Отличие ответственности от наказания

29. Понятие и признаки уголовной ответственности. Физическое и психическое принуждение. Обоснованный риск

Уголовная ответственность (УО) – предусмотренное уголовно-правовой нормой и примененное к лицу вступившим в силу обвинительным приговором суда государственно-принудительное воздействие за совершенное преступление.

УО в объективном смысле:

• позитивный аспект – возложение обязанности на лиц не совершать деяния, признаваемые уголовным законом как преступные, под угрозой наказания;

• негативный аспект – в случае нарушения этой обязанности привлечение к ответу органами правосудия и применение соответствующих санкций.

УО в субъективном смысле:

• позитивный аспект – усвоение лицами обязанности не совершать преступление, отражение ее в их сознании и построение поведения в соответствии с требованиями уголовного закона;

• негативный аспект – в случае нарушения требований закона и совершения преступления осознанная обязанность и вынужденность отвечать за содеянное перед органами правосудия и понести заслуженное наказание.

Признаки УО:

• носит принудительный, личный характер;

• установлена в уголовном законе;

• осуществляется от имени государства и по приговору суда;

• влечет отрицательные последствия для правонарушителя.

Физическое и психическое принуждение – целенаправленное воздействие на человека, ограничивающее возможности его свободного волеизъявления в определенном поведении.

Уголовная ответственность исключается, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием). Если в результате принуждения лицо сохраняло возможность руководить своими действиями, то вопрос об уголовной ответственности решается с учетом положений ст. 39 УК РФ.

Обоснованный риск – достижение общественно полезной цели путем причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Условия правомерности обоснованного риска:

• риск осуществляется для достижения социально полезных целей;

• поставленная цель не может быть достигнута не связанными с риском действиями;

• рискующее лицо предприняло все необходимые меры для предотвращения возможного вреда охраняемым уголовным законом интересам;

• риск не должен быть заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, экологической катастрофой или общественным бедствием.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Новая редакция Ст. 331 УК РФ

1. Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

2. Утратила силу.

3. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Комментарий к Статье 331 УК РФ

2. Военнослужащие несут УО за совершенное преступление на одинаковых для всех граждан основаниях, независимо от воинского звания и занимаемой должности (ст. 23, 28 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ). Однако с учетом особенностей правового положения они могут привлекаться к УО за совершение не только общеуголовных, но и особых, воинских, преступлений по отдельным, установленным для них нормам военно-уголовного законодательства.

3. Закрепленное в ч. 1 коммент. статьи понятие преступления против военной службы является разновидностью общего понятия преступления, сформулированного в ст. 14, и указывает лишь на особенности воинского преступления. Воинское преступление представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние военнослужащего, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.

Являясь разновидностью общего понятия, преступление против военной службы обладает всеми его признаками: общественной опасностью, уголовной противоправностью, виновностью и наказуемостью. Однако эти признаки имеют определенную воинскую специфику, обусловленную характером военной службы.

4. Общественная опасность преступления выражается в причинении либо создании угрозы причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества и государства, например насильственные действия в отношении начальника (ст. 334), нарушение уставных правил воинских взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335) причиняют вред здоровью потерпевшего военнослужащего. Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (ст. 349), нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 351) и другие наносят вред общественной безопасности.

Эти интересы личности, общества и государства в иных случаях могут быть защищены путем применения общеуголовных норм. В воинских же преступлениях за ними кроются интересы другого, более высокого, порядка — национальной военной безопасности. Под военной безопасностью понимается состояние вооруженной защиты страны от вооруженной агрессии. Функцию вооруженной защиты выполняют вооруженные силы и иные федеральные государственные воинские формирования. Всякое преступление против военной службы, в чем бы оно ни выражалось, так или иначе подрывает боевую готовность воинского подразделения, а значит, причиняет вред военной безопасности страны.

5. Преступления против военной службы характеризуются специальной противоправностью, ими могут признаваться лишь те, которые перечислены в гл. 33 УК РФ. Иные преступления, совершаемые военнослужащими и причиняющие ущерб интересам военной службы (например, похищение военного имущества, разглашение государственной тайны военного характера и др.), к числу этих преступлений не относятся, а должны квалифицироваться по другим статьям УК РФ. С другой стороны, все деяния, подпадающие под признаки составов преступлений, предусмотренных гл. 33, и одновременно под общеуголовные нормы, должны квалифицироваться по соответствующим статьям этой главы, а не по общим статьям УК РФ.

5.1. Можно сформулировать следующее правило квалификации: деяние, образующее воинское преступление, всегда выделяется и квалифицируется в качестве такового; при наличии обстоятельств, выходящих за пределы состава данного преступления, не охватывающих данное деяние и образующих признаки более опасного общеуголовного преступления, оно дополнительно квалифицируется по статье, предусматривающей УО за данное общеуголовное преступление. Так, если военнослужащий, оказывая сопротивление начальнику, убивает его, то содеянное в части, касающейся убийства, квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 105, а сопротивление — по п. «в» ч. 2 ст. 333 (по признаку причинения тяжких последствий), поскольку убийство не охватывает сопротивление. Если обстоятельство, выходящее за пределы состава воинского преступления, охватывает деяние, составляющее это преступление, и образует состав более опасного общеуголовного преступления, содеянное квалифицируется только по общеуголовной норме, предусматривающей УО за данное преступление. Например, убийство подчиненным начальника в связи с исполнением им обязанностей военной службы по объективным и субъективным признакам охватывается п. «б» ч. 2 ст. 105, дополнительной квалификации по ст. 334 при этом не требуется; убийство начальника не в связи с исполнением им служебных обязанностей, но при исполнении этих обязанностей ст. 105 не предусматривает; в этом случае содеянное образует совокупность преступлений по п. «в» ч. 2 ст. 334 (признак иного тяжкого последствия) и ст. 105.

5.2. Специфика уголовной противоправности преступлений против военной службы состоит также в том, что все эти составы, будучи бланкетными, нарушают не только соответствующий уголовно-правовой запрет, но и правила военной службы, закрепленные в воинских уставах, других законах и иных нормативных правовых актах. Содержание каждого воинского преступления можно уяснить только посредством анализа определенных военно-правовых норм, за нарушение которых предусмотрена УО. Например, без обращения к Уставу гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ нельзя уяснить сущность допущенных виновным нарушений правил караульной службы и наступивших при этом последствий. Признавая военнослужащего виновным в том или ином преступлении против военной службы, следует всякий раз уточнять, какие конкретно правила военной службы были при этом нарушены, с указанием соответствующего источника. Если такую связь с источниками установить не удается, то воинский характер совершенного правонарушения может вызывать сомнение.

6. Умысел и неосторожность, в которых проявляется вина, характеристика преступления с двумя формами вины, признаки невиновного причинения вреда определены в ст. 24 — 28, которые без каких-либо изъятий применяются и к преступлениям против военной службы. Специфику образует лишь содержание вины — оно отражает воинскую природу совершаемого преступления. Виновный определенным образом (в зависимости от формы вины) относится не просто к общественно опасному деянию и наступившим последствиям, а к деянию, образующему нарушение порядка прохождения военной службы, и к последствиям, выражающимся в причинении вреда боевой способности воинского подразделения, военной безопасности государства. Он осознает эти обстоятельства (при прямом и косвенном умысле, преступном легкомыслии) либо не осознает при условии, что должен был и имел возможность осознавать их (при преступной небрежности). Установление формы вины применительно к конкретным составам преступлений против военной службы имеет определенные сложности, обусловленные конструктивными особенностями некоторых составов, необходимостью соблюдения требований ч. 2 ст. 24, ограничивающей УО за деяния, совершенные только по неосторожности, лишь случаями, специально предусмотренными соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Основным показателем формы вины является психическое отношение лица к деянию. В соответствии с ч. 1 ст. 24 виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. При этом отношение к последствиям может быть как умышленным, так и неосторожным (при умысле по отношению к деянию), а также исключительно неосторожным (при неосторожности по отношению к деянию). Например, в ч. 1 ст. 332 предусматривается УО за неисполнение подчиненным приказа начальника, причинившее существенный вред интересам службы, а в ч. 3 той же статьи — за неисполнение приказа вследствие небрежного или недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия. В ч. 3 специально указана неосторожность в отношении деяния, следовательно, отношение к последствиям также неосторожное. Отсюда вытекает, что в ч. 1 отношение к деянию предполагает умысел, вина же в отношении существенного вреда допускает как умысел, так и неосторожность.

6.1. Если в статье никаких оговорок о вине применительно к деянию не содержится, ее следует считать умышленной. Вина же по отношению к последствиям возможна либо в форме умысла, либо в форме неосторожности. Например, насильственные действия в отношении начальника (ст. 334) — преступление умышленное. Однако в п. «в» ч. 2 ст. 334 содержится в качестве альтернативного признака причинение тяжких последствий, отношение к которым может быть как умышленным, так и неосторожным.

6.2. В ряде статей специально оговорена неосторожность по отношению к последствиям, это сделано для того, чтобы отграничить предусмотренные в них преступления от смежных составов, отличающихся умышленной формой вины. Например, в ст. 349 — 352 говорится о нарушениях правил безопасности использования различных военно-технических средств, повлекших причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека. Вина в отношении этих последствий специально оговорена как неосторожная, поскольку умысел превращает эти деяния в преступления против личности.

7. Наказуемость преступлений против военной службы характеризуется установлением за все эти преступления тех или иных уголовных наказаний. Норм, которые предусматривали бы за совершение отдельных преступлений применение Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ и, таким образом, переводили деяние в разряд проступков, как это было в УК РФ РСФСР, действующий УК РФ не содержит. Перечень видов наказаний в санкциях статей, предусматривающих УО за воинские преступления, включает: из общих наказаний — преимущественно лишение свободы, далее — арест и в некоторых статьях штраф, из специальных видов, используемых в санкциях наиболее широко, — содержание в дисциплинарной воинской части и ограничение по военной службе. Чаще всего применяются содержание в дисциплинарной воинской части и лишение свободы. Из дополнительных наказаний практикуются применение лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и лишение воинского звания.

8. Военная служба представляет собой определенный порядок военно-служебных отношений, которые делятся на общие и специальные. Общие воинские отношения — те, субъектами которых являются все военнослужащие; специальные отношения устанавливаются в особых сферах военно-служебной деятельности, связанных с решением определенных задач, их субъектами являются не все, а отдельные категории военнослужащих.

8.1. Деление воинских отношений на общие и специальные учтено при построении системы составов преступлений против военной службы: одни преступления нарушают общие отношения, другие — специальные. К первым относятся преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 332 — 336), преступления против порядка пребывания на военной службе (ст. 337 — 339), а также против порядка сбережения военного имущества (ст. 345 — 348). В основе этих преступлений лежат нарушения требований, обязательных для всех военнослужащих. Остальные преступления носят специальный характер: преступления против установленного порядка несения специальных видов военной службы (ст. 340 — 344), а также против установленного порядка безопасного использования отдельных военно-технических средств (ст. 349 — 352). Общий порядок воинских отношений урегулирован преимущественно Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ, специальные отношения в зависимости от их вида регламентируются этим же Уставом, а также Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ, специальными нормативно-правовыми актами, отдельными приказами.

10. Вред проявляется в различной форме: физический, материальный, организационный, государственно-политический, нравственный, морально-психологический. Физический вред выражается в применении к военнослужащим насилия, в том числе повлекшего расстройство здоровья (например, при совершении насильственных действий в отношении начальника в связи с исполнением либо во время исполнения им обязанностей военной службы — ст. 334). Физический вред — показатель ослабления обороноспособности подразделения, поскольку в результате прямого воздействия и угроз потерпевший может изменить свое отношение к службе, снизить требовательность к подчиненным.

10.2. Организационный вред заключается в срыве выполнения различных военных мероприятий, поставленных задач либо в утрате военного управления. Это последствие может быть прямым, например в результате неисполнения приказа (ст. 332), когда подчиненный не исполняет полученного задания. Но оно может иметь и опосредованный характер, проявляясь через физический или материальный вред. Так, в результате нанесения побоев начальнику подразделение может остаться без управления и не выполнить важного боевого или иного задания, что следует рассматривать как тяжкое последствие, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 334. Таков же характер тяжких последствий, указанных в качестве признака составов других воинских преступлений.

10.3. Государственно-политический вред включает ущемление определенных государственных интересов в результате нарушения правил несения специальных видов военной службы, направленных на охрану этих интересов. Так, нарушение правил несения боевого дежурства причиняет вред интересам безопасности государства (ст. 340), нарушение правил несения пограничной службы (ст. 341) также угрожает внешней безопасности государства, поскольку ослабляет охрану государственной границы. Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343) угрожает внутренней безопасности страны, правам и законным интересам граждан.

10.4. Нравственный вред, как правило, сопряжен с причинением физического вреда в преступлениях, совершаемых с применением насилия (ст. 333 — 335), поскольку всякое насилие над личностью унижает ее честь и достоинство. Но ряд составов преступлений предусматривает нравственный вред в качестве основного признака состава. Это нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства (ст. 335), а также оскорбление военнослужащего (ст. 336). Опасность этих преступлений не сводится только к унижению чести и достоинства личности. В результате оскорблений военнослужащий может утратить необходимые морально-волевые качества и чувство войскового товарищества, могут возникнуть конфликтные ситуации и другие грубые нарушения воинской дисциплины среди военнослужащих.

10.5. Морально-психологический вред может быть последствием любых преступлений, совершенных военнослужащими, тем более если они приобретают относительно массовый характер (например, при совершении уклонений от военной службы, хищений военного имущества и т.п.). Он наиболее характерен, например, для неисполнения приказа (ст. 332) и должностных преступлений (ст. 285, 293), которые, к сожалению, без достаточных оснований исключены из числа воинских.

11. Субъект преступного посягательства против военной службы должен обладать всеми признаками общего субъекта преступления: он должен быть вменяем и иметь возраст не менее 18 лет. Вместе с тем он обладает и иными дополнительными признаками, указанными в законе, — быть военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы.

11.1. Определяющий признак субъекта посягательства против военной службы — пребывание лица в момент совершения преступления на военной службе. В соответствии со ст. 2 Закона о воинской обязанности гражданин, проходящий военную службу, является военнослужащим и имеет статус, устанавливаемый ФЗ.

11.2. В соответствии со ст. 2 Закона о воинской обязанности лицо считается военнослужащим, если оно проходит военную службу в Вооруженных Силах РФ, а также во внутренних войсках МВД России, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, СВР России, органах федеральной службы безопасности, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях.

11.3. Категории военнослужащих определены ст. 5 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Действие Устава распространяется и на иные перечисленные военные органы и формирования, эти категории считаются едиными для всех военнослужащих. К военнослужащим относятся: офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, а также сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступившие на военную службу по контракту; сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву. Каждому военнослужащему присваивается соответствующее воинское звание.

11.4. Начало и окончание военной службы определены Законом о воинской обязанности. В соответствии со ст. 38 указанного Закона началом военной службы для граждан, не пребывающих в запасе, призванных на военную службу, считается день убытия из военного комиссариата субъекта РФ к месту прохождения военной службы. Представляется, что речь должна идти о дне фактического отправления к месту службы; до этого дня совершаемое призывником деяние не может признаваться преступлением против военной службы. Для военнослужащих, проходящих службу по контракту, военная служба начинается со дня вступления контракта в силу, что должно быть специально оговорено в контракте. Существуют некоторые категории военнослужащих, для которых установлен особый порядок исчисления срока военной службы (п. 10 ст. 38 Закона о воинской обязанности).

11.5. Окончанием военной службы считается день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. Этот момент единый для всех категорий военнослужащих. Пункт 11 ст. 38 Закона о воинской обязанности требует, чтобы военнослужащий был исключен из списков части в день истечения срока его военной службы, кроме случаев, прямо предусмотренных в этой статье. Если срок службы истек и отсутствуют исключительные обстоятельства, то военнослужащий не может признаваться субъектом преступления против военной службы, даже если он не исключен из списков части. К числу особых обстоятельств, позволяющих отложить исключение военнослужащих из списков воинской части, относятся: нахождение военнослужащего на стационарном лечении, участие в походах кораблей, безвестное его отсутствие, пребывание в плену или в качестве заложника, нахождение под следствием и некоторые иные, которые определены законом.

11.6. Закон о воинской обязанности (п. 12 ст. 38) требует не засчитывать в срок военной службы время пребывания в дисциплинарной воинской части и отбывания дисциплинарного взыскания в виде ареста, а также время самовольного оставления части или места службы свыше десяти суток. Общий срок службы увеличивается на это время, что должно быть учтено при издании приказа об исключении военнослужащего из списков части, однако если приказ это обстоятельство не учел, военнослужащий должен быть уволен в соответствии с ним. Лицо может быть привлечено к УО за воинское преступление и после окончания военной службы, если деяние совершено им в период военной службы.

11.7. Для лиц, проходящих военные сборы, начало и окончание службы определяются первым и последним днями сборов. Порядок прохождения военных сборов должен быть определен положением о проведении военных сборов. Согласно ст. 2 ФЗ «О статусе военнослужащих» на граждан России, проходящих военные сборы, статус военнослужащих распространяется в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством РФ. Это значит, что УО за совершение преступления против военной службы они должны нести с ограничением, вытекающим из конкретных статей гл. 33 УК РФ.

11.8. Существенное значение в характеристике субъекта преступлений против военной службы имеет возраст. По общему правилу военная служба может начинаться не ранее достижения лицом 18-летнего возраста; призыв на военную службу возможен лишь до достижения 27-летнего возраста (ст. 22 Закона о воинской обязанности). Для граждан, поступающих в военно-учебные заведения, возраст начала военной службы может быть и меньшим, т.е. 16 лет (п. 1 ст. 35 указанного Закона). Однако это не делает их субъектами воинских преступлений.

11.9. Совершение преступления, предусмотренного гл. 33 УК, лицом, не достигшим установленного возраста, оказавшимся на военной службе на незаконном основании, например вследствие ошибки или сознательного подлога документов, допущенных при призыве, исключает УО за преступление против военной службы.

11.10. Невменяемость лица — безусловное основание для исключения состава преступления. Однако ст. 22 Закона о воинской обязанности предусматривает возможность УО лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Между тем отдельные виды такого расстройства служат основанием для признания гражданина негодным или ограниченно годным к военной службе по состоянию здоровья и освобождения от военной службы (ст. 23, 50, 51 указанного Закона). При наличии психического расстройства лицо не может признаваться субъектом преступления против военной службы, его ответственность за воинское преступление исключается. Оно может отвечать за иное преступление, если состав такового содержится в фактически совершенном им деянии; вопросы ответственности в этом случае решаются в порядке ст. 22.

11.11. В соответствии со ст. 59 Конституции военную службу несут граждане Российской Федерации. Однако согласно ст. 2 Закона о воинской обязанности прохождение военной службы в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах может осуществляться и иностранными гражданами по контракту на воинских должностях, подлежащих замещению солдатами, матросами, сержантами и старшинами.

11.12. Между Россией и отдельными государствами — членами СНГ заключены соглашения, в соответствии с которыми гражданам этих государств предоставлена возможность проходить службу в воинских подразделениях РФ. В соответствии с межправительственными соглашениями эти военнослужащие имеют тот же статус, что и российские военнослужащие, они признаются субъектами преступлений против военной службы.

11.13. В соответствии с ч. 3 ст. 59 Конституции гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

11.14. Следует выделить и иные основания, исключающие возможность признания лица субъектом преступления против военной службы. Они обозначены в законе либо как обстоятельства, наличие которых не допускает призыва лица на военную службу, либо дает право на освобождение либо отсрочку от военной службы (ст. 23, 24 Закона о воинской обязанности). Так, не призываются на военную службу граждан, имеющих неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления; освобождаются отдельные категории граждан от призыва на военную службу, в частности лица, признанные негодными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья; устанавливается отсрочка от призыва на военную службу для отдельных граждан, в частности имеющих двух и более детей, и т.д. Представляется, что во всех случаях, когда лицо призвано на военную службу, несмотря на наличие указанных оснований, либо продолжает служить после возникновения таких оснований, его пребывание на военной службе следует считать незаконным и его как не отвечающего требованиям, предъявляемым к военнослужащим, признавать субъектом преступлений против военной службы нельзя. В случае совершения им общественно опасного деяния, содержащего состав иного, общеуголовного, преступления, он подлежит УО за это преступление.

11.16. Отдельные составы преступлений против военной службы предусматривают в качестве субъектов не все, а лишь некоторые категории военнослужащих. Например, субъектом преступных посягательств против порядка подчиненности (ст. 332 — 334) является военнослужащий, подчиненный потерпевшему; в преступлениях против порядка несения специальных видов военной службы исполнителем может быть только военнослужащий, который в установленном порядке включен в состав соответствующего вида службы, и т.д. Иные военнослужащие не могут признаваться соисполнителями таких преступлений. Они признаются организаторами, подстрекателями либо пособниками. Одновременно при наличии соответствующих оснований эти лица могут признаваться исполнителями других преступлений. Так, если сержант А. помогает своему приятелю рядовому Б. в совершении насильственных действий в отношении начальника — сержанта В., который не является для А. ни начальником, ни подчиненным, действия А. следует квалифицировать как пособничество в преступлении, предусмотренном ст. 334, и, кроме того, он должен отвечать как исполнитель преступления, предусмотренного ст. 335, — нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

12. УК РФ является законодательством мирного времени и не содержит преступлений, характерных для военного времени, в нем нет также составов преступлений против военной службы, совершаемых в боевой обстановке. Часть 3 коммент. статьи предусматривает, что эти преступления должны определяться законодательством РФ военного времени. В настоящее время такое законодательство отсутствует, и в случае возникновения соответствующей обстановки виновный будет привлекаться по статьям гл. 33 или гл. 34 УК РФ.

Другой комментарий к Ст. 331 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Наряду с признаками, присущими всем преступлениям, посягательства в гл. 33 УК РФ отличаются субъектным составом: они совершаются только военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов (далее — военнослужащими, если не указано иное).

Порядок призыва граждан на военную службу и ее прохождения регламентируется Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденным Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237.

Порядок зачисления граждан в запас, состав запаса, а также вопросы прохождения военных сборов установлены в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» и Положении о проведении военных сборов, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29 мая 2006 г. N 333.

2. Глава 33 УК РФ охватывает преступления, совершаемые военнослужащими в мирное время. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Цели наказания – это те конечные социальные результаты, которые необходимо достичь посредством установления наказания, его применения и реализации. Определение целей наказания – один из наиболее важных вопросов уголовного права. «От его решения зависит не только построение многих институтов этой отрасли права, но и целеустремленное применение самого уголовного законодательства».

Уголовный Кодекс Республики Казахстан определяя цели наказания указывает: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений как осужденным, так и другими лицами» (п. 2, ст. 38 УК).

Следовательно, целями наказания являются:

1) восстановление социальной справедливости;

2) исправление осужденного;

3) предупреждение новых преступлений со стороны осужденного;

4) предупреждение преступлений со стороны других лиц.

Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания впервые определено непосредственно в Уголовном Кодексе

Республики Казахстан. Наличие такой цели вытекает из принципа справедливости. «Восстановление социальной справедливости означает соразмерность между характером и степенью общественной опасности преступления и суровостью наказания, а также возможно полное и адекватное восстановление нарушенных интересов личности, общества и государства».

Разумеется, не все, чему причинен ущерб преступлением, подлежит адекватному возмещению. Очевидно, что никаким наказанием не может быть восстановлена жизнь потерпевшего от убийства. Чисто восстановительный характер носят имущественные уголовно-правовые санкции (денежный штраф и т.д.). В любом случае восстанавливается социальная справедливость, в большинстве случаев путем ограничения прав и свобод виновного лица. Тем самым в некоторой степени успокаивает потерпевшего, что нарушенные преступлением его законные интересы и права будут в какой-то мере восстановлены.

Наказание применяется, чтобы удовлетворить чувство справедливости людей.

Для общества в целом социальная справедливость восстанавливается тем, что суд, назначая справедливое наказание публично, убеждает каждого члена общества в том, что государство способно наказать лицо, нарушившее Уголовный закон.

Восстановление социальной справедливости, заложенное в уголовном наказании и связанное с его карательным содержанием, не означает, что наказание преследует цель кары по отношению к преступнику. Указанные в уголовном законе правоограничения и принудительные лишения, связанные с исполнением наказания, преследуют другие цели, в том числе и рассмотренную уже цель восстановление социальной справедливости.

Второй важной целью наказания является исправление осужденного. Она тесно связана с целью восстановления социальной справедливости. Справедливо назначенное наказание с учетом тяжести совершенного преступления, личности осужденного в какой-то мере устраняет из психики осужденного порочных наклонностей, которые привели его к совершению преступления. Реальная задача, которую возможно решить в ходе исправления это убедить и заставить осужденного хотя бы под страхом наказания не нарушать уголовный закон. «Исправление как цель наказания заключается в том, чтобы перестроить в лучшую сторону психику и поведение осужденного, дать ему возможность освободиться от антиобщественных взглядов и привычек, которые проявляются в его поведении и которые могут стать причиной совершения преступления, привить ему такие социально полезные качества, которыми он не обладал».

Предупреждение новых преступлений со стороны осужденного является частным (специальным) предупреждением, т.е. воздействие на осужденного путем применения уголовного наказания, выражается в первую очередь в том, что суд назначает виновному такой вид наказания и в таких пределах, чтобы обеспечить предупреждение совершения осужденным новых преступлений. Обеспечивая задачу специального предупреждения и прежде всего лишая осужденного возможности совершить новые преступления, суд строго дифференцирует на основе закона и в пределах санкции статьи закона вид и меру наказания осужденному. Это достигается, во первых, путем создания для осужденных таких условий, которые исключали бы возможность совершения ими нового преступления в период отбывания наказания. И в самом деле, многие преступления, за которые осужден виновный, в условиях, допустим, направления его в исправительное учреждение совершить практически невозможно. Хотя конечно же другие преступления совершаются и в условиях отбывания наказания в виде лишения свободы.

Во вторых цель частного предупреждения морально воздействует на преступника, на его психику в процессе отбывания наказания. И тем самым дает возможность исправлению осужденного. Кроме того, человека может удержать от совершения преступления сознание того, что ему не избежать нового наказания за вновь совершенное им преступление. Следовательно, путем устрашения наказанием тоже можно достичь предупреждения новых преступлений со стороны осужденного.

Наказание, применяемое к лицу, осужденному за совершение преступления, должно воздействовать и на иных лиц. В отличие от специального, частного предупреждения цель общего предупреждения обращена не к отдельному лицу, совершившему преступление, а к иным неустойчивым лицам, а также к имеющим склонность нарушать законы и иные нормативные акты. Угроза наказанием, применением его в случае совершения преступления оказывает сдерживающее, предупредительное воздействие на сознание и поведение иных лиц, заставляет их не совершать преступления.

Применяя наказание за совершенное преступление одновременно преследуются все цели наказания. Все цели наказания, указанные в статье 38 УК несмотря на различия в содержании, являются вполне взаимосвязанными и взаимообусловленными и достижение каждой из них способствует реализации других.

Разница между наказанием и ответственностью у уголовном праве

Уголовное наказание может являться и применяться в виде определенной формы реализации уголовной ответственности. Его можно устанавливать в качестве части, логического продолжения, которые определяют степень тяжести и длительности уголовной ответственности. Наряду с этим уголовное наказание и ответственность отличаются между собой (рис. 1).

Рисунок 1. Соотношение наказания и уголовной ответственности

Сравнение уголовного наказания с другими мерами принуждения

Уголовное наказание включает в себя как исправительно-воспитательное, так и карательное воздействие. Второе из них представляет собой суть наказания.

Определение 1

Кара выражается в том, что виновное лицо претерпевает лишения различного характера, включая моральное, физическое, имущественное.

Административное наказание в соответствии с этим признаком чем-то похоже на уголовное, но кара административного наказания, если сравнивать ее с уголовным, по суровости воздействия не столь значительна (например, штраф и лишение свободы. Уголовное наказание чаще используют для того, чтобы восстановить социальную справедливость, исправить поведение человека и предотвратить новые преступления. Административное же наказание применяется для предотвращения совершения нового правонарушения как человеком, нарушающим нормы права, так и другими лицами.

Замечание 1

Принудительные меры медицинского характера используют для того, чтобы вылечить человека или улучшить определенным образом его психическое состояние, предупредить совершение других деяний, опасных для общества (например, статья 98 УК РФ).

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Помимо этого, наказание в уголовном кодексе разграничивается с рассмотренными и другими мерами принуждения, включая административно-правовые, гражданско-правовые, международные, дисциплинарные и др.), по нескольким признакам (рис. 2).

Рисунок 2. Уголовное наказание и другие меры принуждения

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Цели использования уголовного наказания

Уголовное наказание ставит перед собой гораздо более узкие цели применения, чем уголовные законы. Основополагающая цель уголовного законодательства заключается в охране и защите общества от посягательств, которые способны подрывать условия его существования. Целью использования уголовного наказания является тот результат, которого желает достичь государство (включая правоприменителя) и общество посредством назначений и исполнений принудительных мер воздействия.

Применение уголовного наказания предусмотрено для нескольких целей (см. ч. 2 ст. 43 УК РФ):

  • социальная справедливость, ее достижение и восстановление, в процессе чего возмещается причиненный преступлением вред человеку, обществу, стране, заглаживается иным образом, назначается наказание, соразмерное опасности для общества совершенного деяния и личности виновных;
  • процесс исправления осужденных в виде реализации мер принуждения в такой мере, чтобы они утрачивали общественную опасность, осознавали нецелесообразность осуществленных преступлений, убедились в необходимости вести себя правомерно;
  • предупреждение новых деяний преступного характера, включая частную и общую превенцию.

Общая превенция наказания характеризуется созданием в сознании человека образа требуемого правомерного поведения, включая убежденность в недопущении совершения преступления. Ее сущность состоит, во-первых, в формировании в сознании граждан РФ и других лиц модели требуемого правопослушного поведения, а, во-вторых, в качестве примера использовать наказание для удержания указанных лиц от совершения преступления. Частную превенция наказания отличает применение уголовного наказания в виде принудительных мер к лицам, которые совершили преступление. Она осуществляется с целью исключения совершения нового преступления.

Замечание 2

Здесь назначение уголовного наказания не несет и не может нести в цивилизованном обществе цель причинить физические страдания или унизить человеческое достоинство.

Цели уголовного наказания имеют большое значение, которое выражается:

  • отражением государственной политики в сфере противостояния преступности;
  • обеспечение справедливого приговора.

Можно сказать, что указанные цели связаны между собой и взаимообусловлены, но, к сожалению, их не всегда можно достичь. От того, в какой мере они достигаются, в большей степени будет зависеть эффективность наказания. Эффективность уголовного наказания можно определить посредством реальности достижения его целей, включая число латентных и зарегистрированных преступлений, общественное мнение о состоянии преступности и правопорядке, уровень рецидивной преступности и др.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх