтерты харандон. Стъолта. Буфет. Лолита боцкъайа фынккалга баганы круж-каты каны. Шахтерта бадынц, харынц, дзурынц хъарай, зарынц. Лолитж. Мауал-ма зарут, хъомты уаст куы кжнут. Ма хъустауа бакъырма сты. Зауыр, цал баганыйы айстай?» .

Шахтерская столовая. Столы. Буфет. Лолита разливает из бочки пенящееся пиво. Шахтеры сидят, едят, громко разговаривают, поют.

Лолита. Хватит петь, мычите как коровы. Я уже оглохла. Заур, сколько пива ты взял? (перевод автора. — И. Э. Кораева)

В приведенном ниже примере показано желание одного из оппонентов понизить значимость социального статуса другого, что является одной из основных функций инвективной лексики , выраженное сравнением рода его профессиональной деятельности с деятельностью мелких представителей животного мира «ды та — шахтер. Ома — уыры» (а ты — шахтер. Вроде — крот), «мана карк фаджыс куыд зманта» (как курица в навозе).

«Дударыхъо (Зауырмж). Да хорзахай, лаппу, хистар куы рбацауы, уад-иу чысыл кана галиуырдам фессанд, кана та рахизырдам. Зауыр. Жма ды хистар да, уый цамай бараг у? Ома дыл стыр ама схъал рихита ис, уад алкамай дар хистар да?

Дударыко (обращаясь к Зауру). Послушай, парень, когда приходит начальство, надо посторониться либо влево, либо вправо.

Заур. А по чему же видно, что ты начальник? Раз у тебя такие усы большие, так ты начальник?

Дударыхъо. Ждылы! Жз хицауады лаг дан, ды та — шахтер. Ома — уыры. Ды хуынчъы ныббырыс жмж дзы цыджртж змжнтыс, змжнтыс, мжнж карк фаджыс куыд змжнта, афтж. Жз та пылыстаг къалатджыны бадын ама ма сар хойын, да цард дын нывыл куыд рацаразон, ууыл. На ма бамбарстай? На. Жма уый дау аххос нау. Уырытж исты куы ‘мбариккой, ужд сж цард зжххы бын не ‘рвитиккой. Жз — хицау дан, ама исчердам фессанд» .

Дударыко. Дурак! Я — человек правительства, а ты — шахтер. Вроде — крот. Залезешь в свою дыру и возишься там и возишься, как курица в навозе. А я сижу в кресле из слоновой кости и думаю, как твою жизнь улучшить. Не понял? Нет. Но это не твоя вина. Если бы кроты что-либо понимали, они не проводили бы всю жизнь под землей. Я -начальник, так что посторонись. (перевод автора. — И. Э. Кораева)

«Стремление понизить социальный статус адресата» подобным образом — при помощи применения зоонимов — довольно частое явление. «При этом имплицируется комплекс качеств, присущих тому или иному животному: свинья — грязное, неразборчивое, беззастенчивое существо, кошка — блудливое, мстительное, очень осторожное существо» . Мысырби называет своего сына «куыдзы хъавдын» -«щенок», тем самым подчеркивая его незначительность, неумение постоять за себя. Отношения между сыном и отцом аналогичны отношениям начальник — подчиненный: Дайран не имеет права высказывать свое мнение или желание в связи с тем, что он еще слишком молод (15 лет), но, даже не учитывая возраста сына, Мысырби считает себя вправе поступать, как считает нужным, так как он — отец.

«Мысырбийы амахгад карт. Ирон хаххон уаладзыг хадзар. Йа акомкомма бахбаттанта. Мысырби йа фынддасаздзыд лаппу Дайраны ахуыр каны хъабысай хацын. Са дыууа дар — багъаввад, астауай уалама — гомбуар, ана худтай. Мысырби. Кас дахима, куыдзы хъжвдын. (Йа къух ын ацахста, нылваста йа). Кас-ма ацы жнаккагмж. На йа фанды…»

Закрытый двор дома Мысырби. Осетинский горский дом. Напротив — конюшни. Мысырби обучает своего пятнадцатилетнего сына Дайрана борьбе. Оба босые, обнажены выше пояса, без головных уборов. Мысырби. Посмотри на себя, щенок. (Схватил его руку, скрутил его). Посмотрите на этого негодника. Не хочет он… (перевод автора. — И. Э. Кораева)

Еще один пример использования зоонима с целью унизить инвектума можно наблюдать в приводимом далее примере. Отец сравнивает ребенка со «скотиной» — «фос», имея в виду его неспособность воспринять доводимую до него информацию, осмыслить ее и отреагировать на нее должным образом.

«Фыд йа агоммагас фыртма: Фос дж, ави цы да? Ныхасма цауылна хъусыс?»

Отец непослушному сыну: Скотина ты, или кто? Почему ты не слушаешь, что тебе говорят? (перевод автора. — И. Э. Кораева)

Одной из стратегий инвективы является подвержение сомнению психического состояния человека, его умственного развития: «Ды ацаг хъуаг куы да» — «Да ты действительно сумасшедший» — подобного рода замечание среди молодежи направлено на унижение одного из участников ситуации.

«Лаппуты къорды ‘хсан хылы хуызы ныхас. X. Ды жцжг хъуаг куы дж жмж дж аз ныры онг куы на зыдтон.

У. Чи у хъуаг? Жз? Дахадаг хъуаг. Хъуагай фыддар.. «

Ссора в группе молодых людей.

Х. Да ты действительно сумасшедший, а я и

не знал до сих пор.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У Кто сумасшедший? Я? Сам ты сумасшедший. И даже хуже. (перевод автора. —

И. Э. Кораева)

Еще один способ реализации инвективной лексики — использование стилистически нейтральной лексики, воспринимаемой как оскорбительная с учетом конкретной речевой ситуации, особенностей

и. э. корАЕвА

отношений инвектора и инвектума и их самих. Несмотря на то, что семантика слова не предполагает пейоративной коннотации, оно воспринимается как несущее отрицательную оценку.

В данном случае слово «иннж» — «другой» не содержит в своей семантике инвективного компонента, но в кругу данной группы имеет совершенно определенное значение, понятное только ей. И, наверняка, здесь оно несет в себе не положительную оценку того мальчика, который шел позади, так как можно предположить, что подчеркивая его отличие от себя и себе подобных, которые несомненно рассматриваются только с положительной стороны, «другой» значит, соответственно, отрицательный.

Заключение. Оскорбление как средство понижения социального статуса коммуниканта имеет широкое применение, в том числе и в осетинской лингвокультуре. Она находит выражение в форме инвектив, обесцененных, нецензурных, заниженных слов и т. д., характеризующих человека с отрицательной стороны. «Иначе говоря, оскорбление — это воссозданная речевая картина социального «антиобразца», формируемая из выработанного в процессе социализации личности набора средств лингвокультуры: 1) через создание негативного образа; 2) через умаление положительных качеств лица . Все более частотное использование различных форм оскорбления нельзя назвать положительной динамикой языка, так как они опошляют общение, делают его неприемлемым, демонстрирует низкий уровень словарного запаса, бестактность говорящего. Кроме того, оскорбление отрицательно воздействует на представления о ценностях индивида, социальном идеале представленной им этнокультуры.

1. Булыко А. Н. Большой словарь иностранных слов. 35 тысяч слов. — М.: Мартин, 2010. — Изд. 3-е, испр., перераб. — 704 с.

2. Голев Н. Д. Общие проблемы взаимодействия естественного и юридического языка, лингвистики и юриспруденции // Юрислингвистика-2: Русский язык в его естественном и юридическом бытии. -Барнаул, 2000.

5. Жельвис В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема в языках и культурах мира. -М.: Ладомир, 2011. — 349 с.

6. Жельвис В. И. Эмотивный аспект речи. Психологическая интерпретация речевого воздействия. -Ярославль: Яросл ГПИ, 1990. — 81 с.

«Цалдар лаппуйа фацауынц, хъарай дзурынц. Са иу фастама факаст ама ауыдта иунагай рацайцауга андар лаппуйы, сабыр лаппуйы. Разай цауджыта йыл хынджылаг систой, фала сам иунаг ницы сдзырдта. Са фандай куы ницы рауад, уад са иу дзуры: «Гъей, уадзут ай, ай аваццаган «иннжтжй» у!». Лаппута хъ-арай ныххудтысты.»

Идут несколько мальчишек громко разговаривая. Вдруг один из них оборачивается и видит другого мальчика, идущего одного, спокойного мальчика. Впереди идущие стали насмехаться над ним, издеваться, но тот никак не реагировал. Когда те, кто был в большинстве, поняли, что из их задумки ничего не выйдет, один произнес: «Оставьте его, он, наверное, «из других»!». Мальчики громко рассмеялись. (перевод автора. — И. Э. Кораева)

список литературы

12. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. — М.: Рус. яз., 1988. — 750 с.

13. Осетинско-русский словарь. — Владикавказ: Алания, 2004. — 540 с.

14. Стернин И. А. Проблема сквернословия. — Туапсе: ГУП «Туапсинская типография», 2000. — 30 с.

15. Уголовный кодекс РФ (ст. 130 — оскорбление).

16. Хуыгаты Г. Д. ^ххуырст фжтжг: Пьесжтж, радзырдтж. — Дзжуджыхъжу: Ир, 2002. — 463 с.

18. ЩербининаЮ. В. Вербальная агрессия. — М.: Ком Книга, 2006. — 360 с.

Кто ответит за «хрюшку»?

Давайте попробуем разобраться, что же конкретно является оскорблением в юридическом, а не в общечеловеческом смысле. Потому что это далеко не одно и то же. Оказывается, можно, руководствуясь тремя правилами (не оскорблять нецензурно, не называть человека прямо и характеризовать его действия, а не личность), обижать людей направо и налево, не нарушая букву закона.

Брестчанка Анна* решила наказать обидчиков, которые на одном из сайтов назвали ее «хрюшкой» и наградили рядом других неприятных характеристик. Заявление в милицию было подано, процесс по привлечению к ответу «оскорбителей» запущен. Но, как выяснилось, не все так просто и однозначно.

Реклама

Осложнялось дело тем, что сначала нужно было установить личности написавших комментарии. Однако главная загвоздка оказалась не в этом. Определить, было ли оскорбление, должна лингвистическая экспертиза, оплатить которую нужно самой Анне.

Но уже сейчас кандидат филологических наук, декан филфака БрГУ им. А.С. Пушкина Ольга Фелькина, проводящая лингвистические экспертизы по факту оскорбления более 10 лет, говорит, что Анну вовсе не оскорбили.

«Оскорбление с бытовой точки зрения и с юридической точки зрения – это несколько разные вещи, – поясняет эксперт. – В том, что Анна посчитала оскорблением, есть обидные слова. Но это не оскорбление».

Реклама

«Дура» – слово неприятное, но приличное

«Гадюка», «дурочка» – это не оскорбления. А то, что является оскорблением, я не могу произнести. Если одна соседка назвала другую дурой, она, несомненно, унизила честь и достоинство последней, потому что выразила сомнение в ее умственных способностях. Но с точки зрения Кодекса об административных правонарушениях и Уголовного кодекса РБ, это оскорблением не является. Потому что в кодексах оскорбление трактуется как такое унижение чести и достоинства, которое выражено в неприличной форме. А слово «дура», может, и неприятное, но приличное, – поясняет Ольга Фелькина. – Неприличная форма может трактоваться по-разному. Несомненно, неприличны в любой речевой ситуации обсценные (нецензурные – прим. авт.) слова, то есть те, которые интеллигентный человек не употребляет и даже малоинтеллигентный старается не употреблять при детях и женщинах. Все остальное – жаргонные, просторечные слова».

Кодекс РБ об административных правонарушениях Статья 9.3. Оскорбление Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, – влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

По словам специалиста, здесь возникает область сомнений и большую роль играет речевая ситуация. Одно и то же слово, произнесенное на кухне или, например, на сессии парламента, будет обладать разной степенью неприличия.

Получается, что по закону, если тебя обидно обозвали, но сделали это в рамках цензуры, то состава преступления нет. И даже если в речи было употреблено неприличное слово, гарантии, что это признают оскорблением, тоже нет.

Главное не «тыкать»

«Многие люди ходят по улице, разговаривают о чем-то своем, используя нецензурные слова. То есть они употребляют неприличные выражения, но это не оскорбление, если слово употреблено для выражения эмоций, не подразумевая конкретного человека», – говорит Ольга Фелькина. Это другое правонарушение – хулиганство.

Специалист привела следующий пример: «Когда Киркоров обругал девушку в розовой кофточке, была шумиха по поводу заключения экспертов, которые признали, что там оскорбления нет. Он употребил в своей речи обсценное слово (срифмовал в ответ на слово «звезда» – прим. авт.), но это еще не означает, что был факт оскорбления. Слово не характеризовало журналистку. Если бы он прямо назвал ее нецензурным словом, то факт оскорбления признал бы любой эксперт. Но если слово употреблено не в форме «ты – …», а в контексте, то есть без прямого называния человека, то оскорблением это не является».

Реклама

Учитывать нужно и формулировку. «Ты дурак» и «ты глупо себя ведешь» – это тоже разные вещи. Первое – это унижение чести и достоинства, характеристика личности, а второе – не унижение, потому как это оценка поведения. Притом что сказано вроде бы одно и то же», – разъясняет Ольга Антоновна.

С самими неприличными словами также возникает вопрос: какое нецензурное, а какое цензурное? «Есть такие слова, которые любой носитель русского языка посчитает нецензурными, но это каких-нибудь пять корней, от которых образовано все остальное. Если можно сослаться на соответствующие словари, тогда решение несомненно», – говорит специалист.

Уголовный кодекс РБ Статья 189. Оскорбление 1. Умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за оскорбление или клевету, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до двух лет. 2. Оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Проводя экспертизы, Ольга Фелькина пользуется различными словарями – как нормативными, так и словарями жаргонной лексики и т. п. В заключении должны быть ссылки, определения, пометы. Если в словаре нет помет «бранное», «просторечное», тогда нет оснований считать его неприличным.

980 оскорбителей за год попали под суд

Наша собеседница отмечает, что раньше, лет десять назад, экспертизы были единичны: два-три обращения в год. Сейчас – около десятка, и это только те, которые делают на филфаке.

Наблюдая за ситуацией в течение многих лет, Ольга Фелькина резюмирует: «Оскорбления происходят гораздо реже с точки зрения юридической, чем с точки зрения бытовой. На вопрос «Было ли оскорбление?» большая часть экспертиз дает отрицательный ответ».

По словам старшего инспектора управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Дмитрия Козореза, лингвистическая экспертиза назначается на этапе проведения проверки правоохранительных органов только в том случае, если обвиняемое лицо не признает свою вину. Если лингвист не подтверждает факт оскорбления, административный процесс прекращается. Дмитрий Козорез отмечает, что часто встречаются случаи примирения сторон. Тем не менее в текущем году в Брестской области за оскорбление к административной ответственности привлечены 977 человек, к уголовной – 3. Во время судебного процесса экспертиза может назначаться повторно.

Кстати, проведение экспертиз в РБ – лицензируемая деятельность. Но, как поясняет начальник филиала судебных экспертиз в Брестской области Владимир Горевой, суд в разовом порядке может поручить проведение экспертизы лингвисту с соответствующей степенью (кандидату наук, профессору), не имеющему лицензии. Тогда лингвист выступает не в качестве эксперта, а просто как специалист.

* Имя изменено автором

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх