Петр васев и адмирал нахимов

Ночь была душной. Иллюминаторы в каютах распахнули настежь. Пароход на полторы тысячи пассажиров вышел из Новороссийска в Сочи. Перейти границу портовых вод он не смог. 31 августа 1986 года круизный лайнер «Адмирал Нахимов» столкнулся с сухогрузом «Петр Васёв».

Им не хватило нескольких секунд, чтобы свободно разойтись. Через 8 минут после удара сухогруза «Нахимов» затонул целиком. «Помогли» открытые иллюминаторы, сильный крен и пробоина ниже ватерлинии: 9 на 10 метров.

Суда уже сцепились в мертвой хватке, но по инерции еще шли. «Нахимов» был обесточен, в темноте возникла паника. Повезло тем, кто добежал до шлюпочной палубы и эвакуировался в течение двух минут. Сотни других захлебывались в морской воде, пытались отплыть от обломков парохода, но волны били их телами в борта сухогруза. Десятки несчастных приняли смерть в каютах, из которых не смогли выбраться. Только один человек не старался себе помочь. Это был помощник капитана теплохода. Он вел «Нахимова» в открытое море и первым понял: гибель неминуема. Спустился в служебное помещение, закрылся на ключ. Помощь пришла быстро: с буксиров и катеров поднимали из воды живых и мертвых. Погибли 423 человека: треть пассажиров парохода. «Цифры, скорее всего, занижены», – считает исследователь морских катастроф Евгений Несмеянов:

«В круиз на «Нахимове» было продано 1234 путевки, но велика вероятность, что пассажиров, в том числе погибших, было значительно больше. Этот пароход считался престижным, а в высокий туристический сезон – особенно. Есть свидетельства, что на нем оказалось немало «неучтенных» путешественников. Члены экипажа брали с собой родственников, любовниц – все это считалось в порядке вещей, обычное дело».

«Адмирала Нахимова» называли «советским Титаником»: 174 м в длину, 21 в ширину, высота борта 12 м. Два бассейна, танцплощадки и так далее. Но в отличие от «Титаника», пароход не был новым. Его построили в Германии в 1925 году, он дважды выработал свой ресурс и перед «последним заплывом» официально был признан негодным. Однако его пустили в море.

Катастрофа была страшной, а главное, непонятной. Настолько, что появилась версия о применении некой неизвестной стороной микроволнового оружия против советских кораблей. Ведь казалось, ситуация под контролем. Капитаны судов, шедших навстречу друг другу, договорились о взаимных действиях, «Васёв» обязался пропустить «Нахимова», и капитан лайнера ушел с мостика до завершения маневра расхождения. А капитан сухогруза непрерывно следил за показаниями системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса. Не отрывал глаз от экрана, в то время как надо было посматривать и в иллюминатор. Когда в нем появились огни пассажирского парохода, люди, сидевшие в его ресторанах и кинозалах, были уже обречены.

А. Иванова.

Словом, прямо на пляже мы сели на прогулочный теплоход и через час уже были в Ялтинском порту. У соседнего с «Нахимовым» причала стоял небольшой прогулочный теплоход, ожидавший, как я потом узнал, пионеров из «Артека» после экскурсии по городу. Проплывая мимо, я прочитал название на его борту — «Саманта Смит».

Помню, сразу стало как-то тревожно на душе: эта американская девочка, в разгар «холодной войны» дружившая с первым лицом нашего государства, год назад погибла в авиакатастрофе вместе с отцом…

Уважаемый мистер Андропов,
Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашей новой работой. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между Россией и Соединенными Штатами. Вы собираетесь проголосовать за начало войны или нет? Если Вы против войны, скажите, пожалуйста, как Вы собираетесь помочь предотвратить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на мой вопрос, но я хотела бы знать, почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Бог создал Землю, чтобы мы все вместе жили в мире и не воевали…

Письмо было опубликовано в газете «Правда», а через три месяца Саманта получила приглашение Юрия Владимировича Андропова посетить СССР и своими глазами увидеть, как живут советские люди. В июле 1983 года семья Смит провела две недели в Советском Союзе, а по возвращении девочка написала теплую книгу. После гибели Саманты ее именем был назван новейший прогулочный теплоход.

Он был спущен на воду 31 мая 1986 года, ровно за три месяца до гибели «Адмирала Нахимова»…

Я достал бывший всегда при мне миниатюрный фотоаппарат (фотография — мое старое хобби) и снял стоявшую у причала «Саманту Смит» вместе с «Адмиралом Нахимовым». Отведав в ближайшем кафе мороженого, мы ближайшим катером вернулись в Мисхор. Но, отплывая из Ялты, я на память о последнем рейсе «Нахимова» еще раз сфотографировался на его фоне.

Кто мог предположить, что он станет таким трагически последним. Жить «Нахимову» оставалось сутки…

Домой в Ростов мы вернулись поездом. Включил телевизор, чтобы посмотреть новости. Вдруг диктор сделал паузу и с трагической интонацией в голосе сообщил, что в ночь на 1 сентября при выходе из Новороссийского порта в 23 часа 14 минут пассажирский лайнер «Адмирал Нахимов» столкнулся с сухогрузом «Петр Васев» и через несколько минут затонул. Погибли сотни людей.

Я достал из кармана рубашки фотоаппарат и пошел проявлять пленку…

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Что было после приговора

Расследование показало, что в результате столкновения «Адмирал Нахимов» получил гигантскую пробоину размером 80-90 квадратных метров в районе двух наиболее важных отсеков: дизель-генераторного и машинного отделения. В этих отсеках расположены почти все системы жизнеобеспечения корабля, быстрое затопление которых и привело к стремительному катастрофическому развитию ситуации.

При кораблекрушении на борту «Нахимова» находились 1234 человека. Погибли 423 человека.

Судьба капитанов…

В марте 1987 года капитаны обоих судов: Вадим Георгиевич Марков — капитан «Адмирала Нахимова» и Виктор Иванович Ткаченко — капитан «Петра Васева» были признаны одинаково виновными в кораблекрушении, гибели людей и приговорены к 15 годам лишения свободы каждый.

Оба были досрочно освобождены осенью 1992 года. Марков работал капитаном-наставником в Черноморском пароходстве, жил в Одессе (где и умер в 2007 году). Ткаченко сразу же после освобождения уехал за рубеж и при невыясненных до конца обстоятельствах погиб в сентябре 2003 года при крушении яхты вблизи побережья Канады.

…и кораблей

Сухогруз «Петр Васев» после ремонта был переименован в «Подольск», затем продан за рубеж, где сменил несколько названий и в 2012 году был разрезан на металлолом.

Лайнер «Адмирал Нахимов» по-прежнему покоится на дне Цемесской бухты под Новороссийском на глубине 48 метров в двух милях от берега.

Теплоход «Саманта Смит» почти тридцать лет перевозил отдыхающих вдоль крымского побережья. В 2015 году сгорел прямо в порту города Ялты.

ВЗГЛЯД МОРЯКА

«И дай же вам, Боже, погибших не видеть во сне…»

Когда чей-то борт пробивает чужими форштевнями,
иль штормом суденышко бросит на скалы, на мель,
а люди за бортом кричат голосами пещерными,
такими, что, может быть, сам Посейдон онемел,
то с берега сразу прибудут эксперты ученые,
смешавши подобьем коктейля и правду, и ложь,
и в черных машинах осенней дорогою черною
моих капитанов конвой повезет на правёж.
Сидят прокуроры и морщат мучительно лобики,
и в белую пену бумаг окунают персты.
В глазницах у них не зрачки, а железные гробики,
а жены у них, словно Доски почета, чисты.
Их бьют, капитанов, железными, ясными фактами,
распяв на кресте штормовых, непредвиденных драм,
не зная: сердца капитанов пробиты инфарктами,
хоть их не фиксируют перышки кардиограмм.
А чайки противно скрипят,
будто в шлюпках уключины.
Прибрежный маяк почему-то надолго погас.
А годы морские винтами сквозь сердце прокручены,
и в каждую дырку заложен тяжелый фугас.
На мостике стойте, шутите с командою бодренько,
но помня в прогулке от бака до самой кормы,
что каждый моряк для жены заместитель любовника
по части валюты, по части жратвы и «фирмы».
Теперь вы рабы распорядка известного, четкого,
где «попки» на вышках, солдат, автомат на ремне…
О дай же вам, Господи, в лагере срока короткого.
И дай же вам, Боже, погибших не видеть во сне…

Ян Вассерман, поэт, судовой врач дальневосточной рыболовецкой базы «50 лет Великому Октябрю» (умер в 1991 году).

НАШИ ЧИТАТЕЛИ

Сергей Иванович Буйло с 1990-го по 2015 год руководил отделом акустики твердого тела НИИ механики и прикладной математики Южного федерального университета. В настоящее время ведущий научный сотрудник Института математики, механики и компьютерных наук им. И.И.Воровича ЮФУ.
Результаты исследований и разработок Буйло С.И. нашли применение при создании новых методов диагностики теплозащиты первого отечественного многоразового космического орбитального корабля «Буран».|
В 2011 году «за заслуги перед космонавтикой» С.И.Буйло награжден медалью им. С.П.Королева.

История парохода

«Адмирал Нахимов» — советский пассажирский пароход. В течение 29 лет совершал круизы по Крымско-Кавказской линии Чёрного моря.

31 августа 1986 года в 23 часа 20 минут потерпел крушение в 15 км от Новороссийска и 4 км от берега. Погибли 423 из 1234 человек.

История парохода

«Адмирал Нахимов» был построен в Лоббендорфе в Германии и назывался – Берлин. Сварка не использовалась и весь корпус парохода был на клёпках. Отделку парохода делал Пауль Людвиг Троост. 24 марта 1925 года «Берлин» был спущен на воду. 26 сентября 1925 года «Берлин» пошёл в свой первый рейс в Нью-Йорк.

«Берлин» участвовал в спасательной операции, когда 13 ноября 1928 года неподалёку от Нью-Йорка затонул английский пассажирский пароход «Вестрис». На борт «Берлина» было поднято 23 человека.

Переоборудование и модернизация пассажирских помещений была проведена в 1932 году.

Последний линейный рейс «Берлин» совершил летом 1938 года. Трансатлантические переходы стали невыгодными, и с этого времени пароход «Берлин» стал использоваться как круизное судно в рейсах на Шпицберген, или в Средиземное море. До Второй Мировой войны использовался как пассажирский лайнер, но когда война началась, его переоборудовали под госпитальное судно.

15 июля 1939 года на судно пришёл секретный приказ командования военно-морских сил следовать в Восточную гавань Свинемюнде, для доставки в Мемель (ныне Клайпеда) подразделения, так называемой, Трудовой армии.

12 сентября 1939 года «Берлин» взял курс на Данцинг (ныне Гланьск), чтобы там использоваться по новому назначению, как госпитальное судно.

31 января 1945 года пароход «Берлин» под большой охраной подошёл к Либаве (ныне Лиепая) для эвакуации части войск из окружённой нацистской Курляндской группировки. 31 января 1945 года в «Поморской бухте», на рейде Свинемюнде «Берлин» подорвался на мине. Образовалась пробоина 6×8 м, но судно продолжало двигаться. Вскоре пароход получил вторую пробоину от повторного подрыва и судно оказалось притопленным на глубине 13 метров (осадка равнялась 9 метрам).

При попытке судоподъёма в начале 1947 года снова произошёл взрыв, и судно опять погрузилось на дно, придавив водолаза Тимофея Старченко, который по счастливой случайности оказался в донном углублении. Водолаза спасли его товарищи.

Вторично судоподъём был осуществлен 17 сентября 1947 года, после чего пароход получил новое название — «Адмирал Нахимов» и позже был отведён в док Кронштадтского завода для частичного ремонта, проведения освидетельствования и составления «Технического проекта восстановительных работ». С 1949 по 1957 года пароход «Адмирал Нахимов» проходил капитально-восстановительный ремонт в ГДР. После этого пароход вошёл в состав Черноморского морского пароходства.

О первых впечатлениях о пароходе рассказывает его первый капитан Н.А. Соболев.

«Отход из Одессы был назначен на 2 часа… Вступившие на борт пассажиры, были радушно встречены обслуживающим составом. Их поражало дорогое убранство: стены вестибюлей кают, салонов, ресторанов отделаны различными ценными породами дерева, отражавшими всё, словно в зеркале; трапы сверкали витиеватыми украшениями и бронзированными поручнями, на стенах красовались роскошные канделябры. Палубы были устланы добротным ковровым покрытием, причём каждая палуба имела свой отличительный цвет. В салонах висели дорогие картины на морскую тематику, стены музыкального салона украшали бронзовые барельефы русских флотоводцев. Пассажир, входивший в салон, чувствовал, точно он попадал во дворец или музей. Работали рестораны, бары, кинотеатр, парикмахерские, библиотека. Негромко раздавалась мелодичная музыка, временами прерывавшаяся для информации. На пароходе царила торжественная праздничная обстановка. Разместившиеся по каютам пассажиры выходили и с любопытством рассматривали судно…»

Однако во время первого рейса капитану Соболеву посыпались жалобы на плохую вентиляцию, духоту, отсутствие притока свежего воздуха. Пожарные заслонки постоянно падали, перекрывая вентиляцию. В каюты 3-го класса воздух вообще не поступал. Лишь спустя некоторое время удалось обнаружить, что воздух в эти каюты просто был не подведён. Задыхающиеся пассажиры раскрывали настежь иллюминаторы, в результате чего при малейшем крене или колебании моря вода захлёстывала иллюминатор и попадала в каюту. Быстро решить проблему вентиляции нижних палуб не удалось, и экипаж ограничивался полумерами — создавали по судну сквозняки. Первое время эксплуатации на Крымско-Кавказской линии существовало множество проблем: большая осадка судна не позволяла принимать «Адмирал Нахимов» в мелководных портах прямо к причалу, поэтому приходилось производить посадку и высадку пассажиров на рейде и с помощью катеров доставлять на берег. Существовала проблема пополнения пресной водой, отсутствие буксиров и тяжёлая маневренность судна.

Спустя какое-то время, стараниями капитана Н. А. Соболева многие из перечисленных проблем были решены: по прибытии судна после первого рейса в Одессу бригада жестянщиков с завода № 2 изготовила из оцинкованной жести новые каналы и рукава и смонтировала их в коридорах и каютах; судовые электромеханики установили вентиляторы.

В течение всего времени эксплуатации на судне постоянно проводились учебные пожарные и шлюпочные тревоги. Пароход «Адмирал Нахимов» стал известен во многих городах Советского Союза.

С лета 1960 года постоянным фрахтователем парохода на время навигации и круизных рейсов по Крымско-Кавказской линии стал Украинский республиканский совет по туризму и экскурсиям. За одну только навигацию 1960 года экипаж судна получил сотни благодарностей. Руководство Черноморского пароходства, отмечая трудовую деятельность молодёжного коллектива парохода «Адмирал Нахимов», присвоило ему почётное в те времена звание «Экипаж коммунистического труда». В 1962 году одесский режиссёр Ковальчук снял телефильм, героями которого были члены небольшой семьи, решившие провести свой отпуск на пассажирском лайнере «Адмирал Нахимов». Фильм вышел под названием «15 дней одного года». Фильм обошёл экраны страны, вызвал большой интерес к морским путешествиям и способствовал пропаганде нового вида отдыха.

В 1952 году, во время Карибского кризиса, «Адмирал Нахимов» был привлечён для перевозки солдат на Кубу.

Несколько раз, в конце 1960-х и в 1970-х годах «Адмирал Нахимов» совершал рейсы с паломниками в Саудовскую Аравию.

В 1979 году состоялись два секретных рейса Одесса — Куба (Матанзас) — Эфиопия (Ассэб) общей продолжительностью около полугода по доставке кубинских военнослужащих для участия в военных действиях в Африке.

В 1977 году экипаж судна во главе с бессменным капитаном отпраздновали 20-летие безаварийного плавания. А в 1978 году капитан Соболев вынужден был покинуть судно по состоянию здоровья.

В 1984 году капитаном «Адмирала Нахимова» становится 56-летний Вадим Георгиевич Марков, перешедший на пароход с линий загранплавания и возглавлявший до этого экипажи таких судов как «Леонид Брежнев», «Фёдор Достоевский» и «Армения».

В 1985 году пароход посетил его первый капитан Н. А. Соболев. Вот, что он вспоминал по этому поводу: «Поселившись в «люксе», я попытался показать своим внукам, как надевать спасательные жилеты, но в установленном месте их не оказалось. Позвонил буфетчице капитана, обслуживающей «люкс». Наташа сразу пришла и показала жилеты. Позже, когда случилась катастрофа с пароходом «Адмирал Нахимов», жена вспомнила этот эпизод и спросила, почему, как только мы поселились, я сразу позаботился о жилетах?.. Подошло 8 июня — день поднятия флага, и я ожидал, что его будут отмечать. Мне хотелось встретиться с экипажем, поделиться своими воспоминаниями, ведь прошло 28 лет и многое уже стало историей. Утром ко мне пришли с цветами ветераны экипажа Валя Пархоменко и Зина Марчук, они помнили эту дату. С сожалением я услышал, что традиция отмечать судовой праздник давно не соблюдается. В портах я встречался со старыми знакомыми, совершал прогулки по прежним маршрутам, вспоминая о минувших днях. В середине рейса ко мне в каюту позвонил капитан В. Г. Марков. Он сказал, что по плану должна быть беседа с туристами о морском флоте и пароходе «Адмирал Нахимов», и предложил мне провести её. Я с удовольствием согласился в надежде встретиться не только с туристами и дирекцией круиза, но, возможно, и с некоторыми членами экипажа. Пассажирский помощник капитана представил меня туристам, как первого капитана, продолжительное время проработавшего на судне и явившегося инициатором организации круизов, а сам тут же поспешил уйти. Не было ни дирекции круиза, ни кого-либо из членов экипажа. Я остался один с туристами. Как видно, никого из судовой администрации не интересовала беседа об истории судна и развитии круизов. Полтора часа продолжалась беседа, туристы задавали много вопросов, а в заключение встречи просили у меня автограф на открытках с изображением парохода «Адмирал Нахимов». В конце рейса я зашел к капитану В. Г. Маркову поблагодарить за гостеприимство и поинтересовался, нет ли у него ко мне вопросов относительно судна, его устройства и управления. Капитан сказал, что он судно знает, и вопросов нет».

Крушение

31 августа 1986 года пароход «Адмирал Нахимов», в соответствии со своим круизным расписанием, прибыв из порта Ялта, ошвартовался в 14:00 у пассажирского 34 причала порта Новороссийск. Согласно расписанию, судну предстояло стоять в Новороссийске до вечера. В 22:00, приняв пассажиров на борт, пароход отдал концы и медленно отвалил от причальной стенки, сопровождаемый двумя буксирами. Всего на его борту в этот момент находилось 1243 (по официальной версии) человека: 346 членов экипажа и 897 (по учёту выданных путёвок) пассажиров.

Во время разворота судна в акватории порта, капитан парохода В. Г. Марков запросил у поста регулирования движения судов информацию об обстановке на створах и на рейде. Пост ответил, что на пути судна и на рейде движения в настоящее время нет. Единственное судно, которое подходит со стороны Босфора — это сухогруз «Пётр Васёв», следующий в порт под выгрузку канадского ячменя. «Пётр Васёв» предупреждён о выходе пассажирского парохода и обещал пропустить «Адмирала Нахимова» на выходе из бухты.

Тем временем пассажиры «Адмирала Нахимова» начинают уходить на вечеринку, кто-то ложится спать или укладывает спать детей. Некоторые пассажиры отмечают День шахтёра». Скоро в кинозале будет идти фильм «Я любил вас больше жизни».

В это же время к порту Новороссийск на скорости 11,5 узлов приближался сухогруз «Пётр Васёв». В 21 час 30 минут на мостик сухогруза поднялся капитан Виктор Иванович Ткаченко и принял управление судном на себя. На мостике в это время также находился третий помощник капитана П. Зубюк, который вёл визуальное наблюдение за обстановкой. Виктор Ткаченко передал станции Новороссийск (портнадзор) информацию о судозаходе и подтвердил, что уступит дорогу выходящему из бухты пассажирскому «Адмиралу Нахимову».

Капитан сухогруза Виктор Ткаченко включил монитор системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса для ввода информации и анализа обстановки ситуации сближения двух судов.

В 23 часа капитан «Адмирала Нахимова», задав обороты и курс судна 160°, покинул мостик и направился в свою каюту, оставив старшим на мостике вахтенного второго помощника А. Чудновского. Кроме него на мостике парохода находились матросы Е. Смирнов, Ю. Вышаренко, Р. Фахретдинов. Чудновский постоянно вёл визуальное наблюдение за приближающимся по правому борту сухогрузом. Минут через пять, обнаружив опасное сближение судов, Чудновский вышел на связь с «Петром Васёвым» и ещё раз уточнил порядок расхождения, на что получил подтверждение, что «Пётр Васёв» пропускает пароход «Адмирал Нахимов».

Третий помощник капитана сухогруза «Пётр Васёв» П. Зубюк, наблюдая огни парохода визуально, неоднократно докладывал капитану, что машина переведена в манёвренный режим, а пеленг «Адмирала Нахимова» практически не меняется, что говорит о возникшей угрозе столкновения. Свои доклады Зубюк одновременно записывал в бортовой журнал. Позже, уже после столкновения капитан Ткаченко стёр показания в бортжурнале, вписал новые и пытался воздействовать на П. Зубюка, чтобы тот согласился с изменёнными данными, но тот отказался. Ткаченко, передоверившись показаниям прибора, который на мониторе показывал благополучное расхождение, на замечания своего помощника не обращал внимания. Лишь под действием настойчивых просьб, исходящих от капитана «Адмирала Нахимова» он поднял глаза и увидел, что его судно на полном ходу идёт прямо на пассажирский пароход. Ткаченко стал отдавать команды в машинное отделение — сначала «средний вперёд», «малый вперёд», «стоп» и сразу «полный назад». Несмотря на то, что гребной винт уже работал на задний ход, сухогруз сохранял прежние параметры движения, следуя на пароход «Адмирал Нахимов».

На мостике «Адмирала Нахимова» в это время А. Чудновский, наблюдая за приближением сухогруза «Пётр Васёв», приказал изменить курс на малые углы, пытаясь уклониться от надвигающегося на него «Петра Васёва». Чудновский отдал команду «Лево на борт!. Рулевой только успел переложить руль лево на борт, как в 23:12 произошло столкновение.

Услышав три гудка и предположив, что подавать их может только «Пётр Васёв», капитан «Адмирала Нахимова» Марков посмотрел в иллюминатор, но судна справа не увидел. Предчувствуя неладное, он решил подняться на мостик и выяснить обстановку. Удар сухогруза застал его по пути наверх. Оказавшись на мостике, капитан Марков отдал команду «Лево на борт!», с целью выбросить судно на мелководье, однако рулевой у штурвала доложил, что судно руля не слушается. В этот момент пароход обесточился. Капитан «Адмирала Нахимова» Марков, не имея возможности передать общесудовой сигнал тревоги и сигнал «SOS» по радио, приказал голосом объявлять по судну «шлюпочную тревогу».

«Пётр Васёв», успев погасить скорость лишь до 5 узлов, вошёл под углом 110° в середину правого борта парохода. В подводной части балкер вошёл своей выступающей частью, бульбом, в корпус «Адмирала Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Адмирал Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперёд, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая, по оценке экспертов, после расцепления судов составила около 80 м².

Машинное отделение было заполнено водой через полминуты после столкновения. Пароход стал валиться на правый борт. Основное освещение через некоторое время погасло, и людей охватила паника. Через короткий промежуток времени запустился аварийный дизель-генератор на шлюпочной палубе — заработало аварийное освещение, которое работало всего 2 минуты. Эти несколько минут многим пассажирам спасли жизнь.

«Адмирал Нахимов» тонул толчками. Крен на правый борт уже был около 45°, люди держались за леера и всё, за что можно было ухватиться. Многие перелезали на левый борт и по нему сползали в воду. Многие люди оказались заблокированными в своих каютах. С тонущего парохода матросам, под командованием боцмана В. Г. Лободы, удалось сбросить большинство надувных спасательных плотов, которые стали единственными средствами спасения для утопающих. Через 8 минут после столкновения, в 23:20, имея крен на правый борт около 60°, «Адмирал Нахимов» полностью ушёл под воду. На месте крушения на поверхности воды, среди множества предметов и обломков, одновременно барахталось около 1000 человек, перепачканные краской и мазутом.

Смертный приговор сам себе вынес 2-й помощник капитана «Адмирала Нахимова» Александр Чудновский, который управлял судном в момент столкновения: понимая, что судно обречено, он спустился в свою каюту и закрылся на ключ. Чтобы извлечь его тело, водолазам впоследствии пришлось взламывать дверь.

В это время из порта навстречу «Петру Васёву» шёл лоцманский катер ЛК-90 с лоцманом М. Карповым для проводки сухогруза к причалу. Увидев накренившийся на правый борт пароход, капитан катера О. Лях немедленно прокричал в эфир: «Нахимов» лёг на борт!». В 23 часа 35 минут ЛК-90 подошёл к месту катастрофы и приступил к спасению людей, одновременно передав по радио, что понадобятся буксиры и спасательные катера.

О столкновении судов было немедленно доложено капитану порта Новороссийск Г. Л. Попову, который тут же, по телефону отдал указание всем плавсердствам следовать в район аварии для спасения людей. Первыми на место катастрофы снялись буксиры портофлота, рейдовые катера, малые пассажирские катера типа «Радуга», пассажирские суда на подводных крыльях «Комета». Одновременно команда сниматься и следовать в район катастрофы поступила на пограничные катера.

ЛК-90 уже работал на месте крушения, приняв на борт со значительным перегрузом около 118 человек. Часть пассажиров позже были пересажены на другие суда, подоспевшие к тому времени в район аварии. Рейдовый катер РК-34, приняв на борт пострадавших людей (в том числе и капитана парохода «Адмирал Нахимов» Маркова), стал выходить из опасной зоны, но намотал на винт полипропиленовый конец, размотавшийся с затонувшего «Адмирала Нахимова» и всплывший к поверхности.

Пограничный катер типа «Гриф» под командованием мичмана А. Гусева на полном ходу подошёл к месту катастрофы и приступил к подъёму пострадавших на борт. Всего в спасательной операции приняло участие 64 плавединицы.

Команда спасать людей была также отдана и команде сухогруза «Пётр Васёв». Капитан Ткаченко приказал следовать малым ходом в район аварии. Ветер к тому времени разогнал волну до высоты в 2 м. Пострадавших людей ветром и течением стало относить прямо на сухогруз и через некоторое время по обоим бортам плавало несколько десятков человек. Ткаченко приказал спустить на воду вёсельную шлюпку и мотобот, а также опустить парадный трап для приёма пострадавших на борт. Однако парадный трап заклинило, и его спустить не удалось.

В 24 часа 31 августа капитан Ткаченко доложил капитану порта, что «Адмирал Нахимов» затонул. Всего за эту ночь экипажем сухогруза было поднято 36 человек и 1 труп.

Сигнал тревоги прозвучал в Новороссийском высшем инженерно-морском училище. Курсанты, узнав о трагедии, немедленно вышли в море на ялах, едва выгребая против ветра. Но к моменту их прихода на место крушения спасать уже было некого. Пострадавших людей доставляли на 34 причал, к морвокзалу, где находились бригады медиков и милиция. Каждый прибывший проходил регистрацию. Однако у многих спасённых людей в море остались родственники, друзья. Стеклянная стена морвокзала превратилась в «стену плача» — несчастные люди толпились возле неё, устремив свои взгляды в сторону мыса Дооб, где затонул пароход. Позже, когда из района катастрофы доставили всех людей, их разместили по городским гостиницам, в корпусах нженерно-морского училища. По данным на вечер 1 сентября было спасено 836 человек.

Из Москвы была направлена правительственная комиссия во главе с первым зампредом Совета министров СССР Гейдаром Алиевым. Украинскую группу возглавлял секретарь ЦК Компартии Украины Яков Погребняк. Для расследования причин катастрофы из Москвы прибыла группа из 50 человек. В том числе несколько следователей прокуратуры и заместителей председателя КГБ, замминистра внутренних дел, министры морского флота, транспорта и торговли, ответственные работники ЦК КПСС.

1 сентября 1986 года на месте катастрофы начали работать водолазы. Они проникали внутрь корпуса парохода через отверстия, вырезанные в борту. Судно легло на грунт почти полностью на правый борт. Продольные коридоры превратились в узкие лазы, поперечные — в шахты. Повсюду была разбросана мебель, в коридорах образовались целые завалы из ковровых покрытий, мебели и трупов. Большинство дверей кают заклинило и водолазам пришлось извлекать из кают тела людей, предварительно взломав двери.

Всего, по официальной версии, в результате катастрофы погибло 423 человека (359 пассажиров и 64 члена экипажа). Однако найти и поднять на поверхность удалось не всех. 64 погибших навсегда остались под водой.

10 сентября, работая в помещениях затонувшего судна, погиб военный водолаз. 19 сентября попал в завал и не смог самостоятельно выбраться второй водолаз. После этого поисковые работы на затонувшем пароходе «Адмирал Нахимов» решением Правительственной комиссии были прекращены.

Суд.

В марте 1987 года в Одессе в доме культуры железнодорожников после почти полугодового следствия состоялся суд над капитанами В. Марковым и В. Ткаченко. Обоих признали виновными по ст. 85 УК РСФСР (Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта). В ноябре 1992 году указами президентов Украины и России оба капитана, один из которых отбывал срок наказания в России, другой на Украине — были помилованы и выпущены на свободу.

Последствия

Капитан сухогруза «Пётр Васёв» Виктор Ткаченко, сменив фамилию на фамилию жены — Тальор, переехал на постоянное место жительства в Израиль. В сентябре 2003 года яхта под командованием Виктора Тальора потерпела крушение вблизи Ньюфауленда. Позже останки яхты и погибших людей, в том числе капитана, нашли у канадского берега. Похоронен В. Ткаченко в Тель-Авиве. Видимо управлять кораблями ему было просто противопоказно.

Капитан парохода «Адмирал Нахимов» Вадим Марков остался жить в Одессе. Сразу после освобождения работал в Черноморском пароходстве капитаном-наставником на пассажирских судах. (Наверное, обучал, как нельзя себя вести капитану на выходе корабля на рейде). После продолжительной болезни В. Г. Марков скончался 31 мая 2007 г. в Одессе.

Пароход «Адмирал Нахимов» до сих пор лежит на глубине 47 м в Цемесской бухте. Экологической и навигационной опасности судно не представляет. Проектов судоподъёма в настоящее время не существует.

Район, ограниченный окружностью радиусом 500 метров, центром которой является место затонувшего парохода «Адмирал Нахимов», официально является местом захоронения жертв катастрофы. Постановка на якорь, погружения водолазов и подводных аппаратов, а также любые действия, нарушающие покой места захоронения, в указанном районе запрещены.

Сухогруз «Пётр Васёв» (ИМО 7932599) после ремонта в 1986 году в Ильичёвске был переименован в: «Подольск» — 1986—1995 г.; «Langeron» — 1995—2000 г.; «An an» — 2000—2003 г.; «Myroessa» — 2003—2006 г.; «Orbit» — 2006—2010 г.; «Jiajiaxin 1» 2010—2012.

Сухогруз «Jiajiaxin 1» в 2012 году списан, разделан на металлолом в Бангладеш.

В 1987 году, к первой годовщине трагедии, на мысе Дооб был сооружён памятный знак в память погибшего парохода и его пассажиров.

Ежегодно 31 августа на место катастрофы приходит катер с родственниками погибших. Они опускают на воду венок и бросают цветы.

Организатором поездок в Новороссийск родственников является благотворительный фонд «Нахимовец» в лице директора Г. В. Андриевской (до 1 декабря 2005 г.) После смерти Г. В. Андриевской фонд возглавляет её дочь — Наталия Рождественская. Под её руководством фонд «Нахимовец» устраивает ежегодные пресс-конференции, выставки, посвящённые памяти судна, его экипажа и пассажиров, содействует в организации съёмок документальных фильмов о катастрофе.

В 2006 году, в двадцатую годовщину гибели судна, служителем Свято-Успенского храма Новороссийска отцом Алексеем было совершено заупокойное богослужение, на борту затонувшего судна закреплён освящённый деревянный крест. Отец Алексей стал первым и единственным в мире священником, совершившим поминальную службу под водой.

В 2007 году новосибирским архитектором С. Моржаковым была изготовлена точная копия парохода «Адмирал Нахимов» в масштабе 1:150. Модель судна была безвозмездно передана в собственность благотворительного фонда «Нахимовец» в августе 2007 года. В 2007 году экспонат выставлялся на выставках «Русский «Титаник» — трагедия XX столетия» в городах Одессе и Новороссийске, где проходили мероприятия, посвящённые 21-й годовщине кораблекрушения. В марте 2008 года экспонат выставлялся в рамках выставки «Боль сквозь годы», проходившей в Одессе.

Совпадения и случайности.

Минимум четыре из семи кораблей, ранее носившие имя Нахимова, терпели крушения. В 1897 году грузовой пароход «Нахимов» затонул у берегов Турции. Во время Цусимского морского сражения в 1905 году японцы потопили броненосец «Адмирал Нахимов». Советский лёгкий кресер «Червона Украина» (оригинальное название — «Адмирал Нахимов») был потоплен нацистами в 1941 году.

Адмирал Нахимов, руководивший обороной Севастополя, был смертельно ранен на Малаховом кургане в 1855 году. По мнению писателя-мариниста Н. Черкашина, а также по мнению советских и российских моряков, все несчастья с кораблями, носившими имя «Нахимов, происходят потому, что командующий адмирал Нахимов сам затопил Черноморский флот во время Крымской войны.

В момент отшвартовки парохода «Адмирал Нахимов» от причала № 34 Новороссийска судно было остановлено на 10 минут для принятия на борт начальника управления КГБ по Одесской области генерал-майора КГБ А. Крикунова, опоздавшего к отходу. Генерал и вся его семья погибли в каюте-люкс № 9, находившейся на верхней палубе А с правого борта. Для спасения им надо было преодолеть несколько метров от двери каюты до борта судна, но видимо дверь заклинило. Этих 10 минут было бы более, чем достаточно, что корабли разошлись в море, минуя друг друга.

На борту парохода «Адмирал Нахимов» проходили съёмки художественного фильма «Дамы приглашают кавалеров» в 1980 году.

На последний рейс парохода «Адмирал Нахимов» опоздали артисты Лев Лещенко и Владимир Винокур, у которых «затянулась» дегустация вин в Абрау-Дюрсо.

Катастрофа легла в основу фильма «Армавир» (1991).

По материалам Википедии.

Подробности судебного процесса над капитанами судов ищите в Живой Энциклопедии Союза криминалистов и криминологов.

Президент Союза криминалистов и криминологов

Игорь Михайлович Мацкевич

34 года назад — 31 августа 1986 года — в 13 километрах от Новороссийска затонул пароход «Адмирал Нахимов», гордость пассажирского флота Советского Союза. В Черном море погибли 423 человека. Гибель судна стала одной из самых страшных морских катастроф в истории страны. Происшествие с «Нахимовым» зарубежные СМИ назвали «чудовищной трагедией советского Титаника». Причиной затопления «Адмирала Нахимова» стало столкновение с сухогрузом «Петр Васев», которого вполне можно было избежать. Но капитаны обоих судов, старые морские волки, по трагическому стечению обстоятельств допустили роковые ошибки, стоившие жизни сотням людей. Историю и расследование дела «Адмирала Нахимова» вспомнила «Лента.ру».

Расследовать гибель «Адмирала Нахимова», который считался одним из самых надежных пассажирских судов СССР, довелось Борису Уварову — в 1986 году он был старшим следователем по особо важным делам Прокуратуры РСФСР. Дурные вести с Черного моря, как водится, пришли внезапно.

В 5:30 следователь Уваров уже был в аэропорту: он поднялся на борт самолета, где также находился зампрокурора СССР по следствию Олег Сорока вместе с несколькими генералами и полковниками из разных силовых ведомств.

После взлета всех позвали в комнату для совещаний, обустроенную на спецборту, где рассказали о случившемся: 31 августа около 23:00 в Цемесской бухте произошло столкновение пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васев».

К тому времени уже было известно, что в результате случившегося «Адмирал Нахимов», перевернувшись на правый борт, затонул за восемь минут. Точное количество жертв известно не было, но счет шел на сотни.

Уже на борту была создана следственная группа, которую возглавил Борис Уваров. На машинах доехали до Новороссийска. В горкоме партии готовилось оперативное совещание — ждали приезда члена политбюро Гейдара Алиева, который должен был от ЦК КПСС возглавлять комиссию по расследованию причин катастрофы.

Между тем следователь Уваров понимал, что совещание, подготовка к нему и встреча большого гостя никак не помогут расследованию. Уходит драгоценное время, хотя главная улика — судно «Петр Васев» — остается на месте. Мнение Уварова разделял и местный сотрудник КГБ, обеспечивавший оперативную поддержку. Он помог быстро найти катер, хорошего судоводителя и выехать к месту событий, не дожидаясь резолюций и решений сверху.

На службе у Третьего рейха

Всей истории погибшего судна следственная группа тогда еще не знала. Между тем биография у «Адмирала Нахимова» — флагмана пассажирского черноморского флота Советского Союза — была богатая.

За 61 год до своей гибели, 24 марта 1925 года, судно было спущено на воду в немецком Люббендорфе под названием «Берлин». Уже в сентябре того же года пароход совершил первый рейс в Нью-Йорк и даже поучаствовал в спасении пассажиров затонувшего британского судна.

«Берлин» совершал регулярные трансатлантические рейсы до лета 1938 года. К этому времени богатых клиентов в Европе стало меньше, да и американцы все реже пользовались услугами межконтинентальных перевозчиков, а потому пароход стал использоваться как круизное судно на Средиземном море

15 июля 1939 года «Берлин» завершил свою мирную деятельность, получив приказ командования военно-морских сил Германии отправляться в Свинемюнде. Менее чем через два месяца прогремели первые выстрелы, с которых началась Вторая мировая война.

«Берлин» стал госпитальным судном Третьего рейха, тогда же на нем случилось и первое ЧП: неожиданно взорвался котел, в результате чего погибли 17 членов экипажа. Это было последнее происшествие на пароходе, и на протяжении всей войны судно без потерь перевозило раненых солдат вермахта. Так продолжалось до последнего года войны.

В начале января 1945 года положение фашистской Германии было катастрофическим. Боевые действия шли непосредственно на территории Третьего рейха, и агонизировавшему режиму Гитлера катастрофически не хватало снарядов, вооружения, а главное — солдат.

В это время в Восточной Пруссии и Померании, в так называемом Курляндском котле, находилось около двух миллионов немцев — гражданского населения и военных, взятых в кольцо Советской армией

Командующий Военно-морскими силами нацистов Карл Дениц разработал операцию «Ганнибал» по эвакуации людей и техники в связи со стремительным наступлением СССР. К участию привлекли и пароход «Берлин».

Операция началась 21 января. Через десять дней пароход «Берлин» подошел к Лиепае, при этом судно для защиты от советской авиации и подводных лодок сопровождал усиленный военно-морской конвой. Но при входе в порт раздался взрыв — пароход зацепил морскую мину. Несмотря на огромную пробоину, судно продолжило движение, но не могло нормально маневрировать. Вскоре раздался еще один взрыв: «Берлин» напоролся на вторую мину и затонул.

Черноморская гордость

Прошло два года. Следы войны и руины все еще напоминали жителям Лиепаи о недавних боях с фашистами, как и торчавший из воды при входе в порт немецкий пароход. В 1947 году «Берлин» начала исследовать группа советских водолазов. Они осмотрели его и удивились качеству: корпус остался крепким, без следов коррозии.

Специалисты пришли к выводу, что «Берлин» можно восстановить и использовать на благо СССР. Начались работы по его подъему. Со второй попытки судно подняли со дна и отбуксировали в док Кронштадтского завода для частичного ремонта. Пароход был переименован в «Адмирала Нахимова» — в честь прославленного русского флотоводца.

Восстановление судна заняло около двух лет. В ходе работ выяснилось, что для полноценного ремонта парохода в Кронштадте не хватает специалистов и мощностей, а потому «Адмирала Нахимова» в 1949 году отправили в ГДР

Владельцем «Адмирала Нахимова» стало Черноморское морское пароходство, но оно не спешило забирать свое имущество, пока страна решала важные вопросы послевоенного восстановления. Лишь в 1957 году судно получило новую команду. Его первый капитан Николай Соболев был поражен внутренним убранством вверенного ему парохода.

Осмотрев каюты, палубы и технические помещения, Соболев заметил, что «Адмирал Нахимов» похож на музей или дворец. Он по-настоящему влюбился в пароход. По его инициативе была переделана вентиляция и сделана современная система кондиционирования, Соболев проводил постоянные учения по спасению утопающих и отрабатывал действия на случай катастрофы.

«Адмирал Нахимов» имел безупречную репутацию благодаря своему капитану, комфортным условиям на борту и команде, которая постоянно совершенствовала мастерство. Все это создавало стабильный пассажиропоток. Более того, моряки предложили во время стоянок в портах проводить трехчасовые морские прогулки для всех желающих.

Этот аттракцион оказался невероятно востребован у жителей и гостей портовых городов, что прославило пароход на все побережье. За годы службы экипаж «Адмирала Нахимова» получил сотни благодарностей, а руководство Черноморского пароходства даже присвоило ему почетное звание «Экипаж коммунистического труда».

Попасть в команду капитана Соболева было мечтой многих моряков 60-70-х годов. На его теплоходе снимались телепрограммы и художественный фильм «Дамы приглашают кавалеров», появлялись известные люди, что приносило экипажу стабильный заработок и премиальные

Благодаря высокому профессионализму команды «Адмирал Нахимов» совершал и межконтинентальные рейсы. В период Карибского кризиса «Адмирал Нахимов» ходил на Кубу, бывал у африканского побережья и на Ближнем Востоке.

Но в 1978 году капитан Соболев по состоянию здоровья вынужден был оставить службу и навсегда сойти на берег. Новым капитаном стал 56-летний Вадим Марков — опытный моряк, водивший большие пассажирские суда по международным маршрутам. Именно он командовал пароходом в роковую ночь 31 августа 1986 года.

«На борту нас встретили вооруженные люди»

…Днем 1 сентября 1986 года, когда катер со следователем Уваровым и оперативником КГБ подъехал к месту трагедии, «Адмирал Нахимов» уже был под водой. На месте находился только крупнотоннажный сухогруз «Петр Васев», нос которого был частично надломлен из-за столкновения.

На борту сухогруза находилось 30 тысяч тонн канадского зерна. Уваров оценил судно: 170 метров, мощные высокие борта. Настоящий стальной таран, который мгновенно пробил довольно прочный клепаный борт пассажирского парохода

Когда силовики подъехали к грузовому судну, разыгралась непогода. Трехбалльные волны подкидывали и катер, и сухогруз. Уварову и его спутнику пришлось приложить немало усилий, чтобы подплыть к «Петру Васеву», уровнять борт со спущенной лестницей и уцепиться за нее, не свалившись в море.

Уваров вместе с чекистом встретились с капитаном сухогруза Виктором Ткаченко: тот вел себя уверенно и выразил готовность прояснить все детали. Уваров хотел изъять ленты курсоров — специального оборудования, записывающего все перемещения судна. На «Петре Васеве» — судне японского производства — курсоры работали вместе с системой автоматизированной радиолокационной прокладки курса (САРП).

Но Ткаченко попытался помешать ему, заявив, что курсоры ему нужны, чтобы довести судно до берега. Тогда Уваров попросил командира пограничников выделить ему надежного бойца, которого он поставил возле оборудования, велев никого к нему не подпускать без разрешения.

Это были первые показания, полученные Уваровым с начала расследования. Капитан Ткаченко рассказал ему, что в роковую ночь катастрофы он знал: ему предстоит расхождение с пассажирским пароходом. Об этом ему сообщили сотрудники Новороссийского порта.

Ткаченко сказал, что согласовал свой курс с коллегой с «Адмирала Нахимова» и, по его расчетам, должен был разойтись с пароходом на расстоянии в один километр.

«Один из капитанов будет расстрелян»

Спасательная операция на месте гибели «Адмирала Нахимова» продолжалась несколько дней, хотя всех выживших спасли еще в ночь катастрофы. Активное участие в этом приняла команда «Петра Васева» — они вытащили из воды 37 человек.

Кроме того, в спасении участвовал лоцманский катер ЛК-90 — он шел к сухогрузу, чтобы помочь ему зайти в грузовой порт. Командир катера увидел, как пароход после столкновения завалился на борт, и сообщил о ЧП в порт. Также на месте катастрофы работал корабль пограничников.

Тем не менее число жертв было огромным — погибли 423 из 1234 человек, находившихся на борту «Адмирала Нахимова», — 359 пассажиров и 64 члена экипажа

Погибших свозили на 15-й причал Новороссийского порта. Туда пригнали железнодорожные холодильники, куда складировали тела, там же проходило опознание жертв катастрофы родственниками. Все они требовали скорейшего расследования — того же по телефону потребовал и находившийся на отдыхе глава СССР Михаил Горбачев.

Зарубежные СМИ к тому времени уже писали о трагедии «советского Титаника», унесшей сотни жизней.

Западная пресса наперебой предлагала свои версии случившегося: писали, что причиной трагедии стало покушение на генерала КГБ, который был на борту; кто-то подозревал диверсию; иные утверждали, что к столкновению привело появление в Цемесской бухте некоего третьего объекта.

Следователям прокуратуры пояснили, что у них на все про все 30 дней. Обстановка складывалась напряженная. Еще больше усилил это напряжение представитель ЦК КПСС Гейдар Алиев, которому пришлось выступать перед собравшимися на стихийный митинг родственниками погибших, журналистами и выжившими пассажирами.

Алиев пообещал, что комиссия во всем разберется, и он лично посадит столько людей, сколько погибло в результате катастрофы. А еще чиновник заявил: «Как минимум один из капитанов будет расстрелян»

От следователя Уварова потребовали немедленно возбудить уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное нарушение правил безопасности, приведшее к гибели людей»). Однако Уваров, который уже занимался установлением всех обстоятельств случившегося, заявил, что спешить с квалификацией не стоит. В результате расследование продолжалось несколько месяцев. На время следствия капитанов Маркова и Ткаченко поместили под арест.

Ловушка среди моря

Дававшие показания потерпевшие рассказывали, что при отплытии ничто не предвещало беды. Как в классическом фильме-катастрофе, на «советском Титанике» сразу началась дискотека в музыкальном салоне, на четвертой палубе был концерт живой музыки, в ресторане и в барах расположились отдыхающие, предвкушавшие морской круиз.

Стоял жаркий день, многие пассажиры были с детьми. Пассажиры, расположившиеся в каютах нижних палуб, открыли иллюминаторы, чтобы проветрить спальни. В 22:30 в бортовом кинозале начался показ фильма «Я любил вас больше жизни», на котором собралось немало зрителей. Момент столкновения наблюдали только пассажиры, любовавшиеся ночным небом на правом борту лайнера.

Они видели, как к ним приближается огромное грузовое судно, но поначалу думали, что все нормально. В 23:12 пассажиры бросились врассыпную за секунды до того, как сухогруз своим носом протаранил борт парохода

Под водой «Петр Васев» проделал в борту «Адмирала Нахимова» пробоину площадью 84 квадратных метра. Она протянулась от седьмого до десятого водонепроницаемого отсека, в которых располагались вторая котельная, машинное отделение, емкости с мазутом и дизельным топливом, продовольственные склады и трюм.

Пассажиры парохода, которые не видели произошедшего, хоть и были сбиты с ног в момент столкновения, но не поняли, что случилось. Тревогу на «Адмирале Нахимове» не объявили, и он продолжил движение. Позже следователи установят, что капитан пытался спасти судно и увести его на мель.

Вскоре на пароходе погас свет. Позже электричество включилось, но затем погасло вновь, а судно начало крениться. Через четыре минуты после столкновения крен составил 45 градусов, и на борту началась страшная паника. Вода хлынула внутрь, чему способствовали открытые на нижней палубе иллюминаторы. «Адмирал Нахимов» стремительно заполнялся водой.

Те, кто был на палубе, прыгали за борт, другие перебирались на поднимавшийся над водой борт и соскальзывали с корпуса в море. Из топливных баков хлынуло топливо, которое сковывало движения тех, кто попал в масляную пленку. Возгорания не произошло лишь чудом.

Падающие в воду скамейки и шезлонги буквально сметали цеплявшихся за борт пассажиров, нанося им травмы и сбрасывая в море.

Стюардессы и матросы пытались вывести пассажиров, находившихся в каютах и внутренних помещениях судна. В темноте, по накренившимся коридорам, они делали это на ощупь, лишь примерно понимая, где теперь верх, а где низ

В узких коридорах люди, не понимавшие, куда бежать, давили друг друга. Страшной оказалась судьба многих детей, которых родители уложили спать и заперли в каютах, а сами ушли на верхние палубы. В темноте в залитые водой коридоры мало кто сумел выйти, а каюты с открытыми иллюминаторами быстро заполнились водой.

В одном из таких коридоров погибла 28-летняя стюардесса Вера Федорчук. Она бросилась к стеллажу с запасными ключами от кают, но он упал и разбился. В темноте Вере понадобилось время, чтобы найти ключи на ощупь, но спасти детей из ловушки она не успела — в считаные минуты судно ушло на дно.

По свидетельствам выживших в катастрофе, на краю гибели ярко проявлялась истинная сущность людей. Были те, кто отнимал у других жилеты, дрался за любое плавсредство, будь то кусок обшивки, спасательный круг, деревянная лавка или шезлонг. Но были и те, кто до последнего вместе с членами экипажа помогал спасаться старикам, женщинам и детям, отдавая им свои жилеты.

Многие пассажиры выжили благодаря стюардессе Татьяне, которая на верхней палубе надевала на пассажиров спасательные жилеты. Люди вспоминали, что она была островком спокойствия в творящемся кругом безумии, сосредоточенно и быстро делала свою работу, не поддаваясь эмоциям. Ее тело нашли лишь через пару дней.

А капитан «Адмирала Нахимова» Вадим Марков свой пароход пережил. Он, по словам выживших членов экипажа, до последнего момента находился на капитанском мостике, пока его не смыло за борт. Маркова спасли из воды.

Роковая ошибка

Следствие установило, что капитаны «Адмирала Нахимова», «Петра Васева» и пост регулирования судов в Новороссийске знали, что кораблям предстоит разойтись в 23:10 в Цемесской бухте.

Согласно международным правилам навигации, «Адмирал Нахимов» должен был пропустить сухогруз (морской принцип — пропускает корабль слева), но диспетчер порта связался с капитаном «Петра Васева» Ткаченко и спросил, может ли он пропустить пароход.

Диспетчер привел доводы: на борту почти тысяча пассажиров с детьми, было бы лучше уступить путь. Ткаченко пообещал уступить. В 22:30 экипаж парохода запросил обстановку — и ему доложили о пересечении с сухогрузом, сообщив, что капитан судна пропустит «Адмирала Нахимова».

Через пару минут Александр Чудновский обратил внимание на появившиеся огни судна. Он запросил пеленг (метод, позволяющий понять расстояние до объекта) у рулевого парохода. «Изменение пеленга за две минуты — два градуса, пеленг тянет к носу, мы сближаемся», — ответил ему Евгений Смирнов, рулевой «Адмирала Нахимова».

Через пару минут Чудновский снова запросил пеленг и опять получил подтверждение, что расстояние между судами стремительно сокращается

Помощник капитана «Адмирала Нахимова» занервничал и по радиотелефону вышел на связь с экипажем сухогруза. Он уточнил, в силе ли договоренность и пропускает ли их грузовое судно, и получил подтверждение.

Но расстояние между судами продолжало сокращаться. Чудновский увидел, что «Петр Васев» вот-вот окажется на линии, по которой он должен пройти. Вместо того, чтобы срочно вызвать Маркова и сообщить о происходящем, он, в нарушение всех инструкций, сделал поворот влево, надеясь, что оставит «Петра Васева» справа.

По словам руководителя следственной группы, позже экспертиза установила, что если бы Чудновский не поменял курс, столкновения бы не произошло. Корабли, пусть и в опасной близости, могли бы разминуться. Впрочем, дать показания Александр Чудновский не смог.

Сразу после столкновения на мостик вбежал капитан Вадим Марков, который принялся материть помощника, спрашивая, зачем он изменил курс. В итоге драгоценное в этой ситуации время ушло на поиски виновного. Спустя две минуты, когда судно начало крениться, Александр Чудновский спустился в каюту и заперся внутри. Позже водолазам пришлось проделать большую работу, чтобы выбить дверь и поднять его тело на поверхность.

Мостик без капитана

В ходе следствия и в суде к капитану Вадиму Маркову было немало вопросов. Первый касался поведения перед столкновением. Согласно правилам прохождения опасных участков и при сближении с другим судном он обязан был находиться на капитанском мостике и лично руководить процессом.

Этот странный факт до сих пор заставляет сторонников теории заговора строить догадки о заинтересованности капитана в случившемся — мол, у него были какие-то мотивы для того, чтобы подставить «Адмирала Нахимова» под удар

Также капитан Марков продолжил движение судна, которое стремительно кренилось, набирая воду, вместо того, чтобы немедленно объявить тревогу и дать персоналу приказ на эвакуацию пассажиров. В суде капитан пояснил, что не мог этого сделать, поскольку выключился свет.

Однако через две минуты после столкновения второй механик успел добежать до палубы, где находился аварийный генератор, и запустил его. Электроснабжение было на какое-то время восстановлено, но объявления тревоги от капитана не последовало. Вместо этого капитан отправил помощника и матросов вниз, чтобы они оценили масштаб ущерба, нанесенного пароходу.

Когда судно начало быстро крениться на правый борт, капитан послал сообщение на сухогруз с требованием немедленно спустить на воду все спасательные средства и велел своему экипажу скидывать шлюпки

Но команда была запоздалой. Матросы сбросили лишь одну шлюпку, находившуюся на левом борту. Начали скидывать самораскрывающиеся плоты, но часть из них была крепко привязана проволокой из-за частично поломанных креплений, а потому сбросить их на воду не удалось.

«Все факторы были против пассажиров»

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко вез ячмень из канадского города Бе-Комо и торопился побыстрее зайти в порт. Он вел судно со скоростью 12,5 узлов. В 21:30 он поднялся на мостик и взял управление на себя. Рядом с ним находился третий помощник Петр Зубюк.

Когда «Адмирал Нахимов» вышел из порта, Ткаченко подтвердил, что пропустит пароход, и диспетчеру, и Александру Чудновскому, но не сделал этого.

По словам коллег, позже дававших показания, Ткаченко был профессионалом своего дела. Он хорошо владел своим ремеслом и имел награды за заслуги. Но капитана сухогруза отличала любовь к экстравагантным поступкам: он любил опасные и в то же время точные маневры, от которых его коллеги порой приходили в ужас.

После первого звонка Чудновского Зубюк тоже запросил пеленг и сообщил Ткаченко, что происходит опасное сближение. Тот же, глядя на экран, заявил, что все идет по плану, и попросил не дергать его. Но Зубюк опять повторил, что пеленг не меняется.

Но Ткаченко опять не послушался, заявив, что аппаратура показывает: вот-вот должно произойти «красивое расхождение»

Позже экспертиза установит, что САРП передавала данные с опозданием. Ткаченко понял, что быть беде, лишь после очередного панического звонка с парохода.

Он велел снизить скорость, потом приказал дать полный назад, но было поздно: судно продолжало по инерции идти вперед. Запоздалый маневр вправо ничем не помог: сухогруз на полном ходу протаранил борт «Адмирала Нахимова». Ткаченко довольно быстро развернул спасательную операцию.

Его люди спасли из воды 37 человек, но на следующий день капитан «Петра Васева» осознал, что влип, и стащил судовой журнал у своего помощника Зубюка

Тот вел его вручную, как полагалось, и заносил в него все, что происходило с сухогрузом. Как вспоминает Борис Уваров, Ткаченко позже сообщил следствию, что подтер записи за ту ночь и попросил Зубюка внести другие данные. К чести моряка, он отказался, и позже по карандашному оттиску на бумаге восстановил для следствия каждое слово.

Судьба капитанов

Судили Вадима Маркова и Виктора Ткаченко в марте 1987 года в Одессе. Несмотря на давление общественности и властей, Борис Уваров отказался расследовать уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»).

Вместо этого Маркову и Ткаченко было предъявлено обвинение по статье 85 УК РСФСР («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»).

Суд приговорил обоих бывших капитанов к 15 годам колонии, но через четыре года Советский Союз прекратил свое существование

Теперь Вадим Марков отбывал наказание в России, а Виктор Ткаченко — на Украине. В 1992 году президенты обеих стран Борис Ельцин и Леонид Кравчук приняли решение помиловать капитанов. За Маркова просила Ассоциация капитанов России, а Виктор Ткаченко в это время проходил лечение от начавшегося у него после суда психического расстройства.

После освобождения два бывших капитана обосновались в Одессе и нередко получали угрозы от родственников погибших на «Адмирале Нахимове».

Марков даже писал заявления в милицию с просьбой оградить его семью от возможных покушений. В Одессе он снова устроился на работу в Черноморское пароходство, где обучал капитанскому делу курсантов. В 2007 году Вадим Марков скончался от рака.

Виктор Ткаченко вскоре после освобождения вместе с семьей переехал на постоянное место жительства в Израиль, где сменил фамилию, став Виктором Тальором

По некоторым данным, это было сделано в связи с тем, что родственники погибших пассажиров «Адмирала Нахимова» проживали и в Земле обетованной.

В Израиле Тальор снова стал капитаном — правда, теперь водил частную яхту. В сентябре 2003 года он вывел свое судно в море, несмотря на угрозу шторма. Спустя сутки тело Тальора, двух его помощников и разбившуюся о скалы яхту береговой патруль обнаружил у побережья Канады.

Вчера в Новороссийске вспоминали погибших на затонувшем 25 лет назад пассажирском теплоходе «Адмирал Нахимов».

Шестипалубный теплоход затонул в Цемесской бухте за считаные минуты после столкновения с сухогрузом «Петр Васев» в ночь с 31 августа на 1 сентября. 423 человека погибли.

От причала Новороссийского морского вокзала к месту гибели «Нахимова» отправился теплоход «150 лет Новороссийску», на борту которого были родные и близкие погибших. Над затонувшим лайнером отслужили панихиду, опустили на воду цветы и венки, а в полночь посетили памятник жертвам кораблекрушения. Он установлен на высоком откосе мыса Дооб Цемесской бухты. В памятный знак вмонтированы часы, поднятые с затонувшего теплохода и остановившиеся в момент трагедии — в 23.20.

Обычно после подобных катастроф у переживших их принято вспоминать о предзнаменованиях или некоем «особом напряжении». Вполне осязаемым является факт опоздания к отплытию из Новороссийска 31 августа в 22.00 неразлучных друзей Льва Лещенко и Владимира Винокура, которых очень тепло принимали в дегустационных залах Абрау-Дюрсо («Нахимов» пришел в порт из Ялты в 14.00, времени на знакомство с ходом антиалкогольной кампании было масса).

Еще один факт тоже имел место — судно задержалось с отплытием из-за того, что ждало катер, с которого поднялся на борт крепко сложенный мужчина с портфелем. Как выяснилось, такую задержку мог себе позволить только начальник управления КГБ по Одесской области генерал-майор Алексей Крикунов, чья семья размещалась в каюте люкс N 9 в носовой части справа по борту. Он не артист. Такого пассажира даже в невменяемом состоянии было кому подвезти к самому борту.

Как знать, выйди оно минута в минуту, попал бы «Нахимов» на рандеву с балкером?

Но пока залитый прощальными огнями теплоход разводил пары и набирал скорость выхода из Цемесской бухты до буев ограждения Пенайских банок (6-7 узлов), со стороны Босфора на более высокой скорости (11,5 узла) на ворота порта взял курс сухогруз «Петр Васев», доверху забитый канадским ячменем.

Построенный за пять лет до этого в Японии балкер был «земляком» теплохода (оба приписаны к Одессе и Черноморскому морскому пароходству). Названный в честь главы Новороссийского горкома партии балкер под командованием капитана Виктора Ткаченко в канадском порту Бекомо взял на борт с перегрузом 28 638 тонн ячменя (800 тонн лишние — премия за дополнительный груз) и спешил занять место под разгрузку, очередь на которую в крупнейшем южнороссийском порту всегда в высокий сезон была большая.

Судоходная ситуация в районе спокойная — из крупных судов во «входной калитке» могут встретиться лишь эти два теплохода. Поскольку все так безоблачно, капитан Ткаченко не стал выходить в открытое море для смены курса на 20-30 градусов вправо, а решил сберечь мазут (существовала премия за экономию) и сразу уходить влево из бухты мимо Дообского маяка на Сочи. У диспетчера поста регулирования движения судов (ПРДС) он запросил обстановку на створах, сообщил свой курс и попросил, чтобы «Адмиралу» уступили дорогу.

Дело в том, что в соответствии с параграфом N 15 Международных правил предупреждения столкновения судов (МППСС), обнаруживший встречный балкер «Нахимов» должен был уступить дорогу «на вход»: застопорить машины или уйти вправо, чтобы разойтись левыми бортами. Об этом знает любой автомобилист, видящий на перекрестке встречного. Знали об этом и диспетчер, и капитаны.

Но ведь это было 31 августа, месяц кончался, надо было подводить итоги по экономии судового топлива. Да и с каких это пор круизный лайнер должен уступать дорогу какому-то «грузовику»?

Подобное лихачество на море запрещалось, но все ведь люди, и диспетчер ПРДС тоже это понимал. Не спорили и на балкере: «Ясно, пропустить». Капитан Ткаченко уткнулся в новенький японский монитор системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса (САРП), на котором длинная сигара «Нахимова» приближалась на пересекающихся курсах. Он тоже понимал, что «грузовику», даже в нарушение правил МППСС, традиционно принято быть вторичным по отношению к «пассажиру». На балкере были уверены, что им хватит и расстояния в несколько миль, и запаса хода, и скорости, чтобы разойтись, но теперь уже правыми бортами. Полагались на САРП и русский авось. Чай, не в первый и не в последний раз случается подобное раздолбайство на море.

Подобной аппаратуры на старом «круизнике» не было, там полагались на бинокль, радиосвязь и обещания балкера пропустить. Поэтому капитан «Нахимова» Вадим Марков лишь увеличил скорость до 10 узлов и установил курс 160. После чего посчитал для себя миссию выполненной и ушел в свою каюту, где его ждал недочитанный роман Стивена Кинга «Воспламеняющая взглядом».

Ушел еще и потому, что на вахту заступил его «злейший друг» — второй помощник парторг Александр Чудновский. Известно, что при пересечении курсов капитан не должен уходить с мостика. По версии старшего следователя Генпрокуратуры СССР по особо важным делам Бориса Уварова, капитан специально оставил не очень опытного в судовождении Чудновского разбираться в сложившемся сложном положении в акватории, дабы унизить его в глазах подчиненных. Амбиции этих людей стоили жизни почти четырем с половиной сотням людей.

На борту освещенного как новогодняя елка двухтрубного «Адмирала Нахимова» веселье было в самом разгаре. Отмечали День шахтера, бары были переполнены (в разгар антиалкогольной кампании в Новороссийске еще можно было кое-что достать), громко играла музыка, в киносалоне начался фильм «Я любил вас больше жизни». В рейс ушли 14 пар молодоженов, отправившихся в свадебное путешествие. На борту находились 25 детей, родители их убаюкали, заперли в каютах и пошли догуливать последний день лета.

Был душный августовский вечер, все иллюминаторы на нижней палубе из-за отвратительной вентиляции были открыты. Открыты из-за жары и клинкетные двери между водонепроницаемыми отсеками. Всего на борту, согласно путевкам, находились 884 пассажира. Хотя фактически их было гораздо больше — некоторые члены экипажа взяли с собой родственников, любовниц, приятелей.

Люди были счастливы, что в период повального дефицита удалось достать путевки на престижный круиз.

На мостике брошенный Чудновский порядком струхнул: суда сближались на пересекающихся курсах, а балкер никак не хотел сбрасывать скорость. Он несколько раз запрашивал «Васев» об обещании пропустить «круизника» и каждый раз получал утвердительный, хотя и раздраженный ответ.

Петр Зубюк, третий помощник капитана балкера «Петр Васев»:

— Меня начинало тревожить спокойствие капитана. Почему он ничего не предпринимает? Нас вызвал на связь «Нахимов» и в очередной раз спросил, будем ли мы его пропускать. Я переспросил капитана и передал его слова, что будем.

Чудновский не поверил и во избежание уже вполне реального столкновения по своей инициативе начал уходить еще левее, трижды меняя курс в общей сумме на 20 градусов в сторону берега. Фактически подставляя сухогрузу под удар не нос, а борт.

На балкере этого не знали и брали пеленг по прежнему курсу 160, рассчитывая совершить «красивое расхождение» бортами.

По мнению следователя Уварова, если бы Чудновский не вертел штурвал, а шел прежним курсом 160 градусов, теплоход успевал бы уйти от столкновения на расстоянии не менее чем в километре друг от друга. В крайнем случае удариться под острым углом без столь трагических последствий.

В своей каюте Марков не обращал внимания на дублирующий изменение курса писк репитера гирокомпаса и увлеченно следил за тем, как в романе Стивена Кинга девочка Чарли поливала пламенем агентов спецслужб. Пусть такой-сякой парторг разбирается.

Лайнер быстро уходил в пучину. Парторг Чудновский ушел в свою каюту, заперся и остался с «Нахимовым» навсегда.

Следящий за ситуацией не по японскому САРПу, а собственными глазами Зубюк на балкере уже дергал Ткаченко за рукав: машина в маневренном режиме, а пеленг «Нахимова» не меняется, если срочно что-то не предпринять, можно «пойти на абордаж». В ответ услышал: «Не бойсь, тут японская техника». Потом говорили, что у капитана балкера был так называемый специалистами «радиолокационный гипноз», когда экрану веришь больше, чем собственным глазам.

Чудновский уже истерично орал в трубку УКВ: «Петр Васев», что вы делаете. Работать немедленно назад!»

Куда там назад! Оторвавший наконец глаза от экрана Ткаченко скомандовал в машинное отделение: «Назад». Но перегруженный балкер лишь беспомощно барабанил винтами по воде, не в силах совладать с силой инерции и не слушаясь руля. В подобных случаях даже при «полном назад» тормозной путь все равно составляет почти морскую милю.

— Через рулевую рубку я прошел на правое крыло мостика и взял бинокль, — говорит первый помощник капитана сухогруза Павел Попов. — Я был без очков и поэтому только теперь увидел приближающееся по левому борту судно с сотнями огней. До нас доносилась музыка, люди танцевали, гуляли по палубам. Они с любопытством смотрели на приближающийся к ним балкер, затем лица их застыли в недоумении, и затем ужас охватил их…

Пробоина на «Нахимове» оказалась грандиозной — площадью 80 квадратных метров. Почти как на «Титанике» (90 метров). Но «Титаник» тонул четыре часа, «Нахимову» понадобилось 8 минут. По мнению специалистов, если бы клинкетные двери между отсеками были закрыты, то это могло удержать теплоход на плаву не менее суток. Чтобы закрыть, необходимо было всего лишь нажать на кнопку в штурманской рубке.

Но Маркову было не до того, он побежал на мостик материть совершенно ошалевшего Чудновского. Сигнала «громкого боя», пояснявшего, что судно тонет, от капитана не последовало. А ведь все решали минуты, если не секунды. Вместо того чтобы нажать кнопку сигнала, спускать шлюпки и спасать людей, Марков за грудки хватал парторга.

Пассажирка Марина Яковлева:

— Я выбежала в коридор, бросилась по лестницам вверх. Свет вспыхнул, потом снова погас. Там даже днем я не раз плутала, чтобы выйти наверх. А тут в кромешной тьме. Я была в состоянии, очень близком к истерике. Увидела спасательный круг. Но он был плотно зажат в держателях. Я схватила круг, но — издевка Фортуны — круг был привязан очень крепкой веревкой. Я смогла отбежать только на несколько шагов. Бросила его. И тут начался очень сильный крен. Я потеряла своих ребят в толпе. Паника началась, люди уже сыпались за борт. Еще один толчок. Я вцепилась в распахнутую дверь променад-палубы и зависла с ней над морем. Вижу только блики внизу. Понимаю, что надо прыгать вниз и отплывать дальше от борта, чтобы не затянуло в воронку. Но я совершенно не умела плавать. Это было самое трудное — разжать пальцы и скатиться в черную холодную воду. «Господи, неужели это все?!..»

Из показаний капитана Маркова:

— По удару я почувствовал, что наше судно получило большие повреждения. Но я не думал, что оно затонет так быстро… Я послал людей осмотреть пробоину и доложить о результатах столкновения. Вниз ушли старпом Александр Маглыш, главный механик Игорь Дехтярев, старший механик Герман Юркин и матрос Радик Фахретдинов.

Все, кто ушел вниз, погибли.

Боцман Лабода пинком начал сбрасывать за борт 32 спасательных плота, только благодаря им удалось спасти сотни людей.

— Тот, кто должен был командовать спасением, был уже давно на плоту, — признался боцман. Один из помощников капитана, взявший в рейс свою любовницу, бросил ее и, прихватив деньги и документы, плюнул на «морской закон» и прыгнул в плот.

В панике пассажиры могли спасать себя только сами. Или топить других, спасая себя. Но ведь это все еще были ТЕ советские люди с ТЕМ воспитанием.

Пассажир Виктор Габрильянц:

— Я побежал по коридору и кричал: «Люди, выбегайте! Авария». Двери нашей каюты заклинило. Я выбил ногами вентиляционную решетку внизу двери, с трудом залез в каюту. Там нащупал маленькую дочь Лауру, протолкнул ее в коридор, потом помог выбраться Анжеле. Сам полез следом, поставив детей на ноги.

Судно тонуло очень быстро. Я перекинул детей за борт, крепко держа их руками. Потом корабль как-то очень быстро, почти мгновенно окунулся в воду. Поток воздуха вытолкнул меня, ударил головой о верхнюю палубу. В это время Анжелу вырвало из рук, и с Лаурой я пошел под воду. Очнувшись, метрах в четырех от себя увидел Лауру. К ней подплыл парень, сказал, что поможет. Ведь рядом был надувной спасательный плот. С парнем мы втащили Лауру туда. Но сам я не залез на плот, а, увидев тонущую женщину, поплыл к ней. Подтащил к плоту. Забравшись на плот, она сняла с себя платье, укутала Лауру и посадила ее с собой, согревая теплом своего тела. Потом я увидел девочку, которая плыла к плоту. Я ее уже знал. Это была Оксана Немина из Кировограда. Я подтолкнул кусок доски, а потом помог забраться на плот. К нам попала еще старушка. Всего нас было человек восемь.

Таня Федорова, дневальная из пассажирской службы, до последнего раздавала спасательные жилеты, показывала, как их надо правильно надевать (если надеть неправильно, можно всплыть ногами кверху). А сама прыгнуть за борт не успела…

Бортпроводница Вера Федорчук, зная, что в каютах остались запертые на ночь дети, а ушедшие на концерт родители не могут найти ключи, кинулась искать запасные. Так потом и нашли ее водолазы: придавленной упавшим тяжелым шкафом, с зажатыми в руках запасными ключами.

Библиотекарь Таня Дымкова отдала свой спасательный жилет женщине с ребенком, хотя сама не умела плавать и пошла на дно вместе с «Нахимовым».

Эдмунтас Привэн, пловец из Литвы, много раз нырял, доставая захлебывающихся женщин и детей, подсаживая их на плоты.

— Сошел в воду и поплыл, — говорит боцман Лабода. — Потом чувствую, что-то меня тянет вниз. Девушка появилась рядом. Я ей говорю, что если хочешь жить… держись только за меня, не тяни больше никуда. А там уже на плоту люди плавали, много, этого плота почти не видно было, я ее туда определил. А тут рядом вторая выныривает — тоже тонет, в одних трусиках. Тоже ее туда… Ну а сам пошел в «свободный полет».

Люди гроздьями сыпались с накренившегося борта в воду. Бились о переборки, разбивались насмерть. Сверху на них падали бочки с краской, из пробоины расплывалось грязное пятно так и не сэкономленного Марковым мазута.

Поврежденный в третий раз, теперь уже советским «грузовиком», бывший «Берлин» быстро уходил в пучину. Теперь уже навсегда. Парторг Чудновский ушел в свою каюту, заперся и остался с «Нахимовым».

Удивительно, но первым сигнал о кораблекрушении подали не с борта сплетенных в смертельных объятиях судов, а с маленького героического лоцманского катерка ЛК-90, находившегося ближе всех к месту катастрофы. Именно он первым и бросился спасать утопающих. По фальшборту колотил рукой лоцман Миша Карпов: «Ребята, держитесь, мы идем!»

— Начали поднимать людей на борт. Увлеклись. Никого больше не было, кроме нас. Кто подымался на борт сам, кого мы вытаскивали, — вспоминает он. — Смотрю: а мы сами начинаем крениться на правый борт. Еще 10-15 минут, и нас опрокинет… Люди опрокинут нас, затопят, больше не продержимся!

Рассчитанная на несколько пассажиров лоцманская калоша выловила из воды 118 человек.

В Новороссийском порту не верили своим ушам. Пустить на дно громадный лайнер перед самым входом в Цемесскую бухту, это надо было умудриться. Капитан порта Георгий Попов бросил на помощь все, что находилось на плаву в данный момент, — баркасы, катера, прогулочные яхты, шлюпки. На некоторых судах было всего по 2-3 человека команды.

Борис Свиркунов, начальник орготдела Новороссийского высшего военного мореходного училища, вспоминал, что, «когда сообщили, что тонет «Нахимов», отбоя не было от желающих кинуться на спасение». С причалов лихо метнулись 10 учебных ялов с курсантами из мореходки.

Но это был не голливудский фильм-катастрофа, а страшные реалии. На море начинался четырехбалльный шторм, и грести против волны спасателям нужно было час-полтора. А продержаться пусть даже в августовском море ночью, в панике, теряя силы, это еще суметь надо.

На поврежденном балкере тоже дали сигнал тревоги и начали спускать шлюпки. Но, видимо, он еще не до конца сыграл свою мрачную роль в этой истории.

— Я увидела, как на нас надвигается огромное судно, — вспоминает бортпроводник теплохода Ирина Котлярова. — Это был «Петр Васев». Он шел по живому морю — столько в воде барахталось людей. Он шел по головам и плотикам, темный и безлюдный, как «Летучий Голландец».

Повар «Нахимова» Раиса Фирсова:

— Возле этого судна было много плотов с людьми. Оно побило все эти плоты, попереворачивало все… Винтом порубило много жертв в воде, возле нас плавали руки, ноги…

С балкера начали спускать парадный трап для подъема людей, его заклинило. Поднимали по штормтрапу, по линям. Обессилевшие люди цеплялись за них, подтягивались. Ветер раскачивал снасти, и пострадавшие, часто добравшись уже до самого борта, срывались и падали вниз, сбивая других. Забраться замученным людям на такую высоту было почти невозможно.

Спустили мотобот второго помощника Олега Скотницкого, но у того сразу же перегорело масло в двигателе, и бот бессильно болтался среди тонущих.

В итоге находившееся ближе всех к месту катастрофы и ставшее его непосредственным участником судно смогло поднять на борт лишь 37 человек и один труп.

Подлетели пограничники и с ходу бросились спасать людей.

— Мы успевали только подавать руки, размещать напуганных и обессилевших пассажиров «Нахимова», — вспоминает матрос-пограничник Хасан Кадыров. — Это была тяжелая работа, ее нужно было делать очень быстро. Что запомнилось? Вдруг я увидел, как схватившая леер женщина отпустила его и стала уходить под воду. Тогда я нырнул и вытолкнул ее наверх… Набрали целый катер людей, он даже накренился. Спасенные у левого борта скопились. Ребята снимали с себя бушлаты, давали простыни, чтобы согрелись люди.

Пассажир Михаил Лившиц:

— Никогда не забуду, как изо всех сил тянули нас из воды множество рук, они показались самыми надежными руками на свете.

За 80 минут в условиях шторма и шквального ветра спасателям удалось достать из воды 836 человек. К официально признанным 423 погибшим добавились еще две жертвы, в ходе операции по извлечению тел из затонувшего судна погибли два военных водолаза — Юрий Полищук и Сергей Шардаков.

Карающий меч правосудия при разборе полетов в Новороссийске должен был держать в твердых партийных руках влиятельный на тот момент член Политбюро Гейдар Алиев. Генсеку Михаилу Горбачеву после Чернобыля очередная громкая авария катастрофически портила «перестроечный имидж». Необходимо срочно было найти стрелочников и свалить на них все «по всей строгости революционного закона». Гейдар Алиев лично пообещал родственникам, что «как минимум одного, а то и двух мы расстреляем».

Следователь Борис Уваров потом вспоминал, что на него давили от Алиева с тем, чтобы он быстро завершил расследование и подвел обоих капитанов под 102-ю «расстрельную» статью (предумышленное убийство). Однако Уваров на 102-ю не пошел, ибо оба капитана предпринимали меры по предотвращению аварии. Стало быть, умысла на убийство быть не могло.

Последующие катаклизмы в СССР вскоре затмили собой катастрофу под Новороссийском. Капитаны Марков и Ткаченко получили по 15 лет лишения свободы, но в ноябре 1992 года указами президентов ставших независимыми России и Украины были помилованы.

Марков еще какое-то время работал в структуре флота капитаном-наставником. Но затем долго болел и умер в 2007 году. У Ткаченко в тюрьме был сильный психический стресс, едва не закончившийся самоубийством. После этого он эмигрировал в Израиль, взяв фамилию жены — Тальор.

В сентябре 2003 года яхта под командованием Виктора Тальора, направлявшаяся из Бостона в Европу, потерпела крушение вблизи Ньюфаундленда. Позже остатки яхты и троих погибших людей нашли у канадского берега.

Из досье «РГ»

Теплоход «Адмирал Нахимов»

Спущен на воду — 1925 (Германия)

Пассажировместимость — 1096 человек

Балкер «Петр Васев»

Спущен на воду — 1981 (Япония)

Схема лайнера «Адмирал Нахимов»

Схема столкновения

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх