Основания освобождения от ответственности

§ 4. Основания освобождения от ответственности

Правонарушитель освобождается от гражданско-правовой ответственности при отсутствии одного или нескольких условий привлечения к ней. Основания освобождения от ответственности могут быть предусмотрены законом или договором для конкретного обязательства.
В некоторых обязательствах исключение ответственности путем указания об этом в договоре не допускается. Так, соглашение участников полного товарищества об ограничении их ответственности по обязательствам полного товарищества ничтожно (п. 3 ст. 75 ГК). Кроме того, заключенное ранее соглашение об устранении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно (п. 4 ст. 401 ГК).
Наиболее типичными основаниями освобождения от ответственности являются случай, непреодолимая сила и вина потерпевшего (кредитора).
1. Случай — обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины кого-либо из участников обязательства, а не вообще об отсутствии чьей бы то ни было вины. Так, кража третьим лицом вещи, отданной подрядчику для ремонта, является умышленным преступлением. При совершении ее особо изощренным способом (например, подкоп в здание), который должник (подрядчик) не предвидел и не мог предвидеть, кража может рассматриваться как случай и освобождать должника от ответственности.
Случай является антиподом вины, его невозможно предвидеть. Случай характеризуется субъективной непредотвратимостью: если бы лицо знало о возможном наступлении результата, то вред мог бы быть предотвращен. Например, у больного было аномальное расположение сосудов, поэтому введение ему лекарства в кровеносный сосуд привело к смерти. Суд оценил действия врача как невиновные, случайные и в иске о возмещении вреда к лечебному учреждению в связи со смертью кормильца отказал.
2. Под непреодолимой силой понимается обстоятельство, отличительные признаки которого — чрезвычайность и непредотвратимость при данных условиях (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК).
Обстоятельство чрезвычайно по источнику возникновения, масштабу, интенсивности, неординарности. Возникновение непреодолимой силы не связано с деятельностью ответственного лица.
Непреодолимая сила не зависит от воли участников правоотношения и, как правило, исключает возможность ее предвидения. Иногда имеют место ситуации, когда явление непреодолимой силы в какой-то мере предвидимо. Так, в открытом океане судно может быть не в состоянии избежать вредоносного действия цунами (урагана, шторма), даже будучи предупрежденным об их надвижении.
Фактор непредотвратимости последствий непреодолимой силы трактуется в юридической литературе по-разному. Одни рассматривают непредотвратимость исходя из имеющихся возможностей у конкретного лица; более правильная позиция учитывает возможности любого лица, с учетом уровня науки и техники всего общества . Следовательно, непредотвратимость обстоятельства состоит в том, что в данных условиях отсутствуют технические и иные средства, с помощью которых можно предотвратить само обстоятельство и связанные с ним последствия.
———————————

См.: Павлодский Е.А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М., 1978. С. 81 — 86.
В одном деле коммерческий банк, обосновывая предъявление иска, отнес к непреодолимой силе финансовый кризис. Арбитражный суд, напротив, указал, что финансовый кризис 1998 г., вызванный резким падением курса рубля по отношению к американскому доллару, стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних десяти лет. Поэтому в иске банку было отказано.
Относительность понятия «непреодолимая сила» объективна, она зависит от условий места и времени, а не от субъективных предпосылок. Например, неблагоприятные погодные условия практика относит к простому случаю. Но если имели место град, снег в нехарактерное время года (июнь — август) в средней полосе России и настолько необычны по своему проявлению, что сказалось на деятельности субъектов, то налицо непреодолимая сила.
Освобождение от ответственности вследствие непреодолимой силы возможно только тогда, когда существует причинная связь между непреодолимой силой и возникшим вредом.
На практике непреодолимую силу часто именуют «форс-мажорными обстоятельствами» и к ним относят: разрушительные силы природы (наводнение, землетрясение, смерчи, обвалы, цунами, извержение вулкана); некоторые общественные и иные явления (военные действия, перерыв дипломатических отношений, эпидемии). Следует заметить, что правовую квалификацию того или иного обстоятельства с точки зрения наличия признаков непреодолимой силы правомочен дать только суд. Поэтому не всегда перечисленные в договоре обстоятельства, освобождающие от ответственности контрагентов, будут приняты во внимание в судебном процессе.
К непреодолимой силе не относятся: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
3. Вина потерпевшего (кредитора). Согласно п. 1 ст. 1083 ГК вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.
Иногда в договорных обязательствах вина кредитора освобождает должника от ответственности. Так, согласно ч. 4 ст. 34 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи» операторы почтовой связи не несут ответственность за утрату, порчу (повреждение), недоставку почтовых отправлений или нарушение контрольных сроков их пересылки, если они вызваны обстоятельствами непреодолимой силы или свойствами вложения почтового отправления (огнеопасные, взрывчатые, скоропортящиеся вещи). Из этого положения следует, что ответственность не наступает независимо от того, отправил ли клиент умышленно или по неосторожности запрещенные к почтовому отправлению вещи.
———————————

Борьба с преступностью и поддержание оптимального социального спокойствия является одной из важнейших задач государства. Если имеет место преступление, человек, выполнивший его. Будет нести ответственность в рамках статьи Уголовного кодекса, под действие которой попадает его деяние. Впрочем, законодатель предусматривает отдельные ситуации, когда злоумышленник может быть освобожден от наказания и ответственности.

Бесплатная консультация юриста по телефону Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону Москва и МО
+7(499)703-41-19 Санкт-Петербург и ЛО
+7(812)309-81-76

Введение в тему

Далеко не всегда преступник может понести ответственность за совершенное им преступное деяние. Если имеются определенные обстоятельства, сказывающиеся на приговоре, судебные инстанции вполне могут облегчить участь злоумышленника, или вовсе освободить его от мер, предусмотренных уголовным законом.

При этом, решение об освобождении от наказания должно быть вынесено до того момента, как суд окончательно вынесет вердикт по делу. Если будут определены причины, которые станут решающими при освобождении от ответственности, ими можно воспользоваться. Единственный нюанс заключается в том, что деяние не должно быть квалифицировано по «тяжким» статьям. Если преступление повлекло создание общественно опасной ситуации, или в его результате серьезно пострадало здоровье человека, уклониться от наказания невозможно в принципе.

С оглядкой на действительные нормы законодательной базы, можно сказать, что освобождение от уголовной ответственности – это некая совокупность условий, свидетельствующих о сниженной или утраченной опасности исполненного злоумышленного деяния, носящего противоправный характер. Они дают возможность прекратить процесс предварительного следствия, тем самым освобождая нарушителя от возможных санкций со стороны суда.

Специфика исключения наказания состоит в том, что судебная инстанция, прокуратура или орган следствия при наличии неких условий отказывается от вынесения обвинительного приговора. Таким образом, пользователь будет не только освобожден от ответственности за свои поступки, но и в его биографии не появится графа судимости.

Многие пользователи полагают, что освобождение от уголовной ответственности имеет место исключительно в ситуациях, когда обвиняемый оказывается невиновным.

На практике дело обстоит иначе, и при сочетании некоторых факторов даже виновный в преступном поступке человек может рассчитывать на прощение.

Действительные правовые нормы определяют, что освобождение от ответственности возникает при наличии следующих параметров:

  1. Степень опасности преступления невысокая, социуму не причинен ущерб, в результате чего преступление злоумышленника будет считаться малозначимым.
  2. Невысокий уровень опасности деяния преступного характера. В результате исполнение неких преступных намерений отсутствуют пострадавшие лица, здоровью и жизни человека нет никаких угроз.
  3. Преступление исполнено не полностью. Злоумышленник своевременно осознал всю степень тяжести своего проступка, что повлияло на предпринятые им меры. Как следствие – предполагаемые им первоначальные цели не достигнуты, преступление оказалось неисполненным, или выполненным не в полном объеме.

Анализ действительных принципов УК РФ дает возможность определить некие обстоятельства. По утверждению многих экспертов исключение наказания включает в себя признаки преступного намерения, которые:

  1. Определяют взаимосвязь нормы и оснований освобождения от уголовной ответственности. Это означает, что определяется сама возможность избежать ответственности, и формируются некие условия освобождения от ответственности, положительно сказывающиеся на процессе следствия.
  2. Являются решающими при вынесении вердикта касательно освобождения от уголовной ответственности. Здесь анализируются вспомогательные факторы, влияющие на принятие решения судебной инстанцией. В частности, послабление ответственности или освобождение от нее может быть назначено гражданам, действующим в состоянии аффекта, под угрозой жизни и здоровья и т.д.
  3. Характеризуют не только само преступление, но и обращают внимание на личность злоумышленника. В частности, принимается к сведению характеристика преступника от близкого окружения и работодателя, учитывается наличие преступного опыта и многое другое.

Виды освобождения от ответственности

Уклониться от ответственности за совершенное преступное действие можно, но этот процесс сложный. Закон предусматривает возможность избежать наказания для лиц, если имеются некие признаки и обстоятельства, освобождающие от уголовной ответственности.

Чаще всего в качестве ключевого основания и условия для освобождения выделяют нецелесообразность привлечения злоумышленника к ответственности, что процессуально закрепляется в постановлениях следственных органов, судебных инстанций и прокуратуры.

Прежде чем предпринять меры по уклонению от ответственности, предстоит исполнить ряд действий, включающих в себя:

  1. Определение максимальной санкции, предусмотренной конкретной статьей Уголовного кодекса.
  2. Установление оснований и объективных причин, дающих право избежать ответственности.
  3. Определение конкретных нормативов и законов, послабляющих воздействие уголовно-правовых норм воздействия на преступника. Здесь нужно проявить максимальное внимание, так как в российской законодательной базе имеется множество коллизий, когда статьи могут противоречить друг другу.
  4. Определение обстоятельных оснований, на базе которых преступник освобождается от уголовной ответственности.

Государство устанавливает несколько разновидностей освобождения от уголовного наказания. Остановимся на классификации более детально.

Деятельное раскаяние и примирение сторон

Под деятельным раскаянием понимается поведение злоумышленника, направленное на минимизацию последствий от его противоправных проступков. Кроме того, в данную категорию попадут ситуации, когда преступник всяческими мерами старается уменьшить причиненный вред.

Освобождение на основании деятельного раскаяния допустимо для тех моментов, когда общественная опасность преступления минимизируется или сводится к «нулю». Также нужно обратить внимание на тот факт, что указанный вид освобождения доступен только тем лицам, чьи действия не нанесли весомого ущерба, не считаются «средними» или «тяжелыми».

К обозначенной категории отнесут явку с повинной, которая послужит ключевым мотивом для отказа от уголовного преследования пользователя. Впрочем, освобождение будет возможным лишь тогда, когда ущерб минимизирован, а сам преступник добровольно сотрудничает с органами следствия, и помогает установить истинное положение дел. Если имеет место наличие материально вреда, отказ от уголовного преследования будет реальным при возмещении всех убытков. Оно может быть сделано следующими способами:

  1. Компенсация вреда в натуральном выражении.
  2. Выплата денежной компенсации, соответствующей уровню причиненного ущерба.
  3. Восстановление испорченного имущества собственными силами (ремонт, замена).

Важно! Избежание наказания на основании раскаяния возможно только для лиц, имеющих погашенную судимость, или не попадающих ранее на глаза правоохранительным органам.

Одна из самых популярных причин для освобождения от ответственности – стороны могут инициировать мирные переговоры, в рамках которых будет принято решение о примирении, то есть создании условий, при которых отсутствуют любые взаимные претензии.

Примирение возможно при наличии определенных условий, которые формируют порядок освобождения от уголовной ответственности:

  1. Преступление не имеет тяжких последствий, классифицируется органами следствие как легкое или среднее.
  2. Инициатива по примирению исходила главным образом от потерпевшего. Злоумышленник при этом согласен на предлагаемые условия, и идет на любые уступки, позволяющие ему остаться на свободе.
  3. Весь ущерб, исчисляемый в материальном выражении, в полной мере погашен злоумышленником.
  4. На пострадавшего не оказывается никакое воздействие, решение о примирении обоюдное и добровольное.

Если суд установит, что имеются какие-либо основания, предполагающие опасность преступного намерения, примирение сторон во внимание взято не будет. Следовательно, важнейшим фактором тут станет поиск целесообразных причин для исключения наказания, а также определение реальной степени опасности для социума.

Истечение срока давности и изменение обстановки

Действительные уголовно-правовые нормы устанавливают понятие освобождения из-за давности. Оно обозначает конкретный временной отрезок, по истечению которого преступник будет полностью освобожден от уголовной ответственности.

Для различных категорий преступных деяний устанавливается конкретный срок давности:

  • действия, классифицированные как небольшая степень тяжести – 2 года;
  • средняя степень тяжести – 6 лет;
  • тяжкие деяния – 10 лет;
  • особо тяжкие преступления – истечение срока давности равно 15 годам.

Здесь законодатель действует согласно определенному принципу. Он заключается в том, что предполагается эффективность наказания после исполнения преступления. Завершение срока давности не будет означать утрату деянием преступных признаков и характеристик. Однако, чем больше времени пройдет с момента преступного действия, тем менее значительной будет опасность преступления для общества и его основополагающих норм и правил.

Это одна из разновидностей специальных оснований освобождения от уголовной ответственности. Применяется исключительно касательно лиц, уличенных в преступном деянии впервые. Если ранее за человеком имелось какое-либо нарушение (даже административного характера), уклониться от ответственности не удастся.

В целом, изменение обстановки свидетельствует о наличии неких условий для избегания ответственности. Речь идет о неосторожности, а также деяниях, ответственность за которые не превышает 5 лет.

Нужно отметить, что данная категория является самой спорной в российской практике, и до сих пор доподлинно не установлены конкретные обстоятельства, имеющие право послужить основанием для отмены уголовных санкций (возможны случаи, когда суды отклоняют заявление на рассмотрение дела). Ввиду этого данной нормой чаще всего пользуются в попытках избежать ответственности.

Впрочем, даже несмотря на это, закон все равно уделяет важнейшее значение оценочным мероприятиям, позволяющим установить истинный ущерб преступления и определить личность злоумышленника. Так, назначение наказания несовершеннолетним будет осуществлено только после изучения всех обстоятельств дела.

Амнистия и помилование

Оба понятия являются государственными инструментами уклонения от уголовной ответственности. Применяются чаще всего в отношении лиц, касательно которых действует обвинительный приговор. Помилование и амнистия выражаются в вынесении законодательного акта, который применяется касательно определенной категории преступников.

Главной особенностью такого законодательного приговора с освобождением осужденного считают тот факт, что он не несет никаких изменений для уголовной законодательной базы, и по сути является разовым. Это означает, что он действует только касательно конкретной группы лиц, осужденных за одинаковые преступления, и затрагивает конкретный временной отрезок.

Среди нюансов указанных специальных видов освобождения от уголовной ответственности выделяют факт, что вынесенный вердикт суда продолжает оставаться действительным, не ставится под сомнение его целесообразность. А само освобождение от уголовной ответственности понимается как добровольный акт помилования от государства, решающего освободить часть граждан от отбывания наказания.

Законодатель допускает прецедент, когда в отношении виновника устанавливается ответственность в полной мере, но наказание не применяется, или используется в ослабленной форме (означает освобождение от уголовных санкций).

К таковым случаям относится:

  • отсрочка отбытия наказания для наркозависимых граждан, проходящих курс лечения и реабилитации;
  • замена наказания на более мягкое;
  • болезнь преступника, необходимость в длительном лечении и восстановлении;
  • общие отсрочки наказания для граждан, имеющих на воспитании детей до 14 лет;
  • условно-досрочное наказание;
  • допускается снижение ответственности для беременных женщин, матерей-одиночек.

Ефремов Роман Сергеевич

Бесплатная консультация юриста по телефону Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону Москва и МО
+7(499)703-41-19 Санкт-Петербург и ЛО

46. Вина, ее степени. Освобождение должника от ответственности. 47. Возмещение убытков.

При наступлении срока платежа (исполнения), указанного в договоре или определенного иным путем, должник должен исполнить обязательство. В противном случае имеет место просрочка исполнения обязательства.

Для признания просрочки должника требовались следу ющие условия: а) наличие защищаемого иском обязатель ства; б) наступление срока платежа (исполнения), «зрелость» обязательства; в) наличие вины должника в нарушении срока; г) напоминание кредитора о наступлении срока платежа. В более развитом римском праве законодательством Юстиниана было установлено, что если обязательство содержит точный срок исполнения, то он сам как бы напоминает должнику о необходимости платежа (dies interpellat pro homine — срок напоминает вместо человека). При этом вор всегда считался в просрочке.

Просрочка исполнения влекла важные отрицательные для должника последствия: а) кредитор имел право требовать возмещения всех причиненных просрочкой убытков; б) риск случайной гибели предмета обязательства переходил на виновную в просрочке сторону; в) кредитор мог отказаться от принятия исполнения, если оно утратило для него интерес.

В нарушении срока исполнения обязательства может быть повинен и кредитор (например, отказался принять исполнение без уважительных причин). В таком случае для кредитора также наступают негативные последствия. Он обязан возместить должнику причиненные непринятием исполнения убытки. После просрочки кредитора должник отвечает только за умышленно причиненный вред, а не за простую вину. Риск случайной гибели вещи также переходит на просрочившего кредитора.

Исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства. Без согласия кредитора оно не может исполняться по частям (если только это не предусмотрено договором), досрочно, не допускается замена предмета обязательства. Любые отклонения от содержания обязательства могут быть допущены только с согласия кредитора.

Неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства признавалось отступление от условий договора, нарушение одного из приведенных выше требований к исполнению.

Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала лишь при наличии специальных условий — вины и вреда. При отсутствии хотя бы одного из этих двух условий ответственность не наступала.

Римские юристы понимали вину как несоблюдение поведения, требуемого правом.

Юрист Павел писал: «Если лицо соблюдало все, что нужно… то вина отсутствует». То есть вина римскими юристами трактовалась как противоправное поведение.

Римское право знало две формы вины: а) умысел (dolus), когда должник предвидит наступление результатов своего поведения и желает их наступления; б) небрежность, неосторожность (culpa), когда должник не предвидел результатов своего поведения, но должен был их предвидеть. Тот же Павел говорил: «Вина имеется тогда, когда не было предусмотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком».

Неосторожность бывает различной степени — грубая и легкая. Грубая неосторожность (culpa lata) — не проявление той меры заботливости, внимания, рачительности, осторожности, которую обычно проявляют обыкновенные люди. Ульпиан писал: «Грубая вина — это чрезвычайная небрежность, т. е. непонимание того, что все понимают».

По своему значению грубая вина приравнивалась к умыслу. Другой юрист Нерва утверждал, что «слишком грубая вина является умыслом».

Вторая степень вины culpa levis — легкая вина определяется сравнением поведения некоего «хорошего», заботливого, доброго хозяина с поведением должника. Если поведение должника не соответствовало требованиям поведения рачительного хозяина, он признавался виновным, но устанавливалась легкая вина. Римские юристы разработали модель поведения такого доброго, заботливого, рачительного хозяина, которое становилось мерилом для определения вины должника. Такую вину называли еще culpa levis in abstracto — виной по абстрактному критерию, т. е. мерой для сравнения служила некая абстракция, неопределенность.

Римское право знало еще третью разновидность вины — culpa in concreto — конкретную. Ее определяли с помощью сравнения отношения лица к собственным и чужим делам (вещам). Если должник к чужим делам (вещам) относился хуже, чем к своим, то налицо конкретная вина. Если товарищ относится к делам товарищества как к собственным, его поведение безупречно, если же хуже — виновно.

В развитом римском праве ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала при том непременном условии, что неправомерное поведение должника причинило имущественный вред кредитору. Первоначально же ответственность должника носила личный характер: его наказывали физически.

§ 5. Обстоятельства, исключающие гражданско-правовую ответственность

Непреодолимая сила. Ответственность должника за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательства или за причинение вреда исключается при наличии непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств, от лат.

vis maior — внешнее действие высшей силы против воли человека; непредвиденное событие).
В п. 3 ст. 401 ГК непреодолимая сила определяется как «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство». Несмотря на наличие легального определения, установление того, относится конкретное обстоятельство к непреодолимой силе или нет, является достаточно сложным.
В самом определении непреодолимой силы содержатся характеризующие ее признаки.
Непреодолимая сила это:
во-первых, чрезвычайное, исключительное обстоятельство, которое выпадает из ряда обычных явлений. Например, не могут рассматриваться как непреодолимая сила ежегодный разлив реки, наступление зимы, смерть человека и т.п. Хотя эти события непредотвратимы, они не носят чрезвычайного характера, а потому не могут быть отнесены к непреодолимой силе;
во-вторых, непредотвратимость при данных конкретных обстоятельствах. В юридической литературе традиционно отмечается, что непредотвратимость должна носить объективный характер, т.е. ее невозможно предотвратить, даже если существует возможность предвидения. Объективная непредотвратимость рассматривается не как абстрактная невозможность вообще, а как невозможность предотвратить обстоятельства конкретным лицом имеющимися у него средствами в конкретных условиях. Вполне возможно, что непредотвратимое в конкретных условиях обстоятельство не будет таковым в другом конкретном случае. Например, раннее становление льда в районах Крайнего Севера является непреодолимой силой для морской навигации, но не препятствует завозу товаров воздушным транспортом. Кроме того, непреодолимая сила должна рассматриваться применительно к конкретному временному периоду: многое из того, что было непреодолимо в XIX в., не может рассматриваться таковым в настоящее время. Например, изобретение громоотвода сделало предотвратимыми пожары от удара молнии.
Традиционно практика относит к непреодолимой силе явления стихийного характера: землетрясения, сильные снегопады, цунами и т.д.
К форс-мажорным обстоятельствам могут относиться также определенные явления общественной жизни: военные действия, эпидемии, забастовки, а также различные запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д.*(1364)

Для освобождения должника от ответственности он должен доказать наличие как самой непреодолимой силы, так и причинной связи между нарушением обязательства (причинением вреда) и непреодолимой силой. Непреодолимой силой не могут являться, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК).
В ряде исключительных случаев для повышенной охраны прав граждан, а также учитывая особую опасность осуществляемой деятельности, законодатель устанавливает обязанность возместить вред, являющийся результатом действия непреодолимой силы. Обязанность изготовителя (исполнителя) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов, наступает независимо от того, позволял существующий уровень научно-технологических знаний выявить их вредоносные свойства или нет. В соответствии с международными конвенциями ответственность за ущерб, причиненный использованием ядерных материалов, не исключает и непреодолимая сила*(1365).
Случай. От непреодолимой силы следует отличать случайное причинение вреда. Непреодолимая сила характеризуется объективной непредотвратимостью, а случай — субъективной непредотвратимостью. Лицо не знало, не могло и не должно было знать о возможности наступления неблагоприятных последствий, а если бы могло знать о таких последствиях, то смогло бы предпринять действия по их предотвращению. Случай означает неисполнение обязательства, причинение вреда при отсутствии вины должника (причинителя вреда). Поскольку вина должника отсутствует, то гражданско-правовая ответственность не наступает. Это общее правило, из которого имеются многочисленные исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность может наступать независимо от наличия вины, даже в случае доказанной невиновности.
Наиболее распространенным случаем отступления от принципа вины является ответственность лиц, нарушивших обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Установление такого правила вполне оправдано, поскольку предпринимательская деятельность направлена на извлечение прибыли, ею занимаются, как правило, профессионально, поэтому предприниматели должны нести связанные с этой деятельностью неблагоприятные последствия.
Независимо от вины отвечает профессиональный хранитель за утрату или повреждение вещи (п. 1 ст. 901 ГК). Широко применяется ответственность независимо от вины в деликтных обязательствах. Так, вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов (ст. 1070 ГК), возмещается независимо от вины. Не требуется вина при возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК). Повышенная ответственность независимо от вины установлена за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работ или услуг (ст. 1095-1098 ГК) и т.д.
Установление в этих случаях ответственности независимо от вины направлено, с одной стороны, на повышенную защиту прав и интересов потерпевших, с другой — на стимулирование владельцев источников повышенной опасности, продавцов (изготовителей) к принятию всех необходимых мер для предотвращения возможности даже случайного причинения вреда.

Иные основания освобождения от ответственности. Кроме непреодолимой силы и случая, в гражданском праве возможны и иные основания освобождения от ответственности. Они, как правило, встречаются во внедоговорных обязательствах и означают отсутствие противоправности в действиях причинителя. При наличии указанных в законе обстоятельств возможно уменьшение размера возмещаемых убытков, но не освобождение от ответственности.
К случаям, освобождающим от ответственности, следует прежде всего отнести причинение вреда лицом при осуществлении им права или исполнении обязанности. Примерами могут служить уничтожение заболевших животных с целью предупреждения эпизоотии, повреждение имущества при тушении пожара и проч. В таких случаях причинители вреда не несут обязанности по его возмещению, поскольку были управомочены на причинение вреда и в их действиях отсутствует противоправность.
Гражданский кодекс предусматривает также освобождение причинителя от ответственности, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего. Однако такие действия правомерны, если потерпевший мог распоряжаться принадлежащим ему правом (благом), не нарушая нравственных принципов общества. Например, согласие собственника на уничтожение принадлежащей ему вещи, которая не представляет большой ценности, исключает ответственность причинителя. Однако причинение смерти или увечья с согласия потерпевшего или даже по его просьбе является противоправным и влечет за собой ответственность. Эвтаназия — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе по прекращению искусственных мер по поддержанию жизни, российским законодательством запрещена. Поэтому она влечет за собой ответственность, причем как уголовную, так и гражданско-правовую, например в виде возмещения вреда лицам, находившимся на иждивении умершего. Можно сколько угодно спорить о целесообразности введения эвтаназии в российское законодательство, однако на сегодняшний день следует однозначно констатировать ее противоправность.
В ряде случаев ответственность лица может исключаться действиями третьих лиц. Так, по общему правилу субъектом ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, выступает его владелец. Если же источником повышенной опасности неправомерно завладело иное лицо, например при угоне автомобиля, ответственность перед потерпевшим будет нести непосредственно угонщик автомобиля.
Обстоятельством, освобождающим от ответственности, является также умысел потерпевшего. В качестве примера из области договорного права можно привести п. 1 ст. 963 ГК, который предусматривает освобождение страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение, если страховой случай произошел вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Во внедоговорных обязательствах умысел потерпевшего во всех случаях исключает ответственность причинителя. Например, если гражданин, решивший покончить с собой, бросился под автомобиль, то его владелец должен быть освобожден от ответственности.
О влиянии неосторожной вины потерпевшего на размер ответственности должника говорилось ранее при рассмотрении вопроса о смешанной ответственности.
Основанием для уменьшения размера ответственности может служить имущественное положение причинителя вреда, если последним является физическое лицо. Суд может уменьшить возмещение вреда, приняв во внимание имущественное положение гражданина, причинившего вред (п. 3 ст. 1083 ГК).

 § 3. Обстоятельства, исключающие ответственность
должника

1. Во всех случаях, когда ответственность должника строится на началах вины, он освобождается от нее, если будет доказано, что обязательство нарушено случайно, т.е. вследствие обстоятельств, которые не могут быть поставлены ему в вину (речь идет о том, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства).

Как уже отмечалось на примере должников-предпринимателей, в случаях, когда установлена повышенная ответственность (независимо от вины), закон обычно предусматривает, что должник освобождается от такой ответственности, если ему удастся доказать, что невозможность исполнения была создана непреодолимой силой. Непреодолимая сила представляет собой «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие» (п. 3 ст. 401 ГК). Чаще всего так расцениваются явления стихийного характера (удар молнии, наводнение, сильная буря и т.п.), когда по этой причине поставщик, например, не смог вовремя отгрузить покупателю товары в предусмотренном договором количестве. Непреодолимой силой могут также считаться забастовки, война и непосредственно вызываемые ими последствия. Приведенное легальное определение непреодолимой силы применительно к ответственности должника в обязательстве совпадает с тем, которое содержится в ст. 202 ГК; в ней идет речь о непреодолимой силе как обстоятельстве, с действием которого связано приостановление течения срока исковой давности.

Сама ст. 401 (п. 3) ГК включает указание на то, что по крайней мере три прямо названных в ней обстоятельства, создающих невозможность надлежащего исполнения обязательства предпринимателем-должником, ни при каких условиях не могут рассматриваться как непреодолимая сила. К числу этих трех относятся: нарушение обязанности перед должником его контрагентами (машиностроительный завод допустил недопоставку из-за того, что его собственные поставщики — угольная шахта или металлургический завод не исполнили заключенного с ним договора), отсутствие на рынке нужных для исполнения договора товаров и отсутствие денежных средств у должника (например, покупатель не обладает ими для приобретения необходимого ему для производства подлежащей поставке продукции оборудования). Из этого следует, что все эти обстоятельства не могут служить основанием освобождения должника даже тогда, когда в этой роли выступает предприниматель, от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Водном из рассмотренных им дел Президиум ВАС РФ, имея в виду, что ответственность гостиницы за сохранность принятых ею на хранение вещей наступает независимо от вины, в своем постановлении признал, что «кража не является обстоятельством непреодолимой силы» *(654).

Постановление Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» *(655) выделило особо случай применения правил об ответственности должника-предпринимателя за действия его контрагентов. Речь идет о ситуации, которая возникает при неисполнении или ненадлежащем исполнении банком обязательств по выполнению поручений клиентов по той причине, что необходимые услуги не оказала находящаяся, в свою очередь, в договорных отношениях с банком служба связи.

2. Освобождение должника от ответственности (полностью или частично) может последовать, если в нарушении обязательства виновен кредитор. Примером служит ст. 963 ГК, которая предусматривает необходимость освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение (при имущественном страховании) или страховую сумму (при личном страховании), если окажется, что страховой случай произошел вследствие умысла страхователя, а при имущественном страховании также в случае его грубой неосторожности.

Вина кредитора может быть достаточным основанием и для освобождения от ответственности должника-предпринимателя. Так, например, фирма, оказывающая соответствующие услуги, заключила по поручению клиента от его имени договор, по которому был приобретен жилой дом. Как оказалось впоследствии, дом находился в аварийном состоянии. Фирма не обязана нести перед клиентом ответственность за возникшие у него в связи с этим убытки, если докажет, что своевременно предупреждала клиента о том, что дом приобретается без проверки его качества, на что тот не обратил внимания, настаивая на скорейшей регистрации договора.

Виновными в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства могут оказаться обе стороны: и кредитор, и должник. Тогда суд, не освобождая должника от ответственности, только уменьшает ее размер (п. 1 ст. 404 ГК). В зависимости от того, какое значение для нарушения обязательства имели умышленные или неосторожные действия кредитора, суд может снизить размер ответственности должника наполовину, на одну треть и т.п. При этом ключевое значение для определения границ усмотрения суда в подобных случаях имеет содержащееся в ст. 404 ГК указание на необходимость уменьшать ответственность должника «соответственно». Оценивая сферу применения правила об уменьшении ответственности должника вследствие нарушения обязательства по вине обеих сторон, необходимо иметь в виду, что это правило действует независимо от того, основана ли ответственность должника на принципе вины или является повышенной (вплоть до действия непреодолимой силы).

Одно из обстоятельств, вызывающих уменьшение ответственности должника, выделено п. 1 ст. 404 ГК особо. Речь идет о случае, когда кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (например, поклажедатель не использовал имевшихся у него возможностей своевременно вывезти товары, хранившиеся на складе, хотя и был предупрежден об ожидавшемся наводнении).

Иногда в законе содержится специальный перечень обстоятельств, при наличии которых должник освобождается от ответственности за нарушение обязательства. Наиболее широко это используется в транспортных уставах и кодексах. Например, в ТУЖД (ст. 108 и 109) указаны девять обстоятельств, при которых транспортная организация освобождается от ответственности за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза. Каждое из этих обстоятельств, как указано в соответствующих статьях, отличает то, что железная дорога не могла их предотвратить, устранение этих обстоятельств от нее не зависело. Приведенная формулировка соответствующего положения, как уже отмечалось, призвана подтвердить, что в основе ответственности железной дороги за целость и сохранность перевозимых грузов лежит принцип вины.

Объективные критерии освобождения от ответственности в гражданском праве (Дождев Д.В.)

Соотношение субъективных и объективных критериев освобождения от ответственности обсуждалось в Постановлении Президиума ВАС РФ N 14316/11 от 20 марта 2012 г. Грузоотправитель заключил в 2007 г. договор транспортной экспедиции с экспедитором, а тот во исполнение своих обязанностей заключил договор перевозки с перевозчиком в 2010 г. Груз был принят к перевозке, но не доставлен грузополучателю, так как в результате возгорания автомобиля, перевозившего груз, полностью сгорел. Экспедитор компенсировал убытки грузоотправителю и обратился с иском к перевозчику. Решением Арбитражного суда Пермского края по делу N А50-21608/2010 от 24 января 2011 г. в удовлетворении искового требования отказано; Постановлением Семнадцатого ААС от 26 апреля 2011 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения; ФАС Уральского округа Постановлением от 23 августа 2011 г. названные судебные акты оставил в силе. Экспедитор подал заявление в ВАС РФ. Отказывая в удовлетворении первоначального искового требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что ответчик предпринял все меры для осуществления перевозки на технически исправном транспортном средстве, а утрата груза, произошедшая вследствие пожара, является чрезвычайной и непредотвратимой, вызвана событием, избежать которого перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предупреждены. Суды опирались на положения ст. 401 и 796 ГК РФ.
Президиум ВАС усмотрел в таком обосновании ошибочное применение субъективных критериев к оценке оснований для освобождения от ответственности. Если п. 3 ст. 401 ГК РФ предусматривает общие основания ответственности за нарушение обязательств, то ст. 796 ГК РФ содержит специальное регулирование ответственности перевозчика за утрату, недостачу и повреждение груза или багажа. В силу п. 1 данной статьи перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Аналогичное регулирование ответственности перевозчика предусмотрено ч. 5 ст. 34 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта».
Итак, ошибка нижестоящих судов заключалась в том, что они помимо ст. 796 ГК РФ опирались также на общие основания договорной ответственности, установленной ст. 401 ГК, тогда как ссылка на то, что «ответчик предпринял все меры для осуществления перевозки на технически исправном транспортном средстве», была неуместна: «По смыслу указанных норм перевозчик несет ответственность независимо от наличия или отсутствия его вины в нарушении обязательства по перевозке, и единственным основанием освобождения его от ответственности за утрату груза является наличие препятствий вне разумного контроля перевозчика — обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, поскольку от него нельзя было разумно ожидать принятия этих препятствий в расчет при заключении договора, а равно их предотвращения и преодоления последствий. При этом ссылки на наличие события недостаточно, сторона обязана доказать, что было невозможно разумно избежать или преодолеть его последствия».
Заметим, что Президиум ВАС отступает от текста нормативных актов и говорит о «наличии препятствий вне разумного контроля перевозчика», а также о невозможности «разумно ожидать принятия этих препятствий в расчет при заключении договора». Данные формулировки использует словарь международных конвенций и документов. Так, Конвенция ООН о международной купле-продаже товаров 1980 г. (Венская конвенция) в ст. 79 (п. 1) устанавливает: «Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий».
Сходным образом Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (UNIDROIT) предусматривают освобождение от ответственности неисполнительной стороны в случае непреодолимой силы (форс-мажор) в следующих словах (ст. 7.1.7): «Сторона освобождается от ответственности за неисполнение, если она докажет, что неисполнение было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий».
О разумном предвидении препятствия к исполнению говорят и Принципы европейского договорного права (ст. 8.108.8): «Неисполнение одной стороны по договору извинительно, если она докажет, что оно связано с препятствием вне ее контроля и что нельзя было разумно ожидать принятие его во внимание в момент заключения договора или избежать или преодолеть само препятствие или его последствия».
Составители Европейских принципов договорного права так комментируют предвидимость препятствия. Речь идет о «разумной» предвидимости, т.е. «когда нормальное лицо, поставленное в подобную ситуацию, могло бы предвидеть препятствие без излишнего оптимизма или пессимизма. Так, в некоторых зонах циклоны можно предвидеть в определенное время года, но не в то время, когда их обычно не бывает, — такое стороны не могли бы разумно предвидеть» <1>. Обратим внимание на то, что авторы Европейских принципов договорного права приводят в пример природный катаклизм, а не обычное затруднение, распространенное в практике перевозки грузов. В зарубежной практике перевозки угля вопрос о форс-мажоре связывают именно с чрезвычайными обстоятельствами (наводнение в Австралии, подмыв путей), когда вопрос о способности разумно предвидеть подобные препятствия к исполнению становится вторичным <2>.
———————————
<1> Lando O., Beale H. (eds.). Principles of European Contract Law. Parts I and II. Combined and Revised Cambridge, Mass.: Kluwer Law International, 2000. P. 381.
<2> Gambrel D. Force Majeure in Coal Transportation, Coal Age, Jun 01, 2011; Vol. 116, No. 6. P. 28 — 29.
Критерий непредвидимости был развит в субъективную теорию форс-мажора в рамках канонического права, где вина трактовалась как грех — субъективное упущение, провинность перед богом и людьми <3>. Это учение восходит к глоссатору XII в. Синибальду де Фьески, который относил к случаю (casus fortuitus) все то, что нельзя было предвидеть ни при каких обстоятельствах (casus enim fortuitus est qui nullatenus potest praevideri) <4>. Такой взгляд, в свою очередь, зависит от отказа различать несчастный случай (отсутствие вины) и непреодолимую силу. Случай трактуется как основание для освобождения от ответственности безотносительно неотвратимости и непредвидимости, поскольку он происходит независимо от воли человека; тем самым случай — это все то, что приводит к невозможности исполнения, но не зависит от воли должника. Здесь воля является источником ответственности, и освобождение от ответственности выводится из отсутствия воли, неподконтрольности должнику вменяемого события. Сама идея предвидимости оказывается выведенной из определения случая: «Несчастный случай — это то, что нельзя предвидеть» <5>.
———————————
<3> Coviello N. Del caso fortuito in rapporto alla estinzione delle obbligazioni. Lanciano, 1895. P. 11 sq. (репринт: Kessinger Publishing, 2010).
<4> Maffei D. Caso fortuito e responsabilita contrattuale nell’eta dei glossatori. Saggi. Milano, 1957. P. 15 — 16.
<5> Fitting H. (ed.). Jurisitschen Schriften des fruheren Mittelalters. Halle, 1876. S. 163 nu. 83: Petri Exceptiones Legum Romanorum, Appendix Prima: Fortuitus casus est cui previderi non potest. Комментируется текст Ульпиана (Ulp. 3 opin.). D. 50, 8, 2, 7.
Совершенно иным путем пошли глоссаторы-цивилисты. Из первоначального многословия, когда различные термины (vis major, casus fortuitus, fatum, vis fatale, vis magna) были призваны лучше выразить одно и то же понятие, постепенно развилось различение ситуаций, которые хотя и не зависят от воли должника и тем самым не предполагают его вины, но не относятся к непреодолимой силе. Были выделены обстоятельства, которые лежат за гранью вины (culpa levissima), предельной осмотрительности, но не являются vis maior. Это область случая (casus fortuitus) в его различении с непреодолимой силой. На этой почве развивается учение о договорном риске: должник может нести ответственность даже за те события, которые происходят без его вины.
Понятие внешнего препятствия к исполнению исходит из того, что должник не несет ответственности, если неисполнение вызвано причиной вне его контроля и он специально не брал на себя ответственность за такие случаи (гарантии). Тем самым на первый план при оценке оснований для вменения выходит связь между действиями (или бездействием) должника и причиной, ставшей препятствием к исполнению и удовлетворению кредитора. Если событие, ставшее препятствием к исполнению, находилось вне контроля должника, его относят не к сфере ответственности за неисполнение, а к сфере риска. Можно даже сказать, что в этом случае собственно неисполнения не было, так как ситуация складывалась без участия должника. Объективное (внешнее) препятствие к исполнению становится не столько основанием для освобождения от ответственности, сколько фактором, который переводит весь дискурс в область, отличную от ответственности. В сфере риска действуют правила, отличные от договорной ответственности, в том числе правила, которые выходят за рамки проблемы неисполнения.
Вопрос предвидимости в объективной теории решается как объективная невозможность достоверного знания о будущем событии как прямой и единственной причине неисполнения — непредвидимость. Если должник выраженным образом не взял на себя гарантии ненаступления подобного события, он свободен от ответственности, даже если такие события можно было ожидать. Это правило (презумпция) связано с тем, что предвидимость понимается конкретно: в данный момент и в данном месте. Непредвидимое не могло найти отражения в договоре, соответственно, должник освобождается от ответственности.
Субъективная трактовка непредвидимости как отсутствия вины должника предполагает иную логику, когда освобождение от ответственности следует именно из доказательства отсутствия вины. В такой перспективе к случайным обстоятельствам (сфере риска) относится все то, что происходит не по вине должника (и поэтому не входит в сферу ответственности). При таком подходе сфера риска формируется не только обстоятельствами непреодолимой силы, но и иными обстоятельствами вне контроля должника, объективно преодолимыми (несчастный случай — casus fortuitus, cas fortuit). Эти обстоятельства роднит с непреодолимой силой только объективная непредвидимость (собственно случайность).
В этой перспективе становится очевиден субъективный аспект теории риска, развиваемый В.А. Беловым в рамках критики субъективной теории Т.М. Яблочкова <6>. Дореволюционный специалист относил к непреодолимой силе все, что лежит за пределами вины. В.А. Белов, справедливо указывая, что такой взгляд смешивает непредвидимость с непредусмотрительностью, выдвигает непредвидимость в качестве общего определения случая (включая и непреодолимую силу как квалифицированный случай). Однако, по Белову, должник за случай не отвечает, тогда как согласно объективной теории такое допустимо. Отечественный закон возлагает на должника ответственность за случай, противопоставляя ему непреодолимую силу — события чрезвычайные и непреодолимые в данных обстоятельствах (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Так, перевозчик несет ответственность за случай (непредвидимое событие) и освобождается от ответственности, только если докажет обстоятельства непреодолимой силы. Именно в рамках объективной теории такие критерии, как непреодолимость и непредвидимость (чрезвычайность), должны толковаться кумулятивно.
———————————
<6> Белов В.А. Гражданское право. Общая часть. Том II. Лица, блага, факты. М.: Юрайт, 2011. С. 973.
Подходы к основаниям вменения в их различении с невозможностью исполнения могут отличаться от юрисдикции к юрисдикции и от традиции к традиции. В целом в современном мире сложились определенные представления о том, что понимать под невозможностью исполнения и в каких случаях она может быть вменена должнику. Наиболее развитое учение о форс-мажоре сложилось во Франции (в этом смысле форс-мажор — французская доктрина).
Среди внешних препятствий к исполнению выделяют непреодолимую силу (собственно форс-мажор, force majeure) и несчастный случай (fortuitous event, cas fortuit). Во Франции с 1930 г. суды и доктрина проводят четкое различие между непреодолимой силой и несчастным случаем, с одной стороны, и внешним событием — с другой <7>. К внешним причинам неисполнения, наряду с форс-мажорными обстоятельствами, относят действия потерпевшей стороны и действия третьих лиц. Собственно непреодолимой силой считают событие, которое кумулятивно отвечает трем критериям: непредвидимость, непреодолимость и внешний характер <8>.
———————————
<7> Faure Abbad M. Le fait generateur de la responsabilite contractuelle. LGD, 2003. P. 135 sqq.; Antonnmatei P.H. Contribution a l’etude de la force majeure. Paris: LGDJ, 1992; Rade Ch. La force majeure // Les concepts contractuels francais a l’heure des Principes du droit europeen des contrats (sous direction de D. Fenouillet, P. Remy-Corlay). Paris: Dalloz, 2003. P. 201 sqq.; G. Viney G., Jourdain P. Les conditions de la responsabilite, Traite de droit civil. Paris: LGDJ, 2006, n. 383 sqq.
<8> European Contract Law. Materials for a Common Frame of Reference: Terminology, Guiding Principles, Model Rules. B. Fauvarque-Cosson, D. Mazeaud (eds.). Sellier. European Law Publishers, Munich, 2008. P. 228, nt. 77.
Внешний характер препятствия не следует смешивать с понятием вменения, будто все, что невозможно поставить должнику в вину, автоматически относится к обстоятельствам вне контроля должника. Порой должник отвечает даже в том случае, если он никак не мог контролировать ситуацию, так что ответственность приближается к деликтной.
Так, болезнь исполнителя не освобождает его от ответственности автоматически: он должен будет доказать, что он не виноват в наступлении болезни. Известны случаи, когда французский суд отказывался освободить должника от ответственности, несмотря на то что препятствием к исполнению послужило тюремное заключение (так что ссылка на форс-мажор не допускалась). Суд ссылался на то, что внешний характер препятствия к исполнению должен быть «вне личности должника», так что тюремное заключение объективно ставилось в вину должнику <9>.
———————————
<9> Причиной тюремного заключения признавалось поведение должника. Тем самым вопрос о риске не мог и ставиться. См.: Chabas F., Greau F. Force majeur // Encydopedie Dalloz. Paris, Dalloz, 2007, n. 67.
Более точным критерием будет неспособность должника контролировать или повлиять на обстоятельства, ставшие препятствием к исполнению. Так, продавец может контролировать качество товара, поэтому логично, что он отвечает за дефекты. Исполнитель обязательства, заключающегося в совершении действий (in faciendo), отвечает в случае своей болезни или тюремного заключения именно потому, что он мог бы избежать возникновения подобных препятствий к исполнению.
Таким образом, можно провести четкое различие между сферой ответственности и сферой риска, которая обнимает только случаи вне контроля должника (внешние обстоятельства), так что критерий непредвидимости во многом становится критерием внешнего характера обсуждаемых обстоятельств. Итак, обстоятельствами вне контроля должника и будут непредвидимые и непреодолимые обстоятельства — то, что признается внешним должнику настолько, что он освобождается от ответственности. Бремя доказывания при этом возлагается на должника. Можно сказать, что должник должен сам обосновать сферу риска (что теряет смысл, если должник взял или признается взявшим на себя гарантии), в рамках которой вопрос об ответственности уже не ставится. Здесь действует весьма строгая презумпция: должник признается ответственным за неисполнение договорного обязательства во всех случаях, если он не докажет, что причиной, исключающей исполнение, было препятствие вне его контроля (непреодолимое обстоятельство) <10>.
———————————
<10> Доказывая строго внешний характер препятствия (непредвидимость и непреодолимость), должник тем самым снимает вопрос об ответственности за неисполнение, так как переводит ситуацию из сферы неисполнения в сферу риска.
Непреодолимый характер препятствия к исполнению получает самостоятельное значение как фактор, исключающий исполнение. Именно непреодолимость определяет наступление невозможности исполнения (а не простого затруднения). При наличии других возможностей исполнения вопрос о непреодолимой силе не ставится. В этом смысле непреодолимость — в ее различении с затруднениями — носит абстрактный характер. Этот обобщающий формальный критерий освобождения от ответственности отвлекается от особенностей конкретного исполнителя. То, что для одного составляет пусть чрезвычайное, но лишь затруднение, не может считаться непреодолимым препятствием для другого (Cass. civ. 1re, 12/07/2001, n. 99 — 18231, Bull civ. I, n. 216, p. 136). Освобождающим действием наделяется лишь ссылка на такое обстоятельство, которое объективно непреодолимо для любого лица (для всех и каждого). Будет ошибочным сказать <11>, что суды или доктрина квалифицируют непреодолимость применительно к абстрактному осмотрительному и разумному лицу: напротив, нормативные качества стандартного исполнителя (должника) выводятся из характеристик форс-мажора как освобождающего от ответственности фактора. Форс-мажорные обстоятельства — это обстоятельства вне контроля должника, и, чтобы признать их таковыми, качества самого должника нельзя принимать во внимание. Напротив, само выделение сферы риска, сферы, где вопрос об ответственности (и о неисполнении) не ставится, позволяет дать нормативное определение исполнителя — лица, на которого возлагается ответственность за неисполнение во всех остальных случаях. Доказывая непреодолимое обстоятельство, должник ссылается не на то, что он даже при должной осмотрительности и старательности не мог бы произвести исполнение при данных обстоятельствах, а на то, что исполнение стало невозможным для любого лица (объективно).
———————————
<11> Как это делают, например: Chabas F., Greau F. Op. cit., n. 51.
Объективный подход не снимает задачи разграничения субъективной предусмотрительности и объективной непредвидимости, порождая обратный перекос в трактовке непредвидимости, будто все, что абстрактно предвидимо, входит в сферу ответственности должника. Именно этой трудности не удается избежать российской судебной практике. Отвергая доводы о непредвидимости препятствия к исполнению, суды неоправданно сужают определение форс-мажора, возлагая на должника ответственность за случайные и непреодолимые события (собственно vis maior).
Обстоятельства гибели груза в рассматриваемом деле (N А50-21608/2010) не оставляют сомнений в том, что перед нами — хрестоматийный случай непреодолимой силы, события, причины и негативные последствия которого были объективно непредвидимы и неотвратимы. На границе Нижегородской области во время движения автомобиля «ИВЕКО» с полуприцепом внезапно лопнула передняя правая покрышка колеса, обрывками покрышки перебило трубки топливной системы двигателя. Вследствие трения об асфальт воспламенились резина покрышки и попавшее на нее дизельное топливо, затем пламя перекинулось на моторный отсек двигателя и кабину, распространилось на весь автомобиль и полуприцеп с грузом, полностью уничтожив и автомобиль, и груз. Вменение возможно, только если доказать, что перевозчик вышел в рейс на неисправном автомобиле. Этот факт мог бы опровергнуть доказательства ответчика о чрезвычайности и непредотвратимости в данных обстоятельствах события, ставшего препятствием к исполнению. Таким образом, указание нижестоящих судов на то, что перевозчик предпринял все меры для осуществления перевозки на технически исправном транспортном средстве, совершенно уместно в контексте выявления обстоятельств непреодолимой силы. Говоря о событии, «избежать которого перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предупреждены», нижестоящие суды неудачно прибегают к персонификации объективного суждения, которое по смыслу относится ко всем и каждому, а не к данному конкретному ответчику. Однако именно такое словоупотребление представлено в специальных нормах закона — п. 1 ст. 796 ГК РФ, а также ч. 5 ст. 34 Устава автомобильного транспорта («…если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по независящим от него причинам»). Неудачность словоупотребления, как представляется, все же не отменяет того, что здесь констатирована именно объективная сторона события.
Противопоставляя субъективным критериям оценки события, якобы ошибочно примененным судами, Президиум ВАС РФ выдвигает следующее суждение, которое должно быть основано на объективном подходе: «Возгорание транспортного средства, произошедшее при описанных обстоятельствах, не относится к обстоятельствам, которые перевозчик не мог предвидеть и устранение которых от него не зависело, поскольку не является объективно (а не субъективно) непредотвратимым. Оно относится к обычным рискам предпринимательской деятельности, которые являются разумно предвидимыми и снижаются, в частности, за счет страхования гражданско-правовой ответственности перевозчика».
Риски предпринимательской деятельности связаны с колебаниями цен и изменениями конъюнктуры рынка. В данном случае речь должна идти о рисках технического осуществления автомобильных перевозок. Авария, наступившая не вследствие неисправности автомобиля, цепь несчастных событий, приведшая к возгоранию и распространению огня, вызвавшего полную гибель автомобиля и груза, является, вопреки словам Президиума, чрезвычайным и непредотвратимым событием <12>. Сама ссылка на возможности страхования опровергает выдвинутый тезис об объективной предотвратимости (устранимости) обсуждаемой причины гибели груза. По нашим законам перевозчик не отвечает за форс-мажор, следовательно, страховать подобные риски следовало именно грузоотправителю. Упоминание о возможности предвидеть происшествие, повлекшее неисполнение перевозчиком своего обязательства и ущерб грузоотправителя, само грешит привнесением в дискуссию субъективного критерия, вопреки декларируемой объективности подхода. Никто и ни при каких обстоятельствах не может предвидеть столь несчастный случай на дороге, как возгорание автомобиля, и тем более такие тяжкие последствия, как полная гибель груза. Говоря о возможности предвидеть аварию, Президиум справедливо выдвигает тест на объективную непредотвратимость события, тем самым исключая подход с позиций вины («разумно предвидимых обстоятельств»).
———————————
<12> Ср. о понятии чрезвычайности в другом Постановлении Президиума ВАС РФ N 3352/12 от 21 июня 2012 г.: «Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах. Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость».
Литература
1. Белов В.А. Гражданское право. Общая часть. Т. II. Лица, блага, факты. М.: Юрайт, 2011. С. 973.
References
1. Antonnmatei P.H. Contribution a l’etude de la force majeure. Paris: LGDJ, 1992.
2. Chabas F., Greau F. Force majeur // Encyclopedie Dalloz. Paris, Dalloz, 2007, n. 67.
3. Coviello N. Del caso fortuito in rapporto alla estinzione delle obbligazioni. Lanciano, 1895. P. 11 sq. (репринт: Kessinger Publishing, 2010).
4. European Contract Law. Materials for a Common Frame of Reference: Terminology, Guiding Principles, Model Rules. B. Fauvarque-Cosson, D. Mazeaud (eds.). Sellier. European Law Publishers. Munich, 2008. P. 228, nt. 77.
5. Faure Abbad M. Le fait generateur de la responsabilite contractuelle. LGD, 2003. P. 135.
6. Fitting H. (ed.). Jurisitschen Schriften des fruheren Mittelalters. Halle, 1876. S. 163.
7. G. Viney G., Jourdain P. Les conditions de la responsabilite, Traite de droit civil. Paris: LGDJ, 2006, n. 383.
8. Gambrel D. Force Majeure in Coal Transportation // Coal Age. Jun 01, 2011. Vol. 116. No. 6. P. 28 — 29.
9. Lando O., Beale H. (eds.). Principles of European Contract Law. Parts I and II. Combined and Revised Cambridge, Mass.: Kluwer Law International, 2000. P. 381.
10. Maffei D. Caso fortuito e responsabilita contrattuale nell’eta dei glossatori. Saggi. Milano, 1957. P. 15 — 16.
11. Rade Ch. La force majeure // Les concepts contractuels francais a l’heure des Principes du droit europeen des contrats (sous direction de D. Fenouillet, P. Remy-Corlay). Paris: Dalloz, 2003. P. 201.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх