Отказ от преступления

Добровольный отказ от преступления

Под добровольным отказом следует понимать добровольное и окончательное прекращение начатого преступления при осоз­нании лицом возможности реального его завершения.

В ст. 31 УК РФ говорится: «Добровольным отказом от престу­пления признается прекращение лицом приготовления к престу­плению либо прекращение действий (бездействия), непосредст­венно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Признаки добровольного отказа от преступления:

    1. добровольно­сть;
    2. окончательность;
    3. осознание возможности доведения до конца начатого преступления.

Добровольность означает, что лицо по своей воле, по собствен­ному желанию сознательно прекращает начатое преступление. Мотивы отказа для признания его добровольным уголовно-пра­вового значения не имеют (страх перед наказанием, боязнь разо­блачения, жалость к жертве и т. д.). Инициатива при этом может исходить и от других лиц, побудивших советами, уговорами, просьбами, убеждением и т. д. отказаться от доведения преступ­ления до конца.

Окончательность предполагает, что лицо прекращает начатое преступление полностью и окончательно, а не прерывает его на какое-то время. Если же завершение преступления откладывается на будущее в связи с невозможностью его завершения в сложив­шейся ситуации и в данное время, то добровольный отказ исклю­чается. Также оценивается отказ от повторения преступного по­сягательства (например, лицо отказывается от совершения по­вторного выстрела при промахе и др.). В указанных случаях имеет место покушение на преступление.

Лицо должно осознавать возможность доведения преступле­ния до конца. Его мнение при этом может не совпадать с реаль­ной ситуацией, с действительным положением вещей. Например, лицо было уверено, что преодолеет имеющееся препятствие, хотя это было практически невозможно, так как оно незадолго до на­чала совершения деяния было усилено (усложнено), что ему не было известно. Наличие подобной ситуации также не исключает добровольного отказа.

Исходя из законодательного определения добровольного от­каза, он возможен на стадии приготовления к преступлению и по­кушения на преступление. Следовательно, добровольный отказ исключается на стадии оконченного преступления.

На стадии приготовления добровольный отказ возможен всегдаи выражается, как правило, в форме бездействия (лицо воздержи­вается от продолжения действий), хотя и не исключается дейст­вие (например, уничтожение приобретенного для нападения ору­жия).

Возможность добровольного отказа на стадии покушения на преступление зависит от вида покушения. На этапе неоконченного покушения он возможен всегда и, по сути, характеризуется теми же чертами, что и при приготовлении к преступлению.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен только в одном случае:

    1. имеет место активная его форма, т.е. совершается путем действия;
    2. лицо сохраняет власть над даль­нейшим развитием событий (причинно-следственных связей), может предотвратить (не допустить) окончание преступления. В этом случае между началом и окончанием преступления имеет­ся определенный промежуток времени, в течение которого лицо само нейтрализует совершенное им действие (например, приме­няет противоядие) и ему удается предотвратить окончание пре­ступления (например, смерть ранее им отравленного лица). Если же принятыми усилиями предотвратить завершение преступле­ния не удалось, добровольный отказ отсутствует, а указанное по­ведение виновного признается смягчающим наказание обстоя­тельством (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности. Основанием исключения уголовной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, ес­ли фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Например, хищение лицом огнестрельного оружиядля совершения убийства, от доведения до конца которого оно отказалось, влечет уголовную ответственность только за данное деяние по ст. 226 УК РФ.

Добровольный отказ соучастников преступления, в целом ха­рактеризуясь теми же признаками, что и отказ исполнителя пре­ступления, имеет некоторые особенности.

Добровольный отказ соисполнителя преступления заключает­ся в несовершении обусловленных сговором деяний или в неза­вершении задуманного соучастниками преступления. В этом слу­чае уголовная ответственность других соучастников преступления не исключается.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности в том случае, если они своевременным сообщением органам власти или иными пред­принятыми мерами предотвратили доведение преступления ис­полнителем до конца.

Добровольный отказ пособника преступления, исключающий его уголовную ответственность, заключается в том, что он пред­принял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совер­шение преступления.

Если предпринятые организатором, подстрекателем и пособ­ником действия не увенчались успехом, то они подлежат уголов­ной ответственности, а указанные действия по предотвращению преступления признаются смягчающим наказание обстоятельст­вом.

Основное отличие добровольного отказа от деятельного рас­каяния:

  • отказ возможен на стадии неокончен­ного преступления, раскаяние — на стадии оконченного преступ­ления;
  • отказ исключает уголовную ответственность, раскаяние признается смягчающим наказание обстоятельством.

41 Добровольный отказ от преступления.

Добровольный отказ от преступления

Добровольный отказ от преступления — это прекращение лицом подготовительных действий или исполнения состава преступления при сознании возможности доведения преступления до конца. УК РСФСР 1960 г. не давал определения добровольного отказа от преступления и не определял его правовую природу. В ст. 16 лишь говорилось, что при добровольном отказе лицо подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления. Такой текст юридически неосведомленному гражданину грозил уголовной ответственностью вместо того, чтобы выполнять функцию, по образному выражению, «золотого моста», который законодатель строит для начавшего преступление лица.

Следуя задаче предупреждения преступления, УК РФ 1996 г. значительно расширил статью о добровольном отказе. В ней не одна, как в УК РСФСР 1960 г., а пять частей. Она содержит понятие добровольного отказа, определяет правовую природу, уточняет терминологию, регламентирует добровольный отказ соучастников.

Части 1 и 2 ст. 31 УК 1996 г. гласят:

«1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца».

Добровольный отказ может побуждаться любыми мотивами — сострадание, страх перед наказанием, нецелесообразность и др. Главное, чтобы мотивация не устраняла понимания лицом того, что оно способно довести начатое преступление до конца.

Инициатива отказа может исходить от свидетеля, соучастников, жертвы. Однако решение об отказе всегда свободно избирает само лицо, выбирая один из двух вариантов — продолжить преступление или прекратить его. Закон обоснованно делает акцент на осознании возможности беспрепятственно завершить преступление. Объективно такая возможность может отсутствовать, но лицо об этом не знает. Например, М. решил проникнуть в квартиру своего одноклассника П. с целью кражи магнитофона. Однако перед дверью его квартиры остановился, решив, что «игра не стоит свеч», и ушел домой. Позже, когда он рассказал П. о своем поступке, тот рассмеялся и сказал, что магнитофон давно находится за городом на даче. М. сознавал возможность совершения кражи чужого имущества, хотя объективно он бы не мог ее совершить. Налицо — добровольный отказ от преступления.

Как всякая другая возможность, возможность, осознаваемая лицом, при добровольном отказе варьируется по степени вероятности реализации. Насколько конкретная степень вероятности совершения преступления осознается лицом — вопрос факта. Однако во всяком случае, если лицо не осознает реальной опасности разоблачения или задержания в конкретной обстановке, отказ можно признать добровольным. Так, А., X. и Ф., заранее организовавшись для совершения крупной кражи из квартиры выехавшего за границу Л., приехали на грузовой машине с надписью «Перевозка мебели» и направились к подъезду, где находилась квартира. Вопреки их ожиданиям у подъезда на скамейке сидели соседи по подъезду и с подозрением разглядывали прибывших. Те ретировались, испугавшись, что будут опознаны и наказаны. Вероятность совершения квартирной кражи в данной ситуации оказалась небольшой. Поэтому такой отказ нельзя считать добровольным.

На практике проблемы наличия или отсутствия добровольного отказа чаще всего встречаются по делам об изнасиловании.

Так, Э. затащил М. в сарай для совершения над ней насилия. Хотя на лице Э. была повязка, М. узнала в нем односельчанина и сказала ему об этом. Испугавшись разоблачения, тот оставил жертву и убежал. Суд признал, что Э. совершил покушение на изнасилование, которое не завершил по не зависящим от него обстоятельствам — из-за угрозы немедленного разоблачения.

Конечно, полностью вероятность доведения преступления до конца в данном случае не исключалась, однако она оказалась небольшой, а вероятность быть задержанным — значительной.

В другом деле потерпевшая, сопротивляясь насильнику, заявила, что если он над ней надругается, то она покончит с собой. Субъект пожалел девушку и прекратил домогательства. Здесь налицо добровольный отказ от преступления: преступник сознавал возможность доведения преступления до конца (угроза девушки этому не препятствовала), но эту возможность не использовал.

Отказ означает окончательное прекращение начатого преступления. Перерыв в начатом преступлении по «тактическим» соображениям не образует отказа. Например, если пытавшийся проникнуть на склад оружия с целью его похищения П. обнаружил, что на вахте стоит не его соучастник, а другой вахтер, и отложил хищение, то здесь отсутствует добровольный отказ.

Виновный должен отвечать за приготовление к хищению оружия. Отказ от повторения попытки совершить преступление не означает добровольного отказа от начатого преступления. Окончательность отказа распространяется только на начатое преступление, а не на последующие преступные деяния.

Основанием непривлечения к уголовной ответственности и освобождения от нее является отсутствие состава преступления. В поведении добровольно отказавшегося от преступления нет признаков неоконченного, прерванного против его воли приготовления к преступлению или покушения на преступление.

Часть 4 ст. 31 УК РФ впервые регламентирует добровольный отказ соучастников. Он различается по содержанию и последствиям в зависимости от вида соучастника. Организатору и подстрекателю предъявляются более жесткие требования для добровольного отказа, чем пособнику. Добровольный отказ организатора и подстрекателя должен состоять в предотвращении доведения преступления исполнителем до конца (посредством своевременного сообщения органам власти или иными мерами).

Для добровольного отказа пособника ему достаточно принять все зависящие от него меры предотвращения совершения преступления. Если эти меры оказались безрезультатными и исполнитель окончил преступление, пособник от уголовной ответственности все же освобождается. «Все от него зависящие меры» со стороны пособника прежде всего выражаются в устранении, изъятии его «вклада» в преступление: передал исполнителю ключи от чужой квартиры, а затем до начала кражи забрал их (хотя бы исполнитель все равно совершил кражу путем взлома двери); передал пистолет для совершения убийства, но забрал его, а исполнитель совершил убийство ножом и т.д.

Часть 5 ст. 31 УК РФ говорит о наказании неудавшегося добровольного отказа организатора и подстрекателя. В таком случае они несут ответственность как соучастники совершенного преступления. Попытка добровольного отказа может быть учтена судом как смягчающее наказание обстоятельство.

Добровольный отказ не следует смешивать с деятельным раскаянием, которое представляет собой добровольное заглаживание причиненных общественно опасных последствий. Его содержание зависит от характера причиненного вреда — физического, психического, социального, имущественного, организационного.

Заглаживание физического вреда осложнено, а при убийстве — исключено. Однако предпринятые после совершения преступления меры по спасению раненного потерпевшего, срочное доставление его в больницу, оказание медицинской помощи, иные попытки уменьшить причиненный вред закон признает смягчающим вину обстоятельством (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Более всего возможно загладить причиненный ущерб в имущественных преступлениях. Допустимы денежная компенсация утраченного потерпевшим имущества, возврат похищенной вещи, восстановление имущественных прав собственным трудом (ремонт поврежденного имущества).

Дезорганизационный вред не всегда возместим. Все зависит от характера и величины причиненной преступлением дезорганизации соответствующих социальных отношений. Например, Ш. на дискотеке раскидал стулья, растолкал присутствующих, нецензурно их обругал, выключил магнитофон. Если после этого он вскоре добровольно восстановил нарушенный порядок своими силами, извинился перед потерпевшими, восстановил звучание музыки — состав хулиганства Ш. в деянии имеется. Однако его деятельное раскаяние может послужить основанием освобождения его от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 75 УК РФ).

Для возмещения психологического (морального) вреда достаточно извиниться перед потерпевшим за оскорбление или клевету, прекратить угрозы и заверить, что прежние угрозы были несерьезными и субъект искренне о них сожалеет. Кроме того, возмещение морального ущерба возможно и в денежном исчислении (посредством гражданского иска).

Добровольный отказ от преступления отличается от деятельного раскаяния тем, что первый происходит до наступления общественно опасных последствий, а раскаяние осуществляется после их наступления. При добровольном отказе — нет состава преступления. При деятельном раскаянии — состав преступления налицо. Добровольный отказ дает основание для непривлечения лица к уголовной ответственности. Деятельное раскаяние выступает как основание освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом: а) добровольный отказ от преступления представляет собой окончательный отказ от приготовительных действий или исполнения состава преступления при осознании возможности его совершения; б) мотивы добровольного отказа не имеют значения, если они не устраняют представления лица об успешном завершении преступления; в) добровольно отказавшееся от начатого преступления лицо несет ответственность лишь за иное оконченное преступление, если оно его совершает до добровольного отказа; г) добровольный отказ отличается от деятельного раскаяния по содержанию и основаниям непривлечения или освобождения от уголовной ответственности.

Признаки наличия добровольного отказа от совершения преступления

  • Преступное деяние не доведено до конца.

Отказаться от совершения преступления добровольно можно только до определенного этапа развития событий. Отказ должен быть своевременным, на стадии неоконченного преступления – это этап приготовления или покушения на преступления.

Например, если лицо задумало убийство, произвело выстрел, промахнулось, а после передумало причинять смерть потерпевшему и отказалось производить другие выстрелы, добровольным отказом от преступления это считаться не будет, поскольку имеет место оконченное покушение на преступление.

Кроме того, момент, после которого нельзя отказаться от преступления, также является потеря контроля виновного над развитием событий в ходе уже выполненных действий по осуществлению преступления.

Например, официант в ресторане задумал отравить посетителя, с этой целью подсыпал яд в еду и подал посетителю, после чего ушел обслуживать других клиентов. Через какой-то промежуток времени, подойдя к столику посетителя, он обнаруживает, что тот не притронулся к отравленной еде. В этот момент официант решает отказаться от реализации преступления, забирает еду у посетителя и уносит ее. С учетом того, что официант определенный отрезок времени не имел контроля над ситуацией, а, следовательно, посетитель мог попробовать еду и отравиться, здесь имеет место оконченное покушение на преступление. Преступный результат не наступил не потому что официант отказался от содеянного, а как раз по обстоятельствам, не зависящим от его действий.

Если бы официант постоянно находился возле посетителя и при его попытке попробовать отравленную еду, пресек данные действия, например, скинул бы тарелку со стола, тогда его действия можно было бы расценивать как добровольный отказ от совершения преступления на стадии неоконченного покушения.

Важно! Действия, направленные на предотвращение развития результата преступного деяния, которые совершены уже после оконченного покушения, следует определять как послепреступное поведение, оно должно учитываться как смягчающее обстоятельство либо как деятельное раскаяние в порядке статьи 75 УК РФ при наличии соответствующих признаков.

  • Лицо, замышлявшее преступление, осознало возможность доведения деяния до логического завершения.

Данное условие предполагает, что лицо, прекращая общественно опасное посягательство, твердо осознает отсутствие препятствий для доведения задуманного до конца, значение при этом имеет именно субъективное представление виновного о наличии возможности реализации замысла.

Например, в судебной практике часто возникает вопрос об установлении признаков добровольного отказа при изнасиловании:

  1. Если виновный прекращает действия насильственного характера, направленные на обеспечение совершения полового акта против воли потерпевшего, испугавшись, что эти действия могут быть замечены прохожими, и реальных препятствий для завершения преступления отсутствуют, то имеет место быть добровольный отказ от преступления;
  2. Если виновный прекращает действия насильственного характера, направленные на обеспечение совершения полового акта против воли потерпевшего, в силу того, что уже заметивший его действия прохожий готов пресечь преступление, то лицо осознает отсутствие реальной возможности осуществления преступления, соответственно данный отказ нельзя расценивать как добровольный.

  • Отказ от преступления был осуществлен лицом добровольно.

То есть отказ от преступления должен быть выполнен по собственной воле виновного, а не вследствие стороннего давления, принуждения или непреодолимой силы. При этом мотивы отказа не имеют особого значения – это может быть угрызение совести, жалость к потерпевшему, страх перед наказанием или даже лень. Однако, как правило, основным мотивом добровольного отказа от преступления для всех лиц, имеющих замысел на преступное деяние, безусловно, является страх перед разоблачением.

  • Лицо отказывается от совершения окончательно.

Виновный должен добровольно отказаться от преступления, безусловно и окончательно, а не временно, в том числе, в целях ожидания более благоприятных условий для доведения задуманного до конца. В данном случае имеет место приостановление совершения преступления, но не отказ от такового.

Например, действия лица, пытающегося осуществить вскрытие сейфа с целью хищения чужого имущества и оставившего место преступления по причине невозможности совершить преступления из-за отсутствия специальных инструментов, а также имеющего намерения вернуться позже и завершить начатое, не будут считаться добровольным отказом от кражи.

Добровольный отказ от преступления соучастников

Для соучастников преступления – пособников, подстрекателей и организаторов, в соответствии со статьей 31 УК РФ предусмотрены особые основания добровольного отказа от совершения преступления:

  1. подстрекатель и организатор преступления не подлежат уголовной ответственности, если они своевременно сообщили о готовящемся преступлении в органы власти или предприняли все меры по предотвращению доведения преступления исполнителем до конца;
  2. пособники преступления могут избежать уголовной ответственности только в том случае, если они предприняли все зависящие от них меры, чтобы предотвратить совершение преступного деяния.

Важно! Часть 5 статьи 31 УК РФ определяет, что если предпринятые организатором и подстрекателем действия по предотвращению совершения преступления не привели к необходимым результатам, то такие действия могут быть признаны судом как смягчающие обстоятельства при назначении наказания.

Основания добровольного отказа соисполнителя преступления совпадают с основаниями самого исполнителя. То есть, вне зависимости от распределения ролей в процессе осуществления преступления, соисполнителю для добровольного отказа от преступления следует не только прекратить свои действия, но и добиться прекращения таковых от другого соисполнителя.

Добровольный отказ и деятельное раскаяние

Добровольный отказ от совершения преступления следует отличать от деятельного раскаяния, которое является добровольным заглаживанием уже причиненных общественно опасных последствий. Главным различием между этими институтами уголовного права является сфера их действий:

  • сферой действия добровольного отказа выступает начатая, но не оконченная преступная деятельность;
  • сферой действия деятельного раскаяния является непосредственно активное поведение человека, который уже совершил преступные действия, но его еще не осудили за это. В том числе, о деятельном раскаянье можно говорить, что преступление было не доведено до конца, по не зависящим от воли виновного причинам.

Например, после неудавшейся попытки осуществить убийство – не сработало взрывное устройство, один из участников преступления приходит в правоохранительные органы с повинной, при этом он изобличает других соучастников.

Деятельное раскаянье может иметь такие же последствия, что и добровольный отказ от преступления – виновный может быть освобожден от уголовной ответственности либо его действия будут признаны как смягчающие обстоятельства при назначении наказания.

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья ***

Дело №22-2012/2014

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г.Ульяновск

03 сентября 2014 года

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего судьи Губина Е.А.,

при секретаре Царевой Е.А.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Ульяновской области Шушина О.С.,

осуждённого Крякушина А.С.,

его защитника – адвоката Егоровой Н.А., представившей удостоверение №1175 от 16 сентября 2013 года и ордер №77 от 28 августа 2014 года,

рассмотрел в открытом судебном заседании 03 сентября 2014 года уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Ленинского района г.Ульяновска Жилина И.В. на постановление Ленинского районного суда г.Ульяновска от 17 июля 2014 года, которым

КРЯКУШИН А*** С***,

***, ранее судимый:

1) приговором *** к 250 часам обязательных работ;

2) приговором *** к 480 часам обязательных работ,

освобождён от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ на основании статьи 31 УК РФ в связи с добровольным отказом от совершения преступления, уголовное преследование в отношении него прекращено.

Постановлением решена судьба вещественных доказательств.

Доложив содержание постановления и существо апелляционного представления, выслушав выступления осуждённого Крякушина А.С. с использованием систем видеоконференц-связи, адвоката Егоровой Н.А., прокурора Шушина О.С., суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Постановлением суда Крякушин А.С. освобождён от уголовной ответственности на основании статьи 31 УК РФ в связи с добровольным отказом от совершения кражи имущества, принадлежащего Областному Государственному Автономному Учреждению социального обслуживания «***».

Обстоятельства происшедшего имели место 15 февраля 2014 года в *** Ульяновской области и подробно изложены в постановлении.

В апелляционном представлении государственный обвинитель – старший помощник прокурора Ленинского района г.Ульяновска Жилин И.В. полагает вынесенное в отношении Крякушина А.С. постановление подлежащим отмене ввиду его незаконности и необоснованности. В обоснование своих доводов указывает, что при добровольном отказе имеет место прекращение приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступлении. Отказ от доведения планируемого преступления до конца исключает уголовную ответственность за покушение на преступление, однако если уже совершённые фактически действия сами по себе содержат состав оконченного преступления, лицо не может быть освобождено от ответственности за это преступление. По мнению прокурора, на предварительном следствии и в судебном заседании достоверно установлено, что Крякушин А.С. проник через окно в помещение столовой, где сложил в приисканные на месте пакеты похищенные продукты питания, после чего вылез с ними через окно и сложил неподалёку от помещения столовой и, имея реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению, забрал с собой одну банку тушёнки и 500 г шоколадных конфет, а остальные продукты питания оставил на месте преступления. Автор представления исключает возможность хищения одной банки тушёнки и 500 г шоколадных конфет иными лицами, исходя из того, что хищение имело место в ночное время из помещения столовой, расположенной на обособленной и охраняемой территории. Государственный обвинитель обращает внимание на вынужденный характер отказа осуждённого от доведения преступления до конца, поскольку тот оставил продукты питания у столовой ввиду того, что не смог их унести и находился в состоянии алкогольного опьянения. Прокурор также отмечает, что суд, мотивируя свои выводы, фактически указал о совершении Крякушиным А.С. приготовления к преступлению, предусмотренному пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ. Учитывая вышеприведённые обстоятельства, государственный обвинитель просит постановление отменить и направить материалы дела на новое судебное рассмотрение.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— прокурор Шушин О.С. просил постановление в отношении Крякушина А.С. отменить по доводам апелляционного представления;

— осуждённый Крякушин А.С. и его защитник – адвокат Егорова Н.А. возразили относительно приведённых в апелляционном представлении доводов.

Проверив материалы дела, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции не находит оснований к отмене либо изменению постановления суда.

Суд первой инстанции, действуя в полном соответствии с положениями статей 87 и 88 УПК РФ, всесторонне и полно исследовав представленные сторонами доказательства и дав им надлежащую оценку, правильно установил фактические обстоятельства дела, сделав правомерный вывод о добровольном отказе Крякушина А.С. от совершения инкриминируемого ему преступления.

В обоснование указанного вывода суд правильно принял во внимание показания самого Крякушина А.С. (данные в том числе и при проверке показаний на месте), согласно которым он, находясь на территории интерната, увидел помещение столовой, после чего решил проникнуть туда с целью хищения хранившихся там продуктов питания. Проникнув через окно в помещение, он сложил найденные на месте продукты питания в мешки, вылез с ними обратно через окно, после чего решил проверить пути отхода и оставил мешки с продуктами, и не вернулся за ними, так как понял, что сильно пьян.

В целом аналогичные показания Крякушин А.С. дал и в судебном заседании, дополнив, что не вернулся за продуктами, так как они ему не были нужны.

Приведённые выше показания Крякушина А.С. подтверждались иными доказательствами, исследованными по ходатайству сторон:

— показаниями сотрудников *** – представителя потерпевшего П***., свидетелей Ю***., Б***., Мо***. об обстоятельствах пропажи продуктов питания из помещения столовой и их последующего обнаружения у здания столовой;

— протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на прилегающей к столовой территории обнаружены продукты питания;

— заключением дактилоскопической экспертизы о наличии на окне столовой отпечатка пальца Крякушина А.С.

Оценив приведённые выше и иные доказательства в их совокупности, сопоставив их друг с другом, суд правильно установил, что Крякушин А.С., имея умысел на хищение имущества, незаконно проник в помещение столовой интерната, откуда изъял продукты питания, сложил их мешки, коробки и складировал их недалеко от помещения столовой, тем самым приготовил продукты питания к хищению, чтобы в последующем перенести их с территории интерната. Однако затем от своего преступного умысла на хищение продуктов питания Крякушин А.С. отказался, тем самым добровольно отказался от совершения преступления.

Приведённые государственным обвинителем в апелляционном представлении доводы о несогласии с указанными выводами суда и принятым на их основе судебным решением не основаны на законе и противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам происшедшего.

В соответствии с частью 1 статьи 31 УК РФ прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца, признается добровольным отказом от преступления. При этом согласно части 2 статьи 31 УК РФ, если лицо добровольно и окончательно отказалось от доведения преступления до конца, оно не подлежит уголовной ответственности за эти действия.

По делу достоверно установлено, что Крякушин А.С., действительно, вынес продукты питания за пределы помещения столовой, однако, оставив их там, ушёл и не вернулся за ними, отказавшись, тем самым, от доведения своего умысла до конца.

При этом отказ Крякушина А.С. от завладения похищенным носил добровольный, а не вынужденный характер, поскольку каких-либо препятствий к реализации преступного умысла на кражу имущества у Крякушина А.С. не имелось, а мотивация его действий, связанная с невозвращением к месту оставления продуктов питания, не была продиктована возникновением каких-либо внешних факторов, которые могли воспрепятствовать доведению преступления до конца. Соответственно, по делу отсутствовали данные, которые бы свидетельствовали о недоведении хищения до конца по не зависящим от Крякушина А.С. обстоятельствам.

Доводы прокурора о складировании Крякушиным А.С. продуктов питания у помещения столовой как о его способе распоряжения похищенным не могут быть признаны убедительными, поскольку из обоснованно признанных достоверными показаний Крякушина А.С. следует, что изначально его целью являлся вынос товаров с территории дома-интерната, в связи с чем он, вынеся мешки с продуктами на улицу через окно и оставив их на земле, пошёл искать пути их выноса, отказавшись впоследствии от указанного замысла.

Ссылка в представлении о хищении Крякушиным А.С. одной банки тушёнки и 500 г шоколадных конфет носит характер предположений и ничем более не подтверждается, в связи с чем признаётся несостоятельной.

Утверждения прокурора о фактическом указании судом в постановлении о совершении Крякушиным А.С. приготовления к преступлению, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ, не могут быть признаны обоснованными, поскольку суд, описывая фактические обстоятельства дела, указал о совершении Крякушиным А.С. приготовления к хищению, от которого он в дальнейшем, тем не менее отказался на добровольной основе. Действий, непосредственно направленных на хищение товаров, при наличии реальной возможности он не совершал. В свою очередь, в силу положений части 1 статьи 30 УК РФ приготовление к преступлению предполагает его недоведение до конца по не зависящим от виновного лица обстоятельствам. Указанных обстоятельств по настоящему делу не установлено и государственным обвинителем в апелляционном представлении не приведено. Кроме того, согласно части 2 статьи 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, в то время как Крякушину А.С. инкриминировалось совершение преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ, отнесённого законодателем к категории средней тяжести.

Таким образом, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований согласиться с приведёнными прокурором в представлении доводами, не находит оснований для отмены постановления суда по доводам апелляционного представления, а также не усматривает нарушений норм уголовно-процессуального и уголовного законов, влекущих отмену либо изменение судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Постановление Ленинского районного суда г.Ульяновска от 17 июля 2014 года об освобождении КРЯКУШИНА А*** С*** от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 УК РФ, на основании статьи 31 УК РФ в связи с добровольным отказом от совершения преступления и прекращении уголовного преследования в отношении него оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Ленинского района г.Ульяновска Жилина И.В. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в течение одного года со дня его оглашения в кассационную инстанцию Ульяновского областного суда в порядке, установленном главой 471 УПК РФ.

Добровольный отказ от преступления

Лицу, начавшему совершение преступления, но не доведшему его до конца, уголовное законодательство дает возможность отказаться от совершения преступления и не быть подвергнутым уголовной ответственности и наказанию. В уголовном праве РФ существуют так называемые поощрительные уголовно-правовые нормы, дающие возможность освободить от уголовной ответственности лицо, причастное каким-либо образом к готовящемуся либо совершенному преступлению. К ним можно отнести деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим, добровольный отказ от доведения преступления до конца и т.п.

Социальная сущность добровольного отказа заключается в том, что лицо начинает совершать преступление, но прекращает преступное поведение по собственному волеизъявлению, в связи с чем преступный результат не наступает. В данном случае возникает вопрос о наличии в его поведении признаков добровольного отказа от преступления.

Понятие добровольного отказа дается в ч. 1 ст. 31 УК РФ. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Выделяют два основных признака добровольного отказа: добровольность и окончательность.

Добровольность означает, что лицо, начавшее преступление, сознательно, по собственной воле прекращает дальнейшее его совершение. Возможно, что инициатива такого отказа может исходить от других лиц (его близких, жертвы преступления). Однако сам отказ должен быть результатом свободного волеизъявления субъекта, а не вынужденным следствием возникших непреодолимых или труднопреодолимых препятствий для продолжения преступного деяния. Прекращение по собственной воле продолжения и доведения до конца начатого преступления характеризуется наличием у лица уверенности в необходимости самому добровольно отказаться от преступного замысла.

Добровольный отказ может побуждаться любыми мотивами – состраданием к потерпевшему, раскаянием, страхом перед уголовным наказанием и др. Эта мотивация не должна устранять понимание и осознание лицом того, что оно способно довести начатое преступное деяние до конца. Добровольное прекращение начатого преступления может произойти нс сразу, а в процессе борьбы между стремлением довести преступление до конца и желанием прекратить преступную деятельность.

Добровольное прекращение преступления связано с осознанием лицом возможности успешного доведения начатой преступной деятельности до конца. Осознание доведения до конца начатого преступления – это сформированное сознание лица, принявшего решение о добровольном прекращении начатого преступления. Отказ от совершения начатых преступных действий является вынужденным вследствие осознания лицом невозможности продолжить преступную деятельность. В этом случае волевая направленность действий лица находится под влиянием обстоятельств, которые не зависят от субъекта, в результате которых он оказывается в таких условиях, когда нс имеет возможности свободно продолжать преступную деятельность.

Наряду с добровольностью основным признаком добровольного отказа является окончательность. Окончательность отказа означает, что лицо, начавшее преступление, полностью и окончательно, а не на время, прекращает свою преступную деятельность. В случае если лицо приостанавливает продолжение преступления по каким-либо соображениям, чтобы затем довести его до конца при более благоприятных условиях, то речь о добровольном отказе не идет. Отсутствует добровольный отказ в случаях несовершения виновным повторного преступного посягательства, если первое преступное посягательство не было завершено в силу обстоятельств, от него не зависящих.

Таким образом, при совокупности оставления начатой преступной деятельности по собственной воле, осознании лицом возможности доведения преступной деятельности до конца и окончательности отказа ставится вопрос о признании отказа добровольным.

Добровольный отказ возможен только до момента окончания преступления, причем как на стадии приготовления, так и на стадии покушения на него. В стадии приготовления к преступлению добровольный отказ выражается в основном в пассивном поведении субъекта, в воздержании от продолжения преступной деятельности, однако не исключены и активные действия лица.

Добровольный отказ чаще всего возможен в неоконченном покушении, где субъект еще не выполнил полностью необходимых действий (бездействия) для завершения преступного деяния и наступления преступного результата. Что же касается оконченного покушения, то здесь добровольный отказ возможен лишь в случае, когда лицо сохраняет контроль над дальнейшим ходом событий. В этих случаях добровольный отказ носит активный характер, так как только такие действия способны предотвратить наступление вредных последствий, в противном случае добровольный отказ будет отсутствовать. Если при этом общественно опасные последствия все же наступят, то лицо не освобождается от уголовной ответственности, а его поведение, направленное на предотвращение преступного результата, может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание.

Существуют некоторые особенности добровольного отказа соучастников от преступления, которые нашли свое закрепление в уголовном законодательстве – в ч. 4, 5 ст. 31 УК РФ.

Для правоприменительной практики существенное значение имеет также отграничение добровольного отказа от деятельного раскаяния. При деятельном раскаянии лицо, совершившее оконченное преступление, прилагает активные усилия, направленные на раскрытие преступления, добровольно возмещает нанесенный ущерб или иным образом старается загладить вред, причиненный в результате преступления. Добровольный отказ от преступления отличается от деятельного раскаяния тем, что, во-первых, добровольный отказ от преступления происходит до окончания преступного деяния и наступления общественно опасных последствий, а деятельное раскаяние возможно только после совершения преступления и наступления преступного результата; во-вторых, добровольный отказ от преступления дает основание не привлекать лицо к уголовной ответственности, а деятельное раскаяние может рассматриваться как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а также являться основанием освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ).

Уголовно-правовым последствием добровольного отказа является исключение уголовной ответственности за преступление, которое виновное лицо пыталось совершить или к которому готовилось, если при этом в деянии лица нет иного состава преступления. В случаях когда деяние, фактически совершенное субъектом до момента добровольного отказа, содержит иной оконченный состав преступления, уголовная ответственность наступает за реально совершенное оконченное преступление.

По данным криминалистики ежедневно в мире совершаются десятки преступлений: от административных до уголовных, ответственность за которые несут, как сами преступники, так и их соучастники. Однако, в уголовном кодексе присутствует добровольный отказ от преступления и деятельное раскаяние, несколько изменяющие картину происходящего и меру наказания за такие действия. Каким образом уживаются эти две категории поведения, и сколько можно «скостить» от основного срока, полагающегося в случае совершения преступных действий? Подробности в данной статье.

Определение понятия

Добровольный отказ от совершения преступления — это прекращение любых деяний или напротив, полное бездействие преступника в отношении жертвы. Проще говоря, это все действия, которые предполагали бы насилие, либо вели бы к смерти потерпевшего отменяются самим предполагаемым преступником.

Данный аспект рассматривается в 31 статье Уголовного кодекса РФ, и имеет под собой особую правовую сущность: лицо, которое совершает такие противоправные деяния, должно прекратить совершение преступления окончательно и по доброй воле. Однако, нельзя прекратить свои действия, ведущие к насилию или смерти жертвы на время, например, потому что кто-то помешал или в том случае, если преступник не чувствует в себе силы довести начатое дело до конца.

Таким образом, добровольным отказом считается полное и осознанное «Нет» самого лица, совершающего преступное деяние, либо его подельников или сообщников.

Важно! Добровольный отказ возможен на стадии приготовления к насилию или покушению на жизнь жертвы. Именно в этих случаях и будет исключена уголовная ответственность.

Обстоятельства

Исходя из уголовной практики, лицо, совершающее противоправные действия, или соучастник могут отказаться от совершения таких уголовно наказуемых поступков в следующих обстоятельствах:

  • Страх быть разоблаченным и понести заслуженное наказание;
  • Зарождение чувства симпатии и жалости к жертве преступления;
  • Морально-этические соображения – попытка стать гражданином, который чтит закон;
  • Мотив прощения жертвы.

Сюда же относится и внезапно проснувшаяся совесть, а также наказание за смертный грех против веры и т.д.

Здесь же фигурирует и добровольный отказ соучастников, подстрекателей или подельников при таких противоправных поступках. Тогда же идет и разделение ответственности за совершенные насильственные, или ведущие к смерти жертвы, действия. Соучастник и само лицо, совершающее противозаконные деяния, по-другому зачинщик преступления, несут всегда одинаковую ответственность. Но, если один из них добровольно отказывается, то вся мера наказания падет на того, кто остался в «игре». Громкое «Нет» одного из подельников не станет смягчающим обстоятельством при рассмотрении общего дела. Это обстоятельство будет уменьшать наказание только для одного отказавшегося, но не для всех, кто был участником.

Признаки добровольного отказа от преступления

Для того, чтобы говорить о добровольном отказе, нужно рассмотреть следующие аспекты или условия для применения именно ст.31 УК РФ:

  1. Преступное деяние должно быть не закончено;
  2. Лицо, совершающее преступные действия, должно быть в здравом уме и твердой памяти, чтобы осознавать свои действия;
  3. Отказаться от доведения преступления до конца зачинщик должен добровольно;
  4. Отказ должен быть окончательным и бесповоротным.

Каждый из этих пунктов стоит рассмотреть подробнее. Добровольный отказ от доведения преступления до конца должен соответствовать всем пунктам.

Внимание! Лицо, которое отказалось от преступной деятельности, все же будет нести наказание в том случае, если имеется другой состав преступления.

Признаки добровольного отказа от преступления

Неоконченное действие

Если зачинщик добровольно отказывается от совершения преступления до конца, то оно становится несостоявшимся. Самое главное здесь, своевременность этого «нет», которая имеет некоторые отличия от оконченного даже простого покушения на жизнь потерпевшего. Лучше всего это понятно на примере.

Гражданин А. собрался убить гражданина В. из пистолета по личным причинам (к примеру, из-за измены жены). Если первый выстрелил и промахнулся, либо передумал и выстрелил все равно на поражение, также не задев убегавшего В., то следует считать покушение на убийство совершенным. Это оконченное покушение на убийство, пусть и не состоявшееся, от которого уже нельзя отказаться.

Другой случай – гражданин А. также собрался убить из пистолета гражданина В. вследствие личной неприязни. А. приставил дуло пистолета ко лбу перепуганного В. и вдруг убрал оружие, испытав чувство жалости к потерпевшему. Он просит его не убивать, бормочет слова извинения и близок к нервному срыву. В этой ситуации мы имеем классические обстоятельства, являющиеся добровольным отказом от преступления.

Психологическое здоровье преступника

Второе условие также естественно увязывается с данным законом Уголовного кодекса. Когда лицо, совершает угрожающее чьей-то жизни действие, а также находится при этом под влиянием алкогольных или наркотических средств и вдруг внезапно прекращает свои преступные намерения, то это не считается нашим случаем добровольного «нет».

Например, пьяный гражданин Б. схватил с праздничного стола нож и замахнулся на гражданку М. во время их ссоры. И вдруг, нож выпал из ослабевшей руки предполагаемого преступника, так как его шатнуло и внезапно стало дурно. Данную ситуацию нельзя расценивать, как добровольную.

Самостоятельное решение

В третьем случае преступник должен самостоятельно принять решение о прекращении преступных действий без помощи посторонних. Этот пункт часто рассматривается в делах по изнасилованию. К примеру, гражданин С. схватил гражданку И., которая зашла за угол городского общежития. Когда С. начал принуждать И. к действиям сексуального характера, та начала звать на помощь. Ее услышали курившие у подъезда граждане К. и Т., которые побежали в сторону крика. С., увидев их, оттолкнул И. и скрылся с места действия, так и не завершив начатое. При таком раскладе, отказ также не является добровольным, так как совершить преступное деяние гражданину С. помешали другие лица.

Преступник должен самостоятельно принять решение о прекращении преступных действий

Бесповоротный отказ

И последнее условие, это полное прекращение преступной деятельности в отношении потерпевшего навсегда. Здесь часто фигурирует добровольный отказ соучастников от совершения деяния. Например, гражданин Д. захотел отравить гражданина К., и с этой целью подговорил Н., работающую в кафе официанткой, подлить тому яд в кофе. Н. сперва согласилась из-за большого вознаграждения, а потом уже, поставив на стол чашку с отравленным напитком, помедлила, и все же не дала К. выпить кофе, заявив, что в него попала муха. В это время Д. подбежал к столику с виноватым видом, и, увидев полную чашку в руке Н. вздохнул с облегчением, а самое главное помирился с гражданином К. В этом случае, налицо признаки свидетельствующие о настоящем отказе от преступления, как преступника, так и подельника.

Внимание! Если бы в предыдущем примере, гражданка Н. поставила отравленное кофе и ушла к другим клиентам, то она бы утратила контроль над ситуацией на время. Опять таки, если бы она потом все же вернулась, мучимая угрызениями совести, и увидела, что кофе по-прежнему не тронут, то это квалифицируется, как оконченное покушение на убийство.

В чем отличия добровольного отказа?

Главное отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния в том, что первое действие направлено на немедленное прекращение всей преступной деятельности до того, как потерпевшему будет причинен какой-либо ущерб. Второе — состояние наступает тогда, когда уже есть результат: совершено преступление, или это только несостоявшееся покушение, роли не играет.

Деятельное раскаяние в юридической практике рассматривается всегда, как посткриминальный факт и считается смягчающим наказание обстоятельством.

И все же, как например, квалифицировать такой судебный случай? Гражданин Т. в пылу ссоры схватил пистолет и угрожал гражданке Л., не собираясь нажимать на курок. И вдруг Л. ударила по руке Т., когда он опустил пистолет. От неожиданности, случайно, курок был нажат, а выстрел произведен в ногу Л. Т. сразу бросился на помощь Л., спас ее от потери крови и отвез в больницу.

Что это: лицо, державшее пистолет, само отказалось от преступления или же имеет место быть деятельное раскаяние? В таких сложных ситуациях закон говорит о различных обстоятельствах: не все ситуации несостоявшегося противоправного поступка могут допускать ситуацию отказа из-за способа, выбранного для покушения. Например, при удушении, утоплении, отравлении есть еще время для того, чтобы преступник смог отказаться довершить начатое. А в случае, с оружием, в частности холодным и огнестрельным такой возможности после начала действия нет, здесь возможно только раскаяние.

Это интересно! Сколько дают за убийство в состоянии аффекта

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх