Отправка срочников в сирию

Интернет пространство прошила шокирующая новость – солдат срочной службы будут отправлять в Сирию. Якобы Государственная дума буквально на днях приняла в первом чтении законопроект, позволяющий срочникам заключать контракты для участия в военных действиях, в том числе за рубежом. Журналист «ФедералПресс» Михаил Калмацкий рассказывает, почему матери солдат могут спать спокойно.

Эксперт

«Сразу скажу, эта новость – фейк, выдумка. Государственная дума ничего подобного на этой неделе не принимала, благо официальный думский сайт позволяет следить за ходом заседаний и прохождением тех или иных законопроектов. Откуда же у СМИ такая информация? Мы решили пройти по следам скандальной новости.

Если просмотреть публикации на различных сайтах, выяснится, что все дороги, а точнее ссылки на первоисточник ведут к одной конкретной публикации на сайте газеты «Новые Известия». К статье под заголовком «Будут ли солдат срочной службы отправлять в Сирию». В ней говорится, что Госдума рассматривает законопроект, позволяющий призывникам заключать контракты «в деятельности по поддержанию или восстановлению мира и безопасности или по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории России». Указывается, что законопроект принят в первом чтении, не говорится, что на этой неделе, просто принят и все, и тоже дается ссылка на материал, но уже с другого сайта, датированный, внимание – 21 ноября 2016 года.

В статье полуторогодичной давности рассказывается, что Дума в первом чтении приняла предложенный министерством обороны законопроект, который некоторые СМИ расценили, как возможность отправлять срочников служить в Сирию. Небольшое собственное расследование показывает, что 16 ноября 2016 года Дума, действительно одобрила в первом чтении законопроект под номером 6095-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» (об уточнении оснований для заключения контракта о прохождении военной службы).

Если в материале «Новых Известий» имеется в виду этот законопроект, не понятно, почему там не сообщается, что он прошел и второе, и третье чтение, был окончательно принят Думой 14 декабря 2016 года, и давно стал действующим законом. Но о призывниках в Сирии мы что-то не слышали.

Зачем вспоминать об этом полтора года спустя? И главное, вспоминать так удачно, что некоторые сайты, видимо, поведясь на громкую новость, с удовольствием ее перепечатали. Такое у нас интересное информационное пространство – один скажет, другие повторят, а потом и концов не сыщешь. Но мы сыскали».

Многие решили, что делается это «под Сирию». Официальные лица в парламенте и Министерстве обороны, разработавшем законопроект, естественно, сирийский фактор отрицают.

Дескать, в настоящее время краткосрочные контракты (сроком от шести месяцев до года) нельзя заключать для участия в операциях по борьбе с терроризмом и военно-морских походах…

Нам объясняют, что солдаты-срочники в походах кораблей юридически заканчивают служить зачастую во время их проведения. До порта приписки ещё далеко, а моряк уже имеет право «вразвалочку сойти на берег». Так надо дать ему легальную возможность дослужить — по контракту, тем самым закрепив его статус на бумаге и устранив юридическую неопределённость. Заодно дав возможность подзаработать деньжат.

А что если моряк или пехотинец не захочет продлевать срок службы сверх положенного по закону, проигнорировав предложенный контракт? Но и в таком случае ему придётся остаться на борту, ведь, например, в иностранном порту его на дембель всё равно не отпустят. Так что уж лучше контракт подписать, дослужить и сойти на родной берег с чувством выполненного долга.

Однако многие уверены, что вовсе не участием в «походах кораблей» руководствовались минобороновские стратеги, когда писали свой законопроект. Иначе в нём, наверное, про корабли и морские походы и шла бы речь.

ТАСС/Сергей Бобылев

Ещё на стадии подготовки документа эксперты и Союз солдатских матерей выражали опасения, что принятие закона может привести к тому, что солдат-срочников начнут принуждать к заключению контрактов и отправлять за тридевять земель в тридесятое царство, где идёт война, где стреляют и убивают. То есть в Сирию.

«Принимая этот закон, власть хочет обеспечить себе большую свободу действий и юридическую обоснованность в обеспечении военных операций живой силой», — полагает завлабораторией военной экономики Института экономической политики имени Гайдара Василий Зацепин.

Раз военные операции, значит, Сирия? Именно в этой многострадальной стране ведутся открытые и масштабные военные действия, в которых принимают участие в том числе российские военнослужащие.

По мнению Василия Зацепина, сегодня срочники в Сирии не нужны.

«На самолётах срочники не летают, а масштабной наземной операции в Сирии, почти наверняка, не предвидится», — предполагает эксперт.

Некоторые военные эксперты напоминают, что срочников за рубеж служить не отправляют, контрактников — другое дело. Россия же, хотя и черепашьими темпами, но всё-таки идёт к контрактной армии. То есть предложенный Минобороны законопроект — ещё один шаг в этом направлении.

Однако все эти «академические» рассуждения хороши для мирных условий. Посиживают себе эксперты и военные в креслицах и пытаются соблюсти надлежащие приличия, свести воедино дух и букву закона.

Кто будет обращать внимание на всякие там юридические тонкости и нюансы, когда потребуется срочно закрыть брешь, образовавшуюся в боевом строю, в условиях военных действий? Отсюда у экспертов и солдатских матерей опасения в том, что подписание контракта будет сугубо добровольным.

РИА Новости/Павел Герасимов

Понятия «срочник» и «добровольно» вообще как-то не очень коррелируют. Срочникам можно при желании такие условия службы создать, что они через не хочу любую бумажку подмахнут.

Может ли кто-то из депутатов и армейских чинов гарантировать, что это на все сто исключено? Вопрос — риторический.

У войны — своя логика, на ней слишком часто бывает не до юридических соответствий.

Что мы вообще знаем о сирийской войне?

Ничего или очень мало. Чуть ли ни ежедневные сводки об очередных десятках, а то и сотнях разбомблённых пунктов управления, складов, убежищ запрещённой в России группировки «Исламское государство», может, и правда, но, разумеется, далеко не вся. Известно, например, что в Сирии служат немало наших военных консультантов. Чем они там заняты? Только ли обучают местный контингент или всё-таки принимают непосредственное участие в боевых действиях? Получают ранения и гибнут? Сколько за всё время нашего участия в боевых действиях погибло российских парней в погонах и без? Можно, конечно, довольствоваться официальными данными, в которых фигурирует несколько десятков погибших. Но можно и брать их под сомнение.

То, что в Сирии всё обстоит очень и очень серьёзно, подтвердил… Дональд Трамп.

«У нас была очень, очень жёсткая схватка в Сирии недавно, месяц назад, между нашими войсками и российскими войсками. И это очень печально. Много людей погибло в этой схватке», — заявил президент США на пресс-конференции во Флориде по итогам переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ (пресс-конференцию транслировали американские телеканалы).

Какую конкретно «схватку» имел в виду Трамп? Можно только гадать. Возможно, он что-то перепутал. Ясно одно: до мира в Сирии очень далеко, а значит, и российское военное участие так или иначе будет продолжаться. Как тут не беспокоиться солдатским матерям, узнавшим о законопроекте, разрешающем отправлять их сыновей в далёкую, знойную, воюющую страну. К тому же принимаемому Госдумой в ходе весеннего призыва.

Ведь в том, что этот проект станет законом, можно не сомневаться.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен

Соответствующий законопроект подготовило минобороны, рассчитывающее получить больше возможностей для комплектования частей
Минобороны России подготовило законопроект, разрешающий командировать солдат-срочников в Сирийскую Арабскую Республику. Солдаты могут оказаться в горячей точке только после заключения краткосрочных контрактов для участия в военных действиях, в том числе за рубежом.

Законопроект сообщает, что договор разрешается заключать на срок от 6 месяцев до одного года, но его можно прервать и раньше, если прекратятся обстоятельства, которые стали причиной его подписания, например, закончатся боевые действия.

– В связи с активизацией деятельности международных террористических и экстремистских организаций возникла необходимость повышения мобильности войск (сил), формирования сводных и нештатных подразделений и укомплектования их в короткие сроки военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, для оперативного решения краткосрочных, но важных задач, связанных с их участием в операциях по пресечению деятельности террористических и экстремистских организаций, – отмечается в пояснительной записке к документу.
До сих пор краткосрочные контракты – то есть те, что действуют от полугода до года – было нельзя заключать для участия в походах кораблей и операциях по борьбе с терроризмом.
Госдума в первом чтении одобрила законопроект.

Приведет ли это к тому, что с его принятием законопроекта солдат-срочников могут вновь начать принуждать к заключению контрактов, пока не известно.

Завлабораторией военной экономики Института экономической политики им. Егора Гайдара Василий Зацепин высказал мнение, что цель документа, подготовленного министерством обороны – обеспечить властям «свободу рук» в вопросе комплектования подразделений для зарубежных операций. «Власть хочет обеспечить себе большую свободу действий и юридическую обоснованность», – полагает специалист.

Тем не менее, для того, чтобы закон заработал, Госдума вначале должна принять его во втором чтении, а затем он отправится на подпись к президенту.

Нижняя палата парламента приняла в первом чтении законопроект, предусматривающий возможность для граждан заключать краткосрочные контракты для участия в военных действиях, в том числе за рубежом.

Законопроектом предлагается предоставить военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также гражданам, пребывающим в запасе и изъявившим желание поступить на военную службу по контракту, право на заключение контракта о прохождении военной службы на срок до прекращения обстоятельств, вызвавших необходимость его заключения. Об этом пишут федеральные СМИ.

Контракты будут заключаться не более чем на один год для участия в решении задач «в период чрезвычайных обстоятельств или в деятельности по поддержанию или восстановлению мира и безопасности или по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории России, а также в походах кораблей», говорится в документе.

Документ еще в момент своего появления, 14 октября, вызвал бурное обсуждение. В тексте законопроекта говорится о том, что сокращение сроков контрактов и привлечение к ним более широкого круга лиц необходимо «в связи с изменением военно-политической обстановки».

После принятия документа в первом чтении в течение пяти дней в него могут быть внесены поправки.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх